Вверх страницы
Вниз страницы

Два балбеса и их тяжёлая жисть х)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Короли джунглей

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

Ричард летел домой на крыльях любви (любовь бывает разной, не забывайте), а потому домчался туда за считанные минуты, при этом с какой-то стати (обычно все происходило с точностью по закону подлости - в этот раз, он, видимо, дал какой-то сбой и не сработал) выбрав безошибочное направление. Войдя внутрь обиталища, он тихо прикрыл за собой дверь, и, на ходу снимая плащ, заглянул в гостиную. Там восседала вся стандартная компания психов квартиры Доминго - трое испанцев, двое из которых, то есть Хьюго и Пабло, почему-то опять дубасили друг друга по лбу, вездесущая Анжелика носилась вокруг дерущихся и что-то визжала на языке Пиреней, Рауль же, как всегда, старательно изображал из себя статую. Фрица почему-то не было, что, правда, его товарища никак не взволновало - про себя он заключил, что немец все-таки скрылся с глаз данного балагана и тоже где-то гуляет.
Каррингтон, мгновенно возжелавший поучаствовать в данном экшене, быстро стянул с себя верхнюю одежду и только подошел к вешалке, чтобы повесить туда плащ, как в дверь внезапно постучались. В гостиной никаких шевелений по этому поводу не создалось - все продолжали орать и бить друг друга. На кухне тоже все осталось по-старому (намек на Диего, который, к слову, находился в своей комнате и преспокойно дрых на диване, уклоняясь от своих естественных обязанностей). Рик же всех подробностей сложной системы быта данной квартиры не знал, а потому справедливо решил, что старикан просто не слышал стука, и открыл самостоятельно. На пороге стояла Мария, нервно теребящая большой крест, что висел у нее на груди и смотрящая куда-то себе под ноги. Неужели я шел три часа?
-О, здрасти, - лейтенант отошел с прохода, пропуская монахиню внутрь. - Как вы...
-Я шла за вами, сеньор, - перебила его Эскобар, поднимая взгляд с пола и останавливая его на немного обалдевшем от всего происходящего собеседнике.
-Э, ну да, я же забыл дать вам адрес, - Ричард, не знающий, куда при беседе деть руки, отчего-то стал чесать то нос, то щеку, периодически чередуя данные места. Со стороны было похоже на массивную атаку блох.
-Ну да, точно, - поддакнула Мария, для убедительности даже покивав. Да, а то так было непонятно, что она согласна с чужими словами. В коридоре повисла неловкая пауза, нарушаемая только дикими воплями Хьюго из гостиной - данное обстоятельство и послужило темой для следующего вопроса дамы. - А что там происходит?
-Да у нас это обычное дело, - дивизия блох теперь перепрыгнула на шею. - Они вечно орут, - Эскобар попыталась со своей позиции заглянуть в гостиную, дабы полностью удовлетворить свое любопытство, но с того места ничего не было видно.
-А с кем вы живете? - о да, следующий гениальный вопрос. Почему это всех так интересует?
-Мы с моим другом в гостях у мистера Вердина, у которого есть еще трое подчиненных и одна малолетняя дура, кою ему навязали в сожительницы на пару дней. А, и еще слуга, - Вроде всех назвал.
-Понятно, - блохи перепрыгнули на Эскобар, поэтому она тоже стал чесаться - правда, пока страдало только правое запястье. - Может, покажете мне это ваше древнее распятие? - Ну да, оно свалится на меня с неба.
-А, да, конечно, - он открыл дверь в свою комнату и жестом пригласил монахиню войти. Та подозрительно посмотрела на кровать, потом на собеседника, потом снова на кровать. Рик же невозмутимо продолжал стоять на месте, ожидая, пока женщина все-таки переместит свое туловище за пределы порога - и, надо сказать, недолго ждал. - Присядьте пока, я его поищу в сундуке. Куда дел, уже не помню.
Нет необходимости уточнять, что никакого распятия он не искал, ибо был занят другими не менее важными делами. Первую минуту, он, конечно, пытался изобразить интеллигентного человека, неспособного на совращение монашки (хотя, кто еще кого совратил), но ему данная роль быстро надоела.
Лежа в кровати, Ричард тупо созерцал в потолок и уже ничего не чесал. Блохи ушли. К слову, стыдно ни ему, ни, судя по всему, Марии, совсем не было, ибо оба представляли из себя два спокойных полутрупа. Единственное, на что они были способны, так это на короткие фразы.
-Я так поняла, никакого распятия и не было? - вопросила Эскобар, задумчиво рассматривая кончики своих волос. Да, лежи рядом с ней Фриц, она бы наверняка стала терроризировать и его волосяной покров - но, к счастью, у Каррингтона "патл" не было.
-Нет, - ответствовал Рик, проведя ладонью по лицу, будто стирая с него какую-то грязь, так как внезапно захотел спать - он считал, что подобный жест поможет ему оставить глаза открытыми. С утра это, конечно, помогало, но вот перед самым отправлением в Царство Морфея - вряд ли.
-Можно было и не спрашивать, - вздохнула Мария, перелезая через соседа по кровати и начиная торопливо натягивать на себя все те многочисленные слои одежды, которые носили на себе монахини.
-Вы куда? - англичанин сел на кровати, наблюдая за процессом натягивания чужих чулок. - А кофе? - Хотя, старикан наверняка откажется сварить его.
-Меня от него тошнит, - сообщила дама. - Еще когда я жила в Испании, отец привозил нам эти зерна целыми бочками. И заставлял пить настой из них, говоря, что он полезен, - монашка вздохнула, бойко застегивая уже верхнюю одежду - да, она определенно где-то научилась так быстро одеваться.
-Ясно, - лейтенант, вдохновленный чужим примером, тоже решил вернуть одежду на положенное место, ибо в комнате было довольно холодно, и к тому же залеживаться на месте не стоило. Через пару минут оба были полностью готовы к выходу в свет и как ни в чем не бывало выплыли из комнаты товарищей. - Мы сможем еще когда-нибудь увидеться? - да, совесть, как уже говорилось выше, его совсем-совсем не грызла.
-Посмотрим. Если что, я вас сама найду, - Эскобар поцеловала несостоявшегося благодетеля монастырей и, как тогда в церкви, быстро ретировалась с "места преступления". Ричард же, оставшийся довольным результатами проведенного дня, поперся в гостиную. Там, как и следовало ожидать, все уже успокоилось - Пабло с подбитым глазом в компании со своим недавним оппонентом играли в карты, Рауль выступал комментатором их азартной деятельности, Анжелика, судя по ее скучающему виду, десятый раз перечитывала письмо Дианы к Фрицу, сам же немец сидел за столом неподалеку. К нему англичанин и подсел.
-Привет, - поздоровался он, игнорируя пристальный взгляд со стороны мисс Эйман. Испанцы, надо сказать, сидели тихо и не проявляли никаких признаков неудовольствия. - Я только что от монашки. Она...
-Эй, а поздороваться не надо? - выступила в конец обнаглевшая Энжи, тыкая пальцем в плечо новоприбывшего.
-А по морде тебе не завернуть? - вопросил Рик, прекрасно осознающий, что кроме предмета вопроса и Фрица его никто не поймет.
-Вам так сложно поприветствовать даму? - не уступала Анжелика. - Ведете себя как дикарь, - Господи, ну почему до сих пор не отменили наказания за убийство? - Ричард медленно развернулся лицом к собеседнице.
-Слушай, особо приличная, которая роется в чужих письмах, я тебе сейчас вмажу. И не посмотрю, что ты девушка, - и он снова отвернулся к товарищу, коему уже минуту пытается сообщить, что совратил монашку. Новость определенно важная!
-Ну как же так..., - терпение Каррингтона, которое, как не понаслышке знает читатель, было весьма хрупким и нежным предметом, лопнуло. Контролировать себя в подобных ситуациях он умел довольно плохо, о чем и возвестил мисс Эйман, двинув ей по челюсти с правой, то есть рабочей руки. Существо тихо пискнуло и стало сползать под стол. Испанцы синхронно проводили хнычущее туловище взглядом, и, столь же слаженно покосившись на виновника несчастий Энжи, вернулись к игре в карты.
-Так вот, - задумчиво изрек англичанин, снова поворачиваясь в Фрицу. - О чем я там говорил? А, я спал с монашкой. Ни чем не отличается от других баб, правда.
-Уы-ы-ы, - донеслось из-под стола. - Он мне челю-ю-юсть слома-а-ал..., - Ричард приподнял край скатерти и заглянул под нее. Девушка сидела под столом, одной рукой держась за пострадавшую часть тела, а другой утирая текущие слезы. Лейтенант, конечно, был несколько неадекватен, но безрассудной жестокостью он не обладал, а потому решил как-то помочь жертве своей вспыльчивости. Та, правда, сначала попыталась скрыться от подползающего к ней "тирана", но была резко остановлена и возвращена на исходную позицию.
-Покажи, - Эйман нехотя убрала руку от лица, и, всхлипывая, продемонстрировала ушиб Рику. Его глазам предстало зрелище в виде красного пятна, расползшегося по щеке дамы, которое обещало стать большим синяком - ничего особо криминального типа перелома челюсти, о котором говорила сама Анжелика, здесь и в помине не было. Если бы тут и имело место такое повреждение, пострадавшая вряд ли смогла бы разговаривать. - Ничего страшного тут нет, просто ушиб, - сообщил Каррингтон, влезая из-под стола обратно на свой стул. - Сама виновата, что будет синяк.

0

32

С кухни умытый и по-прежнему недовольный Фриц снова вернулся к себе в комнату, намереваясь просидеть там уже до прихода Ричарда. Чтобы себя чем-то занять, он стал пытаться откопать свой сундук из-под обломков шкафа. Оцарапав себе все руки о всевозможные острые углы и разбив все локти о враждебную поверхность шкафа, он таки смог оттащить несколько досок в сторону и выудить сундук из хлама. Когда сие действие было проделано, он забросил поклажу под кровать, полагая, что та уже не погребет его вещи под собой. Теперь Вергахенхайт возжелал выйти в коридор, чтобы проверить, нет пришел ли еще Каррингтон. Помешали этому все те же доски от шкафа - теперь они, отброшенные Фрицем-искателем, загораживали выход. Повздыхав и пожаловавшись Богу на свою судьбу, Вергахенхайт, вновь кое-как, отволок враждебную древесину в сторону и, недолго думая, закинул обломки на кровать Ричарду. Потом он резко и внезапно передумал, и отправил доски под кровать Ричарду. От греха подальше.
Теперь путь ничем не преграждался. Фриц вышел в коридор и огляделся. Рика еще не было, зато из столовой уже во всю доносились воинственные крики кого-то из испанцев. В их шумной перепалке невозможным было определить, чей это именно голос. Из общего гама выделялась только Анжелика, что с визгом что-то пыталась внушить испанцам на их родном языке. Видимо, судя по воплям, удавалось плохо. Фриц вздохнул и вернулся в комнату. Как же - он же слишком обижен, чтобы вернуться туда. Нет, он туда никогда больше не подойдет, и видеть всех этих тупиц не желает...
Спустя пару секунд Вергахенхайт уже шагал по коридору по направлению гостиной, откуда доносились вой, визг и прочие воинственные крики. Любопытство и желание поучаствовать в чем-то важном победили обиду и элементарную лень.
В столовой был настоящий экшн - Хьюго заталкивал Пабло за шиворот в цветочный горшок, сам Пабло, весь в земле и осыпанный листьями, не переставал орать и махать руками по направлению к обидчику, Анжелика, одновременно хихикая и рыдая, носилась кругами вокруг дерущихся, Рауль же состроил poker face и сидел молча. Знал бы единственный адекватный испанец хоть один из языков, на которых мог объясняться Фриц, Вергахенхайт бы уже сел к нему и вопросил, что происходит. Но, так как "изваяние" чисто физически не могло ответить на вопросы, Фрицу пришлось за локоть выудить из кучи людей орущую Анжелику и, оттащив ее подальше от ора, вопросить:
-Что тут творится?
-Отпустите, я же сейчас все пропущу! - Энжи вырывалась и старательно выкручивала шею, чтобы не упустить из виду дерущихся. Они, кстати говоря, уже поменялись местами, так что землю глотал разобиженный Хьюго.
-Да оставь ты их, там пока ничего интересного, - Фриц руками вернул голову девушки в обратное положение и снова вопросил: - Чего они дерутся то?
-Да просто Хьюго рассказывал Раулю, как когда-то давно разыграл Пабло, и что тот до сих пор не знает, кто это сделал. И тут вошел Пабло...
-Понятно, - Фриц отпустил Анжелику, та мгновенно переместилась к двум "бойцам", один из которых, с горшком на голове, кажется, Пабло, бегал за вторым, что кидался в преследователя стульями. Анжелика, спеша к испанцам, налетела на один из подброшенных стульев и, растянувшись на полу, продолжила орать оттуда. Фриц скорбно вздохнул и переместился к Раулю. Тот безо всякого интереса покосился на нового соседа и снова перевел взгляд, полный печали, на дерущихся. Посидев пару минут, наблюдая за сражением, Фриц повернулся к шкафу, что стоял неподалеку и тотчас заметил на одной из полок колоду карт. Кое-как, не слезая со стула, дотянувшись по предмета вожделения, Вергахенхайт гордо хлопнул колодой по столу, положив ее перед Раулем.
-А? - вопросил он.
-Угу, - закивал Рауль, принявшись старательно тасовать колоду. Вот сейчас-то ему и пригодится его poker face.
Пока прибывший Ричард пересчитывал по головам всех, кто находился в гостиной, Вергахенхайт как раз поднимал с пола свои карты, а потому остался незамеченным. Игра шла как надо. Рауль, впавший в азарт, уже проиграл лейтенанту свой красный галстук, который нехотя выудил из кармана. Но внезапно сбоку подошел Пабло с землей, хаотично разбросанной по голове, что уже отделался от Хьюго (он возлежал где-то в углу с осколками вазы на голове), нагло отобрал у Фрица карты и, отодвинув недоумевающего немца вместе со стулом куда-то в сторону, сам уселся перед Раулем и продолжил с ним играть.
-Э, козел! - обратился к Пабло Вергахенхайт. - Ты что-то перепутал? Иди добей своего собрата, - Хьюго, словно в подтверждение этих слов, что-то прохрипел с пола, - а мне дай поиграть.
Пабло, видимо, не разговаривая с Фрицем, отрицательно покачал головой и стал раздавать карты. Рауль абсолютно не отреагировал на смену оппонента.
Фриц, не желая снова вступать в сражение, дошел до Хьюго и, увидев торчащую у него из кармана пачку сигар, стащил себе одну и устроился дымить в кресле, рядом с успокоившейся, но от того не менее воинственной Анжеликой.
-Фу, вы еще и курите! - Энжи зажала нос рукой и принялась старательно махать перед лицом ладонью, как бы отгоняя дым, который, кстати говоря, ведомый сквозняком, и так летел в противоположном от нее направлении.
-Что, я тебе больше не нравлюсь? - Фриц, издеваясь над психованной Эйман, нагло выдохнул дым ей в лицо. Та зажмурилась и демонстративно закашлялась.
-При дамах курить - невежливо.
-А что при них вежливо? Сидеть, сложив руки на колени, смотреть в стену и молчать?
-Почему молчать? - насупилась Анжелика.
-Потому что говорить ты мне тоже не даешь, так как твое мнение отличается от моего, - терпеливо растолковал ей Фриц.
-Вовсе нет - вот сейчас вы говорите. И я вам позволяю.
Фриц отвесил шутливый поклон.
-Премного благодарен.
С пола с ворчанием поднялся мятый Хьюго и поперся к собратьям играть в карты.
Анжелика еще пару секунд помолчала, провожая испанца взглядом, а потом заявила, снова вернувшись к объекту притязаний:
-Мужчины отвратительны, - что за сексистские настроения? - Мало того, что пьют, так еще и курение придумали. Я бы никогда до такого не опустилась.
-Глупости, - отрезал Фриц. - Женщины бухают не хуже мужиков. Ты просто не знакома с Брунхильдой. Да и сигару мне в первый раз попробовать именно женщина дала. Не помню, как ее звали.
-Да вы ее только что придумали, раз даже имени вспомнить не можете, - замотала головой Анжелика.
-Это правда, - замотал, в свою очередь, своей башкой Фриц. - Просто я не привык помнить имена баб дольше месяца.
-Глупости. Не пятьдесят же их у вас, - фыркнула Анжелика.
-Гы, - заметил Фриц. - Не пятьдесят. Думаю, чуть больше.
-Больше? - Анжелика заморгала и аж вперед подалась, заинтересованная столь удивительной статистикой. - Так не бывает. Вот, вам же тридцать? Допустим, десять из них вы встречались с различными женщинами. Значит, их должен быть десяток. Ну, максимум двадцать.
-По две бабы в год? - фыркнул Фриц. - Ты за кого меня принимаешь?
-А как?..
-По две в день - бывало. В год - нет. Я же не однолюб какой-нибудь.
-Но вы же как-то женились! - заспорила Анжелика.
-Я женился по за-ле-ту, - по слогам объяснил Вергахенхайт. - Понимаешь, что это значит?
-Значит, что какая-то дама забеременела и заставила вас на ней жениться, - надула губы Анжелика.
-Вот, ну наконец-то. Понимаешь же все, так что задаешь тупые вопросы?
-Значит, так не бывает, как в книгах? - хлюпнула носом Энжи. - Чтобы мужчина всю жизнь любил одну женщину?
-Не-а, - решительно ответил Фриц. - Хотя, если эта женщина - мама... Нет, не мама, - Фриц вспомнил Адальберту. - Скажем, сестра. Ну, или дочь. Тогда можно, - наверное, Вергахенхайт просто еще не встретил ту самую Единственную хD.
-Жа-аль, - Анжелика вдруг перевела взгляд в коридор. Фриц тоже покосился туда. По коридору шуровала монашка. Оба свидетеля ухода Марии из дома молча проводили ее взглядом и озадаченно переглянулись. Буквально сразу после ухода монашки в комнате объявился Ричард. Он уселся рядом с Фрицем и поспешил поделиться новостями:
-Привет. Я только что от монашки. Она...
Не успел заинтригованный Фриц вникнуть в смысл словосочетания "от монашки", как Ричарда прервала Анжелика:
-Эй, а поздороваться не надо?
Немец перевел недоуменный взгляд на нарушительницу спокойствия беседы.
-А по морде тебе не завернуть?
Вергахенхайт перевел столь же удивленный взгляд на Ричарда. Ударить эту соплю? Отважно.
-Ну как же так..., - попыталась поспорить Энжи, но тотчас получила но своему лезущему, куда не надо, лицу,  и упала куда-то под стол. Фриц озадаченно моргнул.
-Так вот. О чем я там говорил? А, я спал с монашкой. Ни чем не отличается от других баб, правда.
-Поздравляю, - закивал Фриц. А я спал с этой соплей. Тоже ничем не отличается, как ни странно.
-Уы-ы-ы... Он мне челю-ю-юсть слома-а-ал..., - раздалось из под стола. Вергахенхайт приподнял скатерть, заглянул под стол, как и Ричард и, когда товарищ пополз на помощь пострадавшей от своей же руки, Вергхенхайт потерял к происходящему интерес и вернулся из под стола на поверхность.
-Покажи, - голосом уставшего от жизни ветеринара велел Ричард. - Ничего страшного тут нет, просто ушиб. Сама виновата, что будет синяк, - и Каррингтон вылез обратно на свет Божий.

0

33

-Дебилка, - изрек уже сидящий на месте Ричард, дабы лишний раз продемонстрировать свою неприязнь к Анжелике и ее вездесущности. Но он не горел желанием зацикливаться на одном происшествии, которое, к слову, по степени эпичности сильно уступало другим, также произошедшим сегодня - так что вполне естественно, что он захотел как-то отвлечься. В привычном понимании этого слова, конечно. - Э, тараканы, - на произнесенный по-немецки призыв отозвался только Хьюго, к тому времени тоже переместившийся к играющим в карты товарищам. - Где ваш дрессировщик прячет вино?
-Нашли, у кого спросить, - фыркнул испанец, вытаскивая из волос очередной листик растения, сопряженный с куском земли. - Мы-то откуда знаем? Если бы он его где-то и прятал, то нам бы не показал.
-Ну хотя бы предположения есть?
-Нет, - отрезал Хьюго, почему-то гневно смотря на смирно сидящего Пабло. Тот, поймав на себе пристальный взгляд, недоуменно покосился на оппонента, все еще сидя неподвижно. - Bastará esconder las cartas en la manga! (1) - заорал Хьюго, энергично тыкая пальцем в левую руку товарища. Посрамленный шулер, тихо вздохнув из-за непонимания своей гениальной стратегии своими же друзьями, нехотя вытряхнул из рукава камзола две карты. - Bueno, vamos a continuar, (2) - выдохнул успокоившийся "крупье", собирая все масти в колоду и начиная их перемешивать для новой партии. Каррингтон, пронаблюдавший за процессом поимки столь опасного картежника-мошенника про себя заключил, что впредь играть с ним не стоит, и, расстроенный из-за отсутствия алкоголя в доме Доминго, осел на диване. Анжелика, кстати, уже выползла из-под стола и тихо сидела на стуле рядом с Раулем, все еще держась за пострадавшее лицо и изредка подозрительно косясь на обидчика драгоценной физиономии.
И вдруг, как гром среди ясного неба, хлопнула входная дверь. Тараканы то ли учуяли своими продолговатыми носами, что грядет кара, то ли по степени силы удара створки поняли, кто именно пришел - факт тот, что они тут же стали судорожно собирать карты со стола. Однако, все происходило хаотично - их система спасения собственных задниц явно не была отработана должным образом. Каждый почему-то стремился схватить побольше, из-за чего в рядах "утопающих" то и дело случались короткие потасовки за право убрать ту или иную карту - из-за этого были порваны уже несколько несчастных слуг чужой скуки. Да и сами карты не желали быть собранными в столь вольной и пренебрежительной к своей сохранности манере. Бумажные изделия как назло цеплялись за малейшие выступы на скатерти и при малейшем физическом воздействии подскакивали вверх по принципу катапульты. Пабло едва не потерял оставшийся рассудок, когда половина колоды рассыпалась из рук Хьюго ему под ноги, и, он, громко стукнувшись лбом об край стола, упал на четвереньки, чтобы их собрать. И вот, когда они с как всегда тормозящим Раулем скрылись с всеобщих глаз, ползая по полу в поисках различных мастей, столь коварно с ними обошедшихся, в дверном проходе нарисовался явно недобрый сегодня Доминго. Ричард, к слову, все это время тупо наблюдал за процессом срочной эвакуации азартных изделий со стола, что его изрядно повеселило, так что он сидел с несколько неуместной в сложившейся щекотливой ситуации улыбкой на лице. Возможно, это и послужило причиной для разноса, который Вердина прилюдно устроил своим подчиненным  - но скорее всего его плохому настроению не требовалось никаких причин и толчков, чтобы выплеснуться наружу.
-Todos de pie! (3) - рявкнул Вальверде. С положения давящегося от смеха Рика было видно, как разом вытянулись и побледнели физиономии Пабло и Рауля. Про смирно стоявшего Хьюго нечего было и говорить - тот вообще был на грани потери сознания, предчувствуя, что сейчас грохнуться в обморок будет очень уместно - так будет не больно умирать. Как бы там ни было, ползающие по полу испанцы быстро запихали собранные карты под стол, и, синхронно долбанувшись бестолковыми черепушками о край стола, вытянулись перед начальником по струнке. - Qué hizo usted en el suelo? (4) - грозно вопросил Доминго, приближаясь к своим трем персональным подушкам для битья. Ответа со стороны наполненных перьями изделий не последовало - те стояли молча, при этом опустив взгляд в пол и лишь изредка переглядываясь друг с другом. Возможно, все бы и ограничилось простым криком негодования со стороны Вердина, но Рауль, считавший себя столь же гениальным шпионом, как и его работодатель, стал ногой запихивать едва торчащие из-под скатерти карты поглубже. Доминго, естественно, это заметил, и, порывисто оттолкнув стоящего на пути Пабло, встал рядом с Раулем и поднял скатерть. Провинившийся нервно сглотнул и виновато покосился на товарищей. Хьюго тем временем разве что головой об стол не бился, так сильно негодовал на тупость товарища. - Qué es esto? - вопросил местный тиран, указывая на разбросанные в беспорядке карты. Анжелика, сидящая напротив места разбирательств, торопливо поднялась со своего стула и переместилась на диван - от греха подальше. На ее новом месте дислокации тем временем разворачивался свой экшен - Каррингтон решил испытать судьбу второй раз и взял у Фрица сигару, которой сейчас и дымил, постепенно зеленея. - Así, - изрек Вальверде, так и не дождавшись ответа со стороны своих азартных подчиненных. - Te lo advertí,  - все трое испанцев тяжко вздохнули - видимо, они и правда заранее знали, какое наказание понесут за азартные игры. - Sígueme, (5) - и он, сопровождаемый идущими гуськом грустными тараканами, шумно удалился.
Все четверо не появились даже поздним вечером, когда все, включая ворчащего на количество земли в гостиной Диего уже укладывались спать. Энжи, переодетая в халат, обеспокоенно бегала по столовой и то и дело выглядывала в окно - ждала кого-то из тараканов или же их дрессировщика - никто не уточнил по причине своей незаинтересованности. Рик, посчитавший, что на сегодня с него приключений и происшествий хватит, улегся спать и неподвижно лежал трупом до самого утра, когда громко хлопнула входная дверь, чем и разбудила лейтенанта. К тому времени он уже вот-вот собирался вставать, а потому после такой встряски довольно быстро покинул кровать. Естественно, он сразу возжелал узнать, кто там пришел и выперся в коридор - там стояло какое-то неизвестное ему прежде существо женского пола, явно чем-то взволнованное и недовольное окружающим его пространством.
-Э? - только и изрек англичанин, созерцая незнакомку. Учитывая то, что она еще имела при себе сундучок с вещами, его недоумение только усиливалось. - Вы, простите, откуда и к кому? - дама подняла голову на звук и уставилась на говорящий предмет. Судя по ее темным волосам и глазам, а также некоторой неадекватности (верные признаки испанской национальности, да), она также принадлежала к этому народу.
-Вы кто? - ответила женщина вопросом на вопрос (по-английски, между прочим, что показалось Ричарду несколько странным). - Чья это квартира? - Нормально - сначала вламывается в чужой дом, а потом спрашивает, кому он принадлежит. Не на тех напала.
-Я, вообще-то, первый спросил. И имею больше оснований задавать данный вопрос, - тут из своей комнаты, не дав ответить даме, выполз заспанный Диего в халате, видимо, привлеченный шумом. Едва заметив существо, стоящее в дверях, он схватился за сердце и попятился.
-La señora Valverde! - воскликнул старикан, опираясь о стену, чтобы не упасть. Каррингтон с ужасом вылупился на новоявленную жену Доминго.
-Только этой курицы тут не хватало, - пробормотал он по-немецки, дабы существо, наверняка тоже неадекватное к критике, не прибило его тем зонтом, что держало в руках.
-Меня зовут Кармен Вальверде-Вердина, - гордо заявила дама, снимая шляпку и помещая ее на вешалку. - И теперь я буду жить здесь, - Диего, отойдя от шока, понесся помогать супруге хозяина снять верхнюю одежду и отнести вещи.
-Интересно, где вы собираетесь спать, - фыркнул Рик, ненавязчиво (инстинкт самосохранения) разглядывая приблизившуюся испанку. - Все комнаты и так заняты.
-Где спит мой муж, там буду спать и я, - заявила Кармен, видимо, все еще даже не подозревающая, где ночует Доминго. - А вы, простите, кто?
-Почетный гость, - недолго думая, сообщил англичанин. - Точнее, нас двое. И еще одна дама, что спит в соседней комнате, - сеньора недоверчиво прищурилась - она, видимо, откуда-то знала, что соседняя комната принадлежит как раз ее супругу.
-Вот как? - переспросила дама, быстро перемещаясь к нужной двери, и, собственно, ее открывая. Судя по ее ничуть не изменившемуся лицу, там никого не было. - И где она?
-Ну, значит, уже в гостиной, - зевнул лейтенант, окончательно покидая дверной проход их с Вергахенхайтом комнаты и медленно перемещаясь в названное помещение. Спешащая увидеть "еще одну даму" Кармен, однако, едва не снесла его по пути и первой забежала в эту комнату. У окна, полулежа на подоконнике, дрыхла Анжелика, при помощи распахнутого халата демонстрируя окружающим свою сорочку. Ричард замер на месте, наблюдая за реакцией испанки. Сеньора Вердина незамедлительно пришла в бешенство и принялась орать.
-Пока меня не было, он уже и шлюху себе нашел! - Энжи встрепенулась, и, заметив посторонних, быстро запахнула халат и недоумевающе уставилась на кричащий объект. - Конечно, он по мне совсем не скучал! Гнусный развратник! - Кармен схватила стоявшую на столе вазу и с размаху разбила ее об стену. Мисс Эйман, испугавшись, что с ней захотят сделать то же самое, быстро переместилась за спину лейтенанта. Теперь на одного психа здесь стало больше. Лучше бы меня кто-то сожрал в тех джунглях, чтобы я сюда не попадал, ей-богу.

_____

1 - Хватит прятать карты в рукаве!
2 - Ладно, продолжаем.
3 - Всем встать!
4 - Что вы делали на полу?
5 - Что это такое? Так. Я вас предупреждал. За мной.

0

34

После того, как явился черт знает откуда коварный Доминго-мститель, пожелавший отыграться на своих провинившихся подчиненных (кстати, играть в карты их надоумил Фриц, так что он уже ощущал себя героем сегодняшнего дня, свершившим великую пакость), а затем вся бравая испанская команда куда-то слиняла, оставшаяся англоговорящая часть квартиры смирно отошла ко сну. Фриц зарылся под одеяло с головой, хоть ему и было жарко, так как необходимо было отгородиться от пространственных шумов и проспать как можно дольше. Ведь следующий день обещал быть таким же бессмысленно-бездарным, так что как можно большую часть его нужно было проспать.
Но не суждено было планам лейтенанта, направленным на то, чтобы спать часов до двух дня, сбыться. Так как его, изолировавшегося от шума, все-таки настиг громкий хлопок двери, потом шорох Каррингтона, затем какие-то голоса, а потом и вовсе вопли и звон разбитой посуды. Вздохнув, Фриц медленно, растягивая время, как умел, слез с кровати, потянулся, отполз к зеркалу, вздохнул, отполз к сундуку, переоделся в чистую одежду, снова отполз к зеркалу, снова к сундуку, откопал щетку, вновь переместился к зеркалу, расчесался и, наконец, спустя пятнадцать минут (а ползал он очень медленно), вышел из комнаты. В коридоре он сразу натолкнулся на бегущую куда-то женщину. Сначала он не обратил внимания - ну, баба и баба, что тут такого? Потом, спустя пару мгновений, до него дошло, что баба эта прежде им ни разу не замеченная, так что он стремительно поймал уже прошедшую мимо женщину за руку и вернул в исходное положение, то есть - лицом к себе. Она злобно на него посмотрела и открыла рот, чтобы что-то сказать, но Вергахенхайт ее опередил:
-Ты кто? - вопросил он. Параллельно он разглядывал внешность незнакомки, в отличии от Ричарда, не ненавязчиво, а в упор. Придя к выводу, что это испанка, но, не как те, с улицы, а симпатичная, Фриц принялся улыбаться. Симпатичная баба, пойманная за руку - уже, считай, твоя баба. Да, мало Фрицу было проблем с Анжеликой, так он еще и стал планировать что-то в отношении этой пока неизвестной ему особы. Жизнь его ничему не учит. Наверное, надо бы, прежде чем строить какие-то планы в отношении женщины, узнать как минимум ее имя, возраст и семейное положение.
-Я - законная супруга Доминго Вальверде! - заявила дама, выдергивая руку из ладони Фрица. - И советую вам меня не трогать! - Вергахенхайт с сожалением вздохнул. Плохой совет. - Кто вы вообще? Ещё один почётный гость? - язвительно поинтересовалась она.
-Ага, - закивал "высокопоставленный" обитатель сего дома. - Меня зовут Фриц Вергахенхайт, - он кое-как поклонился, разочаровавшись в смысле знакомства с этой дамочкой. - А вас?
-Кармен Вальверде Вердина, - сухо кивнула дама и пошла дальше по коридору. Фриц, пока предпочитая не бросать все сразу и так просто не сдаваться, поспешил следом. Сравнявшись с дамой, он вопросил:
-А вы кого ищете?
-Я ищу своего мужа, - зло бросила она. - Этого бабника, который...
-Почему бабника? - удивился Фриц. Как оказалось, было большой ошибкой перебить Кармен. Она резко повернула голову к собеседнику, который от столь резкого движения шуганулся в сторону.
-А вас не учили элементарным манерам? - заорала дамочка. - Все вы мужики такие - козлы, только о себе и думающие! Так и Доминго - пригласил себе какую-то проститутку, про жену забыл, и сам встречать не выходит! - высокие ноты, что брала Кармен, просто выносили мозг Фрицу. - Ну, посмотрим, что он там придумает в свое оправдание! - она шумно выдохнула и заткнулась, надув губы. Фриц несмело заметил:
-Он не бабник, честное слово. Я его за все время, сколько его знаю, не видел его с женщинами, - Гретхен не считалась.
-А кто тогда эта шлюха в комнате? - завопила Кармен, резко останавливаясь напротив двери, что вела в комнату Диего.
-Эта шлюха, - мгновенно сообразил Фриц, - всего лишь дочь местного важного типа, который попросил приютить ее у нас, пока он в отъезде.
-Почему у нас? - нахмурилась Кармен. Потом, резко вскинув брови, сама себе ответила: - Да потому что он с ней переспал! Твари!..
-Да это не он, а я с ней переспал, - Фриц резко заткнулся, думая, сболтнул ли он лишнего или всего лишь спас шкуру Доминго. Как оказалось, ни то, и ни другое.
-Да ты просто выгораживаешь этого наглого мерзкого кобеля! - завизжала Кармен. Фрица она просто пугала своей громкостью. - Ну ничего, я с ними обоими еще поговорю! - и она резко распахнула дверь в комнату Диего. - Ну, где эта наглая морда?! - она резко обернулась к Фрицу, который от испуга вжался в стену. - Ну, отвечай! Где Доминго?- сеньора Вальверде облокотилась рукой о стену, перекрывая допрашиваемому пути к отступлению.
-Да я сам не знаю, - замотал головой Вергахенхайт. - Он вечно куда-то ходит...
-По бабам! - взвизгнула Кармен.
-Нет, по делам...
-Знаю я его дела! Мерзавец! Негодяй! И я отдала ему свою молодость и красоту!.., - Фриц снова принялся внимательно изучать истерящую особу. - А ты что уставился? - она убрала руку от стены и отошла на шаг назад. - Не смей прикасаться ко мне даже мысленно, понял? - она резко поправила декольте, чтобы оттуда ничего не выглядывало.
-Я и не думал ни о чем таком...
-Да вы только о таком думать и можете! Все вы гадкие извращенцы! Ненавижу! Доминго - тварь, мерзкий предатель! - и она, не переставая вопить и переходя постепенно с английских ругательств на испанские маты, поперлась обратно в столовую. Фриц судорожно выдохнул и опасливо пошел следом, дабы увидеться с Ричардом и поделиться с ним впечатлениями. По пути она резко развернулась и вопросила:
-Зачем ты идешь за мной?
-Я что, уже не могу пойти в столовую? - ошалел Фриц, снова шугаясь в сторону.
-Ладно, - смилостивилась Кармен. - Только проходи вперед, чтобы я была уверена, что ты не пялишься там сзади на меня.
-Э? - озадаченно моргнул Вергахенхайт. - Вы, сеньора, не слишком ли высокого мнения о себе? - Фриц уже довольно смело выражал свои мысли, в основном благодаря тому, что стоял на почтительном расстоянии от испанки. - Как будто я женщину в первый раз вижу.
-Я слишком хорошо знаю вас всех, животные гадкие, - сморщилась она. - Давай, пошел вперед! - Фриц нехотя проскочил мимо опасного нервного существа и буквально вбежал в столовую, где, найдя Ричарда, резко опустился в кресло рядом с ним и шепотом сказал:
-С добрым утром. Как тебе подарочек, что свалился нам на голову? - он снова перевел взгляд на Кармен, что, подобно акуле, ходила полукругом мимо вжавшейся в стул Анжелики и только поджидала, когда уже появится причина на нее прикрикнуть. - По мне так, та еще мегера. Даже жаль бедного испанского шпионишку. Как же он так влип? Моя Диана и то поспокойней будет, - Фриц прищурился, внимательно вглядываясь в испанку. - Хотя ниче такая.

0

35

Еще немного старательно поизображав из себя наркомана в героиновой ломке, Кармен порывисто переместилась в коридор, до последнего держа гневный взгляд на Анжелике, едва выглядывающей из-за плеча лейтенанта. Судя по звукам из нового места пребывания испанки, избранного ей для разноса, она повстречала там Фрица и теперь доставала его.
-Какой ужас, - прошептала Эйман, покидая свое временное укрытие и возвращаясь на прежнее место у окна, при этом не забывая держать халат запахнутым. Что называется, приучили. - И чего она так обозлилась?
-Обыкновенная истеричка, - сообщил Каррингтон, едва прислушиваясь к воплям из коридора, дабы в случае чего предотвратить чье-то убийство. - Она на всех так орет, не только на тебя.
-А почему она орет?
-Потому что истеричка, - придя к такому поразительно простому и емкому умозаключению, то есть, создав замкнутый круг, в котором запер слаборазвитый мозг Энжи, Рик с довольной миной плюхнулся на диван. После вчерашней сигары, которой, как оказалось, было достаточно, чтобы стать зависимым от никотина, легкие англичанина опять срочно потребовали новой порции едкого дыма. Хозяин сих протестующих органов пока терпел, дожидаясь прихода самих табачных изделий. То есть, Фрица. К его счастью, таковой явился довольно скоро в сопровождении Кармен, которая ко всеобщему удивлению зашла последней и на порядок более медленным шагом, чем прежде.  Странно, а меня толканула так, что мозги об стену чуть не разлетелись, - с некоторой обидой подумал новоиспеченный курильщик, без особых сантиментов начиная рыться в карманах приземлившегося рядом немца в поисках живительных сигар.
-С добрым утром. Как тебе подарочек, что свалился нам на голову? - внезапно заговорил Вергахенхайт, чем, правда, никак не помешал процессу досмотра своих карманов. - По мне так, та еще мегера. Даже жаль бедного испанского шпионишку. Как же он так влип? Моя Диана и то поспокойней будет.
-Угу, - соглашался его товарищ, тем временем отрывший где-то на самом дне визитку с надписью "Илона Штольц, Нойхаузер-штрассе, 15". Если ему не изменяла память, а она уже вернулась в нормальное состояние и теперь снова могла верой и правдой служить своему владельцу, то Илона - это одна из дам, с которой товарищи встречались где-то полгода назад, а Нойхаузер штрассе - улица, на которой также дислоцировалась Астрид. Все дуры живут на Нойхаузер штрассе, - заключил про себя Рик, запихивая бумажку обратно и переходя ко внутренним карманам камзола товарища. - Но ниче такая.
-Да ну, я и получше видел, - не согласился лейтенант, наконец, отыскавший сигару и теперь, подержав ее над свечкой, что с какого-то перепугу стояла в зажженном состоянии на столе, с удовольствием ей дымивший. - И вообще, не смотри лучше на нее, а то великий шпион придет в самый неподходящий момент, - Кармен тем временем продолжала наматывать круги по комнате, злобно косясь на Анжелику, которую она все еще упорно считала дамой легкого поведения и оттого ее ненавидела. Пока, к счастью, тихо. - Эй, - сеньора порывисто обернулась на громкое восклицание. - Может, сядете уже? - у Каррингтона, неотрывно наблюдавшего за испанкой, что могла в любой момент на кого-нибудь кинуться, от ее чрезмерной активности действительно уже начинала кружиться голова.
-Нет, - Шило мешает. - Я дождусь Доминго и только тогда сяду, - миссис Вальверде установила свое туловище в районе дверного прохода и стала исступленно созерцать входную дверь.
-Ну, стойте, - Рик выдохнул дым, который вот уже битую минуту пытался начать пускать кольцами. - Долго же придется, - однако, в этот раз он ошибся - легкий на помине Вердина (то, что это был именно он, можно было определить по отсутствию стука перед входом) немедленно объявился в коридоре, и, судя по внезапному прекращению всех звуков, застыл на месте. Кармен отреагировала почти мгновенно, и с радостным воплем кинулась супругу навстречу. - Ну все, сейчас начнутся сопли восторга, - лейтенант потушил сигару о подлокотник дивана и метко выбросил ее в окно. Воссоединившаяся семья тем временем громко судачила о чем-то в коридоре.
-Por qué estás aquí? - приглушенным шепотом, который, однако, хорошо слышался и в гостиной, спрашивал Доминго. - Me dijo que es peligroso!
-Yo no te veo desde hace años! - о чем-то уже громко возражала Кармен. Видимо, разговаривать тихо она не умела по определению.
-О чем они говорят? - вопросил Ричард у Энжи, что уже переместилась к двери и оттуда подслушивала диалог.
-Сеньор говорит, что она не должна была приезжать, потому что это опасно, - деловито поясняла девушка. - А сеньора отвечает, что она не видит его годами.
-Сейчас расплачусь, - фыркнул англичанин. - Да, Диана по сравнению с ней вообще золото.
-Tiene que salir inmediatamente! - продолжал Доминго, судя по звукам, перемещаясь в гостиную. - Vamos a ir al puerto para conocer, cuando el barco siguiente a España, - от такой длинной фразы на испанском мозг англичанина окончательно отказался работать, так как потерпел серьезный сбой.
-Это вообще переводимо?
-Они поедут узнать, когда следующий корабль в Испанию, - сообщила мисс Эйман, поспешно отходя от двери, так как туда стремительно приближалась неадекватная Кармен, правда, теперь в сопровождении более вменяемого мужа, что увеличивало шансы Анжелики на выживание. Рик, однако, был другого мнения, так что едва испанская чета ворвалось в столовую, он решительно встал с дивана и повел девушку в ее же комнату. - Куда вы меня тащите? - упиралась та, тщетно пытаясь зацепиться за что-то, что могло удержать ее на месте.
-Я спасаю твою жизнь, дура, - сообщил лейтенант, который на самом деле хотел лишь поскорее вытурить сию надоедливую дамочку из этой многонациональной квартиры - иначе, как он полагал, можно сойти с ума. Справедливо полагал, надо сказать. - Если ты сейчас не свалишь, эта змея тебя придушит подушкой ближайшей ночью. Тем более, твой отец скоро приедет, долго на улице сидеть не придется, - он открыл дверь и затолкал ее в комнату. - Одевайся быстрее, или пойдешь туда так, - створка снова вернулась в прежнее положение. Из столовой, еще недолго о чем-то пошумев с женой, опять приперся Доминго и мгновенно подлетел к Каррингтону, что стоял у дверей комнаты Анжелики.
-Простите, что так вышло, - вещал он. - Кармен не должна была здесь появляться. Это досадное недоразумение, уже завтра я посажу ее на корабль в Испанию.
-Да уж, пожалуйста, посадите, - осклабился Ричард, которого истеричные дамы всегда приводили в замешательство. - А то она нас доведет.

0

36

-Да ну, я и получше видел, - ответствовал тем временем Рик, долгое время нагло копошившийся в карманах товарища. Фриц проводил взглядом отнятую у него сигару и, печально вздохнув, взял табачное изделие и себе. - И вообще, не смотри лучше на нее, а то великий шпион придет в самый неподходящий момент.
-Не переживай, - отстраненно заметил Вергахенхайт, также зажигая сигару. - Мне хватает других проблем, сдалась мне эта испанская замужняя курица?
Пока Каррингтон обменивался короткими репликами со взвинченной Кармен, которая скакала кругами вокруг зашуганной Анжелики, Фриц докурил свою сигару и бросил окурок на пол. Он привык, что вокруг всегда много слуг, которые могут все убрать. Про то, что Диего - бешеный и уж больно неадекватный наглый старикан, он забыл.
Из коридора раздался звук хлопнувшей двери. О, сейчас начнутся массовые истерики испанского семейства. Кармен вылетела в коридор, сделав дикие глаза. По запаху она узнала, что это Доминго, что ли?
-Por qué estás aquí? - раздался приглушенный и отнюдь не радостный голос сеньора Вальверде. - Me dijo que es peligroso!
Фриц рассеянно почесал макушку. Смысл фраз нагло ускользал от него.
-Yo no te veo desde hace años! - истерично отозвалась Кармен.
-О чем они говорят? - с любопытством поинтересовался Ричард. Фриц кивнул, подтверждая, что тоже хочет знать. Анжелика с умным лицом отозвалась:
-Сеньор говорит, что она не должна была приезжать, потому что это опасно. А сеньора отвечает, что она не видит его годами.
-Пф, - прокомментировал Фриц.
-Сейчас расплачусь, - саркастически заметил Рик. - Да, Диана по сравнению с ней вообще золото.
-Угу, святая, - буркнул Фриц и снова обратился в слух.
-Tiene que salir inmediatamente! Vamos a ir al puerto para conocer, cuando el barco siguiente a España.
Вергахенхайт, продолжающий чесать голову, застыл на месте, выпучив глаза. Ричард озвучил его мысли:
-Это вообще переводимо?
-Они поедут узнать, когда следующий корабль в Испанию, - невозмутимо отозвалась Анжелика. Полиглот какой-то, как можно понять это мяуканье кошки, переевшей валерианки?
Пока Фриц рассуждал на тему языковой образованности нынешнего поколения, в столовой произошла какая-то движуха, и Ричард с Анжеликой уползли. Фриц не придал этому значения, и отвлёкся от своих размышлений только тогда, когда в столовую промаршировал Доминго и, усевшись рядом с Вергахенхайтом, повествовал:
-Вы уж простите, моя супруга скоро уедет. Это просто досадное упущение. Сам бы я никогда не разрешил ей сюда приехать. Но завтра ее уже не будет, обещаю
-Да уж, увезите поскорей, - зевнул Фриц. День обещал быть довольно шумным - раз истеричка еще тут. Но от этого почему-то только больше хотелось спать. Странно, ведь он недавно только встал. Вергахенхайт в диком изумлении уставился на свою ногу, как будто это она была виновата в сонном состоянии всего организма.
-А что, уже есть поводы для такого категоричного мнения о ней? - печально поинтересовался Доминго.
-Е-есть, - отозвался Фриц, отвлекаясь от ноги. - Она наорала на всех, причем по разным причинам. Назвала мисс Эйман проституткой, - Доминго сделал страшно удивленное лицо. Так тебе, вежливая воспитанная тварь. Осознавай, что твоя супруга - невоспитанное хамло. - Меня заподозрила в чем-то непристойном, хотя я, по сути, безобидный и воспитанный человек, - Вальверде закивал, подтверждая, что ничуть не сомневается в наличии у Фрица какой-то мифической вежливости и безобидности. Вергахенхайт же продолжил: - А что она о тебе говорила - страшно подумать. Она подозревала, что ты...
Тут, прервав немца на самом интересном месте, в столовую влетела, собственно, вышеупомянутая Кармен.
-Что, уже на меня жалуется? - прищурилась она, усаживаясь рядом со своим мужем, едва не стеснив его с дивана. Будто не видела, где есть свободное место, и специально планировала половину своей ноги разместить на коленях у Доминго. - На меня все время клевещут.
-Наверное, во всех разговорах о тебе есть доля правды, - покачал головой Доминго. - Например, служанки, которые не могут с тобой больше недели находиться...
-Да они тупые овцы! - взорвалась Кармен. - Разве могла я, например, сейчас остаться с ними в Испании? Они мне даже щипцы для волос не могут вовремя принести! Гораздо лучше с тобой тут.
-Но тут же совсем некому будет ухаживать и следить за тобой, - нахмурился Доминго. - Мы это уже обсуждали. Моя работа - это только мое дело.
-Хороша работенка, - вздернула подбородок Кармен. - Шляться по тропическим пляжам, по театрам, по дворцам всяким, знакомиться с бабами и грести лопатой деньги!
-Вы так говорите, - не выдержал Фриц, - как будто от этих денег вам ничего не перепадает.
-А мне и не перепадает почти ничего, - покосилась на него сеньора Вальверде. - Жалкие копейки, на которые едва можно содержать мой скромный дом.
-Твой?! Скромный дом?! - вспылил Доминго. - Вообще-то, мой! Трехэтажный особняк!
Фриц присвистнул.
-Ты просто не видел, как живут другие, - надула губы Кармен. - И за что мне такой жадный муж?..
"Жадный муж" озадаченно моргнул.
-Дурацкая у тебя профессия, - продолжила Кармен, хоть недавно, наоборот, восхваляла шпионскую работу и деньги с лопатами. - Дома почти не бываешь!
-Сказала бы спасибо, - снова вставил Фриц, - что вообще домой возвращается.
-А вы не встревайте! - вспылила Кармен.
-Что хочу, то и делаю, - возразил Фриц, у которого рядом с Доминго проснулась неведомая храбрость. Зря, как позже окажется.
-Ах вот как! И слова хозяйки дома вам не указ? - привстала Кармен. Фриц тоже привстал.
-Ваш дом - в Испании. А тут - мой дом.
-Эм, - попытался влезть Доминго. - Тут как бы...
-Молчи! - взвизгнула Кармен. - Я сама разберусь.
-Как будто бы он собирался вас защищать, - фыркнул Фриц.
-Мой муж всегда за меня заступается. Так делают все нормальные мужчины, - заявила Кармен, окончательно поднимаясь и поправляя прическу. Вергахенхайт тоже поднялся и одернул камзол. Не суть. Главное - факт.
-Ни один нормальный мужчина не заступится за такую истеричку, - Фриц ощущал безнаказанность, так как думал, что Доминго, в крайнем случае, усмирит жену. Не тут то было. Вальверде скорбно приложил руку ко лбу, всем своим видом говоря: О, ну ты и вляпался...
-Что?! Истеричку?! Да я спокойнее удава! - заверещала дама.
-Че ж тогда орете-то как резаная? - возразил Фриц. - Психованная вы баба.
-Психованная?!
-Да! - подтвердил Фриц.
-Ну, все! - Кармен схватила стул и, без всяких предупреждений, кинула им в Фрица. Тот успел скрыться за креслом. Пока сеньора с воплями искала следующий снаряд, Вергахенхайт высунул голову из укрытия и возопил:
-Доминго, сделай же что-нибудь! - тут он вынужден был опять скрыться, так как в него полетела чашка со стола. Посуда разбилась о то место, где пару секунд назад была голова Фрица. Он снова вынырнул из-за кресла и уставился на "спасителя".
-А что я могу тут сделать? - вздохнул Доминго. - Сам виноват, - и он, со вздохом, встал и ушел из столовой.
-Стой, дезертир! - возмутился Вергахенхайт. Тут в него полетела статуэтка какой-то женщины с корзиной на голове. Она, спикировав, приземлилась точно за укрытием немца, так что тому прилетело по шее. Сдавленно айкнув, Фриц пополз перепрятаться. Кармен же с воплем схватила в руки вазу и помчалась в погоню.
Минут пять Фрицу удавалось уклоняться, но потом кара настигла его - осколок от разбившейся, наконец, посудины, попал ему в руку. Пока Вергахенхайт выковыривал агрессивное стекло, Кармен догнала его и с разгону налетела. В ходе сопротивлений Фриц был благополучно долбанут головой об ножку стола, вследствие чего вырубился. Печально. День прожит не зря. Сознания мы давно уже не теряли...

0

37

Доминго, однако, отвечать на замечание собеседника не стал, и, коротко кивнув на прощание, свалил в гостиную к жене и Фрицу. Энжи тем временем уже переоделась, правда выперлась в гостиную она без своих вещей, которые ей на тот момент были необходима для срочной эвакуации.
-Где твои вещи? - грозно вопросил Каррингтон, которому не терпелось поскорее выпроводить даму и уйти по своим очень важным делам.
-Там, - с важным видом сообщило существо, пальцем указывая на валяющуюся возле двери розовую поклажу. С первого взгляда можно было подумать, что там на самом деле разлеглась беременная свинья, а не дамский сундучок.
-Так пусть твоя тупая горничная их забирает, и проваливайте быстрее, - англичанин не стал ждать, пока до Эйман и ее горничной допетрит, что нужно взять сундук в руки и перешагнуть через порог входной двери, и, самостоятельно взяв ее поклажу, легким движением руки выкинул ту за дверь. Судя по грохоту, она стала стремительно скатываться по лестнице вниз.
-Что вы наделали! - взвизгнула девушка, кидаясь следом за своими драгоценными, стремительно падающими куда-то в небытие шмотками, а служанка последовала за ней. Входная дверь, естественно, захлопнулась чуть ли не сразу после ее эпичного прыжка через порог. Жутко довольный своим сработавшим "гениальным" планом, Ричард помчался в гостиную, по пути едва не снеся направлявшегося куда-то в сторону кухни Вальверде. Последний едва раскрыл рот, чтобы что-то сообщить потенциальному шару для боулинга, но не успел - тот уже прикатился на место сражения Кармен и Фрица. Причем в тот самый момент, когда агрессивная дама кинулась на немца с целью окончательно его добить. Естественно, что лейтенант тут же кинулся на помощь, правда, она была не нужна - Вергахенхайт уже находился в состоянии отключенного полутрупа. А вот испанку, все еще копошащуюся возле туловища противника, вырубить хотя бы чисто из чувства мести было можно. Так что, схватив со стола вазу из под фруктов (она была не стеклянной, что усложняло его задачу), он со всей силы (ну а что? Она его конкретно взбесила своей неадекватностью и должна была понести справедливое наказание. Тем более, такую фиг убьешь даже кувалдой) долбанул даме по затылку. Та тут же взвизгнула и схватилась за пострадавшую часть тела, пока не подумав оборачиваться.
-Что за..., - тут ей на голову еще раз прилетела все та же тарелка, а потому Кармен отрубилась, распластав туловище по полу в позе звездочки. Опасный убийца был обезврежен, а потому, чувствуя себя героем дня, Каррингтон оттащил ее куда-то в сторону и сел рядом с отрубившимся Фрицем. Ради интереса (именно так) он пощупал у того пульс, и, убедившись, что товарищ будет жить, взял у него сигару (да, а то у трупа изымать вещи как-то неправильно. Тут попахивает мародерством) и, прикурив все от той же свечки, стал дымить. Пока он дымил, ожидая пробуждения товарища и попутно рассматривая севшую на ножку стола муху, в гостиную вернулся взволнованный чем-то Доминго. Едва узрев распластавшуюся на полу жену, он пришел в крайнюю степень не то негодования, не то удивления - видимо, он думал, что Кармен по определению не обладает способностью падать в обморок.
-Что с ней? - -вопросил испанец, садясь рядом с пострадавшей на корточки и прикладывая ей палец на шею для определения степени ее присутствия в данной реальности.
-Я ее вырубил, - сообщил Рик, стряхивая пепел на сапог лежащего подле него Фрица. - А то достала орать, - Вердина с сомнением покосился на свою чрезвычайно живучую, как он думал до сегодняшнего дня, жену.
-Не знаю, как вам удалось это сделать, но вы молодец, - испанец встал с корточек, и, даже не подумав переложить Кармен на диван (про Ричарда нечего и говорить), поставил валявшуюся под ногами вазу из-под фруктов на стол. - А где мисс Эйман? - Такое ощущение, что хозяин квартиры - я, и на все вопросы всегда должен отвечать я.
-Ваша жена не оставила ей выбора, поэтому она ушла, - Лучше сказать так, а то начнет читать нотации, как Голдман...
-Разве ее отец уже приехал? - удивленно переспросил Вальверде, в знак сомнения выкатывая нижнюю губу наружу (смешно звучит, зато реалистично). - Ладно, пусть сами разбираются. До свидания, сеньор - мне пора ро делам, - великий шпион шумно, так как по пути споткнулся о руку супруги (она даже в таком состоянии умудрялась доставлять ему неприятности), уперся на улицу. Каррингтон же, дождавшись, пока хлопнет входная дверь, потушил сигару о ковер, и, запихнув табачное изделие под многострадальное покрытие пола, решил перетащить бессознательного друга на диван. Пока он тщетно пытался приподнять туловище Фрица над землей, им был замечен осколок вазы, торчащий из передней конечности немца. Естественно, Ричард поспешил освободить руку от постороннего вторжения, и, немного подумав, поместил осколок перед носом Кармен в расчете на то, что когда она очнется и увидит кровь, опять вырубится. И так будет повторяться бесконечно.
В конце концов Вергахенхайт, сопровождаемый кровяной дорожкой с руки, был уложен на диван. Рик, немного поразмыслив, оторвал от рукава рубашки товарища полоску ткани (не свою же рвать, в конце-то концов) и перевязал многострадальную рану. Как только он закончил с сей не самой приятной медицинской процедурой, неподалеку послышались какие-то шевеления. Ричард резко обернулся на то место, где должна была лежать Кармен. Но ее там, как уже можно было догадаться, не было. Повинуясь мимолетному позыву инстинкта самосохранения, англичанин резко метнулся в сторону - и не зря. Просвистев мимо его уха, в стену с треском врезалось явно что-то тяжелое, и, не разбившись, скатилось вниз, упокоившись где-то на коленях Фрица.
-Получай, гадкий оккупант! - причем тут слово "оккупант", выкрикнутое злобной Кармен, Каррингтон не понял. Тем не менее, размышлять на эту тему он не стал и молча запустил в женщину стулом.
-А это тебе, истеричка! - адресат данной посылки не принял, зато послал ответное отправление в виде тарелки. Та с треском разбилась об пол.
-Я тебе покажу истеричку! - существо схватило полуразвалившийся стул, который еще недавно был призван прибить ее саму, и со воинственным криком кинулась на оппонента. У того, однако, уже был план в отношении сей дамы. Дождавшись, пока та в компании с сидением приблизится на опасное расстояние, он резко сел, тем самым заставив ослепленную неоправданным гневом Кармен перейти в горизонтальное положение. Та незамедлительно была обезврежена еще одним ударом в затылок (бедняга, так и до полного отупления недалеко) и, взваленная на плечо, как мешок с картошкой (хотя сюда подошел бы другой наполнитель), перетащена в бывшую комнату Анжелики. Там ее наглым образом связали пододеяльником, тем самым превратив в некое подобие кокона, и оставили лежать на кровати в полном одиночестве.
По завершению своей коварной миссии, Рик вернулся в гостиную и уселся в одно из уцелевших кресел. Еще в коридоре он довольно внезапно почувствовал странную слабость в конечностях и навязчивую головную боль, хотя с утра ощущал себя довольно бодро. Однако он не придал значения такому состоянию собственного организма и остался сидеть на месте, ожидая пробуждения Фрица. К тому времени, когда таковое случилось, и немец едва пошевелился, Каррингтон уже был готов окачуриться на месте, и, сочтя миссию лучшего друга выполненной, уполз к себе на кровать. По пути он встретил препятствие в виде двери, и, пару раз врезавшись в нее, все же понял, что следует изменить пространственное положение створки. В конце концов, он упал на ложе и почти тут же задремал. Пробудиться его, правда, всего лишь на минуту, заставил вопль Кармен, раздавшийся из соседней комнаты. Та, судя по звукам, уже осознала всю нелепость собственного положения и теперь тщетно пыталась его исправить. Ричард довольно ухмыльнулся и продолжил лежать на месте.
Следующий вынужденный подъем случился по причине негодования желудка, пожелавшего вынести свое содержимое обратно в окружающую среду. Едва отойдя от окна, которое он избрал единственным возможным выходом для отходов прочистки пищеварительной системы, лейтенант снова вернулся на кровать, где, мелко трясясь от внезапно появившегося озноба, пролежал до вечера - то есть, до прихода Доминго. Тот, недолго поскандалив с женой в соседнем помещении, и, судя по всему, так ее и не развязав, нагрянул в их с Фрицем комнату. Рик едва разлепил глаза, дабы посмотреть на вошедшего, в нерешительности застывшего на пороге.
-Диего сказал, что вы здесь, - заговорил Вердина, проходя в помещение и закрывая за собой дверь. - Мне нужно с вами..., - тут он почему-то замолчал, исступленно уставившись на потенциального собеседника. - Сеньор, почему вас трясет? Вам холодно? - сеньор не ответил, ибо был не в состоянии - его и правда нещадно трясло. Причем данный "аттракцион" сопровождался все той же головной болью и ежеминутными требованиями желудка о визите к окну, которые Каррингтон упорно подавлял. Испанец обеспокоенно подскочил к нему и приложил холодную с улицы руку к горящему лбу Ричарда. - Сеньор, вы как хотите, а я за врачом - у вас дикий жар, - Вальверде шумно выперся в коридор, а оттуда в холл. Ричарду в его состоянии было абсолютно все равно, за кем поперся Доминго - за врачом или гробовщиком, а потому он продолжил тихо лежать на месте, не издавая никаких звуков.
Когда испанец вернулся, за окном уже вовсю стучал щедрый тропический ливень. Рик опять задремал, и в этот раз постукивание капель по стеклу его не успокаивало, а наоборот раздражало, поэтому пришлось снова вернуться в суровую реальность. В комнату, шумно распахнув дверь, вперся какой-то тучный усатый господин с очками на носу и сундуком в руке. За его спиной, переминаясь с ноги на ногу, стоял Вердина в мокром плаще. Англичанин раздраженно вздохнул и отвернулся к стене - сейчас он меньше всего хотел видеть гостей, пусть они даже и призваны ему помочь.
-Cuando se puso enfermo? (1) - вопросил недо-Гиппократ, присаживаясь на край кровати Каррингтона, из-за чего тот едва не скатился по матрасу на пол.
-En la mañana del, (2) - отозвался Вальверде, снимая плащ и кидая его на пустующую кровать Фрица.
-Что он спросил? - прохрипел англичанин, чувствуя, как врач щупает у него пульс. Нет, не надейтесь, я еще не сдох.
-Как давно вы болеете, - испанец также сел на кровать пациента, правда, уже в ногах, а не в районе пояса, как это сделал доктор. - Не разговаривайте, лежите спокойно, - Я и так спокоен. - врач тем временем уже пощупал его лоб на предмет жара и теперь зачем-то мял бок в районе печени, чем доставлял множественные неудобства. Однако, долго он терроризировать туловище пациента не стал, и, встав с кровати, сообщил:
-Malaria, - Наверно, точно сдохну. - El tratamiento de la quinina. Pero él puede y no sobrevivir. Voy a volver mañana para comprobar su estado, (3) - Выражает соболезнования. Как мило.
-Gracias, doctor, - изрек Доминго, вскакивая с кровати и провожая врача до двери. - Vamos a hacer todo lo posible, (4) - испанец, попрощавшись с Эскулапом, вернулся к пациенту и снова сел на кровати, тупо созерцая его все еще мелко дрожащее туловище.
-У вас малярия, сеньор, - изрек он через некоторое время, так и не дождавшись вопроса, которого ожидал.
-Я умру? - несколько отрешенно спросил Ричард, которому, как уже было сказано, на тот момент времени было на все наплевать. Даже на собственные перспективы.
-Нет.
-А теперь честно, - Вердина, по идее, умевший хорошо врать, с треском провалился в своих увещеваниях, а потому вынужден был перефразировать свой ответ.
-Возможно. Если только вы этого хотите, - испанец вздохнул. - Я знал пятерых человек, болевших малярией. Из них только один умер.
-И кто это был? - любопытство все-таки брало свое.
-Брат Рауля, Андреас. Он тоже у меня служил, - несколько неохотно ответил Доминго, вставая и отходя обратно к двери. - Спите, сеньор, вам нужно набираться сил. Завтра я найду вам лекарство.
-Спасибо, - Вальверде вышел, прикрыв за собой дверь. Отличный денек, ничего не скажешь.

____

1 - Когда он заболел?
2 - Сегодня утром.
3 - Малярия. Она лечится хинином. Но он может умереть. Я вернусь завтра, чтобы проверить.
4 - Спасибо, доктор. Мы сделаем все возможное.

0

38

Фриц, организм которого последний год уже привык постоянно вырубаться и считал, что это в порядке вещей, довольно быстро возжелал вернуться в действительность. Вергахенхайт, видимо, не желающий вспоминать, что с ним приключилось, с чего-то решил, что просто спал, а потому потянулся и зевнул. Тотчас челюсть, недавно шибанутая об стол неадекватной Кармен, обиженно хрустнула, так что Фриц недоуменно открыл глаза, пытаясь осознать, что вообще происходит. Едва он увидел над головой потолок столовой, в коей дислоцировался последние несколько дней, он сразу вспомнил, каким образом он "уснул" и из-за чего. Проморгавшись, Вергахенхайт заметил выползающего из комнаты Ричарда. Шел тот, как-то странно подволакивая за собой ноги, что малость обескуражило тормозящего Фрица. Но он не придал походке друга никакого серьезного значения и занялся вещами более важными - уставился на порванный рукав своей рубашки. Скорчив на лице самую неблагоприятную для всего мира, как он считал, физиономию, Вергахенхайт стал скорбеть о рукаве. Это была одна из его любимых рубашек (хотя сейчас он вряд ли мог бы сказать, чем она отличалась, например, от той, что была надета на нем вчера), а потому печаль была огромной. Постепенно физиономия из недоброй переформировалась в несчастную, вследствие чего Вергахенхайт всхлипнул, и на этом закончил процесс скорби.
Только после он перевел взгляд на оставшуюся часть руки, дабы лицезреть, что изменилось в ней. Улицезрев, собственно, перевязанную конечность, Вергахенхайт замер в недоумении. На осмысление сего факта ушло еще две минуты. Потом Фриц смирился с тем, что где-то в окрестностях завелся недоврач, а потому продолжил осмотр тела.
Так как больше никаких видимых изменений в себе он не обнаружил (Фриц просто еще не видел лицо, во весь лоб которого расползлась ужасно коварная шика), Вергахенхайт приступил к осмотру пространства. Тотчас им были замечены осколки различной посуды, хаотично разбросанные по полу. Мысленно восстановив картину происшествия, немец понял, что тут была жестокая перестрелка, участие в которой поначалу принимал и он сам, но потом вышел из ряда бойцов. Также замечена им была дорожка крови, что, судя по направлению, вела, собственно, к Фрицу и была его собственной. Сопоставив в голове сей факт с оторванным рукавом и перевязанной рукой, Вергахенхайт еще больше удостоверился в наличии на территории квартиры недодоктора, а потому отправился его искать, чтобы поблагодарить.
На полпути Фрица остановил дикий вопль, раздавшийся из дальней комнаты, где, по идее, раньше жила Анжелика (а Вергахенхайт еще не был в курсе, что больше она там не живет). Вергахенхайт притормозил у стены, осмыслил свое положение и решил, что недодоктора следует искать именно там, где кто-то кричит. Волочась вдоль стены, Фриц дополз до нужной двери и ввалился внутрь. Взгляду его предстал ворочающийся на полу возле дивана кокон пододеяльника, сопящий и матерящийся по испански.
-Гы, - прокомментировал Фриц.
-Я те щас как дам "гы"! - заорал в ответ кокон, поднимая голову и глядя снизу вверх на вошедшего. - Развяжи меня! - судя по визгливому истеричному голосу, это была Кармен. Дабы удостовериться в этом, Вергахенхайт подошел поближе и посмотрел на лицо пододеяльника (странно звучит). Поняв, что это и есть сеньора Вальверде, он снова заржал, осознав свое величие.
-Хватит ржать! - вопила Кармен. - Я пожалуюсь Доминго! Нет, я сама тебя прибью, как только освобожусь!
-Бла-бла-бла, - отозвался Фриц, обходя кругом кокон и лениво оглядывая книжные полки, стоящие у стены.
-Нет, я не шучу! - продолжала пыхтеть Кармен. - Один раз мне почти удалось тебя убить, и если бы не та бесцеремонная английская морда...
-Ты то у нас больно церемонная, - перебил ее Фриц. - Не знаю, куда деться от твоей вежливости.
-Меня нельзя перебивать! - завопила Кармен.
-А меня нельзя было вырубать. Но ты же не спросила у меня разрешения, прежде чем треснула меня о стол?
-Ты это заслужил! Ты по-хамски относишься к слабому полу, и в частности ко мне!
-Если слабый пол способен прибить за пять минут весь сильный пол в радиусе километра, то это уже не слабый пол, - философски отозвался Фриц, прогулочным шагом перемещаясь вдоль стены.
Кокон поворачивался лицом следом за ним, что стоило пододеяльнику и его составляющему огромных усилий.
-Давай договоримся. Если ты выпустишь меня отсюда, то я оставлю тебя в живых и даже...
-Ах ты ж тварь! - это Фриц внезапно дошел до зеркала и увидел себя в нем. Замечание "тварь" относилось вовсе не к нему самому, как кто-то мог бы подумать, а к Кармен, что являлась виновником появления на лбу Вергахенхайта шишки. Сие "украшение" повергло немца в шок - как это, его драгоценная физиономия снова имеет неидеальные пропорции и разные цветовые оттенки по периметру?!  - Ты что наделала, кобыла?!
-Я кобыла?!
-Ты кобыла! - Фриц резко отвернулся от зеркала к Кармен, так что та от неожиданности качнулась в сторону и, завалившись на спину, беспомощно забарахталась в пододеяльнике. - Может и тебе так же зарядить, а?
-У меня и так уже есть раны, - обиженно заметила она. - Твой дружок оставил мне царапину на виске. Да и вообще, я не специально.
-Ну да, - Фриц обиженно сел на диван, сверля кокон пододеяльника злобным взглядом.
-Я извиняюсь, - нехотя пробубнила Кармен. - Только выпусти.
-Сейчас, разбегусь и выпущу, - фыркнул Вергахенхайт. - Валяйся тут и думай над своим поведением.
-Козел.
-Овца.
Кармен, вопреки всем ожиданиям, заткнулась и обиженно отвернула голову от собеседника. Фриц же поднялся с дивана и выполз в коридор.
Тут он вспомнил, что искал, собственно, недодоктора. Решив, что Кармен чисто на подсознательном уровне не могла перевязать на чужой руке рану, он отмел ее кандидатуру сразу и пошел дальше. Комнату Диего он прошел мимо с полной уверенностью в том, что и старик тоже не мог сделать доброе дело по сущности своей. Оставались лишь Ричард, Доминго, Анжелика (Фриц считал, что она ошивается еще где-то здесь) или вообще кто-то доселе неизведанный.
Нагрянуть в комнату к Ричарду Фрицу помешал стук в дверь.
-Тараканы! - радостно воскликнул Вергахенхайт и, с неадекватностью своей и, как обычно, с неуместной радостью, помчался открывать.
На пороге стоял один лишь Хьюго - мокрый до нитки и с круглыми глазами. Увидев Фрица, он вцепился в его плечо и завопил, обдав при этом брызгами воды с волос:
-Где сеньор Вальверде? - Фриц чуть не поседел окончательно и бесповоротно, от того громким и жутким вышел этот крик.
-С-свалил куда-то, как обычно, - заикаясь, поведал он.
-О нет! - Хьюго картинно схватился за голову.
-А что случилось то? - полюбопытствовал Фриц. Хьюго странно на него покосился и вдруг, выпалив:
-Пойдемте, поможете! - стал вытаскивать Вергахенхайта из квартиры.
-Еще чего, - Фриц, разумеется, стал сопротивляться, но почти безуспешно - Хьюго был невероятно настойчив.
-Скорее! Это вопрос жизни и смерти, как вы не понимаете! - при этом он, упираясь ногами в косяк, тащил обеими руками Фрица за ворот рубашки наружу. Рубашка предупредительно затрещала. Это убедило Фрица.
-Ладно, ладно, сейчас, только камзол возьму.
-Скорее! - снова истерично воскликнул Хьюго.
Недовольный, но, тем не менее, желающий удовлетворить свое любопытство, Фриц быстро накинул верхнюю одежду и вышел за дверь следом за мельтешащим Хьюго. Пока они выходили из дома, Вергахенхайт попытался узнать подробности:
-Что у вас там произошло? Рассказывай.
-Там! - Хюьго сделал страшные глаза. - Рауль! Пабло! Яма! А потом... Дождь, ветер! А они кричат! А я до них не дотягиваюсь!..
-Стой, стой, - прервал его невнятный поток речи Фриц. - Рауль и Пабло упали в яму, а ты не можешь их достать? Что за бред?
-Это не бред! - возмутился Хьюго. - Сейчас сами увидите, что там..., - тут они вышли на улицу, так что обоим пришлось заткнуться - дождь действительно был очень сильный.
Неслись (а Хьюго именно несся, хотя Фриц, будучи несколько выше испанца, мог идти более ровным шагом) они около пятнадцати минут, преодолели кучу мелких домиков и попали на какое-то подобие окраины города. Тут они свернули за мрачноватый забор и их взгляду предстал жуткий заброшенный дом.
-Сюда! - Хьюго подскочил на несколько метров вперед и стал тыкать пальцем вниз.
Фриц, подойдя, изумленно поднял брови, созерцая, как на дне глубокой и довольно узкой ямы сидят, запутавшись друг в друге и странно ворочаясь, грязные, по грудь в воде, испанцы-тараканы.
-Обалдеть, - прокомментировал он. - Как так вышло?
-Мы шли туда, - Хьюго махнул рукой на заброшенный дом. - Я шел чуть позади, а потому успел не упасть.
-Ну молодец, - фыркнул Вергахенхайт. - И что это за яма?
-Здесь раньше было кладбище, очень старое. Из-за дождя могилы размывает, и вся местность усеяна ямами.
-Чудно, просто замечательно.
Он, преодолев брезгливость, лег на мокрую траву животом вниз и протянул руку тем, кто были в яме. Разумеется, хоть он и был немаленького роста, дотянуться не сумел.
-А веревка есть?
-Я пробовал веревкой, - захныкал Хюго. - Мокро, и она выскальзывает из рук.
-И что ты предлагаешь? - поднял Вергахенхайт голову на Хьюго.
-Давайте я возьму вас за ноги и опущу вниз, а вы вытянете Рауля и Пабло! - воссиял Хьюго.
-Больной что ли? - повел бровью Фриц. - Я же тоже выскользну.
-Нет, вы же не веревка.
-Логично, - не нашелся, что возразить на это гениальное простотой своей замечание Фриц. - Ну давай.
Вергахенхайт принялся плавно сползать в яму, откуда на него круглыми глазами глядели испанцы. Хьюго же прочно схватился за его сапоги, дабы удержать.
-Придурок! - позвал его Фриц. - Держи за икры - из сапог я могу выпасть.
-Ладно, - Хьюго мгновенно перехватил его ногу, так что теперь Фриц повис головой вниз, простирая руки к спасаемым.
-Ну, держитесь, тормоза! - первым за протянутые конечности схватился Пабло. Не выдержав дополнительного веса, Хьюго сверху завопил:
-А, вы выскальзываете! - и, чтобы логично завершить свою мысль, он сообщил: - А-а-а-а-а!
-А-а-а-а-а! - подхватил Фриц, чувствуя, как его постепенно все глубже заволакивает в яму.
-А-а-а-а-а! - также заверещали в яме испанцы. Тут Хьюго разом все пресёк:
-Держу, я ухватился поудобней, - пропыхтел он сверху.
-Паникер гребанный, я же чуть умом не тронулся, - пробурчал Фриц.
Пабло был благополучно вытянут на поверхность. Едва испанец оказался на земле, мокрый и чумазый Фриц поднялся с земли и, махнув на тараканов рукой, пошел прочь.
-А Рауль? - пропищал Хьюго.
-Сами вытаскивайте, вас теперь двое, - и Вергахенхайт поперся домой.
На полпути испанцы его догнали и, с сияющими физиономиями, зашагали рядом.
По приходу в дом, Фриц сразу направился переодеваться. Ввалившись в комнату, он принялся громко жаловаться Ричарду на ужасное времяпровождение, и только откопав в сундуке свежую одежду, он обнаружил, что Каррингтон, собственно спит. Сию же секунду в комнату заглянул Доминго.
-Тише вы, - шикнул он на Фрица, который ошалело прижимал к груди чистую рубашку, пораженный такой наглостью испанца.
-Хочу и говорю, - возразил он. - А то что это он тут разлегся?
-Тише, - снова шикнул Доминго. - Он заболел, пусть спит.
-Чем это он заболел? - прищурился Фриц, покосившись на Рика.
-Малярией, - нехотя ответил Доминго, ерзая у двери. - Поэтому не мешайте ему и свалите из комнаты, - Вальверде тихо прикрыл створку и скрылся. Вергахенхайт, быстро напялив рубашку, также ретировался из помещения.

0

39

Ричард спал до вечера следующего дня, проснувшись лишь однажды рано утром - когда почувствовал, что его зачем-то в довольно грубой манере пытаются передвинуть в сторону. Разлепив глаза, он узрел Диего, нависшего над ним, но смотрящего вниз, где находилось туловище, что он так настойчиво впечатывал в стену.
-М-м-м, - изрек недовольный таким наглым вмешательством Рик. - Уйди, - старикан лишь злобно на него зыркнул и продолжил с кряхтением вытаскивать из-под потенциального собеседника простыню с одеялом. - Да что ты делаешь, стар... - тут его резко перевернуло на живот - это Диего, решив не церемониться, попросту выдернул постельное белье, не позаботившись о комфорте лежащего на нем человека. Кое-как подобрав длинную ткань, лезущую ему под ноги, испанец с тихими причитаниями уперся прочь. Каррингтон, теперь лежащий на жестком матрасе, недовольно взвыл, продолжая лежать, уткнувшись в подушку.
Вскоре Диего вернулся со свежим бельем, которое перестелил без проблем - наглое туловище, прежде ему сопротивлявшееся, окончательно обмякло вследствие внезапно наступившего сна.
Следующее пробуждение, как уже говорилось, произошло ближе к вечеру - и опять его кто-то спровоцировал. Этим кто-то оказался явно чем-то обеспокоенный Доминго, лицо которого находилось почти вплотную с лицом англичанина, чему тот несколько испугался. Особенно ему стало страшно, когда неопознанная спросони физиономия еще и заговорила.
-Сеньор, у меня плохие новости, - Для меня сейчас вряд ли может быть хоть что-то хорошее. - Я не могу найти хинин.
-Это что? - прохрипел Ричард, старательно протирая заспанные глаза, которые упорно закрывались вопреки приказам хозяина.
-Ваше лекарство, - Вердина, наконец, принял нормальное пространственное положение и присел на край кровати больного. - Я был везде, и во всех местах мне говорили одно и то же: "Terminó". То есть, "Закончился", - он вздохнул и откинул назад мокрые с дождя волосы, липкими прядями спадавшие на лоб. - Не знаю, как там Кармен на корабле - в море наверняка шторм, - внезапно сменил он тему.
-С ней-то ничего не будет, а вот с судном, - пробормотал Рик, предпочтя не комментировать предыдущие сообщения Доминго.
-Ладно, главное, что она наконец-то уехала, - испанец встал с кровати и направился к выходу. - Завтра я схожу еще к паре врачей, надеюсь, у них хинин будет. Спите, сеньор, - и он вышел, тихо прикрыв за собой дверь. Оставшийся же в комнате товарищ, вопреки чужому совету, кое-как поднялся с кровати и вышел в коридор, ибо он уже не вставая лежал целые сутки. Голова болела страшно, бросало то в холод, то в жар, суставы активно сопротивлялись командам нервной системы, но все же продолжали работать. В зеркале, что висело на стене напротив двери, Каррингтон разглядел лишь два таращащихся на него впавших глаза и копну спутанных волос, значительно отросших за отсутствием стрижки. Кожа же сливалась по цвету с белой стеной. Ричард испугался и уполз обратно в комнату, так и забыв, зачем пришел в коридор.
На следующий день, ранним утром, когда он по своему болезненному обыкновению спал, незадолго до данного момента отослав слугу с едой куда подальше, в дверь кто-то довольно громко постучался. Мимо двери больного шумно прошаркали стоптанные туфли ворчащего Диего. В коридоре произошла какая-то словесная перепалка, одним из участников которой, как ясно слышалось Ричарду с его позиции, была женщина. И победительницей в поединке, как выяснилось секундой позже, тоже стала она - в дверях объявилась взволнованная Мария. За ней стоял переминавшийся с ноги на ноги Диего, то и дело порываясь схватить даму за руку и вытолкать ее за пределы данной квартиры - но, видимо, не решался - монашка все-таки.
-Visita está prohibido, (1) - бормотал он вполголоса, пытаясь втиснуться в промежуток между Эскобар и дверным проемом, чтобы помешать ей войти. Рик пока лежал с закрытыми глазами, упорно не реагируя на этих вечно суетящихся людей - испанцы, что с них взять. Пошумят и отвалят. В конце концов, мало ли, кто там пришел - вдруг, это вообще не к нему - зачем тогда перенапрягаться лишний раз.
-Es muy necesario, (2) - Мария решительно отпихнула от себя старикана, и, хлопнув дверью у него перед носом, окончательно зашла внутрь. Тут уж лейтенант посчитал нужным проснуться - пришли все-таки к нему. Увидев ту, кого меньше всего ожидал, он несколько смутился своего расслабленного положения и поспешил сесть, сминая в кучу все, что попадалось под его шарящую по кровати в поисках опоры руку. Подушка, одеяло и простыня теперь составляли почти что единое целое. - Не стоит, сеньор, лежите, - так же засуетилась дама, подскакивая к кровати собеседника и присаживаясь на ее край. Ричард не стал спорить, и, прекратив копошения, лег обратно. - Мне сказали, что вы больны. Но не сообщили, чем.
-Да я и сам толком не понял, - вздохнул Каррингтон, потирая зачесавшийся правый глаз. - Вроде как малярия. Черт знает, что такое, - судя по вытянувшемуся и побледневшему почти до состояния физиономии англичанина лицу Эскобар, она-то точно знала, что это за болезнь. Но визжать от ужаса и жевать сопли она, к счастью, не стала - и ей хватило ума не говорить лейтенанту о своих познаниях в области различных хворей, дабы не нервировать того еще больше.
-Вас, надеюсь, уже лечат?
-Да, сегодня должен придти врач, - продолжал вещать Рик, сложив руки на груди, чем несколько напугал Марию. - Но Доминго говорит, что нигде нет необходимого лекарства.
-У меня оно есть, - выпалила испанка, вскакивая со своего места. - И я сейчас же отправляюсь за ним. Никуда не уходите, - Ага, конечно, в моем состоянии мне это очень нужно, - женщина выскочила за дверь и бодро куда-то поскакала, пулей вылетев через входную дверь.
Вернулась она довольно быстро и, уже не встретив никакого сопротивления со стороны особо недоброго с утра Диего, приперлась в комнату больного.
-Вот оно, - дама гордо водрузила на прикроватную тумбочку какой-то мешочек.
-Что это? - вопросил Ричард, сомнительно косясь на монашку.
-Кора хинного дерева, - деловито пояснила она, раскрывая упаковку лекарства. - У нас в монастыре полно этого - индейцы постоянно дарят его нашим миссионерам. Порошок поставит вас на ноги уже через месяц.
Эскобар оказалась права - за месяц довольно тяжелой болезни, в течение которой она исправно приносила больному лекарство, за что удостоилась расположения лечащего врача и Доминго, Каррингтон практически выздоровел. К нему вернулось нормальное состояние организма, который теперь каждые три дня не сотрясала жуткая лихорадка, глаза влезли (именно так) обратно в свои орбиты, а цвет кожи снова пришел в прежнее состояние, чем изрядно всех порадовали. В теле все еще наблюдалась некоторая слабость, и аппетит, бывало, довольно внезапно пропадал, но все же это лучше чем то, что творилось в самом начале болезни.
Итак, в один прекрасный солнечный день, когда у кровати Рика последний раз сидел врач и осматривал его на предмет остатков болезни, в дом снова стал кто-то ломиться. Диего, возившийся на кухне с праздничным обедом, который повелел устроить Вердина, со своими привычными ругательствами попер открывать. Лейтенант, заслышав уже привычное шарканье тапок слуги, прытко вскочил с постели и помчался в коридор, дабы увидеть, кто там пришел. Доктор молча негодовал на излишнюю подвижность пациента, едва очухавшегося от смертельно опасной болезни. И вот, входная дверь распахнулась...
-А вот и вы! Я соскучился, лейтенант Каррингтон! - Твою ма-а-ать... - Ну что же вы мне так очевидно не рады? - Голдман на полном серьезе захотел обнять своего подчиненного, мозг которого он к собственному несчастью не подъедал уже почти полтора месяца. Рик отшатнулся от его ручищ так, словно это была сама малярия, грозящая ему рецидивом. Капитан расстроился и опустил руки, все еще не услышав хотя бы устного ответа на свое приветствие. Диего стоял в стороне и мрачно созерцал еще одно англоговорящее существо, "оскверняющее" его территорию. - Ну ладно. Может, вы захотите обняться с ним..., - и тут внезапно в квартиру, получив сигнал, зашло ОНО. ОНО было таким знакомым и в то же время неизведанным и далеким. ОНО вернулось, чтобы отомстить. И ЭТО был Джеймс Моррис.
-Привет! - радостно возвестил он, уже без спроса кидаясь на шею Ричарда. - Как вы тут?
-Нормально, - буркнул англичанин, махая рукой врачу, давая понять, что осмотр закончен. Тот вздохнул, быстро собрал свой чемоданчик, попрощался со всеми и вышел.
-А кто это был? - полюбопытствовал Голдман. - И где Вергахенхайт? - лейтенант воспользовался возможностью не отвечать на первый вопрос капитана, так как знал, что его ответ вызовет еще большие потоки речи со стороны Карлоса.
-Он в гостиной, мы ждем обеда, - из названной комнаты, привлеченный шумом, выполз Вердина. Он был несколько расстроен тем, что Мария накануне отказалась от его приглашения на торжество по каким-то неясным причинам (если уж нарушать устав монастыря - то по полной!), а потому был несказанно обрадован новым лицам в квартире. Диего же, заметив хозяина, быстро ретировался на место работы.
-Сеньор Голдман! - радостно заорал испанец, кидаясь на шею также улыбающемуся капитану. - Как я рад вас видеть! - он перевел сияющий взгляд на Джеймса, мнущегося в сторонке. - Сеньор Моррис! - Каррингтон раздраженно закатил глаза. Я и так, к несчастью, знаю, как их зовут. - Проходите скорее, что же вы стоите, - испанец каким-то неведомым образом схватил всех троих за руки и поволок их в гостиную, где уже был накрыт праздничный стол. - У нас сегодня такой знаменательный день! - Карлос покосился на старательно изображающего безразличие Рика, который имел наглость не рассказать ему о торжестве раньше.
-Что за праздник?
-Как? - Вальверде тоже осуждающе посмотрел на англичанина. Тот уже чувствовал себя не виновником, а жертвой всей этой нелепой на его взгляд вечеринки. - Он вам не рассказал? Сеньор переболел малярией! Сегодня у него был последний осмотр у врача, - Голдман и Джеймс круглыми глазами посмотрели на счастливого выздоровевшего.
-Э, а...
-Это вы меня до этого довели, - совершенно спокойно, вопреки ожиданиям капитана, заметил лейтенант. - И если бы я сдох, это было бы на вашей совести, - он сделал значительную паузу, направленную на то, чтобы заправить рубашку и почесать нос. Очень эпично. - Прошу-с к столу.

____

1 - Посетителям сюда нельзя.
2 - Мне очень нужно.

0

40

Весь месяц, что проболел Ричард, Фриц дико, страшно, невыносимо скучал и страдал ужасающим бездельем. Разумеется, что он совершенно разучился развлекаться в одиночку - ведь с Ричардом они не расставались уже больше полугода, да и вообще по жизни редко расставались. Так что, пока Рик, пугающий своей бледностью и полумертвостью (кстати, это слово - вовсе не синоним к "полутрупности", разница велика), валялся на кровати, Вергахенхайт сильно одичал и бросался буквально на каждое шевелящееся существо. Тараканы, коих Доминго переселил куда-то из своей квартиры, больше не радовали Фрица своей тупостью, и издеваться больше было не над кем. Лейтенанта задирать также было некому - взрывоопасную Кармен давно увезли, Диего смирился с наличием немца в квартире и просто игнорировал его, Доминго же вообще был вежливым.
Первую неделю болезни Рика, Вергахенхайт постоянно ошивался рядом с товарищем, гордо уверяя самого себя, что лучший друг так и должен делать. Он упорно просил Диего тащить ему еду в комнату, аргументируя это тем, что он следит за состоянием больного, и не будет отлучаться, читал в комнате книги, тупо спал, разговаривал сам с собой, пытался разговорить изредка просыпающегося Рика, а выходил только минут на десять. Потом, когда до Фрица дошло, что Рик постоянно спит, а если и просыпается, то вряд ли в состоянии поддержать беседу, он постепенно переместился на просторы квартиры, а потом и вовсе забил на это и стал шляться по просторам Каракаса.
Просторы Каракаса, кстати говоря, были весьма недружелюбны и нанесли Фрицу много урона. Он уже нарвался во время одной из таких прогулок на какую-то местную банду, за что огреб по чану и лишился часов, которые, кстати говоря, он просто нес в ремонт по просьбе Доминго. На другой день он умудрился потерять одно из своих колец, после чего два дня просидел в квартире, находясь в глубочайшей депрессии. Но его никто отнюдь жалеть не собирался, а ведь очень хотелось. Так что Вергахенхайт, сделав наиболее несчастный вид, лег на свою кровать в комнате, где тогда спал больной Ричард, и объявил, что заразился. После этого Доминго ему торжественно сообщил, что малярия не заразна, так что несчастный непонятый Вергахенхайт вынужден был выйти из депрессии.
Разумеется, все мало-мальски симпатичные дамы были использованы Фрицем по назначению. Но таковых тут было мало, так что веселья от этого не прибавилось. От желания приключений Фриц стал почти ежедневно ходить в гости к Анжелике и ее бате, но экшна так и не случилось - каждый такой поход сводился к скучному чаепитию и разговорам о погоде, а заканчивался всегда просьбой передать привет и все соболезнования Ричарду. Скрипя зубами, Вергахенхайт удалялся и иногда передавал привет Каррингтону, которому, кстати говоря, было глубоко наплевать на Энжи и ее сочувствие. Она, кстати говоря, так ни разу и не пришла навестить больного, а потому Фриц вскоре решил на нее обидеться и перестал радовать ее своим светлым ликом на пороге.
С монашкой, что носила Ричарду лекарства, отношения Фрица не заладились. В один день, когда сия дама пришла, Диего не было дома, а потому дверь открывал разбуженный Фриц (иногда он спал и утром, и днем, и вечером - опять же, от безделья). Сначала Вергахенхайт упорно отказывался пускать Марию в дом, упрямо не понимая, кто она и что хочет. Сколько монашка ни трясла перед носом Фрица мешком с хинином, немец тупо твердил, что гостье надо валить. Наконец, отчаявшаяся Мария налетела на Вергахенхайта, что загородил собою вход, и, благодаря эффекту неожиданности, усердно лупася по щекам сопернику своими руками, оттеснила его и прошла внутрь. После этого как раз у них как-то и не заладилось. Если в комнате Ричарда был Фриц, Мария просто передавала хинин Диего и уходила. А если в комнате была Мария, Фриц просто отсиживался в гостиной. Пересекаться они упорно не желали.
В один прекрасный день врач к Ричарду пришел в последний раз - Каррингтон выздоровел, так что Фриц, понимая, что жизнь скоро вернется в прежнее русло, места себе не находил от восторга. Он носился по квартире, сшибая все на своем пути, после чего Диего крикнул ему:
-Tómelo con calma! Y el wali en el comedor!* - и всучил ему в руки поднос с кучей тарелок, которые нес сам до этого, и указал пальцем в сторону столовой. Фриц радостно поскакал в указанном направлении, но на пороге, разумеется, навернулся, так что двадцать тарелок из сервиза были рассыпаны в виде осколков на полу. Не желая стать жертвой агрессии Диего, который уже ворчал из коридора, услышав подозрительный звон, Фриц скрылся за креслом, накрылся покрывалом и затаился, задремав в уютном полумраке.
Спустя полчаса, когда угроза миновала, и Диего с осколками удалился из столовой, Вергахенхайт выполз из-за кресла и уселся за стол, ожидая начала трапезы. Так как ожидание было долгим, он стал от нечего делать раскачиваться на стуле.
Когда в коридоре вдруг раскрылась дверь, Фриц захотел посмотреть, кого же принесло. Вставать со стула для этого было не нужно, а потому Вергахенхайт просто закинул голову назад, глядя на мир вверх ногами. Увидеть гостей он не успел, зато, конечно, потерял равновесие и упал вместе со стулом на пол. Там он попытался подняться, но, как оказалось, камзол оказался прищемлен стулом, так что, сколько бы несчастный долбан ни дергался, он прочно застрял.
Пока Вергахенхайт ерзал по полу в попытках обрести свободу, в столовую уже прошествовали люди. Лежа вверх ногами, Фриц все-таки понял, что на пороге Доминго, Ричард и Голдман с Моррисом.
-Фриц! - отпихнув Голдмана, влетел в гостиную Моррис.
-Джеймс! - Фриц так же радостно протянул знакомому руки. Тот радостно подскочил к немцу и попытался того обнять, что было довольно затруднительно, так как тот лежал, запутавшись в стуле. Фриц же, отпихнув восторженного товарища, добавил:
-Подними меня, - поняв, что вся радость Вергахенхайта заключалась лишь в том, чтобы извлечь себе выгоду и подняться, Моррис вздохнул и таки выполнил просьбу Фрица. Тот торжественно пожал спасителю руку. После Джеймса отпихнул Голдман и, не спрашивая разрешения, обнял подчинённого. Фриц не без труда вырвался из назойливых объятий капитана.
-Здрасьте, здрасьте, - пробурчал он, хотя в глубине души был очень доволен - снова видел те же рожи, что и всегда. Даже физиономия Каррингтона недавно была не той, что раньше. А сейчас снова стала прежней. - Что приперлись?
Моррис и Голдман заморгали.
-А вы не рады нас видеть? - почти всхлипнул от печали капитан.
-Да ладно вам, рад, рад, - отмахнулся Фриц. - Садитесь уже.
Вся толпа расселась, Ричарда гордо усадили во главе стола. Диего замельтешил вокруг, раскладывая приборы и злобно косясь на того, кто лишил его нового красивого сервиза. Тот, кто сервиза лишил, на всякий случай отодвигался подальше от испанца-старикана.
Минут через пять снова раздался стук в дверь - на пороге нарисовались Анжелика с батей. Фриц, будучи на них обиженным, злобно вопросил у Доминго:
-Нахера ты их позвал? - Моррис покраснел, как будто он был девушкой, что впервые услышала мат из уст знакомого и теперь была нимало смущена.
-Не ругайтесь за столом, - невозмутимо отозвался Вальверде, с важным видом поправляя вилку, что лежала, видимо, как-то не так. - Они - наши друзья, так что я не мог их игнорировать.
Фриц закатил глаза.
-А кто это? - вопросил Голдман, деловито заправляя салфетку себе за воротник. Ответить никто не успел, так как Энжи сама радостно влетела в комнату и принялась гордо тянуть всем сидящим за столом свою руку, дабы те ее поцеловали. Голдман, Моррис и Вальверде это, конечно сделали, а вот Фриц воздержался, сделав вид, что уронил нож на пол и теперь поднимает. Рик, судя по всему, тоже должен был как-то избежать церемониального приветствия.
-Рад всех видеть, - возвестил отец Анжелики, усаживаясь между Голдманом и Джеймсом.
Когда Диего притаранил всем еду, гости молча уткнулись в тарелки, тихо пожевывая и постукивая ложками. Фриц и еще некоторые, что также возжелали поучаствовать во флешмобе, сверлили Доминго недобрым взглядом, как бы намекая, что чего-то не хватает. Вальверде смотрел в свою тарелку и делал вид, что не замечает намеков. Даже когда Джеймс вопросил со вздохом:
-А есть что-нибудь попить кроме чая, а то он уже остыл? - Доминго не возжелал ничего понять. Но совесть, наконец, овладела им, так что он, повздыхав и сделав скорбное лицо, гордо достал из шкафа целую бутылку (черт возьми!) вина.
-Может, выпьем?
-Может, - деланно-равнодушно ответил Моррис, при этом старательно кивая, что его выдавало.
Диего притащил бокалы. Фриц сидел с неадекватно-умиленным блеском в глазах, созерцая, как вино разливают по емкостям. Едва удержался, чтобы не облизнуться. Бедолага, совсем измучился в статусе трезвенника.

___

*Успокойся! И вали в столовую!

0

41

В конце концов, когда все лобызания давно не видевших друг друга людей были закончены, товарищи расселись по местам. Ричард было метнулся в сторону кресла, что стояло подле сидения Фрица, но Доминго как бы случайно вырос на его пути и подтолкнул непосредственного виновника торжества к стулу, что стоял во главе стола.
-Э, я не..., - попытался было возразить лейтенант, которого, во избежание излишних слов, силой усадили на почетное место.
-Сидите тут, сеньор, - шикнул испанец, надавливая руками на плечи жертвы своей любви к торжественности. - И пусть все видят, как вы рады своему выздоровлению, - Вальверде, отчего-то сделав гордое лицо, уперся на свое сидение. Каррингтон же, поняв, что выражать свое возмущение какими-либо репликами ему и правда не стоит, демонстративно громко вздохнул, за что получил пинок под столом, автора коего определить наверняка нетрудно. Англичанин едва слышно ойкнул, чем навлек на себя вопросительные взгляды обоих гостей. Однако, все закончилось мирно - никто не стал выяснять, что вызвало у него такие эмоции, и все сидящие за столом молча стали наблюдать за процессом сервировки обеда.
Вскоре в многострадальную дверь, в которой наверняка уже образовалась вмятина, громко постучались. Как всегда ворчащий Диего побросал столовые приборы на стол, из-за чего те характерно зазвенели, и громко пошаркал открывать. Рик, коему с его места не было видно, кто там нарисовался, привстал со своего места, и, для удобства облокотившись о стол, стал наблюдать за входом. Доминго, посчитавший, что лейтенант снова затеял побег со своего нелюбимого места, постарался усадить того обратно.
-Сеньор, вернитесь на место, - Каррингтон же, чувствуя, как его терроризируемая цепкими руками оппонента рубашка начинает впиваться ему в горло, стал отпихивать от себя надоедливого воспитателя.
-Отцепись, я никуда не ухожу, - тут на пороге гостиной возникли непосредственные причины его борьбы - Анжелика с отцом. Из-за эффекта неожиданности "беглец" поддался на увещевания Вердина и плюхнулся обратно на стул, исступленно созерцая новые лица.
-Добрый день, - восторженно пищала радостная Энжи, наблюдая, как Голдман, а потом и Джеймс слюнявят ее протянутую руку. Когда очередь дошла до Ричарда, тот, брезгливо покосившись на протянутую конечность, где оставили свои органические следы Моррис с капитаном, отвернулся от мисс Эйман и сделал вид, что у него жутко зачесалась нога, а потому он был занят. Дама, однако, ничуть не расстроилась и поперлась обмениваться традиционным приветствием с остальными, среди которых был и Доминго, явно недовольный наглым поведением виновника праздника. Так как он завел себе дурную привычку пихать того ногой под столом, испанец и в этот раз решил выразить свое недовольство подобным образом. Но он как-то не подумал, что Рик имеет свойство запоминать (только когда ему это нужно), а потому уже был готов к такому развитию событий. Задняя конечность испанца вероломно оказалась захвачена в плен и в самый ответственный момент, то есть когда жертва уже была готова поцеловать женскую ручку, утянута еще глубже под стол. Вальверде едва удержался на своем кресле. - Что с вами, сеньор? - вопросила Энжи, нимало озадаченная внезапным сползанием Доминго под стол.
-Все нормально, - улыбнулся мужчина, кое-как вползая обратно на сидение и торопливо целуя протянутую руку, так как опасался, что его опять попытаются стащить на пол. Надо сказать, верно опасался, так как в следующий момент Каррингтон обнаглел окончательно и с еще большей силой дернул за ногу хозяина торжества. Тот с грохотом скатился под стол. Пока Голдман с Моррисом попытались войти в курс дела путем заглядывания под скатерть, причина возбуждения их любопытства быстро вернулась в нормальное сидячее положение и, приняв пафосный вид, стала ожидать прибытия еды.
Вскоре все окончательно успокоились, и, вернувшись в свои кресла, принялись за поедание принесенной Диего пищи. Ричард, однако, ел без особой охоты, так как уже с утра тайком от остальных совершил визит на кухню, где в одно лицо выжрал всю тарелку свежеиспеченного печенья. Кстати, именно поэтому слуга еще с утра созерцал его особенно недобро, а не так, как всегда. Вердина также без особого восторга косился на Рика, но в этот раз его под столом ногой не пинал.
-А есть что-нибудь попить кроме чая, а то он уже остыл? - вопросил Джеймс, столь любезно озвучивший пока, правда, лишь зарождавшееся желание лейтенанта выпить. Доминго некоторое время помялся, видимо, не желая делить своими сокровенными запасами алкоголя с такой толпой, но все-таки сдался.
-Может, выпьем?
-Ура-а-а! - почти что заорал Ричард, отодвигая от себя тарелку с едой, к которой почти не притрагивался. - Давай быстрей! - Диего быстро смотался на кухню и расставил перед всеми бокалы. Вскоре вожделенный напиток уже струился в свои новые резервуары, откуда их, правда, вскоре опять переместят. Каррингтон, едва дождавшись, когда его фужер заполнится, не дождался произнесения тоста и залпом его опустошил. Как же я соскучился, дорогое бухло... Вальверде, покосившись на нарушителя, тактично кашлянул, но все-таки налил ему еще один бокал вина.
-В этот раз дождитесь остальных, сеньор, - в конце концов, все приобрели свой бокал с алкоголем, и, хором произнеся тост за здоровье Рика, выпили. Поставив свой опустошенный фужер на стол, англичанин, жутко довольный тем, что выпил в два раза больше остальных, с ужасом заметил, что содержимое тарелки Морриса двигается. Он, справедливо решив, что у него галлюцинации, потер глаза. М-да, с непривычки глюки пошли..., - однако, это было не видение, а вполне реальное явление, кое также заметил капитан Голдман. Лист салата, прежде довольствовавшийся своим неподвижным положением на тарелке Джеймса, пожелал начать перемещение куда-то на другую точку поверхности стола.
-Э, Джеймс, - Карлос потыкал пальцем в плечо хозяина буйной еды. - Твой салат..., - вслед за салатом, однако, куда-то в сторону пополз и кусок мяса. Правда, на порядок медленнее и с явным усилием, но и такого незначительного перемещения было достаточно, чтобы Анжелика завизжала, сам Моррис в ужасе выпрыгнул из-за стола, а неадекватный с утра (как всегда, в принципе) Рик истерично заржал.
-А-а-а! - орала мисс Эйман, в припадке дергая сидящего рядом невозмутимого отца за рукав. - Папа, что это?!
Мятежный салат предпочел сам ответить на сей вопрос, освободив из своего коварного плена большого таракана мерзкой наружности. Мясо также приняло капитуляцию, отпустив второе насекомое. Энжи, прежде беспрестанно визжавшая, теперь уже молча грохнулась в обморок, чем сослужила ушам окружающих большую услугу. Джеймс же, вознегодовав на революционные настроения своего обеда, схватил собственную тарелку (необдуманный поступок) и стал пытаться попасть ею по стремительно убегающему таракану. Доминго от греха подальше сполз под стол, в этот раз уже без посторонней помощи. Каррингтон же, недолго думая, последовал следом за ним.
-Качество вашей еды просто поражает, - язвительно заметил он, слушая, как снаружи разбивается тарелка и орет сбитый "охотником за тараканами" Голдман.
-Это не я виноват, а Диего, - отмазался Вердина. - И я с ним еще поговорю.

В общем, можно сказать, что праздник удался только в том, что балбесам наконец-то удалось "принять на грудь", пусть и всего лишь пару бокалов. Чета Эйман, поблагодарив за обед, быстро ретировалась из квартиры, ибо чувствительная Анжелика рисковала остаться без нервной системы. Джеймс, как оказалось при дальнейших обстоятельствах, убил обоих тараканов ценой целости руки Карлоса - тот поранился отлетевшим осколком разбитой тарелки. Ричард же, под шумок допив скудные остатки вина, уперся спать - на следующий день был запланирован окончательный отъезд из Каракаса, ибо оставаться здесь еще на некоторый срок никто нужды не видел.
На следующее утро все уезжающие быстро собрались, и, попрощавшись с прослезившимся с тоски Доминго, уперлись в порт - а "Виктория", мачту которой уже привели в порядок, уже стояла на якоре там. Стоит добавить, что этим же утром Каррингтон получил письмо - на этот раз не из Англии, а с Ямайки, что позволяло думать, что послание было отправлено совсем недавно - отсюда до этого острова рукой подать. Отправителем числилась Джейн Льюис. Письмо, надо сказать, было коротким - в нем было лишь приглашение погостить некоторое время в ее поместье. Изначально Рик планировал проигнорировать сию просьбу, так как спешил домой, но Голдман, так любивший шляться по чужим домам, немедленно обвинил лейтенанта в занудстве и самовольно принял приглашение Джейн. Как будто его кто-то просил о визите.
Корабль прибыл на Ямайку через несколько дней. Их там уже, как выяснилось ждали - миссис и мистер Льюис встретили своих визитеров у ворот своего поместья, что находилось неподалеку от порта.

0

42

Опустив все прочие подробности, сразу перейдем к тому моменту, как недовольные очередными метаниями на корабле по всему мировому океану лейтенанту и восторженный Голдман прибыли на тот остров, куда их позвала не в меру общительная и не злопамятная Джейн. Фриц не пылал восторгом при мысли о встрече с этой настырной, как и большинство встречающихся ему на жизненном пути, бабой, но выбора у него не было - он не мог никуда деться от Голдмана, который, к сожалению, был капитаном "Виктории".
Итак, на Ямайке, которую Вергахенхайт уже тихо ненавидел, обмахивающиеся всем, что попадалось под руку, чтобы избежать жары, гости поперлись по указанному Джейн адресу пешком. Слава небесам, жила она недалеко, иначе Голдман был бы убит своими недобро настроенными подчиненными, взбесившимися от царящей здесь жары.
Завидев на горизонте силуэты хозяев, стоящих у ворот своего дома, Голдман обернулся к лейтенантам.
-Соберитесь - вы должны выглядеть опрятно. Иначе что подумают о нашем королевском флоте?
-Капитан, эти типы видели нас тогда, когда мы пьяные ползали в месиве тел, им уже нечего терять, - пробубнил Фриц, волоча за собой по земле камзол, который был не только жаркий, но еще и дико тяжелый.
-Ах вот чем вы занимались, когда я поручил вам оформить отчеты! - возмутился Голдман. - Пьяные они ползали! Наденьте камзолы и треугол..., - договорить Голдман не успел, так как Фриц от злости набросил ему свой камзол на голову. Забившийся под плотной тканью Голдман напоминал сейчас какое-то больное мутировавшее привидение. Пока он искал "выход в свет", все обошли его и приблизились, собственно, к Джейн и ее супругу. Та, почему-то, повела себя не как в момент их первой встречи - когда в порту она грызлась с Ричардом, а так, как свойственно большинству истеричных баб - с писком бросилась сначала на шею Каррингтона, а потом атаковала Фрица. Моррис облегченно вздохнул, когда понял, что на незнакомых людей существо не бросается. Муж же Джейн стал чинно пожимать всем руку влажной ладошкой. Фриц незамедлительно после рукопожатия вытер свою конечность о рубашку, но, так как она тоже была изрядно мокрой, пользы это не принесло.
-Как здорово, что вы наконец приехали! - воскликнула Джейн. - Я так ждала вас! Я так хотела, чтобы вы посмотрели, как я сейчас живу! - она стала совершать скачки от гостей к двери, как бы делая намек, что пора заходить.
-Успокойся, дорогая, - чинно заметил дражайший супруг Джейн, обхватывая женушку за плечи и при этом как-то гордо и задиристо поглядывая на лейтенантов. И Фриц, и Ричард были несколько выше данного субъекта, а потому важный взгляд франта не был так важен, как планировался.
Тут к воротам, наконец, подоспел выпутавшийся Голдман. Весь красный неясно от чего, он злобно пихнул Фрицу его камзол в руки, а сам принялся здороваться с хозяевами.
-Я так рад, так рад, - неустанно повторял Карлос. Джейн даже умиленно заулыбалась - хоть кто-то еще разделяет ее восторг!
-Можете звать меня Дэниэл, - гордо сообщил супруг Джейн. - Или мистер Льюис, как вам угодно.
-Дэниэл, - "попробовал на вкус" имя Фриц. - Слишком длинно. Можно я буду звать вас Дэн?
-Эм..., - малость ошалел Льюис, но возражать ничего не стал, лишь покосившись на Джейн. - Как хотите.
Джейн злобно зыркнула на Фрица, а потом, снова расплывшись в улыбке, махнула рукой:
-Прошу в дом!
Процессия протянулась за хозяевами. Внутреннее убранство двора и самого дома Фриц, как обычно, не рассматривал. В этот раз у него не было даже ни малейшего смысла это делать - напиваться он не планировал, а значит пути отступления, места для последующего разгрома знать был не должен.
Гостей рассадили в беседке рядом с домом, из чего Вергахенхайт заключил, что в дом их пока запускать боятся. Кое-как устроившись в плетеном кресле, что стояло ближе всего к выходу, Фриц уставился на семейство Льюисов, ожидая от них каких-либо действий. Джейн, словно поняв данную "команду", затрещала:
-У меня так много всего произошло! Я когда сюда приехала, я просто чуть с ума не сошла - здесь совсем не так, как было в Америке! Там было так холодно, а здесь, хоть я тут уже больше полугода, еще ни разу снег не выпал! И дождя тут почти нет! Так тепло! Первые дни я ходила вся красная - моя кожа не привыкла к такому свету. Но теперь я уже немного привыкла. Правда, часто ходить приходится под зонтиком...
-Не помогло, - заметил Фриц. - Ты все равно почернела, как провинциальная служанка, - в самом деле, Фриц вовсе не считал, что девушка обязательно должна быть бледнолицей. Но надо же было как-то поддеть Джейн.
-Да? - Льюис в исступлении уставилась на свои руки.
-Не бери в голову, дорогая, - улыбнулся Дэниэл, исподлобья глядя на обидчика своей супруги.
-Да, забудьте, миссис, - подхватил Голдман. - Вы выглядите просто очаровательно. Это просто мистер Вергахенхайт не знает толка в женской красоте, - Карлос отчего-то заржал.
Дэниэл тоже неестественно засмеялся, Моррис подхватил эту эпидемию беспричинного смеха, и Джейн, хоть и нервно моргая, залилась хохотом.
-Чего? - прервал этот гогот Фриц, злобно уставившись на капитана. - Вы что-то имеете против моих предпочтений? Они чем-то отличаются от ваших?
-Да ладно вам, - округлил глаза Голдман. - Я же просто пошутил.
-А, да, я и забыл, что вы у нас такой шутник, - Фриц скучающе запрокинул голову назад. Тотчас какие-то гигантские перья и ветки, что стояли в огромной вазе рядом с креслом, склонились над ним, создав над лицом Вергахенхайта полутень. Ощущая себя отдыхающим под пальмой, немец радостно зажмурился и с блаженством заулыбался, отстранившись от беседы.
Спустя несколько минут, пока Голдман и Моррис что-то говорили о морях и океанах семейству Льюисов, Фриц громко вставил в их беседу:
-Жарковато у вас тут, - Моррис, которого при этом перебили, грустно утих. - Вы бы нас в дом, что ли, пригласили? Там всяко прохладнее.
-Да, конечно, - натянуто отозвался Дэниэл. - Дорогая, пойди в дом и все там приготовь, - Джейн вскочила и галопом понеслась к двери. - А мы пока дослушаем мистера Морриса. Да?
-Да! - и Джеймс продолжил нести чушь. Фриц, пока никто особо на него внимания не обращал, выполз из беседки и направился куда-нибудь в сторонку покурить, а заодно и посмотреть, что там "готовит" дома Джейн.
А происходило в доме вот что. На днях, забыв предупредить Льюисов о прибытии, к ним приехали бабушка и сестра Дэниэла. Сестре его уже стукнуло целых двадцать, и ее семья наспех заключила помолвку "засидевшейся в девках" девушки с торговым партнером брата и теперь ее везли Лондон, дабы там, собственно, и выдать замуж. На Ямайке сии гости были проездом. И вот Джейн, проведя мысленную параллель между собой и своей золовкой, в панике рассказала мужу обо всем, что с ней происходило в Лондоне до встречи с ним. После оба индивида решили, что даму, в целях сбережения ее невинности, лучше с лейтенантами вообще не знакомить, так как они собьют ее с пути истинного.
Ничего этого не зная, Фриц спокойно подошел к окну дома и, затягиваясь дымом, невозмутимо смотрел на происходящее в прихожей особняка. Там Джейн почти силой тянула некую молодую особу с кудрявыми каштановыми волосами на второй этаж, что-то при этом втолковывая. Со второго этажа свесилась горбатая старуха со скрюченным носом, также что-то пытаясь донести до упирающейся девушки. Фриц облокотился о подоконник, подперев рукой щеку. До него доносились лишь обрывки фраз:
-...мне спокойно почитать!
-Почитаешь наверху!
-...так всполошились?! Кто там приехал?
-...лучше не знать!

Вергахенхайт затушил сигару о подоконник и ненавязчиво так постучал указательным пальцем в окно. Все участники "спектакля" повернули головы к окну. Фриц заулыбался и помахал рукой. Старуха неслышно заворчала, Джейн тяжело вздохнула и закатила глаза, и лишь одна кудрявая дамочка заулыбалась в ответ. Потом она что-то спросила у Джейн, та окончательно пропихнула золовку на второй этаж к старухе, а сама ринулась к Фрицу на выход.
-Ты! - мгновенно начала она, едва выскочила на улицу. - Что ж ты вечно все портишь?! Как Ричард в детстве!
-И сейчас, - не согласился Фриц.
-Как Ричард в детстве и сейчас, - согласилась Джейн. - Что тебе в беседке не сиделось? - и тотчас перескочила на другую тему: - Вы к нам надолго?
-Еще не знаю, - Фриц посмотрел в сторону входа в дом. - А ты познакомишь меня с той девушкой, что ты волокла по лестнице?
-Нет! - рявкнула Джейн. - Даже не думай!
-Да о чем? - Фриц невинно захлопал глазами.
-Обо всем! Вообще не думай! Ты ее не видел, она тебя тоже! И только попробуй...
-Да я сама безобидность, - развел руками в стороны Фриц. - Просто познакомиться, поговорить...
-Нет, Фриц, никаких разговоров - понял? - для усиления внимания Джейн даже ткнула указательным пальцем Фрица в нос, так что он аж отскочил. - И Ричарду ни слова.
-Но почему? - снова возмутился немец. - Он мой друг, я имею право поделиться с ним новостями. Пусть не я с той девушкой поговорю, так он поговорит...
-Нет! Нет! Нет! - аж затопала ногами Джейн. - Я вас сюда не для того пригласила! Надо было вспомнить, какие вы, и передумать...
-Но теперь-то уже поздно, - резонно заметил Фриц.
-Да уж, - Джейн направилась к беседке, Вергахенхайт за ней. Дэниэл, завидев свою супругу в компании с малость неприятным ему объектом, вскочил и спросил:
-У вас все в порядке?
Не дав Джейн и рта раскрыть, Фриц поведал:
-Да, Дэн, спасибо, все отлично, - Льюис помрачнел.
-Прошу всех в дом, - пискнула Джейн.
Едва компания перевалила за порог, Вергахенхайт демостративно заявил:
-Здесь, конечно, очень красиво, но давайте посмотрим второй этаж?
Джейн ткнула его локтем в бок.
-Сожалею, но у нас там ведутся ремонтные работы, - отрезал Дэниэл. - Мы не може...
-А у меня дома тоже сейчас ремонт. Могу я посмотреть, что делаете вы? Поучиться у вас, взять пример с вас...
-Нет, сэр, - приторно заулыбался Дэниэл. - Там пока еще ничего не сделано. Только развал и кучи мусора.
-Да я бы и на мусор посмотрел. Так сказать, расширить свой кругозор.
Дэн вопросительно посмотрел на Джейн, та скорчила недовольную гримасу, вроде - да, этот придурок видел нашу спрятанную бабу.
-Лейтенант, да что вы так привязались ко второму этажу? - протянул Голдман. - Нам и здесь хорошо. Нужно же помнить о правилах этикета...
-Вы мне не мать, чтобы меня воспитывать.
-Насколько я знаю вашу мать, она не знает никаких правил, - огрызнулся Карлос.
-Вот видите, кем я был воспитан? Я не могу быть вежливым в принципе, у меня это в крови, - отозвался Вергахенхайт.
-Не хотите лимонной воды? - вдруг откуда ни возьмись возник слуга. Почти все облегченно вздохнули - хоть кто-то разрядил обстановку. Судя по лицу слуги, он это сделал специально, и теперь ждал премии от Дэниэла Льюиса.
-Да, тащи сюда, - вздохнул Фриц, поняв, что весь накал и эффект спора пропал.

0

43

Мы не станем подробно описывать весь муторный процесс транспортировки лейтенантов во главе с капитаном к дому Джейн - однако, факт, что на Ямайке было невыносимо жарко и влажно, а это весьма затрудняло их передвижение. К тому же, сам Голдман своими тупыми разговорами "ни о чем" способствовал только торможению всей процессии, так как оба балбеса периодически совершали покушения на болтуна. В один из таких разов, когда настала очередь Фрица утихомиривать Карлоса, блюститель молчания накинул на надоедливого капитана тяжелый камзол, вследствие чего тот потерял контроль над своим туловищем и сшиб с ног мирно шедшего неподалеку Ричарда. Надо сказать, жертва чужого шила во-всем-известном-месте могла бы избежать столкновения, не витай она в то время в облаках, размышляя о возможных способах спасения от жары и посторонних языков без костей.
Каррингтон без лишних слов переместился в горизонтальное положение, перед приземлением успев только выставить перед собой руки. От окончательного крушения его это все-таки не спасло, так что он упал прямиком в дорожную пыль. Виновник произошедшего, так и не поняв, что сделал, побежал дальше со своим противником-камзолом. Долго залеживаться в горячей и вонючей субстанции лейтенант желанием не горел (однако не мешало бы, хоть расслабления ради), так что, резко встав на ноги, кое-как вытер пыль с лица, подобрал упавшую верхнюю одежду и потопал следом за остальными. В этот раз он, вопреки своему обыкновению, мести не запланировал. Так что вполне возможно, что она свалится на Голдмана уже тогда, когда тот о ней забудет. В принципе, так даже лучше - Рик порадуется на эффект внезапности, который он сам так любит создавать.
Вскоре трое товарищей (Карлос отстал ввиду своего дезориентирования) притопали к месту назначения и тут же оказались заключены в объятья пищащей Джейн, что уже само по себе на нее было не похоже. Да, на этой ухабистой дороге есть обо что удариться головой.
-Как здорово, что вы наконец приехали! - восклицала тем временем его обожаемая сестренка. - Я так ждала вас! Я так хотела, чтобы вы посмотрели, как я сейчас живу! - С неграми и бананами, - думал Каррингтон, в упор созерцая загорелого мужа кузины, стоявшего неподалеку от жены и мрачно смотрящего себе под ноги. - Этот похож и на то, и на другое.
-Можете звать меня Дэниэл, - гордо сообщил супруг Джейн. - Или мистер Льюис, как вам угодно, - Буду я всякую подкаблучную гадость "мистером" называть, - да, прежде просто безразличное настроение опять начинало портиться, возвращаясь к своему обычному уровню. Судя по всему, из-за чересчур жаркой погоды. Хотя этому субъекту вообще трудно угодить что с температурой, что с осадками, что с людьми.
Когда вся процессия, разговоры внутри которой прошли как-то мимо Рика, засобиралась в сторону дома, англичанин счел нужным потревожить свои благородные голосовые связки и хоть что-то сказать. А то ней дай Бог о нем все забудут и, сочтя за молчуна, не будут учитывать его мнение. Похоже на проявление паранойи, так как все, кроме мужа Джейн его уже знали, как облупленного, и за безвольного совсем не считали. Однако, он был другого мнения, а потому стал задавать никого не интересовавшие и нудные вопросы.
-А что у вас за плантации, э, Дэниэл? - слушай он беседу Фрица с "э, Дэниэлом", лейтенант бы уяснил, что этот сразу не приглянувшийся ему субъект имеет право по-братски называться "Дэном".
-Банановые, - на этом моменте Льюис незамедлительно, правда, пока неофициально, получил кличку "Банан", коей Ричард впоследствии будет его дразнить. Интересно, какое бы прозвище он бы придумал, узнав, что у супруга Джейн имеются плантации конопли? - На них работает пятьдесят рабов и десять наемных надсмотрщиков, - Пф, рабовладельцев мне в родственниках только не хватало. Идиот имеется, даже несколько, неудачников предостаточно, фанатики также есть в наличии, пара потаскух и все это приправлено пиратом, к счастью, сдохшим еще до моего рождения. Веселая семейка.
В конце концов, процессия из шести столь разных по настроению человек пересекла тропический сад, судя по стилю, претендовавший на гордое звание английского, хотя на самом деле являвшийся лишь пародией на этот тип стрижки растений и планировки сада, прибыли в беседку. Тут паранойя Каррингтона внезапно пропала (столь же неожиданно, как появилась), и он, в отличие от Фрица (на него, видимо, перешла болезнь) не подумал о возможной боязни хозяев дома впускать их внутрь своего обиталища. Так что он спокойной приземлился в предоставленное кресло, где и устроился поудобнее.
-У меня так много всего произошло! Я когда сюда приехала, я просто чуть с ума не сошла - здесь совсем не так, как было в Америке! Там было так холодно, а здесь, хоть я тут уже больше полугода, еще ни разу снег не выпал! И дождя тут почти нет! Так тепло! Первые дни я ходила вся красная - моя кожа не привыкла к такому свету. Но теперь я уже немного привыкла. Правда, часто ходить приходится под зонтиком..., - от такого избытка ненужной информации со стороны Джейн мозг Ричарда потерпел сбой, и, усугубляемая жарой, его настигла головная боль. Лучше бы осталась паранойя. Ради смягчения неприятных симптомов мигрени англичанин принял позу Капитана Очевидности, то есть, проще говоря, продемонстрировал свое недоумение в связи с тупостью окружающих.
-Не помогло, - заметил Фриц. - Ты все равно почернела, как провинциальная служанка, - англичанина мелко затрясло от беззвучного смеха. Со стороны могло показаться, что он чем-то огорчен и теперь, уткнувшись лицом в руку, льет слезы. Печальная картина, которую, однако, никто не оценил.
-Жарковато у вас тут. Вы бы нас в дом, что ли, пригласили? Там всяко прохладнее, - весьма резонно предложил Фриц после недолгих словоизлияний со стороны Джеймса и опять разболтавшегося Голдмана. Эпопея с камзолом его ничему не научила.
-Да, конечно, - отозвался с каждой минутой все больше и больше мрачнеющий Дэниэл. - Дорогая, пойди в дом и все там приготовь, - Рик не видел, как его кузина всполошилась в связи с просьбой мужа, так что его ничто не побеспокоило. Что вообще может потревожить засыпающего человека, который никак не хочет участвовать в разговорах о подвигах Карлоса и Джеймса, коих те никогда не совершали и о историях, которых с ними никогда не происходило? - А мы пока дослушаем мистера Морриса. Да?
-Да!
- Каррингтон нарочно вздохнул, и, все еще не разлепляя глаз, разлегся на всей площади стола, что находилась в его досягаемости. За столом повисла недолгая пауза, прерванная тактичным кашлем Голдмана.
-Может, ты нам расскажешь что-нибудь более интересное? - язвительно вопросил который раз за день прерванный на полуслове Джеймс. Полуспящий лейтенант не мог видеть лиц своих соседей по столу, так как все еще не соизволил разлепить веки, но, судя по всему, ничего особо доброго и довольного он там не увидит. У него оставалась только надежда на столь привычную физиономию Фрица, которая могла бы порадовать его своим позитивом. Но таковой физиономии там не оказалось, так как она уже куда-то ушла, прихватив с собой и туловище - поэтому столкновение с суровой реальностью в виде недобрых Морриса, Карлоса и Льюиса Ричард был вынужден переносить в гордом одиночестве. Как следует из предыдущего предложения, глаза он уже открыл, и теперь оставалось только нормально сесть. Сопровождаемый утруждающими взглядами соседей по столу, Рик нехотя, как это обычно делают залежавшиеся коты, протащил верхнюю часть тела назад к спинке кресла, и, потянувшись, окончательно принял сидячее положение. Сказать ему было особо нечего, но нельзя же было пасовать перед столь жалкими, как он считал, личностями.
-Я могу рассказать, почему и как ты познакомился со своей нынешней женой, - предложил он немного хриплым после долгого молчания голосом. - По крайней мере, это будет правдивее того, что ты в компании с капитаном наплел прежде, - Дэниэл, хоть и сразу невзлюбил этого странного родственника жены, в какой-то мере ему поверил, а потому одарил Морриса взглядом, коим еще недавно смотрел на оппонента последнего. Джеймс несколько стушевался, но все же нашел, что противопоставить.
-Лучше поведай всем о своем переодевании в женщину, это, глядишь, будет поинтересней, - тут природная горячность вернулась к Каррингтону и потребовала немедленного проявления - тем более, что попахивало оскорблением чести.
-Я это, между прочим, делал не из животного интереса, а по твоей тупости! - чуть ли не заорал лейтенант, сотрясая пальцем перед носом противника. - Можно было прекрасно выполнить это задание и без унизительного маскарада. Но нет же, наши лейтенант Моррис и капитан Голдман так не считают, - Карлос, которого приплели и сюда, удивленно выпучил глаза и уставился на обвинителя.
-Я-а-а-а? - протянул он, опять перебив Джеймса. - Да моя скромная персона здесь ни при чем, это только он и предложил!
-Так вот как все неожиданно раскрылось! - торжествующе крикнул Ричард, уже приметив неподалеку от беседки Фрица с Джейн. - Вот кто во всей этой бредятине виноват! - Моррис снова раскрыл рот, чтобы выдвинуть свой защитный аргумент, но на этот раз его прервал Дэниэл, судя по его недоумевающему лицу, ни слова не понявший из разговора своих товарищей. Тем более, его больше занимали обстоятельства, при которых Вергахенхайт и миссис Льюис пересеклись в саду.
-У вас все в порядке?
-Да, Дэн, спасибо, все отлично,
- Я бы удивился, рискни он еще раз к ней приблизиться, - мрачно подумал Каррингтон, явно недовольный тем, что ему не удалось окончательно задавить Джеймса фактами его виновности во всех их с Фрицем бедах.
-Прошу всех в дом, - Ура, я уже запарился на этом солнцепеке сидеть.
Едва компания перешагнула за широкий порог, немец сделал еще одно предложение:
-Здесь, конечно, очень красиво, но давайте посмотрим второй этаж?
-Сожалею, но у нас там ведутся ремонтные работы, - отчего-то резко отозвался Дэниэл. - Мы не може...
-А у меня дома тоже сейчас ремонт. Могу я посмотреть, что делаете вы? Поучиться у вас, взять пример с вас... - Сдался ему это второй этаж, - размышлял Ричард, обмахиваясь рукавом камзола, что, правда, было малоэффективно против жары. Моррис стоял неподалеку и периодически поглядывал в сторону оппонента. Не то с испугом, не то с жаждой при первой же возможности закончить спор. И желательно в свою пользу.
-Нет, сэр, - вещал тем временем Льюис. - Там пока ещё ничего не сделано. Только развал и кучи мусора.
-Да я бы и на мусор посмотрел. Так сказать, расширить свой кругозор. - Наркоман он что ли? Голдман свою дурь уже и другим предлагает.
-Лейтенант, да что вы так привязались ко второму этажу? - озвучил мысли подчиненного Голдман. - Нам и здесь хорошо. Нужно же помнить о правилах этикета... - а вот это уже в его размышления не входило.
-Вы мне не мать, чтобы меня воспитывать., - Нашел кого вспомнить.
-Насколько я знаю вашу мать, она не знает никаких правил, - огрызнулся борзый с утра Карлос.
-Вот видите, кем я был воспитан? Я не могу быть вежливым в принципе, у меня это в крови, - отозвался Вергахенхайт, видимо, решив окончательно доконать окружающих своей настойчивостью.
-Не хотите лимонной воды? - слуга-негр столь внезапно возник сбоку от Каррингтона, что тот метнулся в сторону (нервный, что с него взять) и наткнулся на Морриса, от которого снова отскочил и по принципу пинбола отлетел куда-то к стене. Джеймс, изобразив на лице что-то вроде "Фи, поручик", стал что-то шептать Голдману. Каррингтон со своей позиции наблюдал за ним с плохо скрываемой злобой.
-Да, тащи сюда, - благосклонно согласился Фриц, тем самым ответив за остальных.
-Пройдемте дальше, - предложил Дэниэл, указывая на дверь, ведущую в светлую гостиную. Рик специально дождался, пока все кучной процессией начнут протискиваться в дверь, и, отловив немца, оттащил того в сторону, дабы поговорить без посторонних ушей.
-Меня бесит Моррис, - заявил он без лишних церемоний. - Поможешь мне сделать ему какую-нибудь падлу? - тут он немного помолчал, вспоминая, что хотел узнать в следующую очередь. - Кстати, чего это ты так рвался на второй этаж? Подозреваешь там заначку с вином, да? - тут у него нездорово заблестели глаза. - Я так и знал. У этого Льюиса хитрая морда, он точно что-то скрывает.

0

44

Фриц вместе с остальной массой людей стал просачиваться в дверной проем, но, в тот самый миг, когда его нога уже грозно возвышалась над порогом, чтоб его переступить, неведомая сила потянула Вергахенхайта назад, нещадно и сурово, за шиворот. Фриц с недопониманием отлип от дверного косяка и покорно вытянулся из людской кучи по зову неясного пока существа.
Существом оказался Ричард, так что Фриц убрал вопросительную морду лица и на ее месте разместил какую-то хитро-заговорщицкую, подозревая, что Рик будет сейчас вещать какой-нибудь коварный план или хотя-бы его подобие. Так и оказалось:
-Меня бесит Моррис. Поможешь мне сделать ему какую-нибудь падлу?
-Помогу, конечно, - кивнул Фриц. - Но идеи, как это сделать, с тебя. У меня ведь вообще пока нет резона ему вредить.
-Кстати, чего это ты так рвался на второй этаж? Подозреваешь там заначку с вином, да? Я так и знал. У этого Льюиса хитрая морда, он точно что-то скрывает.
-Да он вообще козел, - отозвался Фриц. - Смотрит на меня, как на врага человечества, - тут Вергахенхайт преувеличил свою значимость, конечно. - А что касается..., - Фриц задумался. Решив, что пока не стоит говорить Рику о кудрявой бабе (ради спасения себя от Джейн и ради большей вероятности, что баба достанется ему самому), он поведал: - Эти падлы точно что-то от нас скрывают. Ты только глянь на их рожи, едва я начинаю спрашивать о втором этаже - едва ядом не плюются. Нужно срочно это выяснить, чтобы досадить мерзкому Дэну, - Фриц потянул Рика за рукав в сторону комнаты, куда удалились гости и хозяева. - Пойдем. А потом я выберусь на разведку наверх, - Вергахенхайт махнул головой в сторону лестницы, - и все узнаю.
Оказавшись в комнате, где сгрудились остальные индивиды, Фриц с Ричардом снова резко погрузились в атмосферу витающего в воздухе маразма: Голдман что-то рассказывал.
-И я выстрелил в дерзкого пирата именно в тот момент, когда он наставил оба пистолета на..., - завидев подчиненных, Карлос несколько сконфузился.
-Ну же, продолжайте! - пискнула Джейн. Затем, повернувшись к вошедшим, пояснила: - Капитан как раз рассказывает, как он спас вас двоих от гибели. Так интересно!
Голдман боязливо вжал голову в плечи, опасаясь смотреть на "спасенных" им когда-то лейтенантов.
-Ну же, Голдман, продолжайте, - натянув на лицо poker-face, попросил Фриц.
-Я..., - Голдман с сомнением посмотрел на Вергахенхайта. - И именно в тот момент...
-Он у нас такой скромный, - приложив к груди руку, заметил Фриц. - Даже не знаем, как заставить его поверить в себя. Рассказывайте, нам всем очень интересно, - он посмотрел на Рика. - Особенно мне и Ричарду.
-В общем, когда пират собрался выстрелить в Вергахенхайта и Каррингтона, я выстрелил в негодяя и..., - он судорожно сглотнул, посмотрев на подчиненных. - И не попал, - Джейн сдавленно ахнула. - Но тут Каррингтон выбил ногами оба пистолета из рук бандита, - Фриц довольно закивал, едва сдерживаясь, чтобы не заржать, - а Вергахенхайт вскочил и скрутил руки пирату! - физиономии слушателей вытянулись. - И на этом битва была закончена! Если бы не ловкость, - он снова покосился на подчиненных, - храбрость и сила лейтенантов, нам всем пришел бы конец.
-А вы? Вы же говорили, что спасли их? - заморгала Джейн.
-Да, - вставил Фриц. - Он спас нас, когда дал нам отдохнуть и сам помог матросам убраться на палубе.
Голдман скривился.
-Как это благородно! - заулыбалась Джейн.
-Да, это достойно уважения, - закивал Дэн. Моррис же просто недоверчиво фыркнул.
-Этот дебил уже и меня бесит, - поведал Фриц шепотом Рику на ухо, чтобы никто раньше времени не раскусил их еще не придуманный план. - Только я б еще и Голдману втащил.
Тут в комнату вплыл слуга с подносом, на котором стояли стаканы с водой. Выпив сразу три стакана, тем самым нагло обделив Голдмана и Морриса, что в молчаливом негодовании мялись в сторонке, Фриц с чувством выполненного долга торжественно сообщил:
-Вы тут пока разговаривайте, дом смотрите, а я выйду покурю, - и направился к двери.
-Я провожу, - выскочила Джейн. - Я покажу, где у нас балкон.
-Я сам, - замотал головой Вергахенхайт. - Сам найду.
-Нет, ты заблудишься, - Джейн поволокла Фрица к двери. - Идем.
Вергахенхайт, скрипя зубами, проехал по паркету за дамой.
-Хорошо, идите, - подозрительным голосом выдал вслед никому уже не нужное разрешение мистер Льюис.
-Все нормально, Дэн, - сообщил ему Фриц, оборачиваясь через плечо по пути. - Я честно не знаю, зачем она со мной прется.
За порогом Джейн продолжила волочить Вергахенхайта, упорно игнорируя сопротивление последнего.
-Ты что творишь? - Вергахенхайт пытался вырваться из цепких конечностей. - Твой плантатор меня и так недолюбливает, а тут ты еще ведешь себя, как последняя овца.
-Я же тебя знаю! Ты же сейчас собирался лезть на второй этаж, - гордо заявила Джейн, притормаживая у балкона. - Вот тут кури.
В самом то деле, Вергахенхайт курил еще только десять минут назад, а потому сейчас ему это делать было уже неохота.
-Я перехотел.
-Тогда идем обратно.
-Нет, - Фриц поспешно шуганулся от Джейн на балкон. - Вдруг снова захочу.
-Фриц, ну что за глупости! - закатила глаза Джейн. - Идем.
-Нет, - немец уселся на перила балкона.
-Ладно, - Джейн тоже села рядом. - Тогда я буду ждать.
Так они просидели десять минут в тишине. В какой-то момент Фриц не выдержал и попытался образумить Джейн.
-Люди не могут курить так долго. Дэн сейчас подумает что-нибудь нехорошее. Шла бы ты...
-И не пытайся! Я не поведусь! Ты никогда не попадешь на второй этаж.
-Прям пророчество какое-то, - поежился Вергахенхайт. - Ты меня недооцениваешь. Если я захочу, я попаду. А я хочу.
-Это ты меня недооцениваешь.
-Я-то как раз таки твои возможности оцениваю реально. И твои перспективы - тоже. Так что, по моим предположениям, ты в полной жопе.
Льюис фыркнула и задрала нос. Так, отвернувшись, она сидела где-то секунд пятнадцать, и этого хватило Фрицу, чтобы совершить геройский кувырок с балкона в кусты.
-Эй! - обернулась Джейн на шорох. Но Вергахенхайт уже убегал в неведомом направлении в глубины сада. Сделав пару нервных движений руками, Льюис также поспешила выйти в сад, чтобы поймать беглеца.
Фриц уже жалел, что при обследовании сада не учитывал никакие пути бегства. Теперь ему нужно было где-то спрятаться, а он совершенно не знал, где. Решив пойти всем известным путем, он переждал за кустами, пока Джейн пронесется мимо, а потом направился обратно к балкону, будучи уверенным, что Льюис не вернется туда. Так и оказалось - Джейн с шорохом огибала очередной лабиринт из кустов, и не думая возвращаться к дому. Вергахенхайт же снова перелез через перила и, отряхнувшись, последовал к лестнице.
Заветный второй этаж был уже близко, когда вдруг из соседней комнаты вынырнул Дэниэл. Лицо у него было, мягко говоря, недобрым.
-Что тут происходит? - вопросил он, чуть ли не рыча на ненавистного обидчика супруги.
-Где? - Фриц огляделся по сторонам.
-Где моя жена?
-Не знаю, - заморгал Фриц.
-Не отпирайтесь! Она же ушла с вами! - истерично воскликнул Дэниэл. Из соседней комнаты с любопытством повысовывали головы остальные гости и слуги.
-Она проводила меня до балкона, а потом ушла обратно к вам, - примирительно улыбнулся Фриц. - А что вы так кричите? Что-то не так, уважаемый Дэн?
-В-все так, - нехотя буркнул Льюис. - А куда вы шли сейчас?
-Да к вам шел, - пожал плечами Фриц. - Просто немного заблудился.
-И поэтому свернули к лестнице? - прищурился Дэниэл.
-С высоты удобнее осматривать местность, чтобы сориентироваться, - снова расплылся в улыбке идиота Вергахенхайт. Голдман, наблюдающий из укрытия, скорбно приложил ладонь ко лбу.
-Вам туда, - Дэн указал на нужную дверь.
-Спасибо, - и Фриц летящей походкой вошёл в нужную комнату. Пока план провалился. Джейн же все еще где-то бегала.

0

45

-Помогу, конечно. Но идеи, как это сделать, с тебя. У меня ведь вообще пока нет резона ему вредить, - Ты должен был мне помочь просто потому, что я попросил. Безо всяких там условий, - без комментариев - все происходит так, как и должно происходить. Так даже лучше, ибо не подумай Ричард о степени "наглости" Фрица, это был бы вовсе не Ричард, а какой-то подсадной гуманоид. - Да он вообще козел, - продолжал тем временем Вергахенхайт, на этот раз рассуждая об одном сплошном недостатке по имени Дэниэл Льюис. - Смотрит на меня, как на врага человечества. - Он на всех так смотрит, включая меня, - вообще-то, он хотел выразить свою мысль иначе - "Она так смотрит и на меня", что, вне сомнений, означало бы "Он так смотрит на всех". - А что касается... Эти падлы точно что-то от нас скрывают. Ты только глянь на их рожи, едва я начинаю спрашивать о втором этаже - едва ядом не плюются. Нужно срочно это выяснить, чтобы досадить мерзкому Дэну.
-Мы просто обязаны это сделать, - отозвался Каррингтон, активно закивав в подтверждение своих слов, ибо он действительно жутко хотел узнать, что там наверху такого таинственного.
-Пойдем. А потом я выберусь на разведку наверх, и все узнаю., - А что в это время буду делать я? - с сей печальной мыслью лейтенант переместился в гостиную, где, в отличие от Фрица, не обратив внимание на захватывающий рассказ Голдмана, который тот столь неожиданно прервал с их появлением, молча опустился в кресло. Спать он хотел еще с самого утра, но до этого момента никак не получалось нормально устроиться - на корабле, как известно, особо не расслабишься, а прежние сидения на террасе были недостаточно удобными. К тому же, уснуть в окружении вечно орущих и пристающих именно к твоей скромной персоне людей вряд ли возможно. И вот, наконец, свершилось - комфортное место для отдыха было найдено, человеческие существа перестали лезть к несчастному страждущему, и теперь просто орали друг на друга. Рик поставил согнутую руку на подлокотник кресла, и, положив голову на образованную конструкцию, прикрыл глаза.
Как известно, люди имеют свойство приспосабливаться к различным условиям. И иногда настолько крепко, что уже и жить без них не могут - даже когда эти самые условия не очень благоприятны. Так что, после пяти минут дрема под "аккомпанемент" чужого спора, который вдруг внезапно оборвался, больше заснуть Ричард не смог. Пришлось разлепить глаза и осмотреться, дабы иметь представление о "вражеских" позициях и о возможных путях отступления. Фриц опять куда-то смылся, чем дал повод для пока молчаливого негодования. Голдман в печальной задумчивости грыз ноготь на большом пальце, уставив взгляд в стену, Джеймс о чем-то тихо переговаривался с Дэниэлом, который по неясным пока причинам нервно притопывал ногой. Мотивы его беспокойства Каррингтон, пока не шевелящийся во избежание чужих притязаний, которые он хотел хоть ненадолго оттянуть, осознал лишь при виде пустующего места миссис Льюис. Либо у Фрица снесло крышу, либо у Джейн. Больше склоняюсь к последнему, - размышлял англичанин, и не подозревая, что о его пробуждении уже знает вся гостиная. Первым, как и следовало ожидать, заговорил Моррис.
-Доброе утро, - Крайняя степень остроумия, я просто восхищен до глубины души. - Как спалось? - все в Джеймсе - поза, выражение лица, тембр голоса - говорили о том, что его так и распирает поругаться. Что ж, его предполагаемый оппонент, как говорится, всегда готов. И даже, можно сказать, стал инициатором так долго назревавшей между ними ссоры. В конце концов, когда-то они должны были сказать друг другу все, что думают.
-Спалось прекрасно до тех пор, пока ты не спросил, - Ричард вытащил из кармана лежащего рядом камзола сигару и, подойдя к камину, где поднес сигару к тлеющему угольку, закурил. Вернувшись на место, он поймал на себе ошалевший от такой наглости взгляд Льюиса.
-Сэр, здесь, вообще-то, не курят, - сквозь зубы сообщил он. Перебитый в несчетный раз Джеймс тем временем молча ждал своей возможности снова влезть в сей диалог.
-Почему это не курят? В гостиной есть дамы? - естественно, что даже будь в помещении женщина, Рик бы все равно закурил - но надо же как-то поддеть присутствующих. Но поддеть ведь не значит открыто и со злым умыслом оскорбить. Моррис же, который, как внезапно выяснилось, после женитьбы на Бруни стал еще более нервным, чем был до сего судьбоносного поступка, или же испортившийся после длительного пребывания в плену испанцев, так не считал, и это замечание принял на себя.
-Да что ты себе позволяешь, козел! - стандартная фраза. Настолько стандартная, что Каррингтон, который, как известно, обладал способностью запоминать только всякую дребедень или то, что касалось лично его, тут же вспомнил по именам всех, кто ему говорил такие же слова. Это были дядя Гарри, увидевший, что его дражайший племянник пяти лет отроду сует в нос его трофейного оленя какую-то палочку, англоговорящая баба, которой он накануне в Каракасе случайно наступил на ногу, и пара других дам, коих он когда-то давно встретил на балу.
Однако, надо было прекращать "флэшбэк" и смотреть в глаза суровой реальности - а она была действительно сурова. Даже суровей пьяного Ричарда, пытающегося попасть в дверной проем. Ну, или челябинского мужика - кому как больше нравится. Конкретно психанувший Джеймс вытащил из-за пояса до блеска начищенную шпагу и приставил ее к носу (смешно звучит) задумавшегося оппонента.
-Защищайся! - Рик, потушив сигару о подлокотник кресла и положив ее там же, медленно скосил глаза на зловеще блеснувшее острие оружия, слегка подрагивавшего в руках Морриса. Ему было конкретно лень не то что драться на шпагах, а попросту отрывать свой зад от кресла. - Ну что, принимаешь вызов? Или трусишь? - ехидно вопросил Джесси, который, вообще-то, даже не дал противнику времени на сбор с мыслями. Голдман, сидящий в соседнем кресле, с еще более удивленным видом, чем тогда на террасе при обвинении, наблюдал за развитием событий. Льюис же, как всегда, сохранял покер-фэйс и даже не смотрел в сторону этих двоих, судя по всему, представляя на их месте таинственную пустоту.
-Сначала убери это от моего лица, - изрек Каррингтон, исподлобья смотря на Джеймса. - И потом поговорим.
-Мне не о чем с тобой разговаривать, - ответствовал Моррис, не обращая внимания на то, что Дэниэл, прежде державшийся довольно сдержанно, порывисто встал с дивана и свалил из гостиной в неизвестном направлении.
-Тогда какого черта ты до сих пор не заткнулся? - тут лейтенанту конкретно надоела шпага, маячащая у него перед физиономией, и он, что было силы, вдарил оппоненту ногой поддых. Да, довольно подлый маневр, но когда перед вами неадекватный псих, способный проткнуть ваш и без того дырявый череп, вы вряд ли будете думать о приличиях. Пока Джеймс сгибался в две погибели и что-то бормотал, продолжая сжимать в руке шпагу, Ричард уже приготовил свое оружие к прямому применению и встал рядом с креслом. И тут внезапно на пороге комнаты возникли Фриц и Дэниэл. Англичанин отвлекся, и, пока он с абсолютно дебильным лицом созерцал "блудного друга", Моррис успел отдышаться и сделал неожиданный выпад. От ранения (или смерти. Нельзя точно определить, куда целился сей товарищ) его спасло лишь... Плохое зрение нападавшего. Неожиданный поворот сюжета, да?! А вы думали, Рик эффектно увернется, и, вмазав Джеймсу в ответ так, что тот грохнется без чувств, останется победителем? Нет. Там же ясно было сказано, что он смотрел в другую сторону и вспомнил о существовании противника только когда тот неожиданно на него налетел. В этот раз случайно.
-Э, мы на мордобой не договаривались, - Каррингтон оттолкнул ошалевшего от собственной слепоты Морриса. - Дерись, как мужчина, если ты таковым являешься, - сказал тот, кто сам не прочь подраться на кулаках. И последними своими словами он окончательно сделал из себя в глазах Джесси полнейшего придурка, публично оскорбляющего чужую честь. Так что, полный уверенности в то, что он несет миру добро и справедливость, а с убийством жалкого хама он спасет Вселенную от краха, Моррис снова попер в атаку.
-Что за ребячество? - вопросил Голдман, поспешно вставая с кресла и подлетая к стоящим в дверях Дэну и Фрицу. - Их нужно остановить, пока они друг друга не покалечили!
-Зачем? - лениво спросил Льюис. - Пока не покалечили, и ладно, - Карлос посмотрел на него с некоторым сомнением то ли в его, то ли в собственных словах. Так как он довольно подвержен чужому влиянию и не любит вступать в конфликты, капитан все-таки решил согласиться с Дэниэлом.
-Хотя, и правда - посмотрим, чьи живо..., - тут он осекся и неловко кашлянул. - Лейтенанты дерутся лучше - мои или Уоррингтона.
А поединок тем временем был в самом разгаре - Джеймс, демонстрируя чудеса фехтования, прыгал и перебегал туда-сюда, то и дело норовя зайти за спину оппонента. Особенно ему нравилось запрыгивать на разные предметы (не поворачиваясь к ним лицом, конечно) и оттуда дубасить больше по чужой шпаге, чем по самому Рику (за что ему большое спасибо). Сам же Каррингтон больше защищался, чем нападал, так как брать на себя ответственность за чужую инвалидность или, что еще хуже, смерть, он желанием не горел. Всем своим видом он старательно демонстрировал, что дерется чисто из приличия и это не доставляет ему никакого эстетического и уж тем более физического удовольствия.
В конце концов, оттесняя друг друга к противоположным себе стенам, лейтенанты перебрались на просторный балкон. Льюис и Голдман с лицом двух придурков, поставивших огромную сумму на ипподроме на лошадь, которая вот-вот сдохнет от перенапряжения, подскочили к дверному проходу. Рик тем временем, как говорится, разошелся, и поступившись своего принципа, стал атаковать. Моррис, хоть и не ожидал такой прыти от оппонента, гордо выдерживал все наступления и совершал ответные.
-Ну же, Каррингтон! - ну точно как на ипподроме. - Надери этому выскочке задницу! - Джесси злобно зыркнул на орущего Карлоса, чем, естественно, отвлекся, и поплатился сим за сохранность своей правой руки - теперь на ней красовалась красная кровоточащая полоска. Ричард, который, как нетрудно догадаться, и оставил эту отметину, торжествующе улыбнулся и отскочил назад, дабы быть готовым к новой атаке.
-Продолжаем? - вопросил он, продолжая недобро ухмыляться, чем наверняка раздражал оппонента.
-Конечно, - процедил Моррис, перекладывая шпагу в нерабочую левую руку. - Я тебя и одной левой сделаю, - и они снова скрестили шпаги. (Пафос, пафос!)
Естественно, что работоспособность Джесси в связи с вынужденной сменой непосредственно ведущей борьбу конечности сильно повлияло на исход поединка. Но это было его решение, так что, господа, все честно - будучи окончательно забитым в угол, Джеймс не выдержал напора противника и с тихим шелестом (балкон обвивал густой плющ) свалился за перила. Дэниэл, видимо, беспокоясь за сохранность растения, первым подскочил к краю балкона. Снизу послышался вскрик внезапно возникшей поблизости Джейн и растерянное бормотание Морриса, судя по всему, на нее упавшего. Рик глубоко выдохнул и в сопровождении подоспевшего Голдмана посмотрел за перила. Там, сидя прямо под балконом, о чем-то тихо переговаривались оба пострадавших. Миссис Льюис обеспокоенно рассматривала рану товарища по несчастью, а тот, в свою очередь, созерцал ее ушибленный и оттого покрасневший лоб. Как романтично, сейчас расплачусь, - скептически подумал Каррингтон, вытирая кончик шпаги об свободный от плюща участок перил.
-Дорогая, ты в порядке? - обеспокоенно выкрикнул Дэниэл, свешиваясь вниз. Оба сидящих на земле товарища задрали головы.
-Да, Дэн, - Джейн, видимо, опасаясь ревности супруга, поспешно оттолкнула прилипшего к себе Джеймса и поднялась с земли. - Мы сейчас придем.
-Можете не торопиться, - процедил Льюис, с плохо скрываемой злобой косясь на растерянного таким поведением дамы Морриса.

0

46

Фриц пока находился не в курсе происходящих в комнате событий, а потому несколько удивился, когда Моррис и Каррингтон стали отчего-то сражаться. Но удивился он лишь несколько, а потому, когда Голдман заорал ему, что дерущихся надо разнять, Фриц лишь отмахнулся и, устроившись где-то в углу комнаты, стал наблюдать за процессом. Он был на все сто процентов уверен, что Рик победит, но уйти, не узнав исхода сражения, ему не позволяла совесть. Когда дерущиеся переместились на балкон, Вергахенхайт прополз следом. Так как полз он медленно, на ходу думая о чем-то своем, то прибыл он на место как раз в тот момент, когда Каррингтон благополучно обезвредил одну из конечностей Джеймса. Поняв, что теперь победа на все двести процентов за Ричардом, Фриц, бросив на ходу:
-Удачи, Рик, - поперся из комнаты. Голдман и Льюис не заметили пропажи одного из зрителей, а потому немец спокойно мог пройти на заветный второй этаж.
Едва его нога ступила на первую ступеньку, Вергахенхайт почувствовал просто дикое торжество и свое превосходство над глупыми и никчемными хозяевами этого дома. Так-то, Джейн! Твое пророчество не сбылось, и я на пути к успеху.
Лестница была совсем новой, не скрипела и была абсолютно бесшумной, что было на руку "правонарушителю". Он поднялся на самый верх и там восторженно заулыбался - взгляду открывался длинный коридор и три двери по периметру его - найти нужного ему человека можно было, собственно, методом тыка, а точнее, захода в каждую комнату поочередно.
Первая дверь не открывалась. Фриц ломился в нее довольно долго, стараясь не создавать слишком много шуму, стучал, скребся. Такое его рвение объяснялось тем, что он ясно слышал, как за дверью кто-то ходит, прислушивается, стоя у двери, но нагло молчит и не проявляет своего желания познакомиться ближе с визитером. Бросив, наконец, это занятие, Фриц прошел ко второй двери, которая сразу раскрылась. Внутри у окна в кресле-качалке размеренно раскачивалась та самая горбатая и носатая старуха. Буркнув: "Извините", Вергахенхайт попытался скрыться, но бабка гаркнула:
-Стоять! - Фриц изумленно застыл. - Ты кто?
-Я Фриц, - отчеканил "допрашиваемый".
-А-а-а, - противно протянула старуха. - Вергахенхайт чтоль?
Вот те на.
-Да, а откуда вы...
-Пшел вон отсюда! Тебя разве Джейн не предупреждала, что сюда нельзя? - рявкнула бабка, резво вскакивая с кресла.
-Но..., - Вот ведь ведьма какая.
-Я про тебя все знаю, ир-р-род! - продребезжала ведьма, хватая из угла клюку. Ой-ой. Опасно.
-Все ложь! - стал защищаться Вергахенхайт.
-Ты - мерзкий растлитель, наглый извращуга, обманщик и алкоголик! Даже не смей тут ошиваться!
-Кто вам это сказал? - бабка замахнулась на Фрица клюкой, он поспешно нырнул в коридор, но потом снова засунул голову в комнату. - Вас обманули! Я добрый и праведный христианин...
-Безбожник и сатанист! - визжала ведьма. О как, даже сатанист. - Прочь!
-Да почему?! - Вергахенхайт пытался отбиваться. Нет бы просто уйти - так нет же, ему нужно было добиться своего любой ценой. - Что я вам такого сделал?
-Хватит тут распинаться! - Фриц таки получил клюкой по шее, после чего только раззадорился. - Пошел вон!
-Я буду жаловаться!
-Бог нам всем судья!
-Так я и ему пожалуюсь!
-Изыди обратно в ад, исчадие!.., - Вергахенхайту снова прилетело, в этот раз по плечу. Да что за чертовщина?
-Никуда я не изыду! - Фриц быстро поймал рукой бабкину клюку и вопросил: - Ну-ка быстро отвечать, кто вам что про меня наплел?
Оказавшись безоружной, бабка быстро оробела, а потому поспешно покаялась "безбожнику":
-Джейн рассказала, что ты опутал ее душу сетями лжи и порока, столкнул с пути истинного и помешал посвятить себя служению Божьему...
-Так и сказала? - ошалел Вергахенхайт.
-Нет, - нехотя пояснила старуха. - Я просто передаю суть.
-И что, вы боитесь, что я и вас столкну с пути истинного? Уверяю вас, вам уж точно нечего бояться.
-Так значит, это правда? - прищурилась бабка. - Ты осквернил честь мелкой потаскушки Джейн? Да если бы не ты, то мой Дэнни и знать бы не знал этой деревенщины, а женился бы на нормальной девке...
-Вот только не надо меня тут делать во всем виноватым. Что вы все ополчились на меня, а?
-Моя внучка Саманта выходит замуж за хорошего человека в Англии и я ее сопровождаю. И ты не посмеешь помешать мне сделать это!- старуха злобно дернула на себя свою клюку. - Хорошо хоть Джейн предупредила о том, что вы за люди такие сюда катитесь!
Вергахенхайт закатил глаза.
-Я бы не наступил второй раз на те же грабли, - А уступил бы их Каррингтону. - Я просто хотел познакомиться с вашей дочерью. Ничего ужасного в этом нет, - он покосился на коридор. - Она же там, в соседней комнате?
-Ишь, разбежался! - снова перешла на повышенные тона бабка. От неожиданности Фриц шуганулся, а потому старухе удалось отобрать свою клюку. - Щас с лестницы спущу!
-Э, э, нет! - Фриц снова начал отбиваться, за что постоянно получал палкой по рукам. - Я уже ухожу.
-Давай живее! - бабка уверенно продвигалась в коридор следом за беглецом. Фриц отчаянно спешил к лестнице. Нет, он не сдался. У него возник новый план. И если он не сработает, был еще третий. А на самый крайний случай - четвертый.
Итак, отбивший все руки Вергахенхайт оказался на первом этаже. Продвигаясь к выходу в сад, он услышал с лестницы грозный голос себе в спину:
-И не возвращайся!
-И не вернусь, - буркнул Фриц себе под нос. - Есть другая идея.
В саду он обошел дом кругом и вышел к той части сада, куда выходили окна комнат со второго этажа. Там, не долго думая, он сорвал с ближайшего куста длинную ветку и взялся за исполнение своего гениального плана.
Фриц встал на подоконник окна первого этажа, что находилось прямиком под окном, где предположительно находилась Саманта. Оттуда он кое-как дотянулся до стекла веткой и постучался. Спустя пару секунд, окно распахнулась. И, о чудо - из комнаты и правда выглядывала курчавая недоневеста.
-Здрасьте, - сообщил Фриц, по-прежнему еле балансируя на подоконнике. - Вы Саманта?
-Да, - заулыбалась девушка. - А вы Фриц, я слышала, как вы ругались с моей бабушкой в соседней комнате.
-Честно говоря, бабушка ваша - та еще..., - и тут огромная рука бабки отпихнула хихикающую Саманту от окна, и старуха, свесившись вниз, заорала:
-Я тебе сейчас эту ветку знаешь куда засуну? - Фриц скоропостижно свалился, кубарем откатившись к кустам.
-Ну бабуля! - обиженно пропищала Саманта.
-А с тобой мы сейчас по-другому поговорим!.., - бабка громко захлопнула окно, аж стекла в соседних комнатах задрожали.
-Бабуля, чтобы ее подкинуло и размозжило, - пробурчал Фриц. Ну, ничего, еще целых два плана не приведены в исполнение.
Вергахенхайт поднялся из кустов, отряхиваясь. И тотчас нос к носу столкнулся с Джейн и Джеймсом, которые, держась за руки, преданно глядели друг другу в глаза, держа свои лица в, дай Боже, двух миллиметрах друг от друга.
-Вот те на, - уголок губ Фрица злорадно пополз вверх. "Исчадие" коварно улыбалось. Два "голубка" тотчас повернулись к свидетелю.
-О нет! - сразу сообразил свою участь Джеймс. Джейн от ужаса чуть не поседела.
-Ну, господа, что вы можете предложить мне за молчание? - Вот и еще один способ попасть безнаказанно на второй этаж готов.
-Мы… Я…, - замямлил что-то Моррис.
-Джесси, не нервничай. Не можешь ничего предложить – так и скажи, - Фриц лениво подполз к голубкам. – Я могу и сам попросить. У нее, - Вергахенхайт гордо указал пальцем на Джейн.
-Что ты хочешь? – процедила Льюис.
-Я хочу, чтобы ты увела вздорную бабку со второго этажа, - поведал Фриц. Моррис озадаченно повел бровями.
-Нет, Фриц, это невозможно, - отрезала Джейн.
-В таком случае, я пойду и поболтаю с Дэном…
-Стой! – отчаянно воскликнул Джеймс.
-Нечего опасаться, - прервала его Джейн. – Он расскажет об этом моему мужу в любом случае, не зависимо от того, выполню я его условия, или нет. Вот только у него все равно нет доказательств.
Да, а вот о них Фриц как-то и не подумал.
-Дэниэл скорее заподозрит его самого, - продолжала язвительно Фрицу в спину Джейн, - чем подумает на тебя.
-Ладно-ладно, - злобно обернулся к Моррису и Льюис Фриц. – Мы еще посмотрим, кто кого заподозрит, и кто чьи условия будет выполнять, - с этими ужасными-грозными-величественными словами он поперся к дому. Ничего – сейчас Фриц позовет кое-кого на помощь. Кое-кого, кто действительно разбирается в мести.
Вернувшись в комнату, Вергахенхайт сразу же потянул Ричарда за плечо в сторону от Голдмана и Льюиса, которые опять что-то обсуждали, и, состроив хитрющее лицо, заговорил:
-Может, ты еще хочешь досадить Моррису чуть больше, чем просто покромсать его шпагой? – и, не дождавшись ответа, выдал все подробности сего темного дела: - Я тут застукал двух обнимающихся идиотов – Джеймса и Джейн. Этот мудила еще и к твоей сестрице подкатил. Попытался шантажировать, но они не боятся – говорят, что у меня нет доказательств. Поможешь убедить Дэна? Боюсь, мне он не поверит, учитывая, что знает нашу с Джейн... предысторию.

0

47

Ричард озадаченно переглянулся с Голдманом, так как оба оказались несколько удивлены последними словами Дэниэла. Однако, раздувать из мухи слона и раздражать Льюиса тупыми вопросами никто не стал, и, сделав умные лица, "конь" с поставившими на него игроками вернулись в гостиную.
-Что-то долго они идут, - пробубнил хозяин дома, шумно приземляясь в кресло.
-Они только что встали с земли, Дэн. А перемещаться мгновенно еще никто не научился, - "Банан" исподлобья посмотрел на Каррингтона взглядом Ивана Грозного, находящегося в плохом настроении (Банан и Иван Грозный - чрезвычайно тесно связанные друг с другом вещи). Видимо, он ожидал, что его риторический вопрос оставят без ответа, как это делают нормальные люди - ибо на то он и риторический, чтобы его игнорировать. Но он попал не в ту компанию, чтобы лелеять подобные надежды.
Голдман тем временем пошел в своеобразное наступление (только он умеет так изощренно издеваться над людьми морально. Его отличие и превосходство над методами своего подчиненного состоит прежде всего в том, что он сам не подозревает о грядущем результате своих действий, а, значит, дольше сохраняет способность к психологическому терроризму и делает свою "работу" с самым что ни на есть невозмутимым видом. А это, порой, бесит людей еще больше, чем злобный вид "атакующего"). Свои издевательства, о которых, как говорится выше, он сам даже не подозревал, коварный капитан начал с расспросов о ценности местного антиквариата. Чем-то напоминает Колина, который впоследствии разбил дорогущий сервиз, не так ли?..
-Мистер Льюис, это случайно не китайский фарфор династии Мин? - Карлос взял с полки в буфете вазу, и, даже не взглянув на побледневшего от ужаса Дэниэла, принялся вертеть ее во всех возможных направлениях, внимательно рассматривая причудливый рисунок. - С ума сойти! Четырнадцатый век! - даже Ричарду, который, во-первых, не являлся ценителем китайского антиквариата, и, во-вторых, пофигистически относился к чужому имуществу, стало страшно от резкости движений Голдмана. От греха подальше он отошел к двери и стал смотреть на лестницу, по которой так хотел подняться.
-Поставьте ее, - только и сумел выдавить из себя Льюис перед тем, как Карлос уронил его вазу. К счастью, на ковер - бесценное изделие не разбилось. Но понервничать своего хозяина оно заставило, причем очень сильно.
-Простите, я не нарочно..., - бормотал Голдман, едва присевший, чтобы поднять вазу.
-Нет! - Дэн вскочил с кресла и подлетел к криворукому капитану, оттолкнув того в сторону от лежащего на полу антиквариата. - Уйдите отсюда, прошу вас!
Пока Карлос что-то бормотал о возможности искупления своей вины, а его товарищ продолжал просить его уйти куда-нибудь подальше от столь важного стеллажа, в гостиную вернулся Фриц. Едва Рик раскрыл рот, чтобы возмутиться столь долгому отсутствию друга, тот заговорил первым. Своими словами он заставил собеседника надолго забыть о том, чего он хотел прежде.
-Может, ты еще хочешь досадить Моррису чуть больше, чем просто покромсать его шпагой? - Да я его едва задел... - Я тут застукал двух обнимающихся идиотов – Джеймса и Джейн. Этот мудила еще и к твоей сестрице подкатил. Попытался шантажировать, но они не боятся – говорят, что у меня нет доказательств. Поможешь убедить Дэна? Боюсь, мне он не поверит, учитывая, что знает нашу с Джейн... предысторию, - о да. Вот чего Каррингон ждал вот уже почти как двадцать лет. Воздать этой гадкой Джейн за то, что она творила с ним в детстве, отрочестве, и юношестве. За то, что она настучала его отцу на первое матерное слово в исполнении кузена, на его ночную вылазку на свидание к соседской девчонке, на его драку с Колином, наконец, на его первую пьянку, о которой работавший почти сутками папаша мог и не узнать. Но нет. "Зараза", как пресловутый Милфорд с Риком окрестили маленькую Джейн уже после первой встречи с ней, позаботилась о прекрасной осведомленности мистера Каррингтона-старшего. А зная злопамятный и мстительный характер лейтенанта, нельзя было даже предположить, чтобы он уже тогда не запланировал возмездие и не свершил его даже через столь долгий срок. Теперь настала его очередь "стукнуть", куда надо.
-Да без проблем, - Ричард оглянулся на Льюиса с Голдманом, и, поняв, что те все еще решают вопрос с вазой, продолжил вещать свое видение сложившейся ситуации. - Он, благодаря нашему любимому капитану, сейчас на взводе и поверит во все, что угодно. Можно для большего эффекта даже приукрасить, - он задумчиво почесал щеку. - Например, сказать, что они там не только обнимались, - да, подобное заявление явно требовало долгого планирования и глубокого знания человеческой психологии. - Пойду скажу ему. Нечего тянуть, - и вот, который раз за день состроив умное лицо, Рик направился к месту дислокации Дэниэла. Тот на момент приближения "вестника" уже отогнал активно кающегося Карлоса с места происшествия и теперь осторожно ставил любимую вазу на место. В общем, время "визита" было выбрано одновременно и удачно, и в то же время не очень - не хватало еще, чтобы Льюис с испугу эту злополучную вазу уронил и разбил. - Эй, Дэн, - названный товарищ резко обернулся на зов - к счастью, дорогой антиквариат уже покоился на полке. - А где Джейн? - больная тема была затронута - "Банан" поджал губы и отвернулся от вопрошающего, не желая лишний раз демонстрировать свое волнение и прочие отрицательные эмоции.
-Она скоро придет.
-Боюсь, что нескоро, - продолжать Каррингтон "лить масло в огонь". Стараясь еще больше раздражить Дэниэла, он стал ходить туда-сюда, при этом как можно громче стуча сапогами. М-да, странная у него стратегия. Однако, как оказалось, вполне действенная. - У нее в саду нашлось весьма интересное развлечение, - Льюис перестал гипнотизировать стену пристальным взглядом и развернулся лицом к говорящему. Он мельком посмотрел на стоящего неподалеку Фрица (видимо, полагал, что он и есть новое (хорошо забытое старое) развлечение Джейн) и, больше ничего не спрашивая, так как в тот момент был готов поверить всему, что угодно (как и предсказывалось), быстро переместился на улицу. - Все оказалось гораздо проще, чем я думал, - заговорил Рик, подходя к Вергахенхайту. - Даже слишком. И меня это пугает.
Голдман, в это время стоявший в сторонке и молча наблюдавший за развитием событий, озадаченно чесал репу - о чем они говорят?..
Тут в гостиную вернулся Дэниэл. Правда, уже не один, а в компании взволнованной всем происходящим жены, которую он силой тащил за собой, и плетущимся следом за ними Джеймсом. Проходя мимо Фрица, миссис Льюис злобно на него посмотрела, но выступать в устной форме пока не решилась - не хватало еще отгрести по морде лица от нервного мужа.
-Вы про это развлечение? - вопросил у лейтенанта Дэн, указывая на мнущегося в стороне Морриса. К нему под шумок стал подползать Голдман, все еще остро желающий узнать, что происходит. Джейн же, озадаченная тем, что ее супруг обращается к Каррингтону, а не Фрицу, тупо смотрела на кузена.
-Да, про это, - кивнул англичанин, ничуть не стесняясь пристального взгляда сестры.
-Где вы их нашли? - продолжал свой допрос "Банан".
-Фриц, как я понял, нашел их в саду.
-Ага, - вступила в разговор миссис Льюис, которая, видимо, перестала бояться телесных повреждений. - Когда падал со второго этажа. Видимо, дорвался до твоей сестренки, - тут она испуганно зажала себе рот рукой, поздно поняв, что сболтнула лишнего. Дэниэл злобно на нее покосился, и, схватив жену за единственную свободную конечность, повел ее куда-то в другое место для дальнейших разбирательств. Джеймс вздохнул с облегчением - он-то думал, что его вот-вот торжественно казнят без суда и следствия. Голдман же получил свободный доступ к цели своих поползновений и стал терроризировать того вопросами, так что пока Моррис не мог выразить свое "фи" сдавшим его Фрицу и Рику. Последний, проникшись всеобщим духом жажды к познанию, стал расспрашивать у Вергахенхайта про эту таинственную "сестренку".
-Что еще за баба? Я тоже хочу с ней познакомиться, - Вообще обнаглел молчать.

0

48

Фриц, довольный произведенным эффектом, встал, скрестив руки и прислонившись к стене. Ричард же тем временем начал активно воздействовать на психику Дэниэла:
-У нее в саду нашлось весьма интересное развлечение, - поведал Каррингтон, после чего Дэн разъяренным взглядом окинул окружающее пространство и остановил взгляд на Фрице. Тот замотал головой и указал большим пальцем руки в сторону двери, как бы поясняя, что все развлечения - там. Дэн внял сему совету и понесся уничтожать неверную женушку. Ричард же, подойдя к Фрицу, сообщил:
-Все оказалось гораздо проще, чем я думал. Даже слишком. И меня это пугает.
-Просто мы уже довели Дэна, вот он и нервный, злится с любого намека, - отмахнулся Фриц, не видя трагедии в том, что сейчас Джейн настанет полный и беспощадный пиздец.
Тем временем Дэниэл уже снова влетел в комнату, таща за собой хмурую и очень злую супругу. Она посмотрела на Фрица так, будто он мог от взгляда провалиться под землю, на что тот мирно улыбнулся и пожал плечами - нечего было прятать от него бабу на втором этаже. За спинами Льюисов мялся Моррис, даже не поднимающий взгляда с пола.
-Вы про это развлечение?
-Да, про это, - утвердительно кивнул Ричард.
-Где вы их нашли?
Вергахенхайт только было открыл рот, чтобы ответить, как это за него сделал Ричард:
-Фриц, как я понял, нашел их в саду, - Вергахенхайт хотел добавить к этому свое веское "да", но его снова обогнали. Немец негодующе посмотрел на Джейн, что начала говорить:
-Ага. Когда падал со второго этажа. Видимо, дорвался до твоей сестренки? - Фриц злобно уставился на Джейн. Она, правда, и сама уже поняла, что ляпнула лишнее - Льюис заткнула себе рот, что, правда, отнюдь не помогло. Дэн не стал уточнять у Вергахенхайта, до чего он дорвался, а до чего еще нет, а перенес место казни из центра гостиной в угол, где и принялся промывать мозги супруге. Джеймс, также миновавший скоропостижной смерти, облегченно вздохнул, Фриц же принялся сверлить самодовольным и насмешливым взглядом Джейн, что-то пытающуюся вставить в неиссякаемый потом ругани супруга. Тут в "важное" занятие Фрица вмешался дезинформированный Рик.
-Что еще за баба? Я тоже хочу с ней познакомиться, - сказал он, не очень милостиво глядя на своего друга, что утаил от него такой ошеломляющий факт.
-Да пожалуйста, - фыркнул Фриц, которого заветный второй этаж уже мало беспокоил - здесь тоже было довольно интересно. - Иди на второй этаж, баба Саманта в первой комнате справа по коридору, - И будь осторожен. Это вслух Фриц произносить не стал. Пусть воинственная бабка будет Ричарду сюрпризом. Сделан сей "хитрый ход" был лишь для того, чтобы ему, Фрицу, не было так обидно, что он до Саманты не добрался. А Ричард, он верил, сможет преодолеть испытания. На то он и Ричард ведь.
Вергахенхайта же баба теперь интересовала уже не настолько. Теперь его куда больше занимала холодная война с Моррисом и Джейн. Пока Льюисы были заняты друг другом, Вергахенхайт переключился на Джеймса. Он нагло встал прямо напротив беседующих Джеймса и Голдмана. Капитан тут же обрадовался приходу подчиненного.
-О, Вергахенхайт, ну хоть вы мне расскажите, что тут происходило, пока я рассматривал китайскую вазу?
-Да с радостью, - воссиял Фриц. Моррис посмотрел на него исподлобья. - Я осматривал дом и случайно выпал из окна...
-Как это? - заморгал Голдман.
-А то вы меня не знаете, - отмахнулся Фриц. Моррис скорчил злую морду. - Когда я очутился в саду, я заметил, как наш многоуважаемый лейтенант Моррис, который, к вашему сведению, женат, нагло лапает замужнюю миссис Льюис, что для меня - как сестра, - да, точно, -  а потому мне за нее вдвойне обидно.
-Как так? - Голдман в ужасе уставился на Джеймса. - И это правда? Как вам не стыдно?
-Вы лучше, - прищурился Моррис, - у него спросите, для каких целей он "осматривал дом".
-А для каких? - Голдман, легко поддающийся на провокации, перевел ошалевающий взгляд на Фрица. - Что, вы тоже что-то натворили?
-Не успел, - отмахнулся Фриц. - Хотел, да вот - из окна выпал.
-Не отнекивайся! - воскликнул Моррис, пихая оппонента в плечо.
-Да чего мне отнекиваться? - беззаботно отозвался Вергахенхайт, с презрением посмотрев на враждебную конечность. - Я хотел познакомиться с сестрой Дэна - Самантой, что прячется от нас на втором этаже, - Карлос снова открыл рот, чтобы что-то спросить, но Фриц опередил его своими пояснениями: - А прячется она потому, что ее выдают замуж девственницей, и всякое общение с представителями противоположного пола, кроме будущего мужа, может закончиться чревато.
-Какой ужас! - округлил глаза капитан. - Как вы посмели даже пытаться добраться до нее?!
-А они с Каррингтоном всегда так! - закивал Джеймс. И тут вдруг до него дошло, и он воскликнул: - Каррингтон!
-Где он, кстати? - подхватил Голдман. - Уж не полез ли он...
-Я его задержу! - Моррис ринулся бежать из комнаты. Фриц успел поймать Джеймса за плечо, но немного не рассчитал своей силы и скорости бегущего Морриса, так что улепетывающий бедняга был опрокинут на спину.
-Как ты его задержишь? Он уже минут пять как ушел.
-Нужно ему помешать! - возразил Джесси с пола, пытаясь подняться.
-Во-первых, вовсе не нужно. Саманте не уйти от судьбы, - он уселся на кресло, положив ногу на ногу. - Во-вторых, там, на втором этаже, есть, кому помешать Ричарду.
-А кто там? - Голдман присел рядом. Моррис успешно с кряхтением поднялся с пола. 
-Отвалите уже от меня со своим допросом, - Фриц полез в карман за сигарами.
-Ты! - видимо, Джеймс всегда раздражался в тот момент, когда кто-то доставал сигары. Аллергия на табак у него что-ли? Это Фриц и хотел спросить, но не успел - только что вытащенное из кармана табачное изделие было выбито недобрым Джесси из его руки, так что Вергахенхайт притих в небольшом шоке. Потом медленно вопросил:
-Ты не обалдел ли? Тебе Ричарда мало было?
-Он победил чисто случайно! - возразил Джеймс. Голдман в несказанном волнении поднялся с кресла и попытался что-то сказать Моррису, но тот отмахнулся.
-А я это сделаю специально. Вспомни, что моя прямая обязанность на корабле - командовать наступлением и ходом сражения при абордаже, - надо же, он еще это помнит. - Так что едва ли я фехтую хуже Ричарда, - Фриц лениво зевнул. - Ты сможешь победить меня разве что тогда, когда я неадекватен.
-А ты всегда неадекватен, - вдруг сказала Джейн, которая, оказывается, уже поговорила с Дэном, что злобно стоял за спиной супруги. Тем самым дама спасла ситуацию - ибо иначе Джеймс все-таки полез бы драться с Фрицем, которому это делать было откровенно лень. Возражать Джейн ему также было неохота, так что он молча полез искать еще одну сигару и вздыхал, удрученно качая головой.
-Мистер Вергахенхайт, - вдруг прокашлялся Дэн. Фриц поднял на Льюиса глаза и только сейчас заметил, что один сидит в кресле, а все остальные сгрудились вокруг него и смотрят тяжелыми взглядами. Даже Голдман, хотя, вроде, у него пока не было поводов злиться. Стадное животное. Окружили, недоумки. Что им всем от меня надо?
-Че те? - осведомился Вергахенхайт.
-Я бы хотел серьезно поговорить с вами с глазу на глаз.
-А что нам скрывать? - отмахнулся Вергахенхйт. - Я могу открыто заявить в присутствии всех окружающих: я спал с твоей женой, когда она еще не была твоей женой, - Голдман выпучил глаза, - Моррис - женатый придурок со странными предпочтениями - то шпионку выберет, то кошелку, то на замужнюю бросается, - Джеймс стал отчего-то судорожно рыться в карманах, - жена твоя - истеричка, которая все то время, пока мы с ней были знакомы, пыталась отобрать у меня свой гребанный чепчик, - Джейн закатила глаза. Да, он вспомнил и это. - Голдман - наркоман, периодически покуривает травку, - Карлос обиженно фыркнул. - Бабка со второго этажа опасна для общества - она едва не сломала мне шею своей палкой. Саманта у вас ничего такая, только вот прячете вы ее, гады, - он оглядел комнату. - Ну, все рассказал?
-Нет, - прошипела Джейн. - Каррингтона еще не упомянул. Где он?
С бабкой небось уже противоборствует.
-Курит, наверное, - пожал плечами Фриц, сделав каменно-непроницаемое лицо. Это-то его и выдало.
-Врешь! - воскликнул Дэн. - Он тоже пошел к Саманте?!
-Мне почем знать? Я ему не нянька.
-Пойдемте проверим, не у Саманты ли он! - и Джейн понеслась к лестнице. Остальные гурьбой поспешили за ней. Фриц, чертыхаясь, тоже увязался за сим отрядом, уповая на то, что Рик додумался уйти куда-нибудь подальше, чтобы не попасться на глаза разгневанной толпе.

0

49

-Да пожалуйста, - ответствовал Фриц. - Иди на второй этаж, баба Саманта в первой комнате справа по коридору.
Впервые Ричард не стал обижаться на фырканье товарища и впервые же он не сказал в ответ "Спасибо за одолжение". Утопив свои гордость и мстительность в своем же, пардон, говне, он тихо подобрался к лестнице. Передвигаясь, как краб, то есть едва слышно, боком и активно размахивая клешнями, Каррингтон взлетел на второй этаж, окрыленный предвкушением знакомства с новой бабой.
Едва сойдя с последней ступеньки, что отделяла его от коридора, лейтенант с режима краба (хотя, скорее крабовых палочек, ибо уж слишком отмороженно он выглядел на тот момент) переключился на режим "шпиона из голливудского боевика". Рик прислонился спиной к стене и, подозрительным прищуром оглядывая окружающее пространство, стал стремительно подползать к нужной двери. Врезавшись в дверной косяк, он все-таки счел нужным отлипнуть от стены и развернулся лицом к створке. Вот он, судьбоносный момент. Великий конспиратор почти у цели - осталось только открыть дверь. Казалось бы, ничего сложного. Но в этом и состояла главная проблема, появившаяся у Ричарда на тот момент - последнее препятствие, отделявшее его от Саманты, оказалось закрыто и не поддавалось ни на какие провокации - ни на физические, ни, тем более, на словесные.
-Что за чертовщина, - бормотал раздраженный такой вселенской несправедливостью англичанин, исступленно дергая ручку двери. - Какая собака закрыла ее...
-Эта собака стоит у вас за спиной, молодой человек, - зловеще проскрипело таинственное нечто, находившееся где-то позади Каррингтона. Тот мгновенно перестал истерить в отношении створки, и, натянув на лицо неестественную улыбку, медленно развернулся к говорившему существу. Им оказалась весьма ветхая старушенция, воинственно сжимавшая в правой руке явно тяжелую трость, а в другой блестящий ключ на засаленной бечевке - его явно часто использовали.
-Добрый день, мэм, - заговорил Ричард, на подсознательном уровне понимая, что кара неизбежна и все, что он сейчас говорит, только ненадолго оттягивает наказание. - Вы, конечно, не собака..., - бабка поморщилась так, словно внезапно обнаружила экскременты у себя на подушке, из-за чего различить черты ее лица, скрытые под морщинами и складками кожи, стало и вовсе невозможно. Несмотря на свою весьма хрупкую комплекцию, она обладала тяжелой рукой, так что удар ее тростью, пришедшийся оппоненту куда-то в район плеча, был весьма болезненным. Рик немного прифигел от такой бесцеремонности, и, сняв с лица дебильное выражение радости, ибо берег зубы, шарахнулся назад, тем самым врезавшись в створку и создав шум.
-Да, вы не собака. Вы самый настоящий оборотень, - пробормотал пострадавший, готовясь после данной фразы делать ноги. Бабка же, однако, не спешила вершить очередное возмездие - видимо, сама знала, кто она есть.
-Бабушка, это ты? - раздалось изнутри комнаты. Судя по шагам, Саманта приблизилась к двери и припала к ней ухом, слушая звуки из коридора.
-Да, я случайно задела створку плечом, - Ни хрена себе случайно, - Все нормально, - девушка, явно поверившая словам бабки (или просто не желая с ней препираться), удалилась куда-то вглубь помещения. - Что вам надо у дверей моей внучки? - прошипела старуха, грозно рассматривая противника.
-Я заблудился, - Бред, но придумывать что-то более оригинальное нет времени. Я должен туда попасть, - Вот, хотел у вас дорогу спросить...
-Нечего мне лапшу на уши вешать, - проскрипела старуха, размахивая перед носом Каррингтона клюкой. - Убирайся отсюда, пока я тебя сама с лестницы не спустила!
В коридоре повисла тишина. Оба оппонента молча сверлили друг друга прожигающим насквозь взглядом, медленно опуская веки для пущего эффекта подозрительности. Никто не хотел уступать.
-Я так просто отсюда не уйду, - сообщил Рик, делая попытку выхватить из руки бабки ключ. Та тоже оказалась отнюдь не дурой и резко отвела конечность за спину, не давая оппоненту овладеть столь вожделенным для него предметом.
-Тогда я тебя сама выпровожу, - старушенция воинственно замахнулась тростью и пошла в наступление. Лейтенант, предвидевший этот маневр, резко ушел в сторону, и, дождавшись, пока дама с размаху врежется в дверь, опять попытался выхватить ключ из ее старых, но, как выяснилось, крепких и ловких рук. Женщина резко развернулась к "хитрецу" лицом и свободной ладонью врезала ему по лбу, из-за чего раздался звонкий шлепок. Пострадавший от неожиданности (все для него сегодня впервые и столь внезапно) был отброшен на пару метров назад и впечатался в стену. Старуха воспользовалась замешательством противника и снова предприняла попытку добить того сильным ударом клюки, на этот раз не в плечо, а по макушке, но снова оказалась буквально жертвой молодости - англичанин переместился в бок. Второй удар об створку для старушенции стал последним за сегодняшний день. Она медленно осела на землю, и, однако, не падая в обморок, прикрыла глаза. Ричард сперва испугался, что убил бабульку, но, заметив, что та весьма бодро дышит, без особых угрызений совести попытался извлечь из ее рук ключ. Старушенция умудрялась оказывать сопротивление даже будучи ударенной головой об стену, сжимая в длинных цепких пальцах заветную бечевку до последнего. Кое-как освободив ключ из вражеских конечностей, Каррингтон под аккомпанемент приглушенного ворчания бабки открыл заветную дверь.
Саманта сидела у окна и с напряженным лицом водила пальцем по странице книги, что сейчас читала. Услышав щелчок дверного замка, девушка резко перевела взгляд на место, где предположительно стоял вошедший. Последний с лицом все тех же крабовых палочек (у них есть лицо?) молча созерцал даму, из-за которой страдал последние пять минут.
-Ой, я вас видела из окна в саду, - весьма дружелюбно сказала Саманта, откладывая свое чтиво в сторону и торопливо вставая с кресла. - Брат мне говорил, что у него будут гости. Мне бы очень хотелось с вами поговорить, но меня заперли здесь и запрещают выходить, - тараторила девушка, медленно приближаясь к потенциальному собеседнику, который, однако, не спешил ей отвечать. - Как вас зовут, сэр? Меня Саманта.
-Я знаю, - с лицом прорицателя сообщил лейтенант. - А меня зовут Ричард Каррингтон, очень рад знакомству, - англичанин, услышав шаги на лестнице, естественно, забеспокоился о сохранности своей шкуры. Вариантов дальнейших действий у него было немного, как и времени на выбор одного из них - так что пришлось соображать как можно быстрее. Торопливо повернув ключ в двери, мужчина переместился к окну и выглянул наружу, чтобы оценить расстояние, отделявшее его от земли. Ладно, мне не в первой выпадать из окна.
-Я слышу голос Дэниэла, - вещала девушка, стоящая у двери. - Он не обрадуется, если увидит тут вас.
-Я знаю, поэтому нам лучше уйти отсюда, - Каррингтон, оторвавшись от созерцания зеленых кустов, в которые планировал приземлиться, бесцеремонно взял Саманту на руки и поперся обратно к проему.
-Нам? - переспросила несчастная жертва чужой любви к полетам. - Я не хочу прыгать из окна! Оставьте меня тут!
-Прыгать буду я, а не вы, так что можете быть спокойны, - в дверь раздался настойчивый стук.
-Саманта, открой, это Дэниэл, - вещал братец новоиспеченной летчицы.
-Ричард у тебя? - взвизгнула следом за мужем Джейн. - Не позволяй ему прикасаться к себе, слышишь! - Саманта опасливо покосилась на субъект, к которому ей настойчиво советовали не приближаться. Сам же "подозреваемый", с трудом встав на подоконник, ибо руки у него были заняты, скомандовал: Держитесь крепче, - и лихо сиганул в открытое окно.
Приземление по своим последствиям оказалось гораздо безобидней того, что ожидал Рик - он отделался лишь парой царапин на ноге. Дама и вовсе не пострадала, если не считать побледневшего лица и потери дара речи на ближайшие пять минут.
После прогулки по саду, которая через некоторое время прервалась в ближайших зарослях, товарищи в бодром расположении духа вернулись в поместье. Там Рика порядочно поколотила бабка с клюкой, но он успел вовремя сбежать. Дэниэл с Джейн на него дулись, и это дало основания полагать, что им тут более не рады. Саманте, конечно же, не досталось, несмотря на ее воодушевленный вид, и до ушей ее жениха происшествие в саду вряд ли когда-нибудь дойдет.
На следующее утро все гости собрались и ретировались в Европу, где после свиданий со своими сыновьями Рик и Фриц отправились на очередное дебильное задание Голдмана.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC