Вверх страницы
Вниз страницы

Два балбеса и их тяжёлая жисть х)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » Вчерашний день — учитель при сегодняшнем. (с) Публий


Вчерашний день — учитель при сегодняшнем. (с) Публий

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название
Вчерашний день — учитель при сегодняшнем.
Время действия
Июль 2015 года
Место действия
Кёльн, Германия; Лондон, Великобритания
Дитеру 26, Филиппу 31
Краткое описание сюжета игры
В этот раз мы отправляемся в будущее. Нет, машину времени в восемнадцатом веке, к сожалению, не изобрели, так что для нашего путешествия нам потребуются новые персонажи, имевшие счастье (или несчастье, тут уж кто как решит) родиться в двадцатом веке и дожить до века двадцать первого. Новых героев будет два и будут они прямыми потомками Ричарда и Фрица, от которых их отделяет почти десять поколений. Их имена - Филипп Каррингтон и Дитер Линден. Принимая во внимание то, что поражающие воображение совпадения в нашем флеше - дело нормальное, встреча этих двух человек, кажется, не имеющих никаких точек соприкосновения, была только делом времени и случилась она в аэропорту Кёльна, откуда оба героя улетали в Лондон. Дитер направлялся в Англию для изучения и возможной покупки таинственной книги, на корешке которой его университетский друг нашел имя его предка, Фил же летел домой из очередной командировки. Несмотря на абсолютно разные причины и цели путешествия, судьба распорядилась так, что оба наших персонажа столкнулись друг с другом несколько раз перед тем как поняли, что свидание их не случайно.

0

2

Фил открыл дверь такси, выставив перед собой зонт, призванный спасти его от проливного дождя, что сплошной стеной поливал вечерний аэропорт Кёльна. Одной рукой он, выставив из машины наружу только заднюю конечность, пытался нащупать кнопку на строптивом зонтике, другой придерживал выскальзывающий и столь же непокорный телефон, не желающий прижиматься ухом хозяина к его же плечу.
-Самолет через полтора часа, - сообщил Каррингтон собеседнику, находящемуся на другом конце телефонного разговора, все еще судорожно щупая большим пальцем пространство вокруг ручки зонта. - Пришлось брать билет в эконом-класс, потому что тупая секретарша не успела купить их раньше, чем вчера вечером, - Филипп, потерявший терпение вместе с таксистом, нетерпеливо оглядывающимся на медлительного пассажира, обратил, наконец, внимание на ручку зонта, которую пытался побудить к открытию зонта. Кнопка, призванная активировать сие прекрасное изобретение человечества, была отломана и вместо нее из рукоятки торчала бесполезная пружинка, силы и власть которой были существенно ограничены. - Я перезвоню, - Филипп, нажавший кнопку на телефоне, но не имеющий теперь возможности нажать оную на зонте, раздраженно обернулся на таксиста. - У вас зонта нет?
-Нет, - ответствовал герр. - Не задерживайте меня, тут парковка дорогая.
-Как я пойду без зонта в ливень?! Вы вообще видите, что за пределами машины творится?
-В мои обязанности не входит иметь при себе зонт. Добежите, ваш вход отсюда видно, - Каррингтон демонстративно и шумно вздохнул.
-Достаньте мне чемодан из багажника и я уйду.
-Я же сказал, у меня нет зонта, промокну весь, - от такой наглости англичанин даже на секунду забыл немецкий язык.
-Нет уж, обслужите меня, как подобает! - водитель лениво обернулся на строптивца, закинув руку на соседнее кресло, словно обнимая даму в кино. Заметив зонт в его руках, таксист не удержался от смешка, чем выбесил еще больше.
-А это вы что в руках держите? - вопросил он, лениво указав кистью руки на бесполезный ныне "навес", который, однако, сохранял способность послужить как бьющее по наглым хребтам оружие.
-Сломанный зонт, которым тебе прилетит по голове, - ну, или по головам, - если не вытащишь свою ленивую задницу из машины и не дашь мне мой чертов чемодан! - затараторил Фил, демонстрируя свое увесистое оружие путем тыкания рукояткой с пружинкой в лицо обалдевшего таксиста. - Быст-ро.
-Ладно-ладно, - тут же согласился прежде несговорчивый таксист, примирительно поднимая обе руки в воздух. - Сейчас вытащу, - и водитель, кряхтя и охая, кое-как натянул куртку на голову и, выбравшись наружу, под бдительным присмотром пассажира вытащил из багажника его имущество. Каррингтон, собравшись с силами и держа над головой дорогой кожаный портфель, также покинул машину и принял из рук таксиста свой увесистый чемодан.
-Так бы и сразу, - сказал он вместо слов прощания, вытаскивая из чемодана длинную ручку, позволяющую катить его на колесиках. Злой и мокрый таксист торопливо вернулся в теплый и сухой автомобиль, взглядом проводив строптивого англичанина, от сограждан которого за весь свой рабочий стаж еще не получил столь недвусмысленного отпора и угроз остаться без мозгов. Фил тем временем, одной рукой волоча за собой багаж, а в другой руке одновременно держа над головой портфель, бесполезный зонт и телефон, под проливным дождем продвигался в сторону аэропорта. Остальные такси, обладавшие менее тупоголовыми водителями, останавливались не на парковке, а прямо у входа аэропорта, выгружая пассажиров прямо под навес терминала, тем самым препятствуя промоканию драгоценных мешков с деньгами, после этого готовых дать побольше чаевых. Филипп, задумавшийся о несправедливости организации сегодняшнего бизнеса в сфере транспорта и общей недалекости людей, был прерван телефонным звонком сверху. Отчаянно вибрирующий и мокрый айфон, лежащий на портфеле не менее мокрого хозяина, который обходился с ним в высшей степени легкомысленно, требовал неотложного установления контакта между звонящим и Каррингтоном, который и пытался нащупать телефон свободным мизинцем. Так как на ходу этого сделать отчего-то не удалось, англичанин остановился на месте, кое-как прислонив падающий чемодан к ноге. Пока он, уже уронив зонт, пытался нашарить освободившейся рукой телефон на кейсе, который упрямо не хотел убирать с головы, айфон сам нашел свой путь, соскользнув на асфальт, где, пару раз сделав сальто, угодил в водосточный люк. Фил, ничего не успевший предпринять для предотвращения катастрофы, в шоке уставился на отверстие, где сгинул его девайс. Вдобавок к шоку от произошедшего казуса англичанин получил сомнения в собственной психическом здоровье.
-Алло?.. Алло, герр Каррингтон? - раздалось из люка. - Вы меня слышите? - Каррингтон, выпучив глаза, осмотрелся кругом, попутно уронив в лужу никак не желающий стоять на месте чемодан, но вокруг него не было ни души - все нормальные люди обходили парковку по предназначенным для этого местам, а не по проезжей части... - Эй?..
-Я здесь, - заорал Филипп, определивший, наконец, точный источник звука. Айфон, чудесным образом выживший в этой передряге, правда, разбив при этом экран, благополучно упал на дно водосточного люка, при этом как-то умудрившись принять вызов и включить громкую связь (да, такие случаи реальны). Видимо, это сделал сам Каррингтон своим незадачливым мизинцем еще перед тем, как телефон от него ускользнул.
-Вас плохо слышно! - орали с того конца провода. Англичанин, подавив гордость, еще раз оглянулся вокруг себя и встал перед водосточным люком на колени, подставив ухо как можно ближе к телефону.
-Я здесь, герр Циммерманн, - Фил еще раз посмотрел по сторонам, все еще упрямо держа кейс над головой. - Я на улице, здесь ужасный ливень.
-И ветер, судя по всему, - заметил его немецкий бизнес-партнер, принявший за ветер шум воды в водосточном люке, которая щедро заливала собой айфон, отчаянно цепляющийся за жизнь. - Послушайте, я тут внимательно обдумал ваше предложение... То есть, мы, наша компания...
-Да-да, - поддакнул Каррингтон, подползая на коленках поближе к люку.
-Мы решили, что примем его. Правда, с некоторыми оговорками, которые мой... секретарь...
-Вас плохо слышно! - Филипп обеспокоенно заглянул в отверстие, пытаясь разглядеть там свой телефон.
-Мой секретарь, он пришлет... - и тут девайс, так долго сражавшийся с водопадом, заливающим его динамик и треснувший экран, окончательно умер. Мужчина, потерявший теперь кроме зонтика, нужному каждому лондонцу (и пусть в первом поколении), еще и телефон, который ему, как бизнесмену, тоже был необходим, взвыл от злости и досады, все еще стоя на четвереньках перед сливным люком.
В терминал он добрался еще через десять минут страданий под проливным дождем с портфелем на голове, что, в принципе, не принесло никакого эффекта, и волоча за собой также побывавший в луже чемодан. В терминале, кое-как отыскав туалет, попутно оставив за собой лужи воды, Каррингтон смог раздеться и отжать некоторые предметы одежды в раковину и немного подсушить их в под сушилкой для рук. Переодеться он не смог по причине того, что на чемодане заело молнию, так что по-прежнему мокрый с ног до головы и по-прежнему злой как собака пассажир проследовал на стойку регистрации, сопровождаемый возмущенно-удивленными взглядами окружающих его сухих граждан. Пришел он почти последним, не считая пары человек, стоящих за ним, так что очередь Филиппа подошла довольно скоро.
-Багаж беру в самолет, - сказал англичанин стюардессе, суя той под нос паспорт гражданина Великобритании.
-Слишком большой, - отрезала та, вставая из-за стойки, чтобы посмотреть на чемодан, который взъерошенный пассажир собирался переть с собой в самолет.
-Я всегда его беру с собой в салон и тут внезапно выясняется, что правила наших авиалиний изменились? За два дня? - вспыхнул тот. Дамочка же, снова сидящая на своем месте с его паспортом в руках, исподлобья смотрела на раздухарившегося пассажира.
-Наши правила не поменялись, сэр. Ваш чемодан не отвечает требованиям наших авиалиний для багажа в салоне самолета, - Каррингтон глубоко вздохнул.
-Я не могу доверить его содержимое перевозке в багажном отделении. Говорю вам, я всегде езжу с этим чемоданом в командировку! - повысил он голос, облокачиваясь руками о стойку стюардессы, под его напором отъехавшей на кресле немного назад.
-Вы можете попробовать измерить его на нашем специальном приспособлении для таких случаев, - сдалась стюардесса, указывая рукой Филлипу направление к металлической штуке, куда обычно пихают чемоданы сомнительных размеров, дабы проверить, вписываются ли они в норму. Каррингтон, еще раз вздохнув, направился в сторону данной громоздкой конструкции и стал пытаться запихнуть свой чемодан внутрь. Тот застрял и не захотел выниматься обратно, несмотря на усилия его хозяина, своими потугами только затолкавшего сумку еще глубже. В ответ на его обозленный взгляд в свою сторону стюардесса лишь развела руками. - Я же говорила, что он не проходит по нормам. Я позову стюарда и он его вытащит без вас, а пока проследуйте на посадку с вашим посадочным талоном.
-Как я уйду без своих вещей?! - Фил всхватился за голову и в сердцах пнул металлическую конструкцию, вероломно поглотившую его чемодан.
-Послушайте, можно я пройду контроль и вы решите свои проблемы после? - выступил из очереди молодой немец, стоявший за виновником происходящего бардака в очереди. - Рейс уже через час.
-Вы слепой что ли? Не видите, что у меня чемодан застрял?! - Каррингтон любезно отошел в сторону от конструкции и показал на нее немцу обеими руками, дабы привлечь его "рассеянное" внимание.
-Вижу. Но мне-то что? - парень вопросительно развел руками, с ехидной улыбкой глядя на собеседника. Англичанин от такой наглости только раскрыл рот, наблюдая, как стюардесса, позвонив кому-то по телефону и отложив его паспорт с билетом в сторону, подзывает к стойке немца.
-Это свинство! - запоздало заявил Филипп во всеуслышанье, снова привлекая тем самым внимание дамочки и незнакомца.
-Свинство - это ваше поведение, - заявил немец, брезгливо оглядывая мокрого оппонента с ног до головы. - Хоть бы переоделись. Ах да, - улыбнулся он. - У вас же чемодана нет, - тут и без того взбешенный Фил не выдержал, и, схватив наглеца за грудки, опрокинул того на полосу, куда нормальные люди кладут чемоданы, с прозаичной целью избиения. Стюардесса завизжала, отъехав от дерущихся на кресле как можно дальше. Весы, измеряющие вес багажа, сходили с ума, прекратив лихорадочно менять цифры только когда охрана, скрутив обоих, притащила недопассажиров в местное отделение полиции, где им выписали незначительные штрафы, после чего благополучно отпустили, вернув паспорта и билеты. Едва не опоздавшие на рейс товарищи, держась друг от друга подальше и периодически бросая друг на друга злобные взгляды, проследовали на посадку. Каррингтон, чемодан которого все же вытащили из плена, но при этом поместили в багажное отделение, с вселенской грустью в глазах преодолел бизнес-класс и, найдя свое место в классе для простых смертных, плюхнулся на свое сиденье, располагавшееся у окна. Вскоре подоспел и сосед Филиппа, который, недолго помявшись в коридоре у кресел, с выражением брезгливости на лице приземлился в кресло возле него.
-Опять ты, козлобородый? - устало отозвался на это англичанин, почти обсохший после толкотни в отделении полиции. - Сегодня точно не мой день, - так же вслух заключил он, щупая в кармане айфон, но, естественно, не обнаруживая там оный. Через пять минут самолет поднялся в воздух.

Отредактировано Philipp Carrington (08-07-2015 19:16:26)

0

3

Дитер собирал вещи в спешке, нервно запихивая в чемодан ноутбук, документы и закидывая скомканные футболки, рубашки и штаны. Как и все нормальные люди, он собирался подготовить багаж заранее, сложить все компактно и аккуратно и тщательно продумать список вещей, необходимых в дороге. Но судьба распорядилась иначе, и с самого утра, внезапно узнав, что "этот наглец" опять отправляется в отпуск без нее, нервная на почве своих физиологических ежемесячных особенностей девушка принялась устраивать дебош. В этот раз ее истерика не ограничилась криками, а была дополнена попыткой порвать загранпаспорт жертвы (к счастью, жертва обладала быстрой реакцией и сильной хваткой), а теперь явными намерениями лишить своего возлюбленного предметов одежды.
-Ты опять? - вспыхнула девушка, которую звали Катрин (сокращенно она просила звать себя Кэт). Она только что вернулась из ванной, где провела рыдая двадцать минут, рассчитывая, что выйдя из своего добровольного заточения, она обнаружит раскаивающегося сожителя, объявляющего, что он никуда не поедет. Однако, взгляду рассерженной мадам предстали торопливые сборы, так что она тотчас вцепилась в футболку, которую Дитер как раз собирался забросить в чемодан. - Я тебе сказала, что ты никуда не полетишь!
-Ну что за бред? - отчаянно тянул футболку на себя немец. - Я тебе объяснил, Кэт - билеты уже не обменять. Вылет через несколько часов!
-Почему тогда не купить мне второй билет? - футболка угрожающе затрещала по швам, рискуя остаться в Кельне уже в роли половой тряпки.
-У тебя завалялись лишние 200 евро?
-Вообще-то у тебя завалялись, - пораженная такой наглостью, Катрин на секунду отвлеклась, будучи занятой выпучиванием глаз и поднятием бровей, что обозначало высшую степень изумления и разочарования в своем спутнике жизни. Воспользовавшись моментом, Дитер вызволил страдалицу-футболку из когтей истеричной особы и быстро отправил ее в чемодан непринужденным броском. - Ты никогда меня с собой не берешь! - продолжала Катрин, хватая следующую жертву своего величия - клетчатые шорты, что лежали в опасной близости к ней. Дитер мрачно посмотрел на тупоголовую мадам, которая, видимо, не могла сообразить, что для поездки в Лондон по делам, а не ради забавы, шорты не пригодятся, и взялся закрывать чемодан.
-Ответь мне, почему ты молчишь? - надрывалась Кэт, топая ногой для убедительности. В этой ситуации Линден предпочитал оставаться молчаливым пнем, ибо только в таком состоянии удавалось избежать нервного срыва. Тактика работала безотказно - Катрин распалялась, чемодан закрывался, такси подъезжало...
-Ты все время ездишь один! А вдруг ты там будешь мне изменять? - А вдруг, - мечтательно подумал Дитер, деловито хватая чемодан за ручку и направляясь к двери. Катрин борзо встала поперек двери.
-Ты что, меня не любишь?
Так как слова любви этим типом еще ни разу не произносились, этакий метод давления на жалось и чувство справедливости тоже не сработал. Зареванная Катрин была отодвинута с дороги.
-Сукин сын! - взвыла оскорбленная девушка. - Ты приползешь ко мне извиняться на коленях! - подытожила она.
-Я все тебе уже сказал, - строго напутствовал Дитер, стоя на пороге и надевая на голову капюшон. - И нечего раздувать скандал. Пока, - пока Кэт не успела ничего крикнуть ему в спину, он быстро захлопнул дверь и посеменил по мощеной дорожке к воротам. У выхода его уже ждало такси.
-Истеричка, - вздыхал он по пути. - Вернусь и отправлю ее восвояси из моего дома. 
Но пока Катрин оставалась полновластной хозяйкой в Линденовском особнячке, что, конечно, не могло не огорчать - внутри осталось столько вещей, которые она запросто сможет испортить, находясь в столь плачевном нервозном состоянии. Больше всего Дитер переживал за гараж, где стояли три собственноручно собранных мотоцикла, ждущие своего часа и свободного времени у хозяина. Поэтому Линден не поленился и вернулся к гаражу, чтобы достать из-под козырька запасной ключ. Теперь-то он точно был спокоен - у Кэт не было собственного доступа в эту локацию.
Промокнув почти насквозь, Дитер-таки добрался до такси, где водитель нехотя помог ему погрузить чемодан в багажник. Путь до аэропорта был недалек, но, учитывая пробки в это время суток, да еще и отвратительную погоду, добираться нужно было около часа. Как и любой молодой житель цивилизованной части планеты Земля, немец скоротал это время, залипая в планшет.
По прибытию в аэропорт, Дитер как обычно испытал на себе давление непонимающего общества, когда при прохождении металлодетектора у входа в терминал, датчик зафиксировал опасное наличие металлических предметов у немца.
-Придется выложить из карманов телефон, ключи и прочие металлические предметы, - терпеливо попросил охранник, стоящий на пути немного опаздывающего гражданина. Со вздохом Линден принялся выкладывать на столик все, что могло вызвать подозрения. Однако при повторном прохождении арки, выяснилось, что проблема не устранена.
-Возможно, дело в вашем пирсинге, герр, - не отставал охранник. - Вы можете это снять?
К слову, три кольца в левом ухе, два в левой ноздре и по кольцу в обоих концах нижней губы было бы не так просто снять, так что вполне логично, что Дитер возмутился.
-Вообще-то вам было бы намного легче просто обыскать меня, - веско заметил он. - Вы прекрасно знаете, что металлодетекторы иногда дают сбой, - охранник засомневался, видимо, испытывая острое желание посмотреть, как именно будут выглядеть дырки от пирсинга в носу. - Там люди ждут.
На лице охранника отразились муки размышления. Что важнее - скорость продвижения очереди или комичность дырок в носу патлатого типа? Хм...
-Хорошо, - нехотя согласился страж порядка, внимательно похлопал по бокам и по ногам жертву своей дотошности (правда, все-таки оправданной дотошности) и кивнул. - Забирайте вещи.
-Наконец-то, - пробубнил Дитер, собирая монатки и устремляясь со скоростью тысячи шмелей в сторону стойки регистрации, где он рисковал оказаться последним в очереди. Впрочем, еще несколько опоздавших выстроились следом за ним, но сама очередь представляла собой очень короткий обрубочек, застопорившийся на одном человеке впереди.
Этот мокрый и мятый субъект, такой же нервный, как и стоящий позади него Дитер, что-то вещал по поводу своего чемодана, к слову, в точности такого же по параметрам и цвету, как и чемодан Линдена.
-Как я уйду без своих вещей?! - отчаянно воскликнул мятый тип, как раз тогда, когда до окончания регистрации оставалось пятнадцать минут. Дитер, из последних сил стараясь быть вежливым, кашлянул и выступил с речью:
-Послушайте, можно я пройду контроль и вы решите свои проблемы после? Рейс уже через час.
-Вы слепой что ли? Не видите, что у меня чемодан застрял?! - хоть зрение у Дитера и впрямь было неважное, он все же знал о таком изобретении человечества, как контактные линзы, так что активные махания руками в сторону якобы незаметного чемодана привели лишь к большей раздраженности опаздывающего путешественника.
-Вижу. Но мне-то что? - в этот момент стюардесса, обслуживавшая впереди стоящего гражданина, сдалась и махнула Дитеру рукой, чтобы тот проходил к стойке.
-Это свинство! - отчаянно воскликнул мятый тип, которого справедливость обошла стороной, заключив его чемодан в коварные путы рамки.
-Свинство - это ваше поведение, - никак не успокаивался раззадорившийся немец, так резко опуская свой паспорт на стойку регистрации, что стюардесса втянула голову в плечи. - Хоть бы переоделись. Ах да... у вас же чемодана нет, - наглую улыбку торжествующего Линдена прервал неожиданный поворот сюжета - мокрый тип оказался весьма агрессивным, так что не успел Дитер ничего предпринять, как оказался опрокинутым на ленту багажа с явным назначением получить по морде.
-О господи! - завизжала стюардесса. - Немедленно прекратите!
-Ах ты вонючий говнюк! - впрочем, вряд ли оппонент был вонючим - он же только что прекрасно постирался под дождем, но это не смутило Дитера, который изловчившись каким-то образом нагло колотил руками по почкам агрессора, получая при этом в ответ столь же часто и много, до тех пор, пока стражи порядка не развели бойцов на разные стороны "ринга" и не сопроводили в комнату полиции.
Садясь в самолет, Дитер ненавидел этот мир. Во-первых, из-за склочной бабы и пробок он опоздал, во-вторых из-за ничтожного опоздания он больно получил по щам, а в-третьих из-за быстротечной драки лишился последних наличных средств. Каково же было удивление, какова же была ярость немца, когда, садясь на свое место в самолете, он обнаружил, что является непосредственным соседом своего недавнего противника. Впрочем, это совершенно не удивительно, ведь при оформлении билетов номера раздаются не рандомно, а по порядку, но на судьбу свою Дитер все же обозлился.
-Опять ты, козлобородый? - пробурчал сосед, окинув усевшегося рядом немца пренебрежительным взглядом. "Козлобородый" нахмурился и тупо вперил свой взгляд в оппонента, ища, к чему бы придраться в ответ. Но к чему придерешься в гладко выбритом, подстриженном и цивилизованно выглядящем человеке, кроме того, что он похож на Голдмана что его одежда помялась из-за спешного отжима в уборной аэропорта?.. - Сегодня точно не мой день.
-Я тоже очень рад встрече, - фыркнул в ответ Дитер, утыкаясь, как водится в таких случаях в современном мире, в планшет. Обнаружив, что соседу не во что залипать, он еще более уверенно принялся листать меню, и, как бы демонстрируя свое коммуникативное превосходство, стал проверять сообщения в фейсбуке. Тотчас им была обнаружена длинная тирада, оставленная Кэт на его странице. Письмена прочитать он не успел, от ужаса резко закрыв свою страницу, но успел заметить, что запись содержала рекордное количество восклицательных знаков, злобных и плачущих смайликов а так же слов, написанных капсом. В очередной раз пожалев о том, что жизнь связала его с этой женщиной, Дитер убрал планшет в кармашек впереди стоящего кресла, так как самолет набирал высоту, а сам задремал.
В середине полета сосед, прежде молчаливый и, как казалось во сне, не существующий, вдруг зашуршал и стал совершать подозрительно много телодвижений. Проснувшись и злобно зыркнув на шумный объект, Дитер обнаружил, что тот пытается вылезти со своего места.
-Че те не сидится? - осклабился Линден. - Лететь меньше часа.
Пожилой мужчина, сидящий с краю, заметив шевеления, поднялся со своего места, намереваясь пропустить соседа. Однако тому, чтобы выйти, сначала все же требовалось преодолеть препятствие в виде Дитера, что скрестил руки на груди и широко расставил ноги.
-Кхм, герр, - деликатно похлопал его по плечу пожилой мужчина, бывший, кажется, свидетелем драки у стойки регистрации и потому такой осторожный. - Господин у окна хочет выйти.
-Но не может, - подытожил Дитер, пожав плечами. - Немного жаль, конечно. Ничем не могу помочь.
Так что пришлось бедному англичанину пролезать каким-то образом через борзого соседа, который еще возмущался, что кое-кто топчется на его кедах. Обратно, разумеется, оппонент возвращался тем же путем, а пожилой мужчина с укором смотрел на несговорчивого немца.
Когда англичанин уселся рядом и затих, Дитер уж было собрался продолжить дремать, однако внезапно почувствовал неприятный запах, исходящий со стороны вечного своего противника. Пахло табачным дымом, что, конечно, вызвало негодование у немца, буквально сразу почувствовавшего, как его пробирает кашель.
-Что за хрень, мужик? - обратился он к соседу осипшим голосом, что уже являло собой тревожный признак. - Ты курил?
Получив утвердительный ответ, Дитер принялся возмущаться:
-Ты какое право имел курить в самолете, придурок? Да я тут...кха! сейчас... кха-кха! помру из-за тебя! - Линден прервался на то, чтобы хорошенько покашлять, что не принесло ему облегчения, к сожалению. - А ты и рад будешь, да?! Отсадите меня... немедленно от этого... идиота! - то и дело прерываясь на сухой кашель, Дитер принялся взывать к бортпроводнице. Та подбежала к конфликтным гражданам с вопросом, буквально отпечатавшимся на лице. - Отсадите меня... в другое место, желательно... подальше отсюда.
-У нас нет свободных мест. Если только кто-то захочет с вами поменяться..., - она жалобно подняла брови. - Но ведь осталось всего две минуты, и мы пойдем на посадку.
-Тогда..., - задыхаясь от кашля, пытался высказаться Дитер, у которого еще и заложило нос, что заставляло его делать вдохи ртом, и это по звуку было похоже на крики умирающей чайки, застрявшей в карбюраторе жигулей, - вы высадите... мой труп. У меня... аллергия...
-На что? - захлопала глазами тупенькая стюардесса.
Дитер злобно покосился на своего курящего соседа и подумал... Если сказать, что на табачный дым, они проверят туалет и загребут этого придурка, а меня, как свидетеля, вместе с ним, и это будет означать, что я потеряю еще несколько драгоценных часов в этой опостылевшей мне компании.
-На этого... человека, - прохрипел Линден, поворачиваясь снова к бортпроводнице.
-Сэр, это не смешно, - она нахмурила брови и скрутила губы трубочкой. - У нас нет времени менять вас с кем-то местами. Лучше пристегните ремни, мы садимся.
Дитер на это промолчал, застегнул ремень и, максимально отклонив торс в сторону от пахнущего табаком соседа, стал сосредоточенно кашлять на пожилого мужчину, который в ответ на этот жест так же отклонился в сторону прохода.
-Вы не могли бы... перестать? - раздраженно спросил он.
-Только... когда... сдохну, - прохрипел умирающий.
Однако, уже когда самолет приземлился и запах табака окончательно рассеялся по салону, Дитеру полегчало, так что он уже мог спокойно отстегнуть ремень и, собрав свою ручную кладь, вывалиться из самолета на свежий воздух. В Лондоне, судя по всему, тоже недавно был дождь, но сейчас о нем напоминал лишь запах мокрого асфальта и многочисленные лужи, разбросанные тут и там по посадочной полосе. Вертя в руках посадочный талон, Линден быстрыми шагами последовал в сторону выдачи багажа, где не глядя схватил чемодан, попутно набирая номер.
-Да, - послышалось из трубки.
-Майкл, - радостно возвестил Дитер, уже совершенно избавившийся от скрипов и хрипения в голосе. - Я приземлился и выезжаю. Ты там ждешь?
В ответ друг несколько секунд неловко промолчал.
-Слушай, друг, я забыл, что сегодня уже среда, - со стыдом в голосе пробормотал Майкл. - Я только завтра вечером приезжаю..., - пока Линден не успел приуныть, его товарищ поспешно возвестил: - Но ты можешь пока один пожить в моей квартире! Я позвоню консьержу и попрошу выдать тебе запасной ключ. Еда там есть, так что до завтра меня подождешь. Хорошо?
Такой расклад даже немного обрадовал немца, потому что это давало возможность в пустой хате сделать именно то, от чего перед отъездом предостерегала Кэт - притащить туда бабу.
-Отлично, меня устраивает, - на ходу, не бросая трубку, Дитер помахал удивительно потяжелевшим чемоданом перед носом таксиста, уныло глядящего из салона своей машины на бренный мир, самолично запихал поклажу в багажник и благополучно отправился восвояси.

0

4

Филипп, безжалостно убивший за последний час довольно много своих и чужих нервных клеток, очень захотел курить. Обычно его это не очень-то расслабляло, особенно в самолете (а вовремя своих множественных полетов он курил на регулярной основе), где всегда присутствовал риск оказаться пойманным. Но привычка эта, даже будучи иррациональной, продолжала владеть его помыслами и  побудила его встать со своего места, чтобы потом переместиться в сторону туалета. "Козлобородый" немец, однако, не забыл обиды, и, вслух возмутившись чрезмерной подвижностью своего соседа, преградил ему путь к отступлению.
-Кхм, герр, господин у окна хочет выйти, - заметил сосед обоих оболтусов, сидящий у прохода, обращаясь к упрямцу, что расположился посередине.
-Но не может, - ехидно заметил тот. - Немного жаль, конечно. Ничем не могу помочь, - Каррингтону очень захотелось треснуть парня кейсом, что он пер с собой в туалет, по голове, но из боязни снова оказаться в полицейском участке он отказался от этой идеи, ограничившись лишь дежурной грубостью в его адрес. Настолько дежурной, насколько можно назвать таковой описание человека мужского пола, как патлатого. В наше время, однако, словно в старые добрые семидесятые, возвращается мода на длинные волосы и бороды, завоевывая территории на лицах и макушках не только хиппи, рокеров и позже хипстеров, но и вполне вменяемых людей. Однако, ни в принадлежности к какой-либо субкультуре, ни в нормальности своего нового знакомого Фил решительно не был уверен.
-Сопляк патлатый, - веско заметил англичанин, с трудом перешагивая через широко расставленные ноги соседа, попутно нарочно наступая ему на заднюю конечность.
Быстро преодолев дистанцию, отделяющую его от уборной, Филипп заперся внутри, и, опустив крышку унитаза, сел на нее сверху, так как курить привык сидя. Далее он, не нарушая уже годами установившийся способ курение в самолете, ловко извлек из портфеля упаковку презерватива. Да, именно так. И нет, о нет мой вульгарный друг, ничего постыдного Каррингтон в кабинке не совершил - он всего лишь вскрыл упаковку контрацептива, надул оный, как шарик, что любил делать еще в юношестве, и, на мгновение встав с сидения унитаза, натянул презерватив на детектор дыма, после чего   смог закурить без опасения быть пойманным. Выкурив сигарету и попутно размышляя о том, что теперь думает о нем его деловой партнер герр Циммерманн, Фил смыл бычок в унитаз, и, немного помахав перед собой рукой, как бы разгоняя дым (что, кажется, было одним из самых бесполезных его движений за прошедшие сутки, не считая драки с немцем), вывалился в салон, забыв снять с потолка презерватив. Встретив по пути улыбающуюся стюардессу, которая известила его о том, что самолет скоро пойдет на посадку, Каррингтон с возмутительным покер-фейсом пришел обратно на свое место, где выслушал претензии немца, недовольного исходящим от соседа запахом табака. К счастью, тот отчего-то не раскрыл тайны англичанина подоспевшей на вызов бортпроводнице, из-за чего немало напуганный сложившейся ситуацией англичанин даже простил ему болящий после схватки бок.
Вскоре после приземления Филипп, буквально вытолкав немца в коридор под ноги какой-то толстой бабульке, так как спешил покинуть самолет, кажется, больше всех остальных, быстро двинул к выходу, держа под мышкой кейс. Успешно покинув борт воздушного судна, англичанин преодолел паспортный контроль, получил багаж и вместе с остальными пассажирами вышел через автоматические двери, отделяющие его от зала прилетов аэропорта Хитроу. Там, радостно маша работодателю рукой, его ожидал Питер, водитель отца, которому Фил и поспешил отдать чемодан.
-Здравствуйте, сэр, - слегка поклонился шофер. - Как долетели?
-Паршиво, Пит, - вздохнул Каррингтон, застегивая пальто, так как уже из дверей выхода на него подул холодный, сырой английский ветер.
-Позвольте поинтересоваться почему, сэр? - притворно удивился Пит, на самом деле не ожидавший другого ответа.
-Просто не мой день. Еще и подрался в Кельне с одни козлобородым засранцем, не уважающим правила очередности, - фыркнул англичанин, для которого как и для каждого жителя Альбиона не было худшего преступления, нежели нарушение очередности. Между прочим, это было одно из немногих правил этикета, которые соблюдал сам Филипп.
-Оу, - заметил водитель, следом за собеседником покидая здание. - Это действительно серьезно.
-Чертовски серьезно. После этого еще и в полицию загремел.
-Отделались штрафом, я полагаю?
-Да, повезло, что остались при себе деньги.
-Воистину повезло, сэр.
-В машине работает телефон? Мне нужно позвонить отцу и сообщить, что я долетел.
-Конечно, сэр, - Пит подозрительно покосился на идущего рядом сына работодателя, который никогда в жизни не пользовался иным телефоном, нежели своим, тем более в отцовском мерседесе, но ничего не сказал.
-Хорошо, - отозвался тот, взглядом ища на парковке машину родителя. - Свой я утопил еще в Кельне, - добавил он, немного погодя.
-Хм, - отреагировал Питер, обгоняя Каррингтона, который стоял на месте и смотрел вокруг себя как сурикат, оглядывающий окружающую саванну на предмет опасности. - Полагаю, он теперь не работает?
-Нет, Пит, не работает, - подтвердил англичанин, замечая, наконец, что шофер его ориентируется на местности лучше, а потому поспешил за ним.
Уже на полпути из аэропорта в Лондон Филу удалось дозвониться до отца. Звонить пришлось по допотопной телефонной трубке из девяностых, с которой его отец все никак не желал расстаться, а потому упорно использовал ее как средство связи в автомобиле - мобильный он часто оставлял дома или на работе, поэтому дозвониться удалось лишь на домашний. Переоборудованием допотопной трубки занимался зять Каррингтона-старшего, историк английского языка по профессии, с которым Каррингтон-младший решительно не ладил. Неприязнь была односторонней, поэтому Николас регулярно приезжал вместе с женой к родне на выходные, отчаянно пытаясь наладить отношения с зятем, но тот упорно его избегал и строил козни. Дети сестры, годовалые девочки-близняшки, выводили Филиппа из себя, и свою ненависть, которую он не отваживался выплеснуть непосредственно на чада, он перенес на их отца, "этих дьяволят" зачавшего. Стоит ли говорить, что каждый уик-энд, а сегодня была как раз пятница, англичанин старался избежать визита домой и придумывал самые фантастические оправдания, лишь бы не видеть Николаса, Николь и Мэри. Стоит ли говорить, что и в этот раз у Каррингтона были серьезные планы на субботу.
-Алло, пап? - сказал Фил, заслышав шуршание в трубке.
-Алло? - послышалось в ответ через несколько секунд.
-Это Филипп.
-Здравствуй, Фил, как дела? - поинтересовался голос.
-Я долетел, все нормально, - Каррингтон нахмурился, удивляясь, что отец первым делом не поинтересовался о исходе сделки с немцами. - Кажется, Циммерманн остался доволен. Он потом позвонил мне и сказал, что принимает наше предложение, а договор с условиями пришлет по электронной почте, - додумал англичанин, немного приукрасив действительность, которая была весьма расплывчата вследствие прерванного потоками воды звонка от немецких партнеров.
-Это хорошо! Я передам отцу, - англичанин выпучил глаза на трубку, оторвав ее от уха. - Как прошел полет? - Филипп в ужасе продолжал таращиться на телефон, осознавая, что только что по досадному недоразумению говорил с Николасом, которого теперь невольно посвятил в свои рабочие дела, которые тщательно охранял от посторонних глаз и ушей. - Алло? Алло-о-о-? - послышалось из трубки где-то через десять секунд, которые переводчик провел в судорожных раздумьях над тем, что теперь делать. Было принято решение покарать наглого зятя, вторгшегося в личное пространство родственника.
-Эй, ты какого черта взял домашний?! - на той стороне провода повисло неловкое молчание.
-Э, ну, мы... - замялся Николас. - Мы с Джейн и девочками приехали на выходные, твой отец ушел стрелять по тарелкам, вот я и...
-Черт возьми, я думал, что это он говорит, - зять громко засмеялся, чем вызвал еще большее неудовольствие Фила. - Дай ему трубку немедленно.
-Ладно-ладно, не кипятись, сейчас попробую его найти. Рад был тебя слышать.
-Пф, - где-то через пять минут старательных изысканий бедняги Николаса, пыхтящего так, что было слышно на той стороне линии, и оглушительных звуков выстрелов из отцовского ружья отец с сыном, наконец, воссоединились.
-Алло?
-Отец, это ты? - уточнил Каррингтон на всякий случай.
-Да я, кто же еще? - судя по смешкам, Николас остался стоять возле тестя. Подобное поведение бесило англичанина еще больше, чем неизменное добродушие, с которым зять относился к нему несмотря на грубость и общую недоброжелательность брата жены в его отношении.
-Я сначала подумал, что говорю с тобой, а это был чертов Николас, которому я и рассказал про Циммерманна.
-Хм, что ж, голоса у нас действительно похожи, - и снова этот чертов смешок зятька. Теперь Филипп был решительно настроен на то, чтобы начистить родственнику харю сразу, как приедет домой. Хотя, в таком случае лучше который раз избежать совместного уик-энда и уехать на выдуманную экскурсию к замкам Южной Шотландии.
-В общем-то, все нормально. Он сказал, что его помощник пришлет мне и тебе на электронную почту договор, мне останется только перевести.
-Что, они сами не могут сделать английскую копию? - заворчал отец. - Чертовы немцы, можно было за это время уже выучить английский? - Неловкая ситуация... Про перевод он, кажется, ничего не успел сказать...
-Циммерманн говорит по-английски, а его помощник, составляющий документы - нет, - соврал переводчик.
-Все равно я этого не могу понять, - возразил Каррингтон-старший, кряхтя в трубку. - Как можно брать на работу в такую компанию человека, не говорящего по-английски. Но с другой стороны, если бы все немцы заговорили по-английски, это отняло бы у тебя кусок хлеба, ха-ха?
-Тогда бы остался арабский, - усмехнулся Фил.
-Тоже неплохо, - отец помолчал пару секунд, обдумывая следующий вопрос. - Почему ты не позвонил матери сразу из Хитроу? Ты ведь знаешь, какая она нервная.
-Я утопил свой мобильный и не помню ее номера.
-Что? Утопил?
-Да, он упал в водосточный люк.
-Хм. Как можно скорее купи новый и восстанови номер, мало ли кто из партнеров будет звонить, - Каррингтон вздохнул, давая понять, что и сам все знает. - Что ж, ждем тебя на уик-энд... Приедешь сегодня или завтра?
-Отец, я... У меня уже были планы, я еду с одним немецким знакомым загород, так что в этот раз я не смогу, - Филипп успел заметить, как Питер мельком посмотрел на него через зеркало заднего вида, поэтому теперь сам отчего-то уставился на свое отражение в нем.
-Ладно, я все понял... Тогда хорошего отдыха.
-И вам, - пожелал он в ответ, нажимая на огромкой трубке, похожей на кирпич, красную кнопку отбоя.
Когда Питер и его пассажир прибыли в Лондон, в столице шел несильный, но холодный дождь. Пит остановился у нужного дома, и, быстро выгрузив чемодан Каррингтона из багажника, попрощался с ним. Фил, поднявшись пешком до дверей своей съемной квартиры в старом доме, где не было лифта, собственно, ввалился внутрь. Нащупав нижней частью спины выключатель, дабы не выпускать из рук кейс и чемодан, Фил осветил свой пусть в гостиную, одновременно служившую ему и столовой. Захлопнув все той же частью тела дверь в туалет, что загородила собой узкий проход из коридора в комнату, англичанин проперся внутрь в грязных ботинках, чем позже наверняка вызовет недовольство приходящей домработницы. Чемодан умостил где-то в углу, пока и не думая его разбирать, и отправился делать себе кофе. Впрочем, зря он не уделил багажу должного внимания.

Отредактировано Philipp Carrington (04-08-2015 00:49:30)

0

5

Квартира, в которой ближайший день в полнейшем одиночестве предстояло обитать Дитеру, была милой просторной европейской квартиркой, типично современной, в скандинавском стиле этакого черно-белого минимализма с вкраплениями всяческих экологических понтов. Стянув за пятки кеды и разбросав их лихими махами ног по всей прихожей и напялив взамен уродливые желтые тапки в виде зайцев, Дитер швырнул чемодан на диван и сам плюхнулся рядом, окидывая восторженным взглядом плазму во всю стену. Посидев так минут пять, Линден отправился в экспедицию на кухню с целью обнаружить залежи полезных и вкусных вещей. Стола на кухне не было, вместо него - узкая барная стойка с высокими табуретами, а холодильник был гармонично встроен в стену. Внутри Дитер обнаружил открытую упаковку магазинных суши, связку сосисок и две банки дешевого пива.
-На плазму денег хватило, а на жрачку - нет? - возмутился Дитер вслух и продолжил рыскать по кухне в поисках съестного. Заглянув в духовку, чисто отмытую снаружи, он узрел грязный жирный противень внутри, поморщился и переместился к шкафчикам, в которых обнаружил пол батона хлеба, пачку тростникового сахара и бочонок со специями.
-Тухляк, - сделал он не утешающий вывод и принял решение отправиться в какое-нибудь злачное заведение и там поесть. Для этого следовало найти в интернете карту местности, чтобы определить, какой кабак является ближайшим к дому Майкла, оставившего в доме столь скудный запас продовольствия. Однако планшет, кой Дитер для этих целей достал, оказался разряжен, так что следовало либо достать зарядное устройство, либо же воспользоваться ноутбуком. В общем, в любом случае, предстояло лезть в чемодан, а он, как мы помним, был подозрительно более тяжел, нежели ранее. Странность эта пока мало беспокоила Линдена, мирно шаркающего тапками-зайками по скользкому ламинату. Но едва он дернул за молнию багажа, как из образовавшейся щелки тотчас вывалился загадочный полосатый галстук. Так как галстук Дитер надевал лишь на работе, которую недолюбливал за дресс-код и необходимость снимать с себя все побрякушки, то сейчас его местонахождение в чемодане казалось совершенно неоправданным. Впрочем, я мог положить его случайно, - размышлял Линден, открывая молнию шире. Далее взгляду предстал теплый вязаный свитер.
-Это еще что? - возмутился немец, обращаясь, словно бы, к этому свитеру. Предмет одежды промолчал, так что Дитер вытащил его из чемодана и задумчиво осмотрел. Придя к выводу, что тут творится явно что-то странное, он принялся одну за другой вышвыривать из чемодана аккуратно сложенные стопками чужие рубашки, галстуки и штаны. Под тонким слоем немногочисленной одежды были обнаружены такие же аккуратно сложенные стопки денег. И если доселе Дитер был разочарован отсутствием ноутбука и зарядника, то с этого момента возрадовался своей судьбе и зловеще заулыбался. Секунду спустя торжество на его лице сменилось обеспокоенностью, спустя еще мгновение - снова воссияло радостью, а затем снова помрачнело. Как можно легко догадаться, внутри Дитера шла борьба озорного гена Вергахенхайтов с типично немецкой дотошной натурой. Врожденная шаловливость убеждала взять деньги себе и больше не вспоминать про противного англичанишку, воспитание же и мораль уперто возражали, мол, такие деньги должны быть возвращены хозяину, каким бы наглецом он ни был. Отчаявшись понять самого себя, Дитер уселся на диван, собравшись ждать знака свыше, чтобы разрешить конфликт с самим собой. Долго ждать не пришлось, и раздался сигнал телефона. Уныло глянув на экран, Дитер убедился - это было рекламное сообщение от компании аэропорта, где выказывалась благодарность за совершенный перелет и просьба в дальнейшем пользоваться услугами этой компании. Определенно, это был знак - нужно возвратиться в аэропорт и пожаловаться на то, что багаж был перепутан, или хотя бы позвонить им. Выругавшись, Дитер нехотя набрал номер, с которого пришло сообщение, наткнулся на автоответчик и путем несложных манипуляций связался с оператором.
-Девушка, - обратился он к оператору, представившемуся Марией. - Произошло недоразумение. Сегодня я совершал перелет вашей авиакомпанией из Кельна в Лондон, рейс номер пятьдесят один. По прилету мы с одним из пассажиров того же рейса перепутали чемоданы и теперь я не знаю, как с ним связаться.
-Эм..., - немного замешкалась Мария на том конце провода. Раздался стук клавиш, видимо, девушка была стажером и теперь рыскала в поисках подсказок. - Вы знаете имя другого пассажира? Или его номер багажа?
-Нет, но в Кельне, в аэропорту, мы с ним оба угодили в полицейский участок, там составляли протокол. Может быть, есть возможность...
-А! - возрадовалась девушка, облегченно вздохнув тому, что ей не придется больше решать такие сложные вопросы. - Тогда вам не к нам, а в полицию. Мы не можем разглашать сведения о наших клиентах, а там, оформив дело, вы смогли бы узнать телефон или адрес вашего попутчика...
-Благодарю, - сухо ответствовал Дитер и положил трубку. Далее он совершил еще один звонок, своему товарищу Майклу. Тот очень долго не брал трубку, а когда ответил, голос его был явно злой и запыхавшийся. Дитер коварно хихикнул, догадываясь, от чего именно он так бесцеремонно отвлек своего приятеля.
-Что?! - рявкнул Майкл. - Ты можешь позже перезвонить?
-Не, ты мне скажи сначала, где тут возле твоего дома полицейский участок.
-А тебе зачем? - мгновенно напрягся пыхтящий друг. - Что случилось?
-Пришел к тебе домой, а там дверь выбита и мужик лежит выпотрошенный в коридоре, - Дитер кинул задумчивый взгляд в коридор и спокойно добавил. - Стены у тебя теперь тут не белые, а жаль.
Майкл на том конце провода судорожно сглотнул и ничего не ответил, только приглушенный голос некой девушки произнес:
-Ну чего там?
-Да я шучу, - поспешил пояснить Дитер, поняв, что его глупую шутку никто не оценил, а молчание может затянуться. - Все в порядке с твоим домом, мне по личному вопросу надо.
-Идиот, - протянул Майкл, шумно выдыхая в трубку. - Справа от дома аллея, по ней до конца и потом еще направо, там увидишь. И... не звони мне сегодня вообще, ладно?
-Да брось, - снова хихикнул Дитер, закидывая ногу на ногу. - Ты там дольше пяти минут не продержишься.
-Иди в жопу.
-Бабе своей привет передавай. И соболезнования, что ей сегодня достался именно ты, - и Линден бросил трубку, не дождавшись еще одного ругательства от затроленного друга. Затем со вздохом он поднялся и попер на поиски полицейского участка, прихватив с собой чужой чемодан, предварительно совершенно неаккуратно запихав в него все выброшенные предметы одежды.
Дежурный полицейский пил чай, как любой другой нормальный английский полицейский. Есть в этом мире нерушимые основы - американские копы едят пончики, английские - пьют чай, а русские - берут взятки. Прихлюпывая из маленькой белой в розовый цветочек чашечки, он долго смотрел на направляющегося к нему немца и еще пару раз хлюпнул, когда визитер уже стоял напротив и вопросительно покашливал.
-Вас что-то беспокоит, сэр? - меланхолично спросил полицейский, хлюпнув еще раз.
-Да, - Дитер стал стучать пальцами по столу, рядом с которым стоял, за это время коп сделал еще один шумный глоток. - Ваше хлюпанье.
-Простите, сэр, - полицейский хлюпнул последний раз и отставил чашку. - Я уже допил. Так что, вам нужно подать заявление? Или вы пришли с поличным?
-Нет, мне нужно найти человека, который забрал мой чемодан.
-Кража?
-Обмен, - покачал головой Дитер. Полицейский вопросительно поднял брови и вытер свои пышные рыжие усы. - В аэропорту по прилету мы с одним... э... джентльменом случайно перепутали наши совершенно одинаковые внешне чемоданы. Однако я не имею контактов, чтобы связаться с ним. В аэропорту сказали, чтобы я обратился сюда, так как на нас несколько часов назад составляли протокол в Кельне за драку.
-Ага, это было в аэропорту Кельна? - уточнил полицейский. - Ваш паспорт, пожалуйста.
-Возьмите, - Дитер отдал документ, после чего коп задал еще несколько дежурных вопросов, и затем возвестил:
-Тот джентльмен, с которым вы подрались - это Филипп Каррингтон, и у нас имеется его телефон и адрес. Мы можем сейчас позвонить ему.
-Валяйте, - дал отмашку немец, после чего чуть меньше минуты царила тишина. Полицейский грустно ухмыльнулся в усы.
-Его номер недоступен, к сожалению.
-Тогда дайте мне его адрес.
-Для этого придется оформлять дело, потому что я не могу дать вам информацию, которая вас напрямую не касается, пока не получу одобрение...
-Стой, стой, - перебил его Дитер. - Ну будь ты человеком, а. Там мои вещи, а у него в чемодане много денег, которые я хочу вернуть. Я же, черт возьми, честный и бескорыстный человек.
-Да? - коп с сомнением оглядел немца с ног до головы. - И сколько же там денег?
-Я не считал, - честно ответствовал добропорядочный гражданин.
-Мммм, - задумчиво протянул полицейский и ненавязчиво подмигнул. - Может, я пересчитаю? - ой, не только в России так бывает, надо же.
Дитер, в данный момент лишенный собственной наличности, достал из чемодана две зеленые купюры.
-Сосчитаете до двух?
-Пожалуй, я сосчитаю до трех, - покачал головой полицейский. Дитер благодушно вытащил и третью купюру, и в ответ на это полицейский протянул ему бумажку с адресом. - Удачи в поисках, сэр.
Оставалась самая малость - найти указанную на бумажке квартиру. Самым простым способом было нанять такси, и Линден так и сделал, раскошеливаясь совершенно уверенно из чужого багажа и оправдывая это тем, что без таких трат сумма не может быть возвращена вообще. Издержки производства, или как там.
Лишь через час таксист привез его по указанному адресу, и Линден гордо пошуровал по лестнице на этаж, где находилась нужная квартира, полностью уверенный в своей правоте и в том, что наглый англичанишка будет благодарить его до потери пульса. Постучав в дверь, он замер в расслабленной позе, облокотившись плечом о стену подъезда.

0

6

Новенькая японская кофемашина, яростно шипя, исторгла в огромную кружку с уже готовым кофе последние капли пены и Каррингтон, машинально ее выключив, полез в верхний ящик за сахаром. Тот же в ответ, видимо, возрадовавшись возращению хозяина из командировки, упал на него сверху всей своей сахарной мощью, стукнув мужчину по голове, а затем, достигнув пола, рассыпался по всей кухне с радостным шипящим звуком.
-Сволочь, - выругался свидетель сего действа и в то же время пострадавший от него, потирая макушку. В волосах у него теперь тоже был сахар. - Не день, а говно какое-то... - пока Фил раздумывал, что теперь делать (вот уж действительно огромная и неразрешимая проблема), и попутно тряс башкой, пытаясь вытряхнуть оттуда нежелательные предметы, в дверь постучали.
-Кто там? - заорал англичанин, не проходя дальше коридора, где, наконец, снял грязные ботинки, бросив их с ноги прямиком в угол комнаты.
-Это Ченг, - послышалось в ответ. - Я не вовремя? - добавила домработница, видимо, распознав в голосе работодателя недружелюбную интонацию.
-Как раз-таки вовремя, - ответствовал Филипп, попутно открывая дверь и пропуская женщину внутрь. - Я на кухне сахар рассыпал, иди убери.
-И в коридоре наследили, - мрачно заметила китаянка, стаскивая куртку и шапку с головы, так как в Лондоне всегда мерзла. - Когда вы приехали? Я удивилась, когда услышала, что внутри кто-то есть, даже стучать сначала боялась...
-Пять минут назад. Собрался сделать себе кофе, но на меня упал сахар.
-О-о-о, - сочувствунно протянула дама, предпочитая не упоминать о том, что когда она убиралась в квартире в отсутствие хозяина и тоже делала себе кофе, она не дотянулась до верхнего ящика, где обычно лежит сахар, и поставила его туда лишь в прыжке, на самый край полки. - Неприятно, наверно.
-Угу, - согласился Каррингтон. - Как уберешь, разбери чемодан и погладь мне новую рубашку. Я пойду в душ, - дав домработнице задания, засахаренный человек отправился в пункт назначения, по пути стянув носки и бросив их на диван, чем вызвал едва заметную гримасу неудовольствия на лице Ченг, пробегавшей мимо на кухню в руках с метлой. Уже будучи в душе, где старательно намыливал ашку, Филипп получил настойчивый вызов наружу.
-Сэр, сэр! - голос Ченг звучал довольно взволнованно и практически не оставлял шансов на то, что это был пранк. Всеобщая одержимость розыгрышами, однако, заставила англичанина немного поразмыслить на тем, стоит ли выползать из теплого душа только ради того, чтобы впоследствии не обнаружить никого за дверью. Следующие слова домработницы, однако, заставили его попереживать не на шутку. - Вы забыли свои рубашки в отеле!
-Не может быть, я их точно клал, - проорал он в ответ.
-Но их нет в чемодане! Тут только футболки..., - у Каррингтона внутри все похолодело от его собственных мыслей и догадок, вызванных данной репликой Ченг. Быстро вывалившись из душа прямо с намыленной репой и кое-как замотавшись полотенцем, он бросился к двери, за которой стояла удивленная домработница с желтой футболкой, своим положением в ее руках напоминая лежащего без сознания человека, в бессилии опустившего конечности. Данное изделие, не вполне отвечавшее художественному вкусу англичанина, точно бы не нашло места в его гардеробе, что подтвердило его первоначальную догадку о том, что кто-то очень щедрый решил с ним поделиться своей коллекцией одежды.
-Черт..., - простонал Фил, хватаясь за голову. - Это невозможно!
-Что? - переспросила Ченг, выпучив глаза. - Это не ваша вещь?
-Нет конечно, черт возьми! Кто-то перепутал со мной... - Кто-то? - насмешливо переспросил внутренний голос, прервав его реплику. Видимо, мыло и сахар действовали на его соображалку в каком-то шизофреническо-затормаживающем направлении. - Этот... О, нет... У нас ведь одинаковые..., - Каррингтон, в чем был, быстро проследовал в спальню, где Ченг, в испуге семеня за ним, разбирала чемодан. - Это все не мои вещи! - заключил Филипп, выкидывая шмотки из поклажи, видимо, все еще не теряя надежды обнаружить там свои денежки. Говорила мне мать - вози деньги в кошельке. Но ведь кошельки крадут чаще, чем чемоданы! А вдруг этот козлобородый - профессиональный мошенник?!
-Сэр, - вмешалась Ченг. - Наверно, вы в аэропорту перепутали багаж. Вы ведь сверили номер посадочного талона и номер на чемодане? - но разумные предположения женщины только взбесили и без того разадекватившегося Каррингтона.
-Я и сам все это знаю! - рявкнул он, выкидывая из чемодана цветные шорты с пальмами. - Ничего я не сверял! Сколько себя помню, все время летаю с этим чемоданом, и мне ни разу еще не попадался хрен с таким же! - Фил, обнаружив дно чемодана, расстроенно развел в стороны намыленные руки. - Как его теперь искать?
-Позвоните в аэропорт, - предположила Ченг, собирая по спальне разбросанную работодателем чужую одежду.
-Мне там ничего не скажут. Да я и сам виноват, что не проверил эту хрень, - Каррингтон сел на кровать, обхватив намыленную репу руками. - Теперь ищи-свищи этого говнюка с моими денюжками...
-Денюжками? - удивленно переспросила Ченг. - Да какой дурак..., - тут она осеклась, поймав на себе недвусмысленный взгляд "какого дурака". - О... ну..., - женщина перестала собирать с пола одежду и уставилась на начальника, застыв в полусогнутом положении.
-Я уже понял, что это было крайне необдуманно, - вздохнул Фил после непродолжительной паузы. - Спасибо, что напомнила об этом, - Ченг изобразила грустное лицо и продолжила собирать шмотки Дитера, не забыв снять трусы, повисшие на торшере из Икеи. Каррингтон тем временем, осмыслив свою потерю и попутно замерзнув, решил, наконец, домыться и после этого решить, что ему делать и как искать "козлобородого".
-Я вам поглажу какую-нибудь вашу старую футболку! - услышал он голос Ченг, закрывая за собой дверь в ванную. Пока он брился и сушил волосы, домработница привела в порядок чемодан неизвестного ей человека и успела погладить одну из старых страшненьких футболок хозяина с гордой надписью "Egypt" и верблюдом с упаковки сигарет Camel, которую тот с дуру приобрел во время своего путешествия по этой стране. Футболка выглядела ужасно, но принимая во внимание то, что большую часть своего времени Каррингтон проводил на работе, где должен был носить рубашку и офисный костюм, неформальной одежды у него было не так уж много. Нехотя нацепив на себя данный предмет одежды и джинсы, отрытые в нижнем ящике комода, Фил залпом выпил остывший кофе без сахара, и, взяв с собой лишь кошелек, отправился за новым телефоном и сим-картой в ближайший салон связи. Поругавшись там с продавцом, никак не желающим понять, что он хочет айфон пять, а не шесть, который был несколько дороже, и с грехом пополам восстановив свой номер, Филипп поехал домой на кэбе с, кажется, самым унылым выражением лица, на которое вообще был способен. Он поднялся по лестнице в квартиру, смотря себе под ноги с низко опущенной головой, так что он видел верблюда на собственной футболке. Верблюд, бесспорно, был интереснее, чем персонаж, стоявший у тебя на пороге с твоим же чемоданом у ног, так что Каррингтон заметил его только в момент, когда почти врезался в немца. Лицо его теперь приняло то же выражение, как то, когда он услышал голос Николаса в трубке из мердседеса отца.
-Т-ты?.. - взгляд его упал на чемодан. Деньги что ли не нашел? - Эм, ну... - Филипп охренел от своей удачи, что тут говорить. - Зайди, твой чемодан у меня, - Не хочется его пускать, но, видимо, придется... - англичанин настойчиво постучал в квартиру, потому как ключи не брал из соображений, что Ченг все равно все еще будет убираться. Ответа не последовало, поэтому англичанин начал нервничать, особенно вследствие того, что рядом стоял и недоуменно пялился на него козлобородый. - Там моя домработница, - нехотя пояснил он, не желая более испытывать на себе этот упоротый недоумевающий взгляд человека, с которым еще несколько часов назад подрался и загремел в полицию. - Ченг! Ченг! - заорал Фил, стуча в дверь несколько энергичнее. Ченг, однако, оставила его пыхтение без ответа. Каррингтон полез в карман за телефоном, но тут понял, что старый он утопил, а новый все еще не распакован и для звонка нужно, ясен пень, знать номер Ченг, которого он, разумеется, не помнил. Фил с тупой мордой уставился на коробку в новым айфоном и в свой контракт с мобильным оператором. Какое-то говнище, а не день... Ушла, наверно, за жратвой... Или вообще ушла домой, меня не дождавшись...

Отредактировано Philipp Carrington (15-08-2015 15:35:19)

0

7

Дверь по какой-то причине никто не открывал. Дитер постучал еще раз, сдвигая брови к переносице. Спустя полминуты он убедился, что замок по прежнему закрыт. Ощущая себя обиженкой, Линден еще больше насупился, скорчив мину недовольного ребенка.
-Кто-нибудь! - отчаянно позвал он, постучав третий раз. Раздавшаяся тишина совершенно подавила визитера, так что он, оставаясь прислоненным к стене, повесил грустно головушку и закручинился, прикрыв очи ясные. Однако, его грустный вид разжалобил высшие силы, и ответ грянул с другой стороны, нежели ожидал Дитер - за его спиной раздались шаги по ступенькам. Обернувшись, ничего фееричного, в принципе, не ожидая, Линден воссиял, едва увидел англичанина (вот уж не думал он, что испытает такой восторг от созерцания физиономии этого типа). 
-Т-ты?.. Эм, ну... - англичанин подофигел, и его недоуменный взгляд порадовал немца, который и не подозревал, что обмен чемоданами окажется не таким уж быстрым действом. - Зайди, твой чемодан у меня, - по-хозяйски предложил Филипп, совершенно не по-хозяйски при этом стуча в дверь.
-Я уже минут десять тут торчу, там никого, - веско возразил Дитер, недоуменно глядя на загадочного хозяина квартиры.
- Там моя домработница, - с недовольством в голосе пояснил Каррингтон, что, однако, не помогло ему избавиться от упоротого взгляда Линдена, ибо в пустом подъезде больше решительно не на что было глазеть.
-А я говорю тебе, что там никого нет.
- Ченг! Ченг! - после нескольких попыток произвести большое количество шума, англичанин сдался и одупленно затих, уставившись на коробку с айфоном. Пф, - подумал Дитер, всю жизнь предпочитавший Самсунг. Несколько секунд они позалипали на коробочку, после чего немец продолжил иди на контакт.
-Ну и где же твоя Ченг? - со скучающим видом поинтересовался Линден, задумчиво попинывая чемодан. - Очевидно, вернулась в Китай, - вздохнул он, так и не получив внятного ответа. - Ключей у тебя нет, - рассуждал новоявленный кэп дальше. - Документов на квартиру, я полагаю, тоже..., - Дитер скептически оглядел футболку с верблюдом и снова вздохнул. - С кем я связался, Господи? - вопросил он в пустоту. - Придется ломать дверь.
Разумеется, на это конструктивное предложение Дитер получил свою порцию критики и предложение подождать хотя бы полчаса. То, что Ченг вернется, было, конечно, столь же вероятно, как и то, что она забыла про своего нерадивого работодателя, так что то, что шансы были пятьдесят на пятьдесят, убедило Дитера уверенно плюхнуться на чемодан, избрав его в качестве сидения.
-Вообще-то, это мой чемодан, - веско возразил на этот жест бескультурья носитель верблюда на груди.
-Принеси мне мой, и я буду сидеть на нем, - столь же веско отозвался Дитер, разводя руками в стороны. - Могу подвинуться, - аттракционом невиданной щедрости Филипп не заинтересовался. На несколько секунд воцарилось напряженное молчание, после чего Каррингтон поступил воистину мудро.
-Может, вместо того, чтобы сидеть на чемоданах, посидим на нормальных стульях в каком-нибудь ближайшем кабаке?
-Ей богу, - удивился Дитер, мгновенно поднимаясь с багажа. - Ты прям читаешь мысли, - действительно, о чем еще мог думать человек, последний раз жрамши только с утра в Кельне. - Только у меня наличных нет. Я даже расплачивался за такси деньгами из твоего чемодана, уж прости, - решив пороть истину до предела, Дитер добавил: - И на взятку копу кое-что ушло, этот ублюдок никак не давал мне твой адрес.
Получив некое подобие прощения за содеянное, немец перепоручил тяжелую поклажу ее владельцу, после чего они бодро поперлись к выходу из подъезда, намереваясь вернуться сытыми, скоротавшими время и обнаружить халатную домработницу дома.
-Дитер Линден, - представился немец, пожав руку Филиппа, имя которого уже знал. Так и произошло судьбоносное знакомство, и зловещее провидение торжествовало, столь коварно воссоединив спустя столько столетий этот упоротый дуэт. Где-то в загробном мире Фриц и Ричард чокнулись бокалами в честь этого чудесного исхода. Дзыньк. Кхм, ну да ладно, вернемся к кабаку.
Недалеко от старого дома был такой же старый кабак, ну или просто говоря бар, в котором, однако, можно было сытно отобедать или отужинать, кому как угодно, конечно, напиться в стельку и посмотреть по телевизору спортивный канал. Едва новые знакомые уселись за столик и сделали заказ (Дитер пожелал пасту с курицей, кусок пиццы с ветчиной и чай), как у немца затрезвонил мобильный. Забыв об осторожности и не глянув на экран, Линден необдуманно поднял трубку и тотчас его озорное настроение покинуло его, а лицо скривилось в странной смеси ужаса, презрения и досады.
-Ты какого хрена даже не позвонил мне, что приземлился? Ты не думаешь, что я могу волноваться, придурок? Ты хоть немного обо мне подумал?! - ну вот как объяснить этой женщине, что Дитер не думал о ней совершенно еще с тех пор, когда закрыл фейсбук в самолете?..
-Спокойно, Кэт, - попытался он уладить конфликт миром. - У меня все хорошо.
-А мне уже насрать, ясно? - верещала дама. - Я тебе безразлична, значит и ты мне безразличен.
-Ну и слава богу, наконец-то, - Дитер полагал, что на этом все, но тут в трубке раздался странный грохот. - Э! Ты что там сломала? - Кэт молчала, и немцу пришлось повторить громче. - Ты что там сломала, тварь?
-Ка-а-ак ты меня назвал? Урод моральный! Со мной так никто еще не говорил! Ублюдок! Я разбила твою приставку, козел, ты понял? Ты понял?!
-Ах ты стерва безмозглая! - все посетители бара уже с ужасом косились на Дитера, беспрестанно орущего немецкие матюки в трубку. Звучало в нежных ушах англичан это, должно быть, так, будто в местном кабаке организовывается второй пивной путч. - Пошла. Вон. Из. Моего. Дома!
-Что-о-о?
-Что слышала. Убрала свой зад с моего участка!
Тут Кэт бросила трубку, что, конечно, резко переменило настроение Дитера в лучшую сторону.
-Прошу меня простить, - заулыбался он. - Жизнь связала меня с истеричкой.
Официант как раз подносил заказ, когда телефон зазвонил во второй раз. Попытке плавно поставить тарелку перед носом клиента помешал резкий выкрик последнего:
-Да?! - на том конце провода снова была Кэт.
-Фредди я забираю с собой, - сквозь слезы, проговорила девушка. Фредди был полосатым серым говнюком из семейства кошачьих, обладающим навыком открывания холодильника. И был этот кот с Дитером вот уже на протяжении пяти лет, и так просто отдать приятеля склочной бабе, которая зачем-то привязывала к возмущенному таким отношением коту-хулигану на шею ленточки и банты, он не мог.
-Не тронь кота! - так яростно заорал Линден, что бедняга официант выронил из рук нож, и тот, хоть и был с закругленным концом, воткнулся в столешницу. - Только попробуй, и я найду тебя, - Дитер как-то на автомате вытащил нож из столешницы и пригрозил им невидимому врагу. Кэт снова всхлипнула и бросила трубку. - Мой Фредди! - возмущенно проговорил Дитер. - Она хочет забрать кота! Вот ведь зараза.
То, что перипетии его личной жизни мало должны были волновать явно шокированного таким ором англичанина, мало беспокоило немца, так что тот еще и додумался пояснить: - Она разбила мою приставку. В прошлый раз из ревности она расхерачила монитор. Как я только мог доверить ей ключи от дома?.., - и Линден невозмутимо принялся поглощать пасту, надеясь, что с психованной мадам покончено раз и навсегда.

0

8

-Ну и где же твоя Ченг? - вопросил немец после неловкой паузы. - Очевидно, вернулась в Китай.
-Ха-ха, - с равнодушной миной произнес Каррингтон, переводя взгляд с собеседника на закрытую дверь.
-Ключей у тебя нет, документов на квартиру, я полагаю, тоже..., - англичанин снова посмотрел на него с выражением усталости от жизни и от людей, одновременно, однако, не мешая дальнейшему полету его мысли. Несмотря на напряжение, повисшее в воздухе с момента их встречи, Фил не исключал, что "козлобородый" может путем рассуждений найти оптимальное решение для сложившейся ситуации, а потому пока его не перебивал. - С кем я связался, Господи?.. Придется ломать дверь, - как видно, он жестоко ошибался в его разумности, которую подверг сомнению еще в самолете.
-Да пошел ты! - воскликнул Филипп, всегда болезненно воспринимавший посягательство на свое имущество. Тем более, что имущество это принадлежало ему лишь наполовину. М, точнее, вообще не принадлежало - он им лишь пользовался на законных основаниях. Немец, однако, на подобный отсыл ответил не словесно, как ожидалось, а тем, что сел на чемодан, также принадлежавший Каррингтону, чем, видимо, решил того окончательно довести до ручки. - Вообще-то, это мой чемодан!
-Принеси мне мой, и я буду сидеть на нем. Могу подвинуться.
-Иди ты, - с обиженным видом буркнул Фил, повадившийся отсылать окружающих в далекие края. Его действительно совсем не прельщала перспектива того, что все еще незнакомый ему субъект сидит на его чемодане со столь хозяйским видом. Но еще больше он опасался того, что с этим самым субъектом, оккупировавшим его имущество, ему придется сидеть на лестнице весьма продолжительное время. В перспективе, то есть в случае, что Ченг действительно ушла домой, справедливо решив, что хозяин взял с собой ключи, еще и ночевать. В таком случае скорее всего придется отвоевывать чемодан, на котором можно хоть как-то устроиться поспать. В процессе неутешительных размышлений о своем туманном будущем, Каррингтона, однако, осенило - он должен найти интернет, через который, минуя сотовую связь, мог связаться с Ченг. Однако, оставалось лишь вспомнить пароль для фэйсбука... 
-Может, вместо того, чтобы сидеть на чемоданах, посидим на нормальных стульях в каком-нибудь ближайшем кабаке? - Пока лучше не буду ничего говорить про фэйсбук. В крайнем случае, придется зайти через его аккаунт, что он на данном этапе может и не одобрить.
-Ей богу, ты прям читаешь мысли, - Филипп выдавил из себя вежливую улыбку, пытаясь понять, отчего этот немец такой разговорчивый и, можно сказать, дружелюбный. - Только у меня наличных нет. Я даже расплачивался за такси деньгами из твоего чемодана, уж прости, - тут улыбка сошла с уст нашего героя, вместе с мыслями о дружелюбии собеседника, испарившимися из его сознания. - И на взятку копу кое-что ушло, этот ублюдок никак не давал мне твой адрес, - Фил не нашелся, что на это ответить. Разве что про себя порадовался, что козлобородый решил его искать и после того, как обнаружил деньги в чемодане, так что в кои-то веки решил не возникать, правда, по пути вниз размышляя, сколько примерно денег можно было потратить на такси и на взятку, которую сам никогда и никому не давал.
Товарищи по несчастью переместились в паб. Пока немец с чемоданом устраивался за одним из столов, Каррингтон, прильнув к барной стойке так, чтобы не было видно дурацкого рисунка футболке, получил пароль от вайфая, купил сигареты и заодно заказал пинту пива, решив, что пока обойдется без еды - ему с некоторых пор в горло не лез кусок. Усевшись напротив нового знакомого, англичанин стал с деловитым видом пытаться расковырять ногтем наклейку на упаковке айфона, что скрепляла две ее половинки. Одной рукой продолжая отчаянно терроризировать коробку, а другой зажигая торчащую изо рта сигарету, Фил переосмысливал события сегодняшнего дня, попутно невольно слушая телефонный разговор сидящего напротив немца, полный немецких же ругательств. Естественно, за переосмыслением сегодняшних событий он как-то не вспомнил, что этот самый орущий в трубку на какую-то женщину герр имеет аллергию на сигареты, а потому самозабвенно дымил, теперь уже двумя руками стараясь управиться с непослушной наклейкой.  Дитер пока, на свое счастье, не смотрел в его сторону, да и сам англичанин моментом позже от нетерпения встал с места и повернулся к немцу спиной, видимо, думая, что взгляд соседа как-то влияет на производительность его пальцев.
-Прошу меня простить. Жизнь связала меня с истеричкой, - пояснил вдруг Линден, закончив ругаться по телефону, чем, судя по озадаченным взглядам в сторону их стола, привлек к себе внимание остальных посетителей.
-М-м-м, - промычал в ответ Фил, привыкший к крикливости немецкого населения, не выпуская из зубов сигарету и все еще стоя спиной к собеседнику. - Дерьмо случается, - добавил он же, подцепляя, наконец, ногтем наклейку и торжественно переклеивая ненужный ему более скрепляющий материал на спинку стула мужика, сидящего к нему затылком. Каррингтон раскрыл коробочку с айфоном, и, стряхнув пепел в пепельницу на столе все того же мужика (он даже извинился при этом!), так как на их столике оной почему-то не было, положил новенький телефон уже на свой предмет мебели. Пока официант нес хавку недоброму Линдену, тому снова позвонили. Судя по разговору, услышанному англичанином секундой позднее, все та же персона. Дитер пребывал в таком бешенстве, что не заметил ни испуга разупоровшегося официанта, ни факта, что сосед курит, и, в ярости схватив со стола нож, продолжил самозабвенно пугать посетителей паба и женщину на том конце провода.
-Не тронь кота! Только попробуй, и я найду тебя. Мой Фредди! Она хочет забрать кота! Вот ведь зараза.
-Кто? Та женщина? - поинтересовался Филипп, как ни в чем не бывало включая айфон и глядя на его загоревшийся черный экран с яблоком посередине. - Отвратительное поведение, - абсолютно искренне отреагировал он же, снимая пленку с экрана мобильника. - Я тут подумал, - начал он, все еще не поднимая глаз на Дитера. - Что, если мне удастся вспомнить пароль от фэйсбука и я смогу связаться с Ченг и она приедет сюда, чтобы отдать мне ключи? Если она, конечно, еще не приперлась, - молчание и тихое посапывание со стороны товарища Каррингтон истолковал как согласие. - Ну а если не получится, то зайдем с твоего мобильного и найдем ее через поиск, - Фил мельком глянул на сигарету, и, поняв, что ему снова нужна пепельница, окликнул официанта, дабы тот ему ее предоставил. Подоспевший официант, однако, остановился в руках с пепельницей в метре от стола, что англичанин заметил боковым зрением. Дабы выяснить, в чем, собственно, дело, он перевел взгляд с запускающегося телефона сначала на тупящего официанта, а затем на Дитера, который также попал в его поле зрения. Тот, сипя и кашляя, медленно оседал на стол, не в силах что-либо сказать, и лишь в бессилии стучал рукой по столу.
-Сэр, вам плохо? - осведомился недогадливый работник паба, вставая сбоку от немца и озабоченно заглядывая тому в лицо.
-Звони в скорую, остолоп! - заорал бармен со своего места, привлекая тем самым всобщее внимание. Филипп, не понимающий, что происходит, машинально затушил сигарету о влажный стакан с пивом и подскочил к новому знакомому, оставив айфон запускаться самостоятельно. Тот же тем временем спрашивал, на каком языке говорит его хозяин.
Вскоре толпа местных завсегдатаев, подбадриваемые барменом, под руки вытащили сипящего иностранца на улицу, где вместе с ним дождались приезда скорой помощи. Каррингтон, не забыв каким-то чудом телефон на столе, топтался где-то рядом с нахмуренной физиономией. Чемодан Линдену пришлось оставить англичанину, за что тот извиниться не успел (если хотел, конечно), так как Дитер вместе с медиками умчался в закат на машине с мигалками. Трое завсегдатаев и официант, все это время обмахивавший немца полотенцами, смотрели им вслед и только почесывали затылки, кряхтя при этом о нынешнем слабом здоровье молодежи. Фил же, стоявший поодаль, вдруг понял, что сидели они с немцем на открытой террасе, где по закону было разрешено курение, что навеяло ему воспоминания о сегодняшнем инциденте в самолете, когда он, покурив в туалете, вернулся на свое место, чем вызвал приступ аллергии у своего соседа. Задумчиво почесав репу по примеру стариканов, англичанин предпочел вернуться на свое место внутри паба, чтобы допить свою пинту. Выяснив позднее, что своего пароля от фэйсбука он не помнит, а немец напротив него уже не сидит, Филипп стал понуро допивать свое пиво, размышляя, где проведет сегодняшнюю ночь - на улице уже постепенно сгущались сумерки.

0

9

Только проглотив третью вилку пасты и выслушав комментарии Каррингтона по поводу истеричной бабы, Дитер почувствовал тот самый пренеприятнейший запах, который он не забыл еще с самолета - беспокойный англичанишка снова закурил. Так как рот немца был забит едой, тщательно прожевываемой, он не сумел возразить, только лишь возмущенно сопя и тем самым вдыхая все больше и больше зловредного дыма.
-Ну а если не получится, то зайдем с твоего мобильного и найдем ее через поиск, - продолжал невозмутимо вещать Фил, размахивая сигаретой, чтобы призвать официанта. И если в самолете Дитеру стало плохо от одного лишь запаха изо рта соседа, то сейчас непосредственное воздействие дыма сделало свое дело - в глазах у Линдена помутнело и потемнело, горло сдавило, дышать становилось все труднее... Пытаясь обратить всеобщее внимание на плачевное состояние своего здоровья, Дитер что-то просипел, однако прошло еще достаточно времени, прежде чем вызвали скорую, так что он успел уже попрощаться с жизнью и совершенно обмякнуть на стуле, с которого после его стаскивали сердобольные работники бара. В карете скорой помощи немец вырубился окончательно.

Сон, который снился Дитеру, пока тот был без сознания, а врачи боролись за его жизнь, был упорот донельзя хотя бы потому, что только авторы могут понять, что именно там происходило. Дитер чувствовал вкус соленой воды, его нещадно бесил песок, прилипший к нему со всех сторон, а еще ему почему-то казалось, что кто-то уводит у него бабу. Весь сон немец носился по какому-то пляжу, с кем-то дрался, потом почему-то на него падал дождь из кокосов, а под конец, сам не помня, почему, он очнулся с истошным криком:
-Где журнал??
-Ч-что? - пролепетал откуда-то сбоку женский голос по-английски. - Я не понимаю. Вам плохо?
Дитер недоуменно оглядел окружающее пространство. Как он выяснил сам для себя, туловище находилось на жесткой койке в больнице, сбоку от кровати стояла капельница, проводок которой тянулся к руке госпитализированного бедолаги, в стороне посапывал другой мужик с капельницей, а по другую руку у какого-то аппарата стояла немало напуганная внезапным пробуждением пациента медсестра в до неприличия коротком халатике. Последний факт вернул ошарашенного происходящим Дитера в реальность, так что он мгновенно сориентировался в окружении и сумел вернуться к пониманию английского языка.
-Нет, все вроде хорошо. А что со мной случилось? Приступ?
-Да, сэр, - отрапортовала медсестра. - Даже более того, это был отек Квинке, но вы вовремя попали в больницу. Еще бы немного, и осложнений не миновать. Но вы не волнуйтесь.
-Так значит, со мной все в порядке и я могу идти? - Дитер вопросительно приподнялся на локтях, демонстрируя свою полную готовность ливануть с неудобной койки.
-Нет-нет, - медсестра сурово пригвоздила своей, казалось бы, легкой, а на деле тяжелющей рукой больного обратно на лопатки. - До завтра вам нужно прокапать лекарство. Только не волнуйтесь.
-Э-эй, - раздосадованно протянул Дитер. - Я на такое не подписывался. Мои вещи в руках у незнакомого мне человека, там, между прочим, электроника, и вся нормальная одежда. Теперь у меня вообще никаких гарантий нет, что он про меня вспомнит - его чемодан я уже вернул!
Медсестра туповатенько хлопнула глазами раза два, после чего выдала свое коронное:
-Не волнуйтесь, - и быстрым шагом покинула палату.
-Ну уж нет, - Дитер намерен был поволноваться. Недоверие к англичанам было сильнее здравого смысла. Для начала он сел на кровати, обнаружив лишь легкое головокружение, которое прошло спустя минуту мерного покачивания в разные стороны. Потом встал на ноги, и тут же до него доперло, что ни обуви, ни собственной одежды у него нет, ибо вырядили его в больничную пижаму с гербом клиники на нагрудном кармашке. Зато на тумбочке рядом с кроватью в странном пластиковом контейнере лежал его телефон, ключи, паспорт, кошелек с банковской картой и все снятые с него кольца и сережки. Схватив все это и напихав в карманы, Дитер отцепил от себя капельницу, вытер кровь с руки рукавом пижамы и принялся шумно рыскать по палате, пытаясь понять, куда эти негодяи спрятали его одежду. К тому моменту пробудился сосед по палате, мрачно созерцающий беспокойного гражданина, покрывающего персонал больницы ругательствами.
-У них тут отдельный гардероб для пациентов, - равнодушно поведал мужик, желая поскорее прекратить шумное бегство соседа. - Выйдешь, там направо, последняя дверь.
-А выход где? - вопросил Дитер информатора.
-Этого не знаю, - грустно вздохнул бедолага. - Меня сюда вносили так же, как и тебя - в отрубе. Но в коридоре я видел лестницу вниз, это тоже направо - разберешься.
-Спасибо, - Дитер бодро подлетел к двери и вышел оттуда, предварительно убедившись в отсутствии медсестры. Коридоры ночной больницы были пусты, лампы светили в экономном полузатемненном режиме, а босые ноги беглеца громко шлепали по гладко вымытому полу. Добежав до конца коридора, Дитер узрел табличку с вешалкой, вероятно, обозначающую гардероб, однако дверь оказалась закрыта. Подергав и потолкав ее несколько раз, он снова выругался:
-Проклятье!
Тотчас в ответ ему с того конца коридора раздался испуганный голос медсестры:
-Эй, вы куда?
Не удостоив мадам ответом, Линден пустился в бегство в сторону лестницы, которая сейчас как раз была у него за спиной. За ним спешила медсестра, цокая каблуками и приговаривая:
-По больнице запрещено бегать! Стойте, сэр!
Сэр никак не желал стоять, минуя один лестничный пролет за другим, и хвост постепенно пропал из зоны слышимости. Однако на первом этаже у входа ждала куда более грозная, потому что более толстая, медсестра.
-Вы куда в таком виде, сэр? - вопросила она недоуменно, глядя на гордо шурующего немца в пижаме. Эта женщина также не была удостоена ответом, ибо Дитер и сам не знал, куда сунется сейчас, ночью, и где найдет себе нормальную одежду. Быстро выскочив на улицу, пока медсестры не успели его скрутить и перевести в психоневрологический диспансер, Линден тотчас ощутил неблагоприятность Лондонского климата для ночных прогулок босиком. Опять моросил дождь.
-Чертов англичанишка, - ну конечно, тут Дитер и вспомнил виновника своих бед - того самого злостного курильщика, сейчас явно обкуривающего его одежду в чемодане, чтобы потом ее невозможно было носить. - Все из-за него, - действительно, тако-о-ой проблемой было остаться в больнице до утра, спокойно вернуться за своим чемоданом и расстаться с миром. Старый ноутбук и зарядник от планшета - это то, за что Каррингтон Родину продаст! Нужно было спешить! Разумеется!
Набрав номер такси, Дитер остался ждать его под козырьком больницы, весь замерз, был зол и крайне вреден. Когда таксист объявил, что не принимает кредитные карты, Дитеру в пижаме еще и пришлось переть в круглосуточный банк, снимать деньги, пока в машине крутился счетчик. Доехав до дома Майкла, немец благополучно откопал в шкафу оставленную одежду хозяина дома, а это была, к огромному удивлению и раздражению Линдена, точно такая же, как у верблюдоносца, футболка из Египта, только с дыркой на плече, и нелепые спортивные штаны. Будучи воплощением негодования, Линден даже позвонил Майклу, чтобы вынести ему мозг, но тот предусмотрительно выключил телефон.
-Умник хренов, - и Дитер снова вызвал такси, отправляясь за своим злосчастным чемоданом. Таксист, одетый, по какой-то неведомой причине, в рубашку и галстук, с презрением оглядел верблюдоносца II, после чего даже не счел нужным поздороваться. Высохший и немного более адекватный, чем давеча в больнице, Дитер доехал до того же самого дома, где собирался выламывать дверь, и уверенно поперся наверх. На чем основывалась его уверенность, что дома уже кто-то успел появиться - неизвестно.

0

10

Фил, наконец, допил свое пиво и, заплатив за него, собрался было вместе со своим возвращенным чемоданом двигаться в сторону ближайшего отеля, так как он уже потерял надежду на то, что будет ночевать дома, как на пути его внезапно возник все тот же вездесущий официант.
-Сэр, - начал он с серьезной миной, вставая в позу руки в боки. - Вы не заплатили по счету.
-Что? - нахмурился несостоявшийся едовор. - Я только что заплатил за пиво с чаевыми из собственного кармана, что вам еще надо?
-А спагетти с пиццей?
-С какой стати я должен платить за чужого человека?
-Вы сидели вместе за столом, так что...
-Да я его имя узнал десять минут назад! - Каррингтон попытался вместе с чемоданом объехать работника паба, но тот схватил его за руку. - Отпустите немедленно или я вызову копов! - кажется, сегодня посетителям сего заведения даже футбола было не нужно, чтобы развлекаться, равно как и у полиции Лондона наверняка не будет времени, чтобы отдыхать и пить себе чаек. Все, включая бармена, прекратили делать то, что делали, и уставились на скандалящих.
-Копов вызовем мы, если вы не заплатите по счету!
-Какого хрена?! - Филипп выдернул локоть из цепких рук официанта. - Выйдет из больницы и заплатит, а я тут ни при чем, - англичанин, твердо уверенный в своей правоте, отчаянно не хотел тратить на немца, и так частично разбазарившего его имущество, ни цента более.
-Этот парень прав, Том - выступил вдруг один из стариков-завсегдатаев, что несколькими минутами ранее тащил немца с террасы на тротуар, стачивая тому пятки на кедах. - Тот иностранец обязан нам жизнью, он должен придти и заплатить за себя сам, когда очухается! - мужики, сидящие с ним за одним столом, одобрительно загудели. Причина же того, что Линден с этой самой жизнью едва не расстался, удовлетворенно кивнул, глядя на оппонента так высокомерно, как это умеют делать лишь англичане.
-Но..., - начал было официант, не ожидавший подобной поддержки для настырного посетителя с чуднОй футболкой.
-Черт с ним, Томми, - вмешался бармен. - Я заплачу за долбанные спагетти, только выпусти этого неадекватного, - Фил, проглотив обиду, лишь бы не платить за "долбанные спагетти", отпихнул обалдевшего официанта с пути и вместе с заветной поклажей покинул заведение, на пороге пробормотав: Олень.
Так как пароль от фэйсбука от так и не вспомнил, как бы ни старался, равно как и пароль от электронной почты, с помощью которой мог бы обеспечить себе вход в социальную сеть, Каррингтон, зайдя за угол паба так, чтобы его не было видно изнутри, подключился к вайфаю и, повинуясь инстинкту современного человека, полез в гугл. Открыв страницу с поисковиком, англичанин задумчиво уставился на призывно мигающую палочку в строке поиска. Ну вот что сподвигло меня не брать ключи? - думал он, наблюдая все ту же палочку. - Ну что мешало мне кинуть их себе в карман, избежав так всех этих проблем? Да тот же немец не уехал бы на скорой, а распрощался бы я с ним еще час назад, чтобы никогда больше не увидеть, - Фил, все еще не отрывая глаз от экрана, не глядя сел на чемодан. - Куда вот теперь переться? Мог бы, позвонил хотя бы Ронкаслу, тот должен быть в это время в Лондоне... - Каррингтон, повинуясь все тому же инстинкту и в то же время движимый любопытством, решил задать в гугл имя своего кузена, будучи при этом стопроцентно уверен, что единственное, на что он наткнется - это его страница в фэйсбуке, куда он все равно не сможет написать.
-Окей гугл, Энтони Ронкасл, - поисковик, подумав несколько секунд, выдал две страницы результатов на данный запрос. Филипп, немало заинтригованный своим успехом, равнодушно пропустил первые две ссылки, сообщающие о том, что у Энтони имеется, собственно, фэйсбук, который решительно не был подходящим вариантом, и, внезапно, твиттер. Последний твит был датирован декабрем 2009. Раздражившись на то, что не может найти ничего толкового и лишь на автомате читает старые посты друга, чаще содержащие фотографии его сада, чем что-то толковое, он закрыл брайзер и убрал телефон в карман. Вообще зашибись, - заключил он, теперь пялясь в тротуар на уровне ног людей, что сновали туда-сюда с завидной быстротой. - Можно было бы, конечно, поехать к нему домой, но так я потрачу еще больше денег и времени, чем если бы я остался в отеле за углом, - да, мы не поедем на метро в другой конец Лондона! - Черт, ну какого хрена все это происходит именно со мной?! - Каррингтон уперся локтями в колена и обхватил руками голову, продолжая пялиться в землю. - Лучше б я сам загремел в эту гребанную больницу, нажравшись курицы. Хотя бы было, где ночевать..., - тут у Фила зазвонил мобильный, подарив тому хотя бы тень надежды на то, что ему не придется ночевать в отеле, за которые в Лондоне можно отвалить приличную сумму.
-Алло? - с нетерпением сказал англичанин, не зная с кем говорит, ибо в его телефонной книжке по вполне понятной причине не было ни одного имени.
-Здравствуйте, это социологический опрос о...
-Нет, идите к черту, - Каррингтон снова убрал телефон в карман. Новый звонок раздался через несколько секунд. - Да?
-Здравствуйте, это социологический опрос о...
-Нет, я же сказал - идите к черту! - кажется, судьбе нравилось играть на его нервах. И вдруг, через пару мгновений... Новый вызов. - Что опять?! Социологический опрос?! - на том конце трубки повисло неловкое молчание.
-Э... Мистер Каррингтон? - о, слава Небесам! Этот китайский акцент!
-Ченг! - заорал от радости Филипп, вскакивая с чемодана. - Ченг, это ты?!
-Нет, сэр, это ее сестра Мэй, - с лица англичанина сползла дебильная улыбка радости, уступив место разочарованию и в то же время затаенной надежде на то, что и таинственная Мэй сможет помочь ему как-то попасть домой. - Я хотела..
-Мэй, слушайте, Мэй, срочно позовите Ченг! - прохожие с выражением ужаса на лицах шарахались в стороны от орущего субъекта, в порыве упяки вышедшего на тротуар и теперь рассекающего собой нескончаемый поток людей.
-Она не может подойти, сэр. Я звоню сказать, что у ее ребенка сыпь и она будет сидеть с ним по крайней мере неделю, - Каррингтон, окончательно разочарованный эффектом, произведенным на него этим звонком, озадаченно молчал в трубку, придумывая, что ему теперь, собственно, делать. - Она очень извиняется, что все так вышло, сэр...
-М-мэй, погодите. Мне нужна Ченг, чтобы она отдала мне ключи от квартиры, потому что я забыл там свои. Кто-нибудь может приехать и отдать их мне? - теперь настала очередь Мэй озадаченно молчать.
-Подождите, я спрошу у нее, - дама, оглушительно заорав в трубку по-китайски, стала допытываться у сестры, где ключи от квартиры ее работодателя. Фил, затаив дыхание, ждал разрешения своей проблемы. - Она сказала, что оставила их в машине. Она могла бы привезти вам их, но ребенку плохо и она не может отойти от него, а я не умею водить машину, так что...
-А вы не можете посидеть с ребенком? - китаянка нервно засмеялась в ответ на эту наглость.
-Я еще не болела детской сыпью, в отличие от Ченг, и не могу находиться рядом с ее сыном, - у Каррингтона уже башка начинала кружиться от внутренних перепитий внутри семейства Ченг, напоминающих чем-то знаменитую игру о плоте, козле, волке и капусте. Решив, что лучше уж проехаться в метро, чем ночевать в отеле, Фил известил семейство, что приедет за ключами сам.
Когда он возвратился от Ченг и Мэй домой, на улице стояла темень и опять моросил дождь. Кое-как втащив чемодан в квартиру, англичанин, несказанно счастливый из-за того, что все так хорошо разрешилось, сразу же пошел спать, решив, что хватит с него на сегодня неприятностей, а потому необходимо, чтобы этот день закончился...
Ночью, к счастью, ничто не помешало его покою. Проснувшись утром где-то в десять часов, Филипп, попутно размышляя о том, увидит ли он еще хозяина стоящего посреди квартиры чемодана, а если нет, то что станет делать с его шмотьем, умылся и не спеша выпил кофе. Позже, так же не спеша одевшись в нормальную одежду, он решил, что отправится в магазин за сахаром, который, как мы помним, вчера покончил жизнь самоубийством. На пороге квартиры он, едва не споткнувшись, обнаружил спящего на коврике бомжа. Точнее, он сначала подумал, что это какой-то борзый бездомный, а потому уже хотел было захлопнуть дверь и вызвать полицию, как вдруг признал в нем "козлобородого" немца!
-Эй! - воскликнул Фил, падая на колени перед свернувшимся клубком Дитером, который даже во сне дрожал от холода в своей тоненькой футболке. Черт, хорошо, что соседи уехали на выходные... Позора не оберешься. - Эй, проснись! - заговорил он по-немецки, усиленно тряся Линдена за плечо, ожидая, что так он точно должен отреагировать.

Отредактировано Philipp Carrington (20-08-2015 02:43:05)

0

11

А теперь поговорим об упрямстве. Да-да, именно о той черте характера, которая досталась Дитеру все в том же наборе хромосом, вместе с которым он впитал и типичную Вергахенхайтскую нервность и упоротость. Именно из-за упрямства, как мы можем вспомнить, Фриц любил, бывало, встать посреди дороги и ждать, пока его собьет какое-нибудь транспортное средство, или же случалось ему из-за тупого упрямства не пускать к лежащему в лихорадке Ричарду заботливую монашку... Ну и едва ли не идентичный случай - помнится, в Мюнхене, выбив Рику зуб, Фриц оказался в немилости, и чтобы добиться аудиенции обиженного товарища, оставался ночевать прямиком под дверью последнего. Удивительно, но сейчас реинкарнация сыграла с нашим новым героем злую шутку, и он оказался все в том же плачевно унизительном положении, но, плюс ко всему, еще и в подъезде.
Дверь, как можно было уже понять, Дитеру никто не открывал, но он все стучал и стучал по ней кулаком, изредка довольно громко попинывая ее и оставляя на створке грязевые подтеки, стекающие с его чумазых и промокших под дождем кед. Когда пинать дверь стало скучно и даже немного больно (еще несколько минут, и можно было бы смело разбить себе палец на ноге), Дитер уныло присел на пол подъезда, намереваясь немного погрустить, выпить то пиво, что он забрал по пути из полупустого холодильника Майкла, поматериться и свалить куда-нибудь спать - в отель ли, в дом ли к Майклу... Но судьба распорядилась иначе - минут через пятнадцать лень, усталость и пиво сделали свое, Дитер прикрыл глаза на минуточку, даже на секундочку, и тут же улетел в царство Морфея так неожиданно, что даже не успел удобно разместиться. Как итог имеем абсолютно замерзшего упрямца, находящегося в задубелом и затекшем состоянии с двумя банками пива где-то в районе головы. Когда наступило пробуждение, Дитер чуть не помер от резкой тянущей боли в шее, ибо оная часть тела, видимо, оказалась застуженной и отлежанной.
-Эй! - раздался откуда-то совершенно забытый после сна голос. Линден нехотя отмахнулся, пытаясь лечь так, чтобы шея не болела, ни на долю секунды не понимая, что надо бы подняться с холодного пола.
- Эй, проснись! - услышав сие замечание на родном языке, Линден нехотя сел и с хрипом схватился за собственную шею.
-Вот черт, - пробормотал он. - Это снова ты, - вот удивительно, не правда ли? - Я тут случайно уснул, - тотчас мрачно добавил новоявленный бомжик, поднимаясь с пола и отряхиваясь. Резким своим подъемом Дитер тотчас всколыхнул пиво, находящееся внутри него, и почти моментально уяснил свою дальнейшую цель. - Где тут у тебя туалет? - и, не особо желая, в принципе, услышать ответ, он самостоятельно вперся в чужую квартиру (бескультурье так и прет! как будто мы в России!) и стал наугад тыкаться по всем дверям, вскорости обнаружив необходимое помещение, где на скорую руку привел себя в порядок, все так же бесцеремонно воспользовавшись чужим ополаскивателем для полости рта.
-Ну теперь я могу забрать свой чемодан, - довольным голосом поведал Дитер, вываливаясь из ванной, будучи совершенно уверенным в своей безнаказанности. - Кстати, где..., - но договорить Линдену не удалось, потому что внезапно в его кармане затрезвонил мобильный. Звонил Майкл, на контакте которого стояла его смешная фотография с одним закрытым глазом, открытым ртом и бутылкой в руке.
-Дитер! - возопил Майкл, прежде чем названный товарищ успел сказать "алло". - Это катастрофа!
-Да что там? - вздохнул немец, будучи уверенным, что хуже его вчерашнего дня и сегодняшнего утра катастроф не бывает.
-Я не могу найти билеты и паспорт! И меня не пускают в поезд.
-Зашибись, - фыркнул Линден. - Ну так я поживу у тебя еще месяцок, пока ты пешком дотопаешь?
-Мне нужны деньги, чтобы взять такси, - гнул свое бедолага. - Но так как расстояние большое, цена тоже велика. Другой билет на поезд без паспорта я взять не смогу, а...
-Стоп, тормози. У меня остались только деньги, которые я отложил для покупки твоей книги.
-Заберешь ее задаром, - отмахнулся Майкл. - Только возьми такси и приезжай сюда, иначе никак. Я буду стоять у вокзала, но у меня садится телефон, так что найдешь меня сам. Пока, - и Майкл резко бросил трубку, видимо, решив экономить заряд.
Дитер пару секунд постоял со скептически-мрачной физиономией, глядя в стену и размышляя о том, кто больший неудачник - он или его друг. Затем буркнул находящемуся поблизости Филу:
-Дай мне мой чемодан, и я ухожу.
Тут-то и быть бы трагичному расставанию двух судеб, даже не подозревающих о том, что им необходимо будет тесно сплестись. Но случилось нечто мистически странное - о да, в любой непонятной ситуации пиши о Рике с Фрицем.
Итак, Дитеру было видение. Он снова посмотрел на стену, в которую пялился прежде, и тут же осознал, что стена поменяла свой цвет. Точнее, полностью сменились обои, с классических современных на какие-то бархатные с необъяснимыми завитушками и цветами, что смутно напомнило мало сведущему в истории немцу стиль рококо или барокко, он не был уверен. Моргнув пару раз и убедившись, что стена продолжает вести себя непристойно, он перевел взгляд в сторону дверного проема, откуда тотчас вышел... не Фил вовсе, а странный мужик в старинном камзоле, в парике, съехавшем на бок и с пыльной зеленой бутылкой в руке. Мужик облокотился о косяк и с укором покачал головой.
-Ну и куда ты поедешь без Каррингтона?
-Че? - опешил Дитер. - Вы кто?
-Какая разница. Вот ты кто?
-Я... В смысле?
-Ты дебил, - отозвался недовольный самозванец пьяным голосом и со вздохом удалился за дверь. Дитер, находясь в диссонансе, помчал за ним, почти не замечая, как обои в его глазах меняют свой цвет и фактуру на прежнюю. За дверью Дитер не увидел ни мужика в парике, ни его зеленой бутылки, ничегошеньки, кроме столь же опешившего и глядящего в одну точку Фила.
-Тут кто-то есть кроме тебя? - истерично возопил Линден, обращаясь к новому знакомцу. Получив отрицательный ответ, Дитер замешкался и, не поверив, принялся рыскать по комнате, заглядывая в каждый угол, но не находя следов недавнего видения.
-Я не знаю, что сейчас случилось в моем мозгу, - неуверенно начал Дитер, подходя к Филу. - Но ты... эм... Каррингтон, мог бы поехать со мной и... помочь... не знаю, чем, но по-моему это надо сделать, - ни черта не убедительно, но что ж, если видение было у одного участника этой постановки, то должно было быть и у другого. Однако Линден вовсе не был уверен, что Фил согласится, а потому быстро переоделся в нормальную одежду из своего чемодана и, застегнув сумку, направился к выходу, глазея по сторонам и надеясь, что галлюцинации не вернутся опять.
-И чего мне там прокапывали в этой больнице..., - бурчал он недоумевающе. - Или это пиво такое?

Отредактировано Diter Linden (29-08-2015 20:49:01)

0

12

Немецкий язык, способный, кажется, и мертвого поднять из могилы, сработал и на недополутрупе Линдена, соизволившего, наконец, открыть глаза и привстать с холодного пола, от неблагоустроенности коего не спасал даже коврик под дверью.
-Вот черт. Это снова ты... - Каррингтон не нашелся, что ответить на такую наглость, продолжая офигевать от своей внезапной находки, медленно поднимавшейся на обе ноги. - Я тут случайно уснул.
-Э..., - тут Дитер, внезапно оживившись, сорвался с места и, не удосужившись спросить разрешения, помчался в сторону туалета в его квартире, где, видимо, планировал провести некоторое время. Фил, одновременно возмущенный такой наглостью и в то же время обрадовавшийся тому, что ситуация с чемоданом вскоре удачно разрешится, поднялся с корточек и прошел обратно в квартиру, захлопнув дверь и с размаху кинув из прихожей телефон на диван. Он почти попал. - Блять, - англичанин, нехотя стянув с ног ботинки старым добрым способом, позволяющим не нагибаться, поперся поднимать мобильный, проскользивший по ламинату аж до дверного проема. В момент, когда он снова присел, на этот раз, правда, не для того, чтобы будить "бомжей" под собственной дверью, Филипп почувствовал внезапную острую боль в затылке, периодически атаковавшую его по причине хронического заболевания сосудов головного мозга, атаковавшего его всякий раз, когда он переутомлялся. У Каррингтона все поплыло перез глазами, к горлу подступила тошнота, во рту пересохло, а язык будто прилип к небу, не позволяя даже захрипеть от боли. Чтобы не упасть лбом в пол, англичанин оперся о него руками, со стороны, наверное, напоминая спринтера, готовящегося к старту. Надеясь, что приступ пройдет сам собой и его "отпустит", Фил несколько секунд неподвижно сидел на месте, затуманившимся взглядом глядя в одну точку на полу. Правда, вспомнив, что в кармане пиджака у него есть лекарство, которое врач наказал ему пить каждый раз, когда его атакуют головные боли, Каррингтон, тяжело дыша от накатывающих волнами спазмов, все же полез в карман, руководствуясь в том числе нежеланием, чтобы посторонний человек, который когда-нибудь, но все же из туалета выйдет, видел его в таком состоянии. Обыскав оба внешних кармана и найдя там лишь старые бумажные салфетки, оставшиеся еще со времен болезни гриппом, Филипп решил проверить единственное оставшееся место, где могли быть таблетки, то есть карман внутренний. Пока он пытался нащупать лекарство двумя пальцами, засунутыми в пиджак, мимо на уровне его глаз промелькнула женская юбка серого цвета, тут же скрывшаяся из поля его зрения. Фил, пару раз моргнув и уже успев испугаться, что у него начались галлюцинации, машинально посмотрел направо, куда скрылась неведомая дама, деловито стуча каблуками. К своему ужасу, англичанин действительно увидел справа от себя женщину в широком сером платье и чепце, шурующую по его гостиной куда-то с подносом в руках. По ходу, и таблеток никаких не надо, и так трипы начались, - дама, все еще находясь к нему спиной, остановилась у журнального столика перед диваном, и, поставив на него поднос, стала расставлять там чайные приборы, громко звеня посудой, что отдавалось в черепушке недонаркомана эхом и новыми волнами пульсирующей боли. Филипп, от страшных спазмов неспособный даже пошевелить шеей, чтобы осмотреть кухню, откуда этот глюк пришел, молча вращал глазами, оглядывая окружающее пространство. Тут из туалета вывалился Дитер, который, сказав пару громких фраз в пустоту, потому как Каррингтон ему, понятное дело, не внимал, даже если бы и хотел, стал эмоционально говорить с кем-то по телефону. Таинственный трип, также игнорирующий новоявленного немца, наконец, закончил готовить чай, и, взяв в руки поднос, отчего-то заторопился.
-Сэр, чай готов! - заорала она мужским голосом куда-то в сторону Линдена. Фил снова заморгал, наблюдая, как перед ним расплывается окружающее пространство и стены отчего-то меняют свой цвет со светло-голубого на темно-зеленый.
-Э-э-э... - захрипел он, чувствуя, как сильно от страха бьется сердце. Видимо, услышав его, дама обернулась, явив Каррингтону свой отнюдь не женственный лик, половина которого была скрыта рыжей бородой. Филипп, чувствуя, как от напряжения начинают трястись руки и коленки, медленно осел на пол, продолжая неотрывно пялиться на свое странное видение.
-Ах, вот ты где, - произнесло бородатое нечто, обращаясь, по-видимому, к нему. - А я тут чай сделал, - Фил, превозмогая боль, зажмурился и замотал головой, желая прогнать наваждение. Погруженный во тьму, он услышал громкий вздох глюка. - Я понимаю, вид у меня ужасный, но это единственный способ, которым я смог явиться к тебе. Моя служанка одолжила мне это платье. Да и не впервой мне в бабу переодеваться, чтоб этот Голдман, сволочь такая, подох второй раз..., - все еще хранящий молчание Каррингтон, все же открыв глаза, почувствовал, что готов расплакаться, лишь бы этот жуткий трип закончился. - Когда этот немец закончит базарить, ты должен пойти с ним, куда бы он тебя не позвал. Это воля твоего предка. Если ты ее не выполнишь, я буду являться в таком виде до тех пор, пока ты не сделаешь так, как я сказал, - бородатый мужик в платье, деловито погладив свою растительность на лице, быстро прошел мимо Филиппа обратно на кухню, держа все тот же поднос в руках. Тот быстро развернулся ему вслед, но глюка уже и след простыл. Прошла и головная боль, оставив в его сознании лишь легкий налет от головокружения и сухость во рту. Англичанин, продолжая судорожно хватать ртом воздух, осмотрелся вокруг себя, и, словно ожидая какого-то подвоха, медленно поднялся с колен. Обои снова вернулись ко своему нормальному цвету, никакого сервиза с чаем на столе не было. И мобильник лежал на прежнем месте.
-Дай мне мой чемодан, и я ухожу, - сказал вдруг Линден, закончивший говорить по телефону. Вспотевший Фил, будучи все еще несколько мимо существующей реальности, молча указал незваному гостю на его чемодан, стоявший при входе в спальню. Немец, однако, тоже отчего-то завис, уставившись на несколько секунд в стену, с которой решил поговорить, спросив у той, кто она. Каррингтон, нервно сглотнув и снова осмотревшись вокруг себя, чтобы к нему сзади не подобрались новые трипы-трансвеститы, предпочел переместиться от входа в кухню поближе к Дитеру. Видимо, Юнг был прав, говоря о групповом бессознательном, - думал он, обеспокоенно глядя на немца. - Наверно, он тоже сейчас смотрит мультик о бородатых "предках" в платьях, которые приказывают ему пойти со мной, куда бы я его не позвал...
-Тут кто-то есть кроме тебя? - вопросил вдруг Линден.
-Н-нет, - ответил англичанин, этим вопросом получая подтверждение для своей догадки.
-Я не знаю, что сейчас случилось в моем мозгу, - продолжил мысль гость. - Но ты... эм... Каррингтон, мог бы поехать со мной и... помочь... не знаю, чем, но по-моему это надо сделать, - Каррингтон, вспомнив о "предке" из своего глюка, вздрогнул от страха и горячо закивал в ответ на просьбу Дитера.
-Я-я соглас-сен. Только поскорее уйдем из этой квартиры, - и, забыв про телефон, оставшийся лежать на полу, Филипп отправился следом за Дитером.

Отредактировано Philipp Carrington (01-09-2015 23:24:43)

0

13

-Я-я соглас-сен. Только поскорее уйдем из этой квартиры, - раздалось вслед уходящему Дитеру, и его тотчас догнал такой же взволнованный, если и вовсе не безумный от паники Фил. Немец не стал уточнять причину столь быстрого согласия на все условия, лишь догадавшись, что она столь же мистического происхождения, как и его странная галлюцинация. Он лишь молча покосился на Каррингтона и одобрительно кивнул.
Такси, вызванное им две минуты назад, уже стояло под дверьми подъезда, что вызывало почтение к английскому сервису услуг. Однако гребанный таксист вновь оказался ленивой сволочью и даже не вышел из машины, чтобы открыть господам дверь, как они привыкли. Впрочем, сейчас наша золотая молодежь не испытывала особого груза денежных средств, так что, если б можно было, они и сами могли повести эту машину, не то что открыть дверь.
-Едем в Дартфорд, - скомандовал Линден, развалившись на заднем сиденье. - К вокзалу.
-Это будет стоить шестьдесят фунтов, - ответствовал водитель, бесстрастно поправляя на носу солнечные очки. Дитер задумчиво посчитал, сколько евро лежит у него в кошельке, отложенных на книгу, и как перевести их в фунты, и пришел к выводу, что ему хватает как раз на дорогу туда-обратно и на хот-дог.
-Поехали, - махнул он рукой, и такси тронулось.
Дорога туда была приятна, солнечна и легка, благо, отойдя от минутного потрясения, вызванного галлюцинацией, Дитер принялся со свойственной ему разговорчивостью расспрашивать Фила о том, почему он согласился поехать, вкратце поведал, куда они, собственно, направляются, а дальше их беседа продолжилась в том же ключе. Обе реинкарнации благополучно разузнали о профессиях, увлечениях и особенностях мировоззрения друг друга, изредка в беседу вступал таксист, но, к счастью, он не был слишком разговорчив, так как куда больше ему нравилось любоваться собой в, видимо, новых очках в зеркалах заднего вида.
На подъезде к вокзалу Дитер попытался позвонить Майклу, но, как тот и предупреждал, батарея на телефоне у него села. Головной боли добавило также то, что теперь погода вновь испортилась, и за окном в очередной раз царил мокрый хаос и беспредел с мрачными людьми и их зонтами. Возле вокзала была уйма народу, таксист психовал, что ему негде припарковаться, а Дитер напряженно рассматривал прохожих, пытаясь углядеть в них Майкла.
-Думаю, в такой дождь он зашел погреться внутрь, - заметил таксист весьма логично. - Вы можете выйти и поискать его.
-А ты за это из меня вычтешь еще фунтов сто?! - возмутился Дитер. - Нет уж, езжай по кругу, мы будем его высматривать, - Линден постучал ладонью по плечу Каррингтона. - Ты тоже смотри. Должен быть такой долговязый ирландец с рыжей бородой.
Однако рыжих бород в поле зрения не мелькало, Дитер чувствовал головную боль и усталость все сильнее, и потому на второе замечание таксиста не выдержал и все-таки последовал его совету - выперся на улицу и направился прямиком к вокзалу, пока автомобиль продолжал крутиться по забитой парковке. И куда они все едут? - мрачно размышлял мерзнущий немец, засунув руки в карманы и втянув голову в плечи. 
Пока Линден добрался до помещения, где предположительно прятался от дождя товарищ, он наступил в лужу раза три и совершенно промок и замерз. Теперь, после веселой беготни босиком по ночному городу, пьяного сна в подъезде на коврике и такой "приятной" прогулки под дождем ангина Дитеру была обеспечена, однако он, как практически каждый мужчина, был уверен в своей непробиваемости и по поводу начинавшегося насморка думал "само пройдет".
Внутри вокзала было еще более людно, потому что тут набились все, кто прятался от дождя и даже не собирался никуда уезжать. Чертов Майкл, - все думал и думал Линден, закипая изнутри от повышающейся температуры. Обещал стоять у вокзала, и где он теперь?
Рыская между сиденьями зала ожидания и слушая нудное бурчание тетки в колонках, сообщающей о прибытии очередного состава, отчаявшийся немец попытался позвонить другу еще раз, но все безуспешно. Наверное, он сдался бы и пошел ждать товарища в машине, однако в один отнюдь не прекрасный момент почувствовал чью-то руку у себя в кармане. Едва не растерявшись, Линден схватил посягнувшую на его имущество конечность, обнаружив, что хлипкая ручонка принадлежит мелкой темноволосой девчушке в кепке, надетой козырьком набок. В руке пойманная с поличным сжимала едва не тиснутый ею телефон.
-Ах ты зараза, - возмутился Дитер, не отпуская вражескую конечность. - Ты что себе позволяешь?
-Дяденька, мне кушать нечего, - завела привычную песню девчонка, закатив жалобно глазки.
-Продай свою кепку, - Дитер насмешливо натянул козырек на глаза воровке.
-Вы что-о-о, - протянула та недоуменно. - Это же Найк! Она двадцать фунтов стоит!
-Будешь питаться на эти деньги месяц, - буркнул Дитер, у которого от высоких нот, взятых писклявой девчонкой, голова уже почти взорвалась. - Вон полицейский, и я сдаю тебя ему.
Девочка насупилась, но зеньки ее злобно сверкнули под козырьком, и, когда держащий ее за запястье Дитер с самым уверенным видом направлялся к копу, она вдруг моментально зарыдала и громко заорала, огласив весь вокзал:
-Дяденька, отпустите меня! Мне больно! - поймав на себе взгляд полицейского, она продолжила свой спектакль. - Помогите! Он меня похитил! Он увел меня от мамы! Где моя мама-а-а?
Полицейский, не успел ошалевший от происходящего Дитер даже ослабить хватку, подлетел к "преступнику" и схватил его за плечо.
-Отпустите ребенка, сэр, - вежливо, но строго, попросил коп.
-Я ее не похищал, - Дитер разжал руку, девочка тотчас шмыгнула в сторону и затерялась в толпе. - Она воровка, и хотела украсть у меня телефон, - Динден раздосадованно махнул рукой, и тотчас обнаружил, что пока вел негодяйку на место разбирательств, она стянула с него часы. - Вот шмакодявка!
-Ваши документы, - нахмурился страж порядка.
-Да я же говорю, - нахмурился в ответ Линден. - Я ее вел к вам, чтобы вы приняли меры. Но сейчас она сбежала, я больше не имею претензий и уже ухожу.
Полицейский не убирал своей руки, чем вывел Линдена из себя.
-Оставь меня в покое! - возопил немец, дергая плечом и вырываясь из "объятий" правосудия. - Время - деньги, - и он борзым шагом попер в сторону. Коп не отставал.
-Вынужден проводить вас в участок, - нудел он над ухом. - Вы подозреваетесь в попытке похищения, а в городе как раз разыскивается маньяк-педофил, мы вынуждены рассмотреть всех подозреваемых.
-Что-о-о?! - Дитер резко остановился и посмотрел на полицейского так, что тому, кажется, и правда стало вдруг стыдно. - Да как ты додумался то, блять?!
-Я вам серьезно говорю, сэр, - немного оскорбился культурный мент. - У меня есть фоторобот, и я вынужден...
Дитер мгновенно вырвал названную бумажку из рук замешкавшегося копа. На "портрете" красовался толстощекий мужик, больше похожий на индуса, чем на европейца, с косыми глазами.
-Я похож на него, мать твою?! - заорал немец, вновь привлекая внимание толп, как он это любил делать часто. Впрочем, сейчас ему это помогло. - Я похож на этого урода, скажи мне?
-На самом деле не очень-то, - огорчился полицейский. - Но ведь на вас поступила жалоба.
-О, вот ты где! - раздалось над ухом Дитера, в которое недавно гундел коп, радостное восклицание. - Давно ищешь меня? - за спиной "подозреваемого" стоял радостный рыжебородый Майкл.
-Фу ты блин, - вздохнул немец, впихивая бумажку с фотороботом обратно в руки полицейскому, который, кажется, не успевал ничего возразить, хотя пытался и даже что-то начал вещать по рации. - Я уж думал, мне придется остаться на этом вокзале, как и тебе, - он вяло пожал протянутую руку товарища и поперся к машине, пока подпрыгивающий от радости ирландец следовал за ним. Такси продолжало кружить по парковке, а потому без проблем было поймано Дитером, после чего он устроился на своем уже остывшем месте, продолжая трястись от холода и прятать голову в плечи, а Майкл принялся радостно знакомиться с Каррингтоном.
-Майкл О'Брайен, - представился злосчастный обладатель судьбоносной книги. - А я и не знал, что ты приехал с другом, - залыбился он Дитеру, который уже закрыл глаза и готовился уснуть. - То-то ты меня подкалывал насчет той девчонки, - Майкл заржал, и недовольный Линден открыл один глаз, чтобы испепелить неверного взглядом. - Ты, оказывается, по другой части, - вместе с ирландцем заржал и таксист, даже в дождь и туман не снявший солнечные очки. Линден открыл второй глаз и стал тихо ненавидеть. - А я слышал, что у вас там в Германии с этим все совсем свободно, теперь я понимаю...
Если бы Дитер не чувствовал, как повышавшаяся температура плавит его изнутри, он бы врезал "шутнику", но сам ограничился фразой:
-Ты бессмертный что ли?
Сдается мне, на такую шутку мог обидеться и Каррингтон, так что на этом моменте автор ставит состояние здоровья Майкла под вопрос.
-Я шучу, шучу, - забормотал тот. - Что, тебе можно, а мне нет?! - и он уставился, насупившись, в окно.
Всю обратную дорогу Линден проспал, мучаясь от страшного жара и лихорадки...

Отредактировано Diter Linden (02-09-2015 17:19:20)

0

14

Дитер, как выяснилось, был предусмотрителен, так что обоих разнервничавшихся упоротышей на выходе из дома уже ожидало такси, где, по мнению англичанина, можно было скрыться от трипов. Каррингтон, быстро оглянувшись на спутника в ожидании подтверждения, что это за ними, быстро и вне очереди (!) утрамбовался внутри такси на заднем сидении, продолжая и в машине беспокойно крутиться на пятой точке, все кого-то или что-то высматривая. Таксист-индус у него подозрений не вызвал (это было невзаимно, надо сказать), пусть и нацепил на лицо солнцезащитные очки, закрывавшие пол-лица. Кое-как успокоившись лишь в половине пути, Фил, которому было все равно, куда они едут, лишь бы подальше от бородача с подносом, перестал оглядываться назад на едущую за их такси машину. Водитель синей хонды,  обладавший заметной рыжей растительностью на лице, чем, видимо, и вызвал подозрения параноидального Каррингтона, следующий за ними вплоть до выезда из Лондона, уже и сам был не рад, что невольно сел этому такси на хвост, потому как потенциально становиться героем какого-нибудь шпионского боевика наяву ему решительно не хотелось.
Несколько примирившиеся с участью товарищей по несчастью глюкоманы представились друг другу как подобает, высказав друг другу в ходе светской беседы все, вплоть до своей позиции по поводу политики Владимира Путина. Таксист на это заметил, что он ему симпатизирует, только вот лучше бы он не делал себе подтяжку лица, "а то не по-мужски как-то". К счастью Филиппа, которого этот водитель начинал подбешивать, скоро такси прибыло на место назначения - вокзал, где они должны были отыскать потеряшку по имени Майкл, что был другом Дитера. Так как погода была, откровенно говоря, говнистая, товарищи решили пока не выходить наружу, наказав таксисту кружить по забитой парковке в поисках таинственного мужика.
-Ты тоже смотри. Должен быть такой долговязый ирландец с рыжей бородой, - у Фила, у которого, как казалось, уже должны были пройти параноидальные настроения, внутри все похолодело. Рыжая борода?! Ирландец?! А ведь его предки тоже были оттуда! Платья, правда, вряд ли носили, но а вдруг?
-Р-рыжая борода? - пробормотал Каррингтон, вместо окна глядя на соседа по сиденью. - Ты уверен? - получив утвердительный ответ, Филипп обеспокоенно вытаращил глаза, все еще глядя на немца, который, правда, его настроения не разделял и действительно искал своего друга на улице, глядя в окно машины. Пока англичанин размышлял, мимо его окна бодро прошуровал какой-то долговязый и рыжебородый мужик с зонтиком, продвигавшийся по пешеходному переходу в сторону вокзала. Естественно, он остался незамеченным. Может, и к лучшему - кто знает, какую реакцию бы это вызвало?
В конце концов, терпение Дитера, упорно своего другана не находящего, лопнуло, и он по наущению таксиста в гордом одиночестве уперся на вокзал - искать потеряшку там. Насупившийся Фил и индус остались кружиться по парковке. На третьем круге англичанин, тупо пялившийся наружу, где из-за ливня не было видно почти ни одного прохожего, психанул и достал телефон, чтобы поиграть в Temple Run. Однако, не успел он побегать в виртуальном пространстве, как ему позвонила сестра, с которой Фил не очень-то хотел разговаривать, но знал, что сбросить - значит нажить на голову лишние неприятности на работе, ибо его папаша незамедлительно узнает о "дурном" поведении сына.
-Алло?
-Филипп, - с претензией в голосе начала сестра. - Что еще за поездка загород с немецким другом? Ты бы сам-то в этот бред поверил?
-Чтоб ты знала, я сейчас в Дартфорде. Сижу в такси, - Каррингтон с усилием подавил усталый вздох, зная, что это вызовет новые претензии. Будучи раздраженным и одновременно довольным тем, что его тогдашнее вранье отцу в итоге оказалось правдой, он даже на некоторое время забыл о своем страхе перед рыжебородыми мужиками.
-Ага, а немец где?
-Тебе какое дело?
-Ты опять соврал отцу, из-за чего тот не пошел сегодня стрелять по тарелкам.
-И где закономерность?
-Нет, ну ты совсем тугодум! - возмутилась Джейн. - Он расстраивается каждый раз, когда ты не приезжаешь.
-Он каждый день видит меня на работе. А у меня нет нужды видеть его каждый день, - таксист, неприкрыто греющий уши, откровенно начал раздражать и без того разупоротого Филиппа, едва сдерживающегося, чтобы не бросить трубку. Сестра, некоторое время помолчав, расстроенно вздохнула.
-Слушай, Фил, мы не так уж часто собираемся все вместе...
-Нет, это ты послушай. Моему отцу плевать на меня все то остальное время, что я на не работе. Он конченый эгоист, который расстраивается, что тарелочки при стрельбе ему изо дня в день подает только Николас. Ему было насрать, когда я заболел гриппом - я должен был продолжать ходить на работу, потому как иначе могла бы сорваться сделка. Я не могу уйти работать в другую, более перспективную фирму, хотя меня звали, потому что это будет, мать твою, "предательство интересов семьи", - как видно, Филипп окончательно разошелся, тем самым, возможно, преступив границы разумного. Однако, это было ему довольно свойственно. - Похоже, ты обо всем этом забыла. Ах да, и твой Николас-жополиз меня бесит, - Каррингтон бросил трубку. Индус расстроенно вздохнул, проникнувшись телефонной драмой пассажира.
Наконец после нескольких минут напряженного молчания, повисшего в буквально наэлектризованном изнутри такси, Дитер вернулся в сопровождении своего потерявшегося другана, который при посадке в машину поспешил представиться и сказать пару колкостей.
-Майкл О'Брайен.
-Филипп Каррингтон, - буркнул англичанин, не глядя на нового знакомого.
А я и не знал, что ты приехал с другом, - излишняя веселость окружающих мрачного Филиппа снова начала подбешивать, так что он демонстративно громко вздохнул, давая понять, что недоволен. Ему, ясен пень, никто не внял. - То-то ты меня подкалывал насчет той девчонки. Ты, оказывается, по другой части, - "друг" Линдена с ненавистью уставился на Майкла, севшего рядом с ним, таким образом оказавшись посередине, что грозило непредусмотрительному ирландцу атакой сразу с двух сторон. - А я слышал, что у вас там в Германии с этим все совсем свободно, теперь я понимаю...
-Ты бессмертный что ли? - вопросил отчего-то напоминавший своим видом вареный пельмень Дитер.
-Я шучу, шучу, - О'Брайен, видимо, удрученный недоброй реакцией товарищей (исключая таксиста) на столь гениальную шутку, поспешил на попятную. - Что, тебе можно, а мне нет?!
-Ты просто сраный идиот, - отозвался Каррингтон удивительно спокойным голосом, при этом снова глядя в окно, подперев при этом подбородок рукой и игнорируя вибрирующий в кармане телефон.
-Зачем так резко-то? - отозвался Майкл, шурша конфетой. - Вот, хочешь шоколадную?
-Отъебись.
-Эй, поаккуратней со словами, - влез таксист. Фил, ощущая, что, кажется, весь мир сегодня настроен против него, решил с ним не церемониться.
-Ты тоже отъебись и смотри на дорогу, лезешь не в свое дело, - индус в солнцезащитных очках демонстративно хмыкнул, но почему-то ничего не сказал. Сосед недоброго, удивленно на него уставившийся, съел свою конфету сам и вопросительно покосился на Дитера, видимо, ожидая от того объяснения столь недружелюбного поведения его товарища. Тот, однако, уже успел уснуть, не вызвав ни у кого подозрений.
Вскоре, когда такси подъехало к дому Каррингтона, потому как они с Линденом условились, что сначала возьмут с собой его чемодан, и потом отправятся по дальнейшим таинственным делам уже вместе с другом немца, пришло время расплачиваться, но Дитер отчего-то все не просыпался, реагируя на просьбы соседей лишь вялым "М-м-м".
-Эй, Дит, - Майкл нагло взял товарища за лицо, сделав его выражение похожим на рыбье и помотал им из стороны в сторону. Тот лишь слабо отбивался, ведя себя как пьяный.
-Вы там пили что ли? - высказал индус ту же гипотезу, оборачиваясь на пассажиров. Фил молча смотрел на попытки О'Брайена расшевелить Линдена, пока не решился в наглую взять у того день из кармана, естественно, не желая платить самому. Преодолев сопротивление ирландца, которому решительно не понравилось, что на нем полулежит малознакомый мужик, который к тому же роется в карманах его друга, он все же кое-как расплатился с таксистом и выперся наружу, где дождя уже не было. Майкл помог ему вытащить вареного Дитера из машины, и, держа того под руки, все трое стали взбираться по лестнице по направлению к квартире англичанина.
-Может, он заболел? - робко предположил ирландец на полпути к цели, потому как нового своего знакомого несколько побаивался.
-Скорее всего, - ответствовал тот, косясь на покрасневшую физиономию немца, практически полностью скрытую его длинными повисшими патлами.
-Чем это, интересно? - Фил не знал, а потому промолчал.
Вскоре троица достигла квартиры Каррингтона, недовольного тем, что, судя по всему, задержаться им там придется надолго. Линдена уложили на диван, пусть он туда и не совсем помещался, и несколько утрамбовав там непокорное туловище, накрыли его сверху пледом, отчего-то не рискнув снять с него ботинки. Сам немец на внешние раздражители реагировал довольно слабо, тем не менее, оставаясь в сознании.
-Может, позвоним врачу? - столь же нерешительно предложил Майкл, обращаясь к мрачному хозяину квартиры, что тем временем делал всем троим кофе, предполагая, что Дитера это одновременно согреет и взбодрит.
-Нет... - послышалось из гостиной.
-Что? Что ты сказал? - забеспокоился Майкл, стремительно покидая кухню. Филипп, снова не ответив новому знакомому, обернулся на лежащего на диване ногами кверху Дитера.
-Не надо... Врача... Меня ищут..., - О'Брайен выпучил глаза.
-Кто ищет? Полиция? Что ты натворил?! - англичанин же, сопоставив в уме нехитрые факты, понял, что сегодня утром он нашел под своей дверью немца как раз потому, что тот, едва восстановившись после аллергической атаки в пабе, сбежал из больницы и пришел к нему за чемоданом уже в тот момент, когда он сам крепко спал. - Дитер? Дитер?
-Оставь его в покое, - вступился Каррингтон, вставая в дверном проходе со своей кружкой кофе в руках. - Простуда, скорее всего. Он всю ночь проспал в тамбуре... - и снова ушел обратно. Видимо, поссорились, - думал он, грустно глядя на лихорадочного товарища. Вот почему у него с Кэт все так не ладилось-то... - Я позвоню своей домработнице, ее отец работает врачом в Китае. Может, она его полечит, - продолжил Каррингтон из кухни, все еще не подозревая об эффекте, произведенном его словами.

Отредактировано Philipp Carrington (06-09-2015 15:27:51)

0

15

Дитеру, смотрящему страшные и пугающие бредовые сны, какие всегда являлись ему во время жара, было не до того, что его туловище, безвольное и пельменеподобное, куда-то транспортируют. Доля понимания реальности, конечно, присутствовала, но ограничивалась лишь осознанием того, что он все еще жив. Все остальное оставалось слишком пространным и непонятным, и особенно бесили голоса. Если к моменту выхода из машины сны еще как-то доминировали в сознании больного, то на момент размещения тела на диване сон ушел совсем, оставив после себя отвратительную головную боль, сухость во рту и ненависть ко всем звукам, что раздавались поблизости. Особенно бесили речи товарищей потому, что их приходилось понимать, а для этого напрягать мозг. В какой-то момент из гостиной удалились все источники головной боли, однако их голоса не стихли, продолжая вещать из кухни:
-Может, позвоним врачу?
Дитер покрылся испариной. Вернуться туда, в то место, где его так нагло лишили одежды и прокапали какую-то муть, после которой начались галлюцинации? Линден не удивился бы, если бы ему сказали, что его нынешнее самочувствие - это вина той тупенькой медсестрички из госпиталя.
-Нет..., - отчаянно простонал "пациент", сжимая и разжимая в руках плед, которым его заботливо укрыли.
-Что? Что ты сказал? - из кухни раздался бодрый галоп Майкла, подлетающего к своему ворочающемуся под пледом товарищу. Глухой блять, тупой, что ж ты такой тупой? - отчаянно думал Дитер, которому и думать было тоже больно.
-Не надо... Врача... Меня ищут...
-Кто ищет? Полиция? Что ты натворил?! - Заткнись, блять, заткнись! Помолчи! Господи, заткнись... - Дитер? Дитер?
-Оставь его в покое, - Правильно. Но и ты заткнись. - Простуда, скорее всего. Он всю ночь проспал в тамбуре... Я позвоню своей домработнице, ее отец работает врачом в Китае. Может, она его полечит.
Дитер устало закрыл глаза и продолжил бессознательно крутить головой в разные стороны и сжимать-разжимать одеяло. Майкл сочувственно положил свою руку на плечо товарищу, однако тот, как ошпаренный, откатился к самой спинке дивана, просипев:
-Убери этот утюг...
-Это всего-лишь рука, Дит, - озадаченно заметил Майкл, глянув на свою ладонь.
-Горячая..., - нехотя пояснил Линден, на сим закончив эту удивительно идиотскую беседу.
-Я принесу холодное влажное полотенце, - загорелся идеей О'Брайен и умчался, оставив больного в покое, как и рекомендовал ему Каррингтон. Линден издал еще один стон, в этот раз обозначающий облегчение, однако долго тишина не продлилась - из кухни Фил начал звонить китайцам, кому конкретно - врачу ли, его дочери или кому-то еще (а, как казалось Дитеру, у Фила все знакомые, о которых он говорил, были китайцами), а Майкл примчал с намоченным холодной водой полотенцем, которое мгновенно плюхнул на лоб Дитеру. Вода тонкими струйками потекла за шиворот больному, тот решил перетерпеть это неприятное чувство, чтобы О'Брайен хотя бы молчал. Но он не пожелал молчать.
-Лучше?
-Угу.
-Что-то еще?
-М-м, - это обозначало "нет".
-Что?
-М-м! - уже более злобным тоном промычал Дитер.
-Ладно, ладно. Я принесу тебе попить.
Просто. Свали. Просто. Исчезни. Тварь. Как плохо. Боже. Пусть он уйдет. Каждая мысль, словно тяжеловесная железная гиря, падала в глубины сознания и отдавала тупой болью и эхом. Дитер понадеялся, что сможет уснуть, избавившись от головной боли и жара, однако Майкл был неимоверно быстр.
-Вот кофе.
Дитер даже захныкал от отчаяния, отворачиваясь лицом в диван. Там, лишив свою челюсть подвижности, он попытался произнести что-то, что убедило бы друга отвалить.
-Ыжижофу, - это обозначало "Иди в жопу".
-Чего?
-Ну что же это? - жалобно протянул Дитер, отстраняясь от дивана. - Я не пью кофе, идиот. Просто посиди молча, я пытаюсь уснуть.
-А, ну ладно, - озадаченно замер Майкл с чашкой в руках.
Но долго тишина опять же не продлилась, хотя забыться нездоровым сном, наполненным бредом, Линден все-таки успел. Во сне снова являлся мужик в парике, рядом с ним сидел бородатый мужик в платье, и они заливисто хохотали, ржали как кони, просто невозможно было удержаться и не посмеяться вместе с ними. Дитер тоже заржал сквозь сон, а потом вдруг ему снова стало грустно и он снова принялся хныкать, как маленький. Потом во сне он резко сказал "Не надо!", неизвестно, к кому обращаясь, ну и после, наконец, затих. Именно в этот момент его и разбудила чья-то холодная рука, опустившаяся на лоб.
-Это жар.
Да ладно, - сразу подумал едва проснувшийся немец. А то я не знал.
-Нужно делать акупрессуру.
-Это что? - просипел Дитер. - Иглоукалывание?
-Нет, - был ему ответ новоявленного "врача". - Я просто надавлю пальцами на нужные точки.
Дитер нехотя разлепил глаза и убедился, что рядом с ним сидит коренастая китаянка с неаккуратным хвостом волос на голове. На вид женщина была довольно слабенькой, так что особого дискомфорта от "акупрессуры" Дитер не ждал. И потому дал свое милостивое согласие.
Однако едва китаянка надавила ему куда-то на шею, под ушами, с такой силой, словно хотела ковырнуть пальцем мозг, пациент протестующе возопил.
-Это больно!
-Значит, работает. Садитесь, пожалуйста. Следующая точка на спине.
Линден еле-еле приподнялся, держась за спинку дивана, и обвел окружающих, глядящих с затаенным интересом на процесс лечения, мрачным взглядом, каким обвел бы пытаемый на главной площади преступник любопытную публику. Дитер вздохнул и приготовился. А китаянка все давила и давила болезненные точки в самых неожиданных местах организма, никак не связанных с простудой, как казалось немцу - на спине, на локтях и на кистях.
-Все, - наконец, объявила она и помогла обмякшей тушке пациента удобно разместиться на диване. - Теперь принесите ему теплой воды с лимоном. У вас же есть лимон? - строго вопросила она Фила. - В день не меньше двух литров.
-А когда мы сможем увезти его ко мне? - вопросил Майкл.
-Вы можете ехать без него - ему нельзя на улицу еще дня два как минимум. Тем более, какая там погода, - она снова повернулась к Филу. - Вы видели, что там творится?
-Я не буду, - жалобно протянул Дитер с дивана. - Жить тут не буду.
-Вы что, хотите подхватить менингит? - ошарашенно воскликнула китаянка с таким возмущенно-испуганным лицом, словно это ее больную хотят выкинуть под дождь. - Сэр, - обратилась она к Каррингтону. - Вы не можете позволить ему такого. Это бессердечно. У вас же тут полно места. Я смогу приходить вместо Ченг и помогать, если хотите.
Дитер снова грустно уткнулся в диван. В принципе, ему было все равно, где находиться. Разве что тут он будет раздражать Фила, но зато Майкл у себя дома раздражал бы самого больного.
Сам О'Брайен, о котором в этот момент с грустью думал Линден, сидел неподалеку, словно его ничего происходящее вокруг не касается, и листал книгу, которую привез для немца. Конечно, он не много мог там понять, потому что немецкий язык знал плохо, но зато ему нравились шершавые пожелтевшие странички, и, пока никто не видит, Майкл нюхал их, ведь всем известно, что книги приятно пахнут.

Отредактировано Diter Linden (06-09-2015 21:37:02)

0

16

Пока Майкл выносил мозг Дитера своей излишней заботой и суетливостью а кофеварка яростно шипела, исторгая очередную порцию эспрессо, злой Фил, облокотившись спиной о столешницу, звонил сестре своей домработницы, дабы та полечила незваного гостя. На звонок она ответила нескоро, а на заднем фоне было ясно слышать детский плач и чьи-то причитания на китайском, из-за чего Каррингтон решил, что в целях целостности своей барабанной перепонки будет держать трубку на некотором расстоянии от уха.
-Алло, Мэй?
-Да. Кто это?
-Это Филипп, ты мне вчера звонила.
-А, вы от сестры? - кто-то по ту сторону трубки проорал ругательство, на момент заглушившее все посторонние звуки, на что китаянка, правда, не обратила внимания. - Она все еще сидит с сыном, температура все никак не спадает... - на момент (лишь на момент) Филиппу стало стыдно, что он обращается за медицинской помощью к семье, и без него страдающей от болезни одного из ее членов, но иного выхода он не видел, чем и успокоил свою совесть. Тем более звонить частному доктору, которому за лечение простуженного перца наверняка отвалит немалые деньги, ему ну очень не хотелось.
-Жаль... Но у меня дело к тебе, а не к Ченг. Ты не могла бы приехать, - Фил подозрительно покосился на Майкла, пулей ворвавшегося на кухню, схватившего свежеприготовленную кружку кофе, и, расплескав ее четверть на пол, со столь же озабоченным видом умчавшегося обратно. Англичанин прерывисто вздохнул, переводя взгляд с "медбрата" на коричневую лужу, растекающуюся по ламинату, который потом может вздуться. - И полечить кое-кого.
-Что? Полечить? - Мэй озадаченно замолчала.
-Ченг говорила, что ваш отец - врач традиционной китайской медицины. Я подумал, что он мог вас чему-нибудь научить, пока вы жили в Китае.
-Ченг умеет больше, чем я... - неуверенно протянула китаянка. - Но я думаю, что можно попробовать. А что за болезнь?
-Вроде простуда, - Каррингтон со своей позиции заглянул в гостиную, видимо, чтобы убедиться, что пациент все еще жив и с ним не происходит ничего, что могло бы свидетельствовать о том, что он не прав в своем диагнозе.
-Думаю, я смогу помочь, если вспомню нужные точки... Я поеду на метро, ждите, - "если"...
-Спасибо, - Фил, убрав телефон в карман, развернулся лицом к кофеварке и снова ее включил, наконец, следующую кружку предназначив для себя. Пока он стоял спиной ко входу, в кухню снова вторгся неугомонный О'Брайен, нерешительно вставший в проходе с все тем же кофе в руках. Англичанин, спиной почувствовав чей-то взгляд, нехотя обернулся, и, увидев все ту же морду лица, предпочел снова начать смотреть на кофемашину. - Чего тебе? - ирландец, словно ободренный этими словами, вошел на кухню, не заметив под ногами лужи, и встал рядом с хозяином квартиры лицом с столешнице, торжественно поставив свою кружку перед собой.
-Он не захотел кофе, - Каррингтон покосился на нетронутое содержимое чашки, а затем на лужу, тем временем доплывшую до его пяток.
-Вытри за собой, а то у меня пол вздуется, - буркнул он, кивая на коричневую неприятность. Майкл, посмотревший в указанное место, оказался неприятно удивлен.
-Это я сделал?!
-Нет, я, - огрызнулся Филипп, выключая машинку и попутно понимая, что понятия не имеет, где в собственной квартире найти тряпку или швабру. - Там в верхнем ящике салфетки, вытри ими.
-В этом? - вопросил ирландец, стуча рукой по казеной мебели.
-Да, - ни он сам, ни его гость, не предполагали, что добросовестная домработница, собрав с пола испорченный сахар и выкинув его, обратно в ящик поставит его уцелевшие остатки. Каррингтон не предполагал по причине того, что не знал, что после недавней катастрофы там что-то еще осталось, а Майкл потому, что о происшествии не знал, а потому второй раз за минуту оказался неприятно удивлен. - Еб твою мать, гребанный Святой Патрик, - выразился Фил, инстинктивно отскакивая от выпавшей из ящика неприятности и попутно выливая на себя половину кружки с горячим кофе, которую, к счастью, не уронил, а додумался поставить на столешницу сбоку от себя.
-Причем тут Святой Патрик?! - не в тему вопросил О'Брайен, вытряхивая из-за шиворота сахар.
-Это ж он блять рассыпал сахар, ебаный в рот, - англичанин отчего-то затряс руками, хотя кофе на них не проливал, и направился прочь из кухни, чтобы переодеться. Когда он вернулся обратно на кухню с грязной рубашкой в руках, чтобы проверить обстановку, там, вопреки его ожиданиям, ничего не поменялось, разве что ламинат слегка вздулся, и, присыпанный сахаром, слегка напоминал Фудзияму. Разве что только выражение Майкловской физиономии с растерянно-удивленного сменилось на сосредоточенное. - Ты че не убираешься, хрен бородатый? - возмутился хозяин сахара, кофе, ламината и квартиры.
-А чем?
-Салфетками, бля, - ирландец вздохнул, видимо, соглашаясь. Каррингтон, обойдя гостя, снова с опаской полезшего в злосчастный ящик, стал разбираться со стиральной машинкой. На некоторое время в квартире установилась тишина, прерываемая лишь шуршанием Майкла и поскребыванием со стороны Фила, сосредоточенно читавшего инструкцию с этикетки на стирающем средстве и наполняющего оным мерный колпачок. Когда он, наконец, разобрался со злосчастной техникой, а его бородатый товарищ нашел и распаковал салфетки, для него настало время удаляться по собственным делам. Англичанин, наведавшись в спальню, где взял кошелек, поперся в коридор, дабы там обуться и затем отправиться в магазин за сахаром, которого теперь дома точно не было - в этом он был убежден. Когда он натягивал на ногу второй ботинок, из кухни высунулся Майкл, судя по всему, увидевший из своего положения, что хозяин квартиры куда-то собирается.
-О, ты пока не ушел. Не сделаешь мне кофе, а то этот уже остыл?
-С пола слизывай, там как раз сладко, - фыркнул он в ответ, покидая квартиру в направлении ближайшего супермаркета. Ирландец обиделся, но впоследствии Фудзияму с ламината все же снес.
Вскоре Филипп вернулся домой с кило сахара подмышкой и сигаретами в кармане. Пока он разбирал покупки, Дитер спал, а О'Брайен обиженно посапывал на краю дивана с какой-то книгой в руках. Удостоверившись, что это книга не из его библиотеки и вовремя вспомнив, что курить ему некоторое время можно лишь в определенных помещениях, раздраженный своим открытием Каррингтон уперся дымить в спальню, плотно закрыв за собой дверь и открыв в комнате окно. Там он, не задумываясь о том, что, не будь он таким засранцем, гостя надо было бы как-то развлечь, а не закрываться от него в спальне, он за рабочими провел все оставшееся время, что они ждали Мэй. Послезавтра ему уже надо было выходить на работу, что, конечно, не могло не огорчать, пусть и могло потенциально избавить его от непредвиденных обстоятельств, открывшихся после того, как в квартиру, наконец, прибыл "врач", о чем его возвестил затарабанивший в дверь Майкл. - Он на диване, - сообщил Фил даме, рукой указывая той путь в гостиную и ничуть не волнуясь о том, правильно ли китаянка помнила те таинственные "точки". Проведя необходимую процедуру над вареным Дитером, которую Каррингтон довольно много раз видел (и даже испытывал) за время своих визитов в Поднебесную, Мэй уложила пациента обратно на диван.
-Все. Теперь принесите ему теплой воды с лимоном. У вас же есть лимон?
-Э, наверно, - отреагировал Каррингтон, морщась так, будто этот самый лимон только что проглотил.
-В день не меньше двух литров.
-А когда мы сможем увезти его ко мне? - вопросил Майкл.
-Вы можете ехать без него - ему нельзя на улицу еще дня два как минимум. Тем более, какая там погода. Вы видели, что там творится?
-Нет-нет, это исключено, - горячо возразил Филипп, мотая башкой.
-Я не буду, - поддержал его полумертвый Дитер. - Жить тут не буду.
-Вы что, хотите подхватить менингит? -  возмутилась Мэй, сердито глядя на немца. - Сэр, - обратилась она к не менее сердитому англичанину. - Вы не можете позволить ему такого. Это бессердечно. У вас же тут полно места. Я смогу приходить вместо Ченг и помогать, если хотите.
-Я не... - начал было Фил, которого прервала острая боль, второй раз за день пронзившая затылок. Каррингтон, которому перехватило дыхание, схватился за болящее место и застонал, аж присев от столь внезапного спазма.
-Сэр, сэр, что с вами?! - низкая, но крепко сбитая Мэй подхватила оседающего на пол хозяина квартиры, оттолкнув руки Майкла, также желавшего помочь.
-Трип вернулся... - шептал Каррингтон, силясь устоять на месте. - Черт...
-Что он там бормочет?! - забеспокоился ирландец.
-Принесите стул, - скомандовала Мэй, доблестно выдерживая давление обмявшего туловища, превышавшего ее массу почти в два раза. Майкл, недоверчиво покосившись на китаянку, которой не очень-то хотел подчиняться, все же сбегал за стулом, на который глюканутого и усадили. Фил поднял голову с груди, силясь рассмотреть пространство перед собой повнимательнее. Но на этот раз вокруг него никого не было.
-Эй, я же тебе говорил, что вернусь, - зазвучало вдруг в его голове.
-Что? - переспросил Каррингтон, силясь повернуться на стуле.
-Спокойно, сэр, не делайте резких движений, - китаянка положила руку ему на плечо, стоя сбоку, а O'Брайен сел перед носом, беспардонно глядя ему в лицо.
-Оставь его дома или тебя снова ждут неприятности, парень, - снова сообщил голос в голове.
-Ладно, - вздохнул Фил, уже даже несколько примирившийся с трипом и сильной болью в затылке. - Он остается...

Отредактировано Philipp Carrington (10-09-2015 22:46:07)

0

17

-Ладно. Он остается..., - такого поворота Дитер не ожидал, впрочем, ему было совершенно все равно, где именно он будет портить настроение хозяину дома. Майкл, которого так бесцеремонно только что лишили друга, сильно расстроен не был, а потому торжественно всучил книгу в руки румяному от температуры немцу.
-Вот. Там на первой странице закладка - на ней вся информация, какую удалось найти. Ты, главное, аккуратней с ней, а то листы очень старые и легко рвутся.
-Вали уже, - устало отмахнулся Дитер. - Я у тебя там дома пиво брал из холодильника.
-А, так оно безалкогольное было, - весело ответствовал Майкл, чем вызвал крах Дитеровской картины мира.
-Ка-а-ак? - обиженно вопросил немец, прикладывая ладонь к щеке, как расстроенная бабушка, у которой не поспел урожай. - Я пил это дерьмо?
-Этикетку изучать нужно, - хихикнул О'Брайен и протянул руку для рукопожатия. - Звякни потом, как поправишься, - Дитер вяло пожал протянутую конечность и послал товарища к черту, после чего с трудом уселся на пятую точку, почувствовав некий прилив сил, и задумчиво открыл книгу. На бумажке, что была вложена внутрь в качестве закладки, значилось, кому прежде принадлежала эта книга, где и за сколько Майкл ее купил и прочее. Это интереса не представляло, зато Линден сразу узрел красивую узорную надпись явно женским почерком, что, смазанная, значилась на переплете:

"Дорогой Эстель Линден от любящей подруги Николь Берг.
Эту книгу я дарю тебе на твою годовщину свадьбы, моя милая. Тебе может показаться странным этот повод. Ведь ты любишь Ганса всю свою жизнь, и он вырастил Габриэллу как родную. Однако я считаю, что сейчас, когда мы уже немолоды, самое время вспомнить то, что мы так старались забыть. Эта книга о Фрице, о настоящем отце Габриэллы, и о его друге, которого так долго пыталась забыть я сама… Пусть мой брат давно погиб, как и его сослуживец, эти строки, любезно написанные их начальником, пробудят в наших душах самые теплые воспоминания об этих мужчинах!

Мюнхен, 1777 год"

-Какая древность, - с восторгом протянул Данель и уставился на название, которое, как и у любой книги того времени, было прямо пропорционально чувству собственного достоинства автора. "КОРАБЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ или ВОСПОМИНАНИЯ О МОИХ НЕОБЫЧАЙНЫХ ПРИКЛЮЧЕНИЯХ С МОИМИ ПОДЧИНЕННЫМИ, СОСТАВЛЕННЫЕ МНОЮ НА ОСНОВЕ ЗАПИСЕЙ В КОРАБЕЛЬНОМ ЖУРНАЛЕ СУДНА БРИТАНСКОГО КОРОЛЕВСКОГО ФЛОТА «ВИКТОРИЯ» И МОИХ ЛИЧНЫХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ". "И тут англичанишки," - с досадой подумал Дитер, перелистывая страницу и углубляясь в чтение.

"Данная книга посвящается памяти Ричарда Каррингтона и Фрица Вергахенхайта, моих отважных и справедливых сослуживцев. Автор - Карлос Голдман, праведный служитель Короны"

-Каррингтон, - позвал хозяина дома Дитер, задумчиво почесывая репу. - Тут твоя фамилия есть. Не хочешь взглянуть?

"Немногим из вас, ныне читающих это произведение, написанное мною в горьких слезах утраты, довелось так близко знать офицеров Каррингтона и Вергахенхайта, как мне. Я был для них и начальником, и сослуживцем, лучшим другом, и братом, и отцом, и товарищем по несчастью. Это мне они доверяли свои самые сокровенные мысли, и я направлял их истинной дорогой. Тем больнее мне писать все это, тем сильнее моя боль! Оба они уже покинули этот бренный мир, и скоро наступит мой черед. Я уже дряхлый старик, и жалею лишь о том, что мало чему успел научить своих свободолюбивых и дерзких лейтенантов. Надеюсь, эта книга отразит в полной мере все то, что я хочу выразить сердцем".

-Какой сопливый мужик, - скептически промолвил Дитер, представляя себе этого Голдмана как расфуфыренного чмошника с пудрой на лице. - Может, там есть что-то менее печальное?

Дитер принялся медленно листать страницы, пока не нашел выделенный в отдельную рамочку фрагмент, над которым значилось "Фрагмент из письма Ф. Вергахенхайта его другу Р. Каррингтону из их шифрованной переписки времен войны".

"Последнюю неделю я нахожусь в чрезвычайно подавленном настроении. Австрийцы так воодушевились своим успехам, что поперли уже на юго-запад, в Италию, прямо мимо нас - кажется, они вконец оборзели. В одном из минувших сражений на моих глазах погиб тот самый офицер, похожий на Эрика. Его звали Августин, мы даже почти успели подружиться. К сожалению, он все-таки пулепробиваемый. Мы вынуждены были тогда отступить, и даже не могли успеть забрать тела погибших - только раненых. Я почти не пострадал, но какая-то особенно наглая австрийская пуля рикошетом слегка задела мою щеку, и из-за царапины теперь совершенно неудобно бриться".

-Нужно быть полным психом, чтобы так спокойной писать о войне, - задумчиво пробормотал Дитер, переходя к следующему письму.

"Тем временем мы с моей лежачей maman, умудрившейся сломать ногу, отпраздновали и твой предыдущий, и нынешний День Рождения как полагается - с выпивкой и тостами. Много не пили, не переживай - хоть в Париже и нет войны, мы тоже не позволяем себе расслабляться. Месье Кайзер действительно по всем законам и правилам жизни должен огрести".

Ниже значилась подпись автора книги: "Когда я узнал, что в своих письмах Каррингтон именовал меня maman, то есть матушкой, то едва не прослезился. Вот оно, истинное проявление теплых чувств ко мне с его стороны". Не выдержав, на этих строчках Дитер заржал.
-Ну и ушлепок этот Голдман, мать его, - заметил он.
Спустя несколько часов подробного чтения и обсуждения данных с Филом, оба наших современника уже понимали, что являются потомками двух лучших друзей, которых на основе прочитанного их потомки могли уважать и как отважных бойцов, и как беспринципных весельчаков. А что делать с этим обнаружившимся пинком судьбы - это уже решать им самим.

0


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » Вчерашний день — учитель при сегодняшнем. (с) Публий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC