Вверх страницы
Вниз страницы

Два балбеса и их тяжёлая жисть х)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » Переписка Жизель и Фрицци:D


Переписка Жизель и Фрицци:D

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Как нам известно, во время войны, когда Фриц Вергахенхайт и Ричард Каррингтон оказались "по разные стороны баррикад" (конечно, автор не мог не употребить сие эпичное словосочетание), они вели секретную переписку.

Впервые написать Фрицу Рик отважился в 1742 году, от чужого имени, чтобы товарища не скомпрометировать, но пока не соблюдая псевдоним в самом содержании письма. Он предупредил, что в целях конспирации он и в дальнейшем (начиная с ноября того же года) будет писать от имени некой Жизель де Монфонтен и обозначил основные черты его будущих зашифрованных посланий - так, Голдман в них будет именоваться матушкой Шарлоттой, а матросы - лакеями. Частично при составлении посланий ему помогал капитан - именно ему принадлежат возвышенные и сентиментальные обороты речи, тут и там встречающиеся в письме.


Здесь, собственно, мы и храним эту корреспонденцию.

Код:
[b]Кому:[/b]
[b]От кого:[/b]
[b]Дата:[/b]

0

2

Кому: Фрицу Вергахенхайту
От кого: Жизель де Монфонтен
Дата: ноябрь 1742

Мой дорогой, милый друг Фриц! (на более смелые эпитеты в описании их отношений Рик все же не решился)

Я сильно страдаю в разлуке с тобой и не нахожу себе места и пристанища, объятая своими грустными мыслями. Моя матушка Шарлотта тоже сильно переживает твой отъезд и все время спрашивает, нет ли от тебя вестей. Иногда мы с горя даже позволяем себе лишнего (я имею в виду алкоголь), мы даже перестали посещать балы! О, если бы ты мог себе представить, как сильно моя душа рвется к тебе, прямо в твой чертов полк, чтобы бок о бок с тобой сразить наших врагов, проклятых англичан и австрийцев! Весь Версаль обсуждает, когда же островитяне, наконец, вступят в войну и перестанут трусливо отсиживаться в своей вонючей норе! (тут рука писавшего заметно дрогнула и поставила в конце кляксу) Я уже ненавижу эту войну за то, что она разлучила нас с тобой!
Мы также слышали, что австрияки захватили Мюнхен и устроили там резню. Надеюсь, твои родственники живы и здоровы.
Я не смею надеяться на большее и прошу лишь об одном - в перерыве между своими бесконечными битвами и сражениями черкни мне пару строк, чтобы успокоить мою истерзанную душу!

С любовью, вечно верная тебе Жизель.

0

3

Кому: Жизель де Монфонтен
От кого: Фриц Вергахенхайт
Дата: ноябрь 1742

Дорогая моя Жизель! (в этом месте Фриц всегда предупреждающе истерично хихикал, что означало появление необходимости удалиться куда-нибудь подальше, ибо написание почти всего письма вызывало у немца крайнюю степень неадекватного взрыва веселости и пяки в целом, что вряд ли должно было сопровождать написание письма любимой женщине, коей так неожиданно оказался совсем неженственный Каррингтон)

Знала бы ты, насколько тяжело мне быть так далеко от тебя и от Парижа (под столицей Франции тут понималась "Виктория" и служба во флоте в целом), где мы вместе так здорово проводили время. И дня не проходит, чтобы я не думал о нашем прошлом, которое я то и дело с улыбкой вспоминаю. Конечно, я помню и твою дражайшую матушку Шарлотту, но, если честно, она мне гораздо милее на расстоянии, когда я не слышу постоянно ее советов и указов (по Голдману Фриц еще не успел соскучиться, отдыхая, напротив, от кэпа всей душой).
Позволять лишнего себе, конечно же, не следует, но, раз ты это делаешь в компании уважаемой матушки Шарлотты, то я за вас обеих совершенно спокоен - твоя maman в прошлом все-таки славилась знанием меры и, думаю, сможет уберечь тебя, милая Жизель, от беспробудного пьянства. Я, конечно, тоже выпиваю, но наш премногоуважаемый и высокопочитаемый командир полка Кайзер зорко следит за порядком среди офицеров, так что я благодарен ему за то, что он не дает мне расслабляться. Расслабляться на войне - это ведь лишнее, не правда ли?
Война, к слову говоря, совершенно не тревожит меня. В большей части сражений непосредственно мне участвовать не приходится, я лишь раздаю приказы, а там, где все-таки необходимо мое участие, я просто вспоминаю те прошлые свои похождения, о которых тебе рассказывал (так что ты, вероятно, знаешь о них чуть ли не лучше меня), и мне становится даже немного скучно. В полку у меня много хороших приятелей, которые могут выручить в трудную минуту, так что за сохранность моей жизни ты можешь быть совершенно спокойна.
Ты как всегда чрезмерно горяча, mon ami, но я с тобой совершенно согласен. Конечно, эта война возникла совсем некстати, и наше расставание стало самым ужасным событием, которое я когда-либо переживал. А родственники мои целы, разумеется - что с ними станется?.. Мне кажется, что, даже если бы негодяи сумели проникнуть внутрь нашего особняка, моя дорогая матушка всех бы их мигом распугала.
Я надеюсь, что мы увидимся когда-нибудь вновь, драгоценная Жизель, и прошу лишь не забывать меня и писать мне чаще - письма, напоминающие о тебе, греют мне душу.

С любовью, навеки твой Фриц
(в этом месте следовала последняя волна сдавленного смеха и, в конце, финальный, все такой же истеричный, всхлип, после чего письмо считалось в полной мере законченным).

0

4

Кому: Фрицу Вергахенхайту
От кого: Жизель де Монфонтен
Дата: декабрь 1742

Дорогой и любимый Фрицци!

Я рада, что ты получил мое письмо и так быстро на него ответил. И, конечно, я особенно рада, что почта, несмотря на все эти трудности из-за войны работает исправно и позволяет нам с тобой общаться (под "трудностями" понималось тот факт, что письма действительно приходилось выдавать да французские - у "матушки Шарлотты" просто были нужные знакомства, что и позволяло друзьям общаться, пусть и таким способом). Сразу скажу, что мама шлет тебе привет, чтобы потом к этому не возвращаться и не упоминать в этом письме никаких других лиц - ты ведь знаешь, какая я эгоистка.
Несмотря на твою уверенность, mon ami, я бы все же советовала тебе связаться с семьей. Уверена, они переживают за тебя не меньше моего, особенно твой очаровательный сыночек Алекс, несмотря на то, что он еще слишком маленький, чтобы полностью понимать, что такое война.
Ты можешь сколько угодно хвастаться перед дамой своей храбростью в сражениях, но я ведь знаю, что это очень страшно. Когда-то давно при мне из пушек (в качестве приветствия, конечно) палил недавно спущенный на воду французский корабль - я едва не умерла от страха. И то - этот чертов корабль был далеко от меня, но мне все равно заложило уши. Наверно, я неженка. Фриц, прошу, береги себя и не лезь на рожон, не суйся в гущу сражения!
И кстати о пьянстве. Ты правильно делаешь, что не пьешь на войне, но что делать мне, бездельнице, в пустом и скучном Париже, когда из мужчин кругом одни лишь идиоты и лакеи? С моей матушкой много не выпьешь - она, скажу по секрету, после третьего бокала сразу начинает говорить гадости и пошлости, а иногда и плакать без причины. Меня, и без того находящуюся в подавленном состоянии, это сильно удручает и вгоняет в печаль еще больше.
Я очень хочу, чтобы проклятые австрийцы получили все, что хотели, как и ненасытный король Пруссии Фридрих, и вернулись восвояси вместе со своими армиями, а ты приехал ко мне, в Париж. Уверена, мы бы славно провели время.

Жду твоего ответа с нетерпением.
С любовью, твоя Жизель

0

5

Кому: Жизель де Монфонтен
От кого: Фриц Вергахенхайт
Дата: январь 1743

Дорогая моя Жизель!

Как это мило, что ты так беспокоишься обо мне, честное слово - я едва не прослезился. И, конечно, не сомневайся, что, раз ты так настаиваешь, я буду крайне осторожен. К тому же, я всегда могу затеряться в толпе моих товарищей, о которых писал уже прежде. Например, у меня есть здесь хороший друг, параметрами схожий с одним из твоих лакеев, которого, кажется, звали Эрик, так вот - он совершенно пуленепробиваемый. Я это говорю совершенно серьезно. Так, на прошлой неделе, когда наш любимый командир полка устраивал традиционную ежедневную истерику и взялся воспитывать нас, я так ловко скрылся за широкой спиной своего боевого товарища, что впервые (!) не услышал на этой "летучке" о себе персонально ни слова. Можешь себе представить, какое везение? Думаю, на поле боя сработает та же схема.
Я не буду утомлять тебя долгими рассказами о войне. Все-таки, тебе, как даме, они совершенно неинтересны, понимаю
(Фриц рисковал получить за эти слова по морде при следующей встрече с Ричардом, но он действительно не мог сообщить ничего конкретного о ситуации между враждующими странами, ибо его борзые сослуживцы, хихикая над уже написанным, столпились за его спиной и раздавали тупые советы, а, во избежание появления ненужных подозрений, Вергахенхайт вынужден был остаться на месте, лишь слабо отбиваясь от бесцеремонных товарищей и сдерживая рвущийся наружу смех). Лучше расскажу, как, в минувшие выходные я справил свой тридцать седьмой день рождения. Это было совсем не так, как я отмечал прежде - почти никаких сюрпризов, никакого веселья. Мне ничего, разумеется, не подарили кроме одной бутылки вина, но ее сразу отобрал мой замечательный ответственный начальник. Как он заботится обо мне, с каждым днем я привязываюсь к нему все больше. Поздравляли меня прямо тут, в полку, в полевой обстановке - никакого разнообразия, одни и те же лица перед глазами. Я верен тебе, разумеется, душой и телом, но все-таки мужская компания мне изрядно наскучила, я уже который месяц не слышу даже женского голоса рядом с собой. Но ты не подумай ничего плохого, Жизель (тут Фриц все-таки не сдержался и заржал, что, правда, было воспринято сослуживцами, как должное, и они, начав тут же вспоминать своих бывших баб, благополучно отвалили от Вергахенхайта).
По твоему завету я написал домой в Мюнхен и получил исчерпывающий, подробный и крайне увлекательный ответ. Я передал бы тебе его полностью, но, к сожалению, боюсь, ты устанешь читать этот трактат. С моими родными все в порядке, а в частности и с сыном, хотя моя матушка изрядно обеспокоена чрезвычайно малым количеством званых ужинов и балов в городе и очень обижена на свою лучшую подругу, которая крайне не вовремя изволила погибнуть. В целом же, все по-прежнему. А как твои родные (помимо maman - о ее благополучии мне уже достаточно известно), братья да сестры? Есть ли вести о наших с тобой общих знакомых, например, о той мадемуазель (я запамятовал ее имя), что советовала тебе делать специальный массаж для ног с применением целебных настоек из салата, капусты и моркови? Я слышал, она вышла замуж за какого-то грубияна по имени Бруно. Все ли у них в порядке?
На прощание я скажу тебе - не грусти, mon amour, мы обязательно увидимся вновь. Не позволяй себе и своей матушке впадать в уныние, ты ведь такая находчивая и изобретательная - я не могу поверить, что в Париже ты не можешь найти себе развлечений.
Тем не менее, даже если ты их себе найдешь - только помни обо мне и пиши обязательно! Ты - единственный собеседник, Жизель, которому я могу открыть свою душу.

С любовью и тоскою по тебе, Фриц.

0

6

Кому: Фрицу Вергахенхайту
От кого: Жизель де Монфонтен
Дата: январь 1743

Дорогой Фрицци!
Сразу поздравлю тебя с уже минувшим Днем Рождения и пожелаю тебе всех благ - и, прежде всего - пройти через эту войну целым и невредимым. Пусть мои теплые чувства к тебе придают тебе сил, хоть мы и разлучены.
С удовольствием вместе с maman (пользуясь ее отсутствием скажу, что она имеет крайней дурную и вульгарную привычку читать мои письма - я их, безусловно, прячу, но постарайся в дальнейшем вообще ее не упоминать и заодно не компрометировать меня, обличая нашу связь,
(так Рик как бы намекал, чтобы Фриц особенно не входил в роль героя-любовника, тем самым особо подчеркивая "женскую сущность" его товарища) дабы она потеряла к нашей переписке всякий интерес и занялась, наконец, чем-то более полезным, чем постоянные советы мне, что и как писать) посмеялись над твоей историей. Эрик, кстати, все еще служит у нас дома - он вообще, можно сказать, является идеальным воплощением услужливого и работящего лакея.
В ответ на твое повествование о командире полка месье Кайзере могу сказать лишь одно - он редкостная viciation* и ведет себя хуже моей авторитарной матушки. Тем не менее, он старший по званию, так что тебе, полагаю, остается только терпеть - не опускайся до этих дрязг и конфликтов с начальством. Они вряд ли приведут к чему-то хорошему. Я рада слышать твои заверения в верности, дорогой Фриц, хотя я не могу думать о тебе плохо и допускать мысль о том, что ты завел себе полевой роман. Да и с кем, собственно? Не с месье же Кайзером, ха-ха.
(было вынесено второе китайское предупреждение)
Как хорошо, что твоя семья цела и невредима. Если же начать говорить о моих родственниках и наших общих знакомых, то можно подумать, что у нас тут дурдом и бедлам одновременно. Сестра Жанна пишет, что у них с мужем Даниэлем все хорошо - его дело процветает, а она снова ждет ребенка. Напомню тебе, что у нее уже трое детей, двое из которых сыновья. Также она сообщает о том, что наш кузен Николя переехал жить к ним, чем вызвал крайнее неудовольствие Даниэля - надеюсь, ты помнишь нашего шебутного и чрезмерно активного Николя, вечно все рушащего и ломающего на своем пути. Сама же Жанна рада этому безмерно, хотя лично я ей сочувствую, несмотря на наши прежние с ней разногласия.
Что касается мадемуазель Жослин, вышедшей за того le fou** Бруно - у них все припеваючи, она тоже вовсю занялась деторождением, отдавая отчего-то предпочтение потомству женского пола. Недавно она произвела на свет очередную дочь, дав ей имя Равенна. Ничего вычурнее я, честно говоря, еще не слышала, даже учитывая нашу французскую склонность к эпатажу. Прости, но это все, что я могу тебе поведать о них - лишь о количестве их рожденных, или пока еще нет, детей, ибо они от меня сейчас далеко и я, честно говоря, не шибко им интересуюсь, хотя весьма вероятно, что Бруно сейчас обитает в окрестностях Парижа, оставив жену дома, как он это любит делать.
Увы, mon ami, с твоим отъездом моя изобретательность довольно быстро потеряла былую яркую окраску и стала столь же тусклой и бесцветной, как моя жизнь вдали от тебя. Все, на что я сейчас способна - это бесцельное валяние на диване и написание тебе писем. Правда, кажется, мне скоро придется на время покинуть Париж, поэтому заранее прости за возможное отсутствие писем - я постараюсь уладить свои дела быстро. Не смей думать, что я о тебе забыла.

С любовью, вечно твоя Жизель

*зараза
**дурачка

0

7

Кому: Жизель де Монфонтен
От кого: Фриц Вергахенхайт
Дата: февраль 1743

Милая Жизель!

Благодарю за поздравления, с ними мне сразу стало намного легче здесь. Надеюсь, ибо я не имею таковой возможности, вы с матушкой как следует отпраздновали это событие за меня?
Прощу прощения, если чем-то обидел тебя, я постараюсь впредь тщательнее подбирать слова. За мной, кстати говоря, тоже часто наблюдают любопытные сослуживцы, да еще и комментируют все, что я написал. Приходится скрываться от них, а это не улучшает мои отношения с ними и вызывает ненужные мысли в их тупых головах. Сейчас, слава Богу, я сумел избавиться от общества своих боевых товарищей, и могу писать тебе, Жизель, совершенно спокойно.
Последнюю неделю я нахожусь в чрезвычайно подавленном настроении. Австрийцы так воодушевились своим успехам, что поперли уже на юго-запад, в Италию, прямо мимо нас - кажется, они вконец оборзели. В одном из минувших сражений на моих глазах погиб тот самый офицер, похожий на Эрика. Его звали Августин, мы даже почти успели подружиться. К сожалению, он все-таки пулепробиваемый. Мы вынуждены были тогда отступить, и даже не могли успеть забрать тела погибших - только раненых. Я почти не пострадал, но какая-то особенно наглая австрийская пуля рикошетом слегка задела мою щеку, и из-за царапины теперь совершенно неудобно бриться.
Надеюсь, до Парижа война не добралась и вообще не доберется - к сожалению, новости доходят сюда не слишком быстро, да и то все сразу первым делом к Кайзеру, который меня информировать предпочитает в последнюю очередь. Не зря ты беспокоилась, mon ami, о том, что он меня может невзлюбить - так, собственно, и случилось. Недавно мы едва не подрались, но мой exécrable* командир слишком церемонен, чтобы действительно позволить себе это. Честное слово, я когда-нибудь все-таки набью ему его effronté mufle**, извини за столь резкие выражения. Просто сегодня накипело.
Я безгранично рад тому, что у Жанны, Николя и многодетных Жослин с Бруно все в порядке. Мне крайне в тягость иногда думать, что с кем-нибудь из моих прежних товарищей может произойти какая-либо беда. В Мюнхене все по-прежнему, относительно спокойно. Моя любимая сестрица Николь родила в январе своего второго сына Михаэля - война не мешает ей и ее мужу Кристиану жить счастливой семейной жизнью.
Надеюсь, ты будешь крайне осторожна за пределами Парижа, и не покинешь его надолго. С нетерпением буду ждать твоего следующего письма. Береги себя!

С любовью, Фриц.

*проклятый
** наглую морду (как альтернатива - бессовестный лик/беспардонную физиономию)

0

8

Кому: Фрицу Вергахенхайту
От кого: Жизель де Монфонтен
Дата: конец февраля 1744

Дорогой Фрицци!

Еще раз с прошедшим Днем Рождения тебя, уже, кажется, тридцать восьмым.
Прости, что я не писала тебе целый год - на меня после долгих месяцев безделья внезапно навалилось множество проблем. Матушка заболела в начале января и до сих пор не встает с постели, поэтому мне приходится заменять ее на посту хозяйки дома и принимать назойливых посетителей. Расскажи, как ты там? Как твоя семья? Что вытворяют чертовы австрийцы? Что касается нашей, французской военной кампании, 22 февраля мы в союзе с испанцами одержали победу над англичанами и они отправились восвояси, зализывать раны. Но, боюсь, их опыт морских сражений больше нашего, поэтому скоро островитяне возьмут реванш.
Мне жаль слышать о смерти твоего боевого товарища - могу лишь представить, как это тяжело. Хотелось бы также пожалеть тебя за твое боевое ранение, но, полагаю, я несколько припозднилась и от него уже не осталось и следа. Тем временем мы с моей лежачей maman, умудрившейся сломать ногу, отпраздновали и твой предыдущий, и нынешний День Рождения как полагается - с выпивкой и тостами. Много не пили, не переживай - хоть в Париже и нет войны, мы тоже не позволяем себе расслабляться.
Месье Кайзер действительно по всем законам и правилам жизни должен огрести - думаю, Провидение накажет его первым, опередив тебя.
Сейчас я снова обретаюсь в Париже, так что твои письма должны доходить быстро и без проблем - пиши почаще, Фриц, и береги себя. Привет от матушки.

С любовью, твоя Жизель

0

9

Кому: Жизель де Монфонтен
От кого: Фриц Вергахенхайт
Дата: март 1744

Милая моя Жизель!

Невзирая на всю мою любовь к тебе, позволь сказать в самом начале этого письма: черт тебя дери, Жизель! Чертов год, этот ужасный год я каждый проклятый день ждал этого гребанного письма! Ты знаешь, мои нервы и так находятся в недоброкачественном состоянии, но теперь, думаю, им и вовсе пришел конец. Впрочем, ладно, так даже лучше, без нервов проще жить. Спасибо тебе, Жизель, за это. Но все-таки извини, я знаю, что ты ничуть не виновата в твоем долгом отсутствии.
Очень жаль твою матушку и ее сломанную ногу. Это, случаем, не та же самая, которую она повредила в прошлый раз, когда я был еще в Париже? Это похоже на злой рок. Надеюсь, она не останется на всю жизнь хромой.
В данный момент я, как уже упоминалось выше, почти лишен нервов, а потому не переживаю ни о чем, хотя поводов хватает. Я окончательно испортил отношения с мсье Кайзером тем, что, как он выразился, "много умничаю", мы обменялись парой-тройкой оскорблений, потом вспомнили все прошлые грехи друг друга, результатом чего стало то, что я все-таки врезал ему. Бедняга командир не удержал равновесия и скатился вниз с пригорка, где мы стояли, изрядно подпортил себе этим внешний вид и еще неделю хромал, затаив на меня обиду. В отместку он сделал именно меня начальником небольшого, я бы даже сказал - скромного, отряда и отправил в сторону Нюрнберга, чтобы там мы разделались с кучкой отбившихся от своего стада австрийцев (они потихоньку валят из Баварии, но нам приходится им помогать). Как оказалось, отставших было все-таки многовато (или к ним прибились по пути еще), и в последовавшем сражении по нам изрядно потоптались. Я стал счастливым обладателем пули в плече, от которой меня после избавили, и теперь я ношу ее на цепочке на шее (ты знаешь мою страсть к странным украшениям). Только месяц назад я и мой маленький отряд вернулись в полк к нашему дражайшему начальнику, который еще умудрился отчитать меня за то, что так мало солдат вернулось. Я ненавижу этого chèvre*!
В мае прошлого года моя семья вынуждена была на некоторое время покинуть Мюнхен, ибо был риск оказаться в гуще военных действий. Опасения не оправдались, но небольшое путешествие до Регенсбурга развеяло моих засидевшихся в особняке родственников. Правда, путешествовать с маленькими детьми для Бергов было не в радость, зато Алекс остался доволен сменой обстановки, несмотря на то, что ему запретили тащить с собой мольберт.
Один старый приятель моего отца, генерал, недавно был у нас в полку и устраивал смотр, после которого весьма дружелюбно пообщался лично со мной, передал привет от папы и похвалил за успехи у Нюрнберга. Этот добрый старикан пообещал мне подумать об отпуске, в который я очень хочу, чтобы увидеть тебя, mon ami. В Париж я вряд ли, конечно, попаду, но надежды есть.
Но а пока я продолжаю служить Кайзеру и скучать по тебе, дорогая Жизель.

С любовью, твой Фриц.

*козла

0


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » Переписка Жизель и Фрицци:D


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC