Вверх страницы
Вниз страницы

Два балбеса и их тяжёлая жисть х)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » Вассал моего вассала - не мой вассал


Вассал моего вассала - не мой вассал

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название
Вассал моего вассала - не мой вассал. (с) Средневековая мудрость вассалоимущих аристократов, их вассалов и вассалов их вассалов
Время действия
лето 1732 года
Место действия
Лондон, Великобритания
Фрицу 26, Ричарду 21
Краткое описание сюжета игры
Два года прошло с тех пор, как Рик и Фриц познакомились, и лишь полгода с того момента, как Каррингтон переехал в новую съемную квартиру, подысканную ему самим капитаном Голдманом. Сам капитан предусмотрительно поселился этажом выше, правда, в апартаментах поменьше. Почему предусмотрительно? Ответ на этот вопрос для самого Карлоса, в отличие от вас, читатель, был весьма и весьма очевиден: так не придется тратить деньги на дорогую нынче прислугу. Девушки и парни из провинции едут исправно, но вот найти подходящую кандидатуру за разумную цену - дело хлопотное и занимает много времени. Младший лейтенант, в отличие от начальника, этих опасностей все же не побоялся и за короткое время через знакомых отыскал себе шестнадцатилетнюю служанку Элис, девушку довольно глупую, но работящую и добрую. И теперь бедняга, как-то раз получив от Голдмана просьбу прибраться в его комнате, добровольно надела себе на шею ярмо и разрывалась между двумя хозяевами, работая с утра и до самой ночи. Каррингтон, поняв, в чем дело, разругался с хитрым Карлосом и запретил Элис работать на чужих людей. Кэп же, пребывавший в затруднительной финансовой ситуации, факт чего, конечно, содержал в тайне, из принципа нанял себе собственную прислугу, не уделив выбору кандидатов должного внимания. Что из этого выйдет? Время покажет...


Теги:

0

2

Погода в Лондоне стояла отменная. В кои то веки не лил дождь, не шел снег, не дул ветер. Фриц наслаждался солнцем, освещающим его и без того светлый лик, сидя у окошка и закинув на подоконник ноги. На груди у него лежала вниз страницами книжка "Робинзон Крузо", которую он купил недавно, по прибытии в Лондон. Представляя себя на необитаемом острове и всячески на эту тему фантазируя, Вергахенхайт практически задремал. Идея оказаться вне цивилизации ему вполне импонировала, но немец обязательно учитывал, что находиться так долго в изоляции от баб он не сумеет, и мысленно поставил галочку в голове - если на необитаемый остров, то с женщиной. Видимо, в дальнейшем он этот пунктик не забыл.
Он провалялся у окошка почти два часа, и оставался бы там, пожалуй, до тех пор, пока не проголодался, если бы от размышлений его не отвлекла чья-то рука, деликатно потыкавшая фрицевскую ногу, размещенную на подоконнике. Вергахенхайт открыл глаза и узрел Элис, шестнадцатилетнюю служанку Каррингтона, у которого ныне оба лейтенанта и кантовались.
Дама сия была совсем еще ребенком по характеру и очень миниатюрной и миловидной с виду, так что иначе как "куколкой" или "милочкой" ее никто не называл. Хотя, Ричард, пожалуй, мог назвать ее, как заблагорассудится, ибо именно он платил ей деньги. Впрочем, несмотря на ласковое прозвище горничной, никаких неадекватных влечений никто к ней не испытывал. Еще в первый ее рабочий день Фриц и Ричард посовещались, заперевшись в кабинете с бутылкой коньяка, и пришли к соглашению, что спать с горничной, проживающий тут же, под боком, это то же самое, что спать с женой. Жениться ни один из офицеров пока что не спешил, а значит и Элис решено было не трогать. "Начнет читать нотации, выпендриваться и трахать нам мозги так, как даже мы ее трахать не сможем" - пришел к заключению Каррингтон, и Фриц, прежде в своем родовом гнезде уже имевший опыт в общении со служанками (которых после "общения" приходилось, увы, рассчитывать), вынужден был согласиться. Это никогда не оборачивалось хорошо ни для горничных, ни для их работодателей.
Тем не менее, к Элис оба питали самые теплые чувства хотя бы потому, что она вкусно готовила и была очень почтительна. Так, увидев, что девушка явно пытается что-то сказать немцу, столь бесцеремонно развалившемуся в гостиной, но опасается разбудить того, Фриц мгновенно обратил все свое рассеянное внимание на Элис.
-Ты что-то хотела?
-Я вас разбудила? - пролепетала служанка, потупив взгляд и шаркая ножкой.
-Не-е-ет, вовсе нет, - Фриц расплылся в дружелюбной улыбке и потянулся. - Я просто задумался.
-Тогда не могли бы вы убрать ноги, сэр? - попросила Элис со вздохом. - Я протираю пыль.
Добродушный и необъяснимо отзывчивый Фриц мгновенно сменил дислокацию, поднявшись на ноги и игриво тыкнул пальцем по носу служанки, как часто досаждают котам или маленьким детям.
-Конечно, куколка, - отозвался он, и уточнил причину вздоха. - А ты чего грустная то такая? Опять тебя капитан эксплуатировал?
-Нет-нет, - Элис заулыбалась, принявшись вытирать пыль с подоконника и оборачиваясь через плечо на собеседника. - Мистер Каррингтон с ним поговорил об этом, они поругались. Я поэтому немного переживаю, вдруг теперь мистера Каррингтона уволят? Но мистер Голдман обещал больше мною не командовать.
-Еще бы, лучше уж ты им командуй, - задумчиво ответствовал Фриц, размеренным шагом удаляясь в сторону комнаты Каррингтона, откуда послышался странный по своему происхождению стук, а затем и крик. В коридоре, прислонившись к стене, стоял Голдман и потирал явно ушибленную голову.
-Ага, огреб?! - вопил из своей комнаты Рик, приоткрыв дверь. - Нечего совать свой нос без спросу, тогда и дверью по морде получать не будете.
-В следующий раз буду стучать, - обиженно отозвался капитан, тут же переводя свой взгляд на выплывшего в коридор безмятежного Фрица. - О, здравствуйте.
-И вам не хворать.
-Может, хоть вы за меня порадуетесь? - принялся вещать Карлос, хватая немца за локоть и протаскивая по направлению к выходу из квартиры. - Я нанял себе лакея по очень, очень божеской цене, и он, я вам скажу, малый неплохой. Мы всего десять минут знакомы, а он уже, кажется, знает все мои привычки и во всем помогает.
-Превосходно, капитан, - Фриц предпринял попытку вырваться из вечно цепких ручонок начальника. - Но куда мы идем?
-Как?! Я веду представить вас ему, чтобы он знал вас в лицо.
-Лучше скажите ему, пусть спускается сюда, - Фриц отцепил Карлоса от своего локтя и поправил камзол. - И помогает Элис накрывать на стол, мы собираемся обедать.
-Вообще-то, - нарочито громко возразил Карлос, повернув лицо в сторону приоткрытой двери в комнату Рика, - Роберт - мой слуга, а Элис - ваша, и они не обязаны...
-Так, вот что, капитан, - перебил Фриц решительно. - Элис пахала на вас все эти гребанные дни и выматывалась, так что, будьте добры, искупите перед ней вину и отправьте вашего Роберта помогать. Уж не растает он у вас.
Голдман фыркнул, демонстрируя, что оскорблен таким тоном, но все же последовал наверх, чтобы позвать своего лакея. В скорости он спустился, как раз тогда, когда оба лейтенанта уже сидели в гостиной, а Элис бегала с тарелками.
-Вот, лейтенанты, поглядите, - чинно возвестил Карлос, указывая на вытянувшегося в струнку парня с вытянутым, острым и чрезмерно напудренным лицом. - Это Роберт, мой новый лакей. Надеюсь, он сможет вам чем-то помочь, милочка, - обратил он свой взор в сторону Элис. - Мне перед вами страшно неудобно.
-Ничего, сэр, - покраснела Элис, раскладывая вилки и ножи по разным сторонам тарелок. - Если мистер Роберт будет так любезен, он может принести блюдо из кухни.
-Разумеется, - тотчас отозвался длинномордый лакей и умчал в сторону кухни, учтиво поклонившись каждому в гостиной. Элис также посеменила туда, опасаясь, как бы новоявленный помощник чего не попортил.
-Видите, какой молодец, - пыжился Голдман, расхаживая по гостиной из стороны в сторону. -  И за такое жалование... Вы бы так работали, за ваши-то деньжищи! - выпалил он с укором, решительно стукнув кулаком по столу, который аж пошатнулся. Ничего не подозревающий Фриц как раз откинулся на спинку стула, а ваза с цветами, не выдержав силы кэповского гнева, опрокинулась на бок, выплеснув всю воду, что была внутри, и часть букета на колени немцу.
-Ну что ж за нахрен, - возмутился Фриц, вскакивая со стула и отряхиваясь. Вода тонкой струйкой потекла со стола на ковер. Цветы дислоцировались теперь во фрицевой тарелке прямо на курином окорочка, как будто их возложили курице на могилку.
-Стол ваш надо поменять, - не растерялся капитан, поднимая вазу и подбирая цветочки с пола. - Какой неустойчивый.
"Это вас надо поменять" - зло подумал Фриц и молча прошагал на кухню, чтобы взять полотенце. Но там его ждал сюрприз.
На кухне, пригвоздив Элис к стене и нагло разместив свою лапищу прямиком на заднице служанки, Роберт что-то ей втирал, едва ли слюной на нее не капая, а та молча моргала и вжималась в стену настолько, насколько могла.
-Вот те на, - зловеще прокомментировал это Вергахенхайт, хватая лакея за шиворот. - Ручонки свои потные убери.
-А что? - не растерялся лакей, нагло глядя на новоявленного хранителя бабского целомудрия. Элис тем временем смылась из кухни в гостиную. - Она уже занята вами? Или мистером Каррингтоном? Простите, я не знал.
-Ах ты хамло двуличное, - прищурился Фриц, встряхивая лакея, чтобы тот не забывал, что находится по-прежнему в полуподвешенном состоянии. - Никем она не занята, и тобой не будет.
Фриц отпустил негодяя, который, однако, судя по надменному лицу, вовсе не был напуган или впечатлен воспитательной работой.
-Думаю, я поговорю с мистером Голдманом о вашей беспричинной агрессии, сэр, - фыркнул он и шмыгнул в гостиную.
-А ну стой, ублюдок, мать твою! - возопил вслед Фриц. - Мы не договорили.
-Вергахенхайт, - выпучил глаза на Фрица Голдман, подле которого уже стоял, вновь вытянувшись по струнке, Роберт. - Что вы себе позволяете?
-А что этот дятел себе позволяет? - выпалил в ответ немец. - Увольте его немедленно.
-О, прошу меня простить, сэр, если я вас чем-то обидел, - тотчас слезно взмолился Роберт. - Я просто не услышал вашей просьбы подать вам полотенце. В следующий раз такого не повторится!
-Вот, слышали? - Голдман поднял вверх указательный палец. - Он вас просто не услышал, а вы уже так разорались. Скорее я вас уволю, право слово, так нервничать. До старости не доживете.
Фриц злобно покосился на Роберта, который продолжал сохранять на лице кающееся выражение.
-Ах так, - тихо буркнул он, направляясь обратно на кухню за полотенцем. - Только накосячь еще раз, урод напудренный...

0

3

Как-то одним ясным летним утром их с Фрицем отпуска, встав несколько раньше, чем обычно, Рик собрался было одеться в свою свежевыглаженную служанкой одежду и умыться теплой водой, также заранее приготовленной для него упомянутой дамой. Но ни того, ни другого в своей комнате, спросонья потирая красные от бухла глаза, он не нашел, как ни старался. Желая выяснить причину столь внезапного изменения собственного утреннего расписания, он как можно быстрее прошлепал босыми ногами по коридору, приблизился к приоткрытой двери на кухню, куда и заглянул, не распахивая створку, ибо был не особо плотно одет и своей внезапной красотой никого шокировать не хотел.
-Эй, Элис, ты че тут? - он просунул свою башку внутрь помещения и осмотрелся, взглядом ища там обозначенную веснушчатую персону. Растрепанная горничная была обнаружена полулежащей на мешке с мукой, щекой уткнувшись в руку, что лежала на подоконнике, и с лицом, повернутым в сторону двери, так что хозяину ее стало очевидно, что она, собственно, дрыхнет уже два лишних часа, да еще и на рабочем месте.
Прежде чем описывать реакцию несколько выбитого своей находкой из колеи работодателя девушки, стоит немного рассказать об истории ее появления в этой квартире в общем и на мешке с мукой в частности. До уже всем нам известной, полулегендарной Вэнди, лейтенантов обстирывала и кормила другая помощница по хозяйству. Звали ее, как уже любезно обозначил сам Рик, Элис. Элис была мила, добра и чрезмерно послушна, а потому, что тоже уже было упомянуто во введении к данному флешу, поплатилась за это своим здоровьем. Каррингтон растерянно моргал, глядя на сопящую горничную, медленно сползающую своей филейной частью с мешка по направлению к полу. - Эй, проснись, - как-то даже неуверенно выступил было ее работодатель, просовываясь на кухню по пояс, словно в порыве остановить ее падение. Элис, однако, спала так крепко, что и по приземлении самой нежной частью тела на пол не проснулась, упав навзничь. Взору Ричарда открылось распростертое туловище служанки, с тихим вздохом раскинувшей руки и ноги в стороны прямо на полу, и вскоре снова умиротворенно засопевшей. Неумытый и некормленый лейтенант недовольно нахмурился, по-видимому, не оценив эстетической ценности открывшегося его взору вида, и громогласно заорал: Элис, мать твою, подъем! - служанка, от испуга моментально собравшись в компактную позу эмбриона, в ужасе распахнула глаза, пару секунд тупо пялясь в потолок, и лишь затем, уже в предвкушении взбучки, повернула голову в сторону источника звука. - Ты почему спишь еще, а? - в несколько примирительном тоне спросил Каррингтон, смягчившись от откровенно виноватого выражения ее физиономии.
-Сэр, я... Я очень извиняюсь, закрутилась я что-то, - произнесла Элис, еле-еле поднимаясь с пола, потому как ее очевидно качало по сторонам и она не совсем была в ладах с собственным вестибулярным аппаратом. - Я сейчас вам разогрею воды, - девушка метнулась было за какой-то посудиной, куда могла налить воды из большого чана, дабы ее подогреть, но потом вспомнила, что сначала следует разжечь огонь посильнее, так как когда он не использовался, дама лишь поддерживала его в тлеющем состоянии. Развернувшись на ходу и бросив взгляд на очаг, она с ужасом поняла, что он, собственно, потух, пока она спала. Рик скептически поджал губы, с подозрением глядя на замершую в недоумении посреди кухни служанку. - Ох, - выдохнула Элис. - Потух...
-А то я не вижу, - несколько зло отозвался ее работодатель, пока еще не подозревавший об истинных причинах странного поведения горничной. Пару секунд потоптавшись на месте из-за мерзнущих на полу ступней и шумно почесав одну ногу другой, он под влиянием ее выражения опять решил смягчиться и, изобразив на лице участие, спросил: Ты заболела что ли?
-Нет, я здорова, - натянуто-весело отозвалась девушка, мотая головой. - Это я что-то разленилась сегодня... - она потерла лицо рукавом, видимо, желая придать ему более естественный оттенок, нежели голубовато-зеленый. - Извините пожалуйста, мистер Каррингтон, я больше не усну... Сейчас, я быстренько разогрею вам воды, только вот очаг разожгу...
-Нет уж, давай-ка мне холодной на руки слей, не хочу ждать - не согласился лейтенант, жалеющий о своей привычке ходить дома без тапок, ибо вступил на ледяной кухонный пол, уже не заботясь о своем внешнем виде.
-Как скажете, - Элис, потупив взгляд, уныло поперлась за тазом, кувшином и полотенцем в комнату Ричарда. Когда она уже скрипнула дверью спальни, в квартиру без стука, чем выбесил и несколько напугал подчиненного одновременно, вперся Голдман. Рик, желая выяснить личность незваного раннего гостя, с немым вопросом на лице высунул верхнюю часть тела в проход и уставился на вошедшего, подняв брови. Капитан, заметив его (и, видимо, ожидая увидеть выглядывавшей из кухни миловидную Элис, а не заспанного и небритого лейтенанта), от недоумения замер на месте, но тут же пришел в чувство и, соблюдая субординацию, как-то наигранно и неловко заулыбался.
-О, лейтенант, вы уже встали в такую рань, - первый помощник капитана скептически поднял правую бровь еще выше.
-Вам чего надо? В такую-то рань? - сострил он, краем уха замечая, что служанка перестала ходить по его комнате, немного шаркая, как обычно, и замерла, видимо, слушая разговор в коридоре.
-Да я тут, это... Пришел одолжить немного чая у мисс Элис, у меня закончился... - сообщил Карлос, почесывая нос, и, как заключил его подчиненный, придумывая ложную причину визита на ходу.
-Чай покупается на мои деньги, так что его вы одалживаете у меня, а не у мисс Элис, - едко заметил Каррингтон. - И часто вы так приходите, за чаем-то? Он не дешевый, между прочим.
-Ну, ну зачем же вы такой мелочный, лейтенант, - обиделся Карлос, уличенный в недостатке припасов, и, косвенно, средств. - Честное слово, только второй раз за неделю... - нехотя добавил он, прикладывая руку к сердцу и внутренне скрипя зубами от стыда.
-Не жирно ли вам? - перебил его Ричард, в котором взыграла жадность, ибо, действительно, какого хрена. - Мало того, что вы ее уже два раза просили убраться в своей квартире, - если бы только два... - Обедаете каждый день у нас, так еще и за чаем по утрам ходите? - повысил он голос, в порыве злости выходя в коридор, опять же, в чем был. Скрестив руки на груди, англичанин вызывающе уставился на чаелюбивого начальника, желающего в тот момент провалиться сквозь землю, что тот, конечно, упорно скрывал, лишь слегка покраснев в области носа, который еще недавно озадаченно чесал.
-Я не знал, что это создает вам такие проблемы, лейтенант, - примирительно заметил Голдман, опуская взгляд на уровень босых ступней собеседника. - Я делал это всего лишь из соображений компанейского духа, но раз вы не желаете видеть меня за обедом, я буду столоваться сам! - заявил он, повысив голос. У Каррингтона, особенно после того, как в повисшей в коридоре тишине раздалось урчание Карлосова желудка, почему-то появилось подозрение, что и завтракать он ходил к ним с Фрицем на кухню.
-Вот как. Компанейский дух, значит, - протянул он, активно кивая, мол, понимаю, сам не могу не помочь людям, которые так отчаянно нуждаются в непрерывно болтающем за столом капитане. - Если вы все еще не поняли, он у нас отсутствует, так что пожрем мы как-нибудь без вас, спасибо уж, - в этот момент в коридоре нарисовалась Элис с кувшином и тазом в руках, которая, отчего-то стараясь не смотреть на капитана, которому лишь кивнула в знак приветствия, постаралась как можно тише прошмыгнуть мимо хозяина на кухню, но была тем замечена и поймана за локоть. - Ты куда это?
-Сэр, пожалуйста, я ничего не делала, - отчего-то испуганно затараторила горничная, вся сжимаясь в комок нервов и краснея. - Я не воровала, честное слово. Сами проверьте, там чая еще на месяц хватит, как вы и хотели, я столько и купила...
-Так тормози, - остановил ее Каррингтон. - Тебя никто в воровстве не обвиняет. Я только что выяснил, что капитан тут к нам наведывается чуть ли не каждое утро...,
-Только четвертый раз! - возмущенно перебил его Карлос.
-...с просьбами. Вы же только что говорили, что второй за неделю?! - в негодовании от того, что его перебили, да еще и соврали, заорал Ричард, не выпуская из рук локоть служанки, чем ту медленно убивал. Голдман забегал глазами по коридору, остановив взгляд на несчастной девушке, которую, видимо, призывал помочь, но та была парализована страхом, что в случае признания потеряет место, чему она не могла позволить случиться.
-Я... Э-эм...
-Элис, - Рик дернул ту за руку, призывая сказать правду вместо упорно не желающего признаваться Карлоса. - Как часто капитан приходит к тебе за едой? - капитан, оскорбленный формулировкой данного вопроса, все еще имел наглость пытаться вступиться за свою честь.
-Не за едой, а за чаем, лейтенант...
-Думаете, я настолько тупой, что поверил вашему вранью про чай? Вы ведь его даже не пьете по утрам! - отреагировал на это Каррингтон, действительно взбешенный фактом существования бесплатной столовой в его доме, пусть там и кормили не кого попало, а его собственного начальника. Однако, сдается нам, что кормление бомжа или бездомного кота он бы приветствовал больше. - Может, вы к ней еще и приставали или угрожали, что она вас так боится? - с определенной долей сарказма добавил он, пытаясь тем самым спровоцировать Элис на оправдание капитана и признание за ним меньшей, не настолько серьезной как насилие, вины.
-Да как вы смееете! - возмутился Голдман, надувая щеки. - Элис, ради Бога, да скажите же ему, что все не так! - напуганная служанка в ответ только захныкала, бессильно болтаясь в руках работодателя, развернувшего ее к себе за плечи, и прижимая к груди тазик.
-Я ничего не знаю, мистер Каррингтон, я ничего не зна-а-аю-у-у-у, - видимо, тряска не действовала на нее в том направлении, в котором хотел Рик, потому он, перестав терроризировать служанку, просто прислонил ее к стенке и уставился на капитана, ожидая объяснений от него.
-Я ее не трогал, - спокойно заявил Карлос после неловкого молчания, повисшего в коридоре и прерываемого лишь нервными всхлипами Элис. - И мне непонятно, в чем состоит проблема в одолженном мною чае...
-В том, что у вас должен быть свой, - Рик снова перевел взгляд на горничную, полный решимости докопаться до правды. - Ты ничего не хочешь рассказать, мисси? - "мисси" с немым вопросом посмотрела на Голдмана, упорно не реагирующего на ее бессловную мольбу прекратить это мучение, что, конечно же, было сразу зарегистрировано ее хозяином. - Мне повторить мой вопрос, Элис? Для тебя важнее работа или слово, данное этому пентюху? - словно онемевший "пентюх" возмущенно зыркнул на подчиненного, позволившего себе лишнее при дамах.
-Я... - начала Элис, не на шутку напуганная перспективой увольнения. - Капитан не ходил за едой... И за чаем тоже не ходил... - Ричард подозрительно покосился на недовольно поджавшего губы Голдмана, смотрящего в пол. - Он просит у меня прибраться каждую ночь в его квартире перед тем, как вы встанете, и что-нибудь приготовить на завтрак... - она тоже перевела виноватый взгляд на Карлоса. - Извините, капитан, я должна была признаться...
-Я все понимаю, мисс Элис, - с подлинно Шекспировским трагизмом согласился Голдман, опуская голову и прикрывая глаза. - Рано или поздно это перестало бы быть тайной...
-Так, - громогласно прервал их взаимное воркование Каррингтон. - Чтобы я вас больше не видел возле моей кухни. И к Элис не подходите ближе, чем на сорок футов. Ясно? Она из-за вас засыпает на ходу и не может работать, а жалование ей плачу я! - англичанин негодующе покачал головой. - Тоже мне, хорошо устроились. Выметайтесь подобру-поздорову, пока я вас сам не выгнал! - униженный капитан, выглядящий глубоко обиженно, ничего не сказал и, лишь бросив краткий обвиняющий взгляд на Элис, молча покинул квартиру. Дождавшись, пока тот уйдет, Рик поторопил горничную, чтобы она помогла ему умыться и подавала завтрак.
На следующее утро тот же самый Каррингтон и та же самая Элис, совместными усилиями передвинув тяжелый секретер в комнате хозяина на новое место, вновь разошлись по своим делам - дама отправилась протирать пыль в кабинете, а одетый, умытый и сытый Рик уселся писать ответ на письмо кузена из Америки, оставив дверь приоткрытой. Буквально через двадцать минут, однако, его потревожили, со скрипом открыв дверь в его комнату, предварительно не постучав, чем, опять же, выбесили и напугали одновременно.
-Господин лейтенант, - Ричард порывисто обернулся на оклик с утра развеселого Голдмана. - А я приобрел нового слугу. Больше Элис звать не придется...
-Выйдите из комнаты и зайдите нормально, - бесстрастно ответствовал англичанин, со вздохом отчаяния отворачиваясь к незаконченному письму. Карлос застыл в недоумении, непредусмотрительно оставаясь стоять в проходе и бездействуя.
-Я ведь к вам с такой новостью пришел, Карриннгтон, а вы... - лейтенант не реагировал, старательно выводя каракули на бумаге. - Кстати, по такому поводу... Могу я сегодня пообедать у вас?
-Жрите сколько влезет, - шокированный тем, что заведующий его персональной столовой так быстро согласился, Голдман, видимо, ошибочно решив, что он в хорошем настроении, решил попытать судьбу еще раз.
-Я вот тут и кухарку нашел, хорошую, да... Только вот по поводу чая, кхм... Эм, могу я одолжить у вас на пару чашечек? А то она какой-то плохой купила... - Рик молча встал из-за стола, и, отложив письменные принадлежности и письмо в ящик стола, c решительной рожей направился в сторону выхода из комнаты. Думая и уже внутренне радуясь, что сейчас ему отсыплют чая, Голдман не заподозрил подвоха и лишь сделал шаг назад, желая пропустить подчиненного в коридор. Однако, вместо чая ему всыпали по лбу дверью.
-Ага, огреб?! - торжествующе заорал Ричард, отомстивший Голдману за все последние переживания. - Нечего совать свой нос без спросу, тогда и дверью по морде получать не будете!
-В следующий раз буду стучать, - всхлипнул не ожидавший подвоха Карлос, отступая на шаг назад и о чае больше не заикаясь. Лейтенант тем временем, все же оставив дверь приоткрытой, вернулся к письму, и, дописав его, направился в гостиную к обеду, где, равнодушно зарегистрировав нового лакея Голдмана, рожа которого ему, конечно же, не понравилась, уселся дожидаться обеда.

0

4

Троица обедала молча, лишь позвякивая ложками в тарелках и кидая друг на друга косые взгляды. Лакей, стоящий за спиной Голдмана, всех напрягал, кроме самого капитана, правда. Карлос был так доволен своей "находкой", что весь светился от гордости и раздувался от обиды, что подчиненные не заценили "приобретение". Фриц же время от времени наблюдал, как мерзкий Роберт делает попытки подмигнуть Элис, которая скромно обреталась на стульчике у двери за спинами лейтенантов. Реакции девушки Вергахенхайт не видел, но был уверен, что бедняге не по нраву столь повышенное внимание со стороны длиннолицего лакея, а потому немец всерьез намеревался проучить наглеца. Правда, пока следовало держаться в рамках дозволенного - капитан мог начать истерить, а этого никому не хотелось.
-Эй, ты, носатый, - обратился Вергахенхайт к лакею, кидая в того смятым полотенцем, что прежде покоилось на коленях трапезничающего. Так как Роберт стоял прямо за Голдманом, то полотенце, прежде чем плюхнуться в руки быстро отреагировавшего слуги, задело лицо жующего капитана, и тот скорчил нелепую физиономию, скосив глаза к носу и брезгливо скривив губы. - Можешь убирать все, я поел, - Роберт молча перекинул полотенце через плечо и удалился с посудой Вергахенхайта в кухню. Фриц же наткнулся на укоряющий возмущенный взгляд Карлоса. - Что? - тут же возмутился лейтенант в ответ. - Он всего лишь лакей, капитан.
-Что-то я не слышал, лейтенант, чтобы вы таким тоном разговаривали с мисс Элис, - высокомерно отозвался капитан, как будто оскорбили не лакея, а его самого. Да и кто вообще кого оскорбил? Все же нормально было.
-Если Роберт у вас тоже мисс, то тогда простите, впредь я буду учтив, - осклабился Вергахенхайт, поднимаясь из-за стола.
-Сядьте, лейтенант, - меланхолично отозвался Карлос, подав подчиненному жест рукой. - И вы не спешите, Каррингтон. У меня есть дело, - Фриц страдальчески вздохнул, готовясь к мозговыносящим нотациям. Но произошло удивительное чудо. - У нас был разлад..., - Голдман многозначительно посмотрел на Ричарда, - с Каррингтоном. Вы оба ополчились на меня, возможно, справедливо. Но все же мы - команда. А потому, - капитан подал лакею знак рукой, и тот выудил из внутреннего кармана большую пузатую бутыль с благословенной золотисто-коричневой жидкостью. - Предлагаю выпить в знак примирения. Впредь мы не должны ругаться из-за такой ерунды. Я хранил этот коньяк для особого случая, и вот, пожалуйста. Элис, подайте нам рюмки.
-И закуску, - благодушно добавил подобревший Фриц. Коньяк и впрямь был дорогим, так что наглость капитана была милостиво прощена. Но не лакея, конечно.
-Сию минуту, - пискнула служанка, выметаясь на кухню и возвращаясь вскоре с тарелкой мясной и сырной нарезки, оставшейся с прошлого ужина. После она зазвенела посудой в серванте и, предварительно протерев пыльную поверхность уголком фартука, торжественно поставила три сверкающие рюмки на стол. Как заправский алкоголик (пока только начинающий, стоит признать), Фриц весело потер ладони друг о друга и придвинул стул ближе к столу.
-Роберт, оставь бутылку на столе, и можешь быть свободен. Отправляйся наверх и передай миссис Браун, что пора браться за ужин, - важно скомандовал Голдман, наслаждаясь каждой секундой своего полноправного правления. С балбесами-то он себе такого позволить уже не мог - не слушались, два говнюка, что поделать...
-Слушаюсь, сэр, - поклонился лакей, обошел капитана сбоку, поставил бутылку между ним и Фрицем, а, оборачиваясь, как бы не нарочно, но все мы тут знаем, что нарочно, все тем же злосчастным фрицевским полотенцем лупанул немца по лицу и поспешил слинять как ни в чем не бывало.
-Эй, вы видели?! - тут же подорвался с места Вергахенхайт, пытаясь на ходу схватить злостного лакея за полу камзола, однако не преуспевая и чуть не наворачиваясь со стула. - Что этот наштукатуренный себе позволяет? - Фриц уж было собрался догнать удалившегося лакея и высказать тому все свое недовольство, как капитан, настойчиво надавив на плечо подчиненного, усадил того на место.
-Успокойтесь уже, наконец, Вергахенхайт. Странно, что отпуск не влияет на вас благотворно. С каждым днем вы все более нервный. Скучаете по работе? - Карлос ехидно захихикал, продолжая пихать подчиненного в плечо, что бесило лейтенанта еще больше и заставляло его закатывать глаза все выше и выше. - Давайте не будем портить этот солнечный денек ссорами. Разливайте коньяк.
И быстротечная пьянка покатилась. Улетел коньяк, за ним Карлос раздобыл из заначки (заначка в квартире Ричарда, хм) вино, после вина всем стало плохо, но кто-то держался стойко и все свои силы бросал на усмирение рвотных позывов, а кто-то (читайте: капитан) отчаянно ныл на полу и молил о тазике. Остатки вина, по решению консилиума двух лейтенантов, решено было вылить, однако что-то пошло не так, и вылили вино прямо на пол (случайно, конечно), после чего Элис очень расстроилась, а следом за ней расстроились и лейтенанты, и даже смотреть на муки Голдмана было уже не смешно. Чувство вины за содеянное было так сильно, что и Фриц, и Ричард совместно попытались помочь Элис вытереть лужу на полу, однако тряпка была одна, помощников двое, а Элис слаба, так что средство для впитывания влаги у нее отняли насовсем. После, когда уже выяснилось, что теперь сильнейшего определяет наличие у него тряпки в руках, завязалась потасовка, весьма мирная и даже, можно сказать, веселая, потому что в конечном итоге оба лейтенанта оказались лежащими на полу, каждый держащийся за свой конец тряпки, и ржущими заливисто. Лужу они вытерли еще в процессе драки своими камзолами, то есть, собственно, размазали вино по паркету. Тряпка осталась суха и так и не определила победителя. Так и уснули все трое на полу, один - головой в принесенном Элис тазике, а двое других в обнимку с так полюбившейся им тряпицей. Ночью Голдман со стонами поднимался, гремел тазом и спотыкался о подчиненных, но к утру даже добрался до своей квартиры, в стенах коей и скрылся от позора. Лейтенантам же так просто избежать стыда не удалось.
Фриц пробудился спозаранку, отбросив тут же в сторону Ричарда половую тряпку, ставшую столь популярной за минувшие восемь часов. Посидев недолго на полу для раскачки, Вергахенхайт пришел к выводу, что особого дискомфорта в связи с прошедшей пьянкой не испытывает, то есть из всех признаков похмелья наблюдались лишь темные круги, скачущие перед глазами, легкая тошнота и сушняк. Поборов себя и свою лень, лейтенант встал сначала на четвереньки, потом на колени, потом - с опорой о стол - на ноги, и, наконец, пошаркал, уныло почесывая шею, на поиски водопоя.
В коридоре, присев прямо на пол у дверей открытой комнаты Ричарда, сидела, приложив ладошки к лицу, Элис. Фриц изменил свой маршрут, направившись прямиком к девушке, пожелав разобраться в причинах очередного ее расстройства. Так как Вергахенхайт не был похож на крадущуюся во мраке пантеру, а передвигался сейчас скорее как сытый бегемот в жаркий полдень на пути к болоту, о его приближении служанка узнала заранее, тут же подскочив и попытавшись просочиться мимо. Грабли немца, однако, расставленные на ширину всего коридора, собственно захапали ноющую бедолагу, и жуткий хриплый с бодунища голос, безуспешно призванный своим владельцем быть участливым, вопросил:
-Что опять стряслось? Это все голдмановский лакей? - Элис снова спрятала лицо за ладонями и помотала головой из стороны в сторону. - Хочешь, я набью ему морду? - служанка снова затрясла башкой. - Ну давай? - почти попросил Вергахенхайт, потому что хотел сделать это скорее для своей радости, чем для защиты дамы. Но дама опять не поддержала. Не агрессивная совсем... - Что тогда?
-Мистер Каррингтон меня убьет, - сдавленно заметила Элис, не отрывая ладоней от лица.
-За что ему тебя убивать?
-Он сразу подумает, что это я, а это не я, - тихо запричитала служанка, подняв, наконец, глаза на собеседника и принявшись теребить свой фартук. - Но он сразу на меня подумает, особенно после той истории с ча-а-аем, - последнее слово было сказано несколько прерывисто, потому что Элис вновь принялась рыдать, хватая ртом воздух и хлюпая носом.
-Тише, а то разбудишь его, и он точно тебя убьет, - шикнул на служанку Фриц, осторожно уводя ту в сторону от гостиной прямо по коридору. - Рассказывай по порядку, что случилось.
-Там, - продолжая, как рыба, выброшенная на берег, задыхаться, начала девушка, - деньги... были... на столе. А теперь... нету-у-у-у!..
Фриц задумчиво заглянул за приоткрытую дверь комнаты Ричарда, обнаружив там разворошенный стол с бумагами и одиноко брошенную на пол метлу.
-Я решила прибрать ваши комнаты и поменять белье, чтобы вы утром могли отдохнуть. На полу ведь твердо спать, - продолжила вещать Элис, вытирая слезы. - Зашла к мистеру Каррингтону, а у него там на столе деньги лежали, прям рядом с письмами и со всем, - девушка махнула рукой на бардак комнаты начальника. - А теперь письма есть, а денег - нет. А я их не брала!
-Мистер Каррингтон не дурак, чтобы обвинить тебя, - возразил девушке Фриц. - Я ему все расскажу, и все с тобой будет нормально. Хорошо?
-Да, - пискнула Элис, поднимая с пола свою метлу.
-Вот и умница. Принеси мне попить в гостиную.
Вергахенхайт переместился в исходную локацию и присел рядом с просыпающимся Каррингтоном на корточки.
-Такие дела, Рик, у тебя деньги сперли. Элис уревелась вся, - Вергахенхайт устало провел рукой по лицу и продолжил. - Думаю, это голдмановский говнюк. Кто знает, где хмырь шлялся, пока мы тут бухали. И..., - тут Фриц повернулся к тому месту на полу, где предположительно должен был быть капитан, но был только печальный пустой таз. - А этот где?

0

5

Лейтенант лениво зарегистрировал наличие нового лица в столовой, а именно лакея Голдмана, имени которого он, конечно, не запомнил. Однако он уже тогда понял, что Фрицу тот не нравится, как и ему самому, так что, довольный схожестью их мнений, он погрузился в состояние ленивого дзена и в поддерживаемой остальными тишине умиротворенно схавал свой обед. И все же в отличие от своего коллеги, сидящего от него по правую руку и то и дело пререкающегося со слугой, сам Каррингтон особого внимания на бледного лакея не обращал. Впрочем, зря, так как он уже тогда имел возможность выяснить о нем некоторые интересные поведенческие особенности, прояви он чуточку больше бдительности к причинам обоюдных тычков Вергахенхайта и Голдманова прихлебателя. Мини-срачи немца с лакеем он списывал на природную беспокойность и чувствительность своего товарища (в этих качествах он сам себе, конечно же, отказывал), слушая их лишь вполуха и сосредоточиваясь скорее на тушеной телятине в морковном соусе. Его гипотезу о сегодняшней чрезмерной возбудимости Фрица подтвердило и то, что доевший свою порцию раньше всех немец нашел повод переброситься парой острот и с кэпом, который сидел на своем месте необычно тихо - видимо, боялся, что его выгонят и придется есть печеные потроха за авторством его новой кухарки.
-Что? - возмутился чему-то Фриц. - Он всего лишь лакей, капитан.
-Что-то я не слышал, лейтенант, чтобы вы таким тоном разговаривали с мисс Элис, - к кэпу, видать, вернулся его гонор, который он сразу поспешил продемонстрировать. Правда, после этого с опаской покосившись на с интересом и исподлобья посмотревшим на него Каррингтоном, словно голубь, слегка наклонившим голову.
-Если Роберт у вас тоже мисс, то тогда простите, впредь я буду учтив, - заявил Вергахенхайт, в знак протеста вставая из-за стола.
-Сядьте, лейтенант, - вдруг нахохлился Карлос, не давая навострившемуся уже было Рику встать на сторону немца, что бы он перед этим ни говорил. - И вы не спешите, Каррингтон. У меня есть дело. У нас был разлад..., - Голдман многозначительно посмотрел на Ричарда, все еще сохраняющего несколько голубиное выражение лица. - с Каррингтоном. Вы оба ополчились на меня, возможно, справедливо. Но все же мы - команда. А потому, - безымянный лакей достал из-за пазухи пузатую бутылочку коньяка, вызвав тем в еще более оголубившихся глазах Рика нездоровый блеск и молчаливое одобрение. - Предлагаю выпить в знак примирения. Впредь мы не должны ругаться из-за такой ерунды. Я хранил этот коньяк для особого случая, и вот, пожалуйста. Элис, подайте нам рюмки.
В общем, как и следовало ожидать, несмотря на все еще настороженное отношение как к Голдману, так его лакею, Ричард не отказался от возможности напиться, так как после разрыва с Астрид и смерти матери он вообще к этому занятию пристрастился. Сам он уже, наверно, не помнил, как год назад, напившись вдрызг в каком-то подпольном игорном доме, офицер английского флота был в полумертвом состоянии выкинут на улицу, так как проиграл все деньги. Руководствуясь лишь непреодолимым желанием лечь и забыться, Каррингтон забрался в повозку какого-то крестьянина, ехавшего рано утром с ярмарки, и, кое-как закидавшись сеном, там и уснул. Незаметивший его там мужик увез офицера в свою деревню в двадцати километрах от Лондона, где его, стонущего от желудочной боли и блюющего куда-то под колеса и обнаружил ближе к вечеру. Жизнь англичанина, очевидно, ничему не учила, поэтому и сейчас он, легкомысленно погасив добрую порцию коньяка, смешанного с вином, и вдоволь поржав в столь же пьяной компании Фрица, уснул на полу, забыв и о все еще его мучившем разрыве, и о собственной безопасности. Утром он проснулся сам, и, почувствовав привычные симптомы похмелья, преспокойно остался лежать все в том же положении, лениво потирая глаза. Несколько позже на место его дислокации приперся и Фриц, очевидно, проснувшийся раньше, и своим несколько взволнованным видом Рика настороживший.
-Такие дела, Рик, у тебя деньги сперли. Элис уревелась вся. Думаю, это голдмановский говнюк. Кто знает, где хмырь шлялся, пока мы тут бухали. И... А этот где?
-Какие деньги? Какой хмырь? - лейтенант, несмотря на свое состояние, прекрасно понял, что сказал его товарищ, но до последнего не хотел в это верить.
-Ну ты че, а, - Фриц с укором посмотрел на Рика. - Твои деньги, которые лежали на столе рядом с письмами. А хмырь - это лакей. Вчерашний, помнишь?
-А, э... Что?! Да это... Ты угораешь! - англичанин, хватаясь за "упавший" живот, сделал попытку подняться, но слишком резко, из-за чего у него закружилась голова, мешая сориентироваться в пространстве. - Это за квартиру деньги были!
-Эт плохо, - заметил Фриц, садясь рядом. - Надо вызвать Голдмана и разобраться.
-Да он не поможет, пидрила этот, - Рик, наконец, встал, и, скользя чулками по помытому полу (сапоги его скрылись в неизвестном направлении, но ему было не до них), споткнувшись на пороге, в полусогнутом состоянии понесся в свою комнату. Напуганная своим сегодняшним открытием Элис тайно наблюдала и подслушивала данное действо, в процессе стараясь оценить свои перспективы на выживание. Каррингтон же тем временем, достигнув своих покоев и беглым взглядом оценив масштабы трагедии, стал рыться в ящиках и на столе, стараясь там обнаружить те самые деньги. - А ты че такой спокойный? - обозлился он вдруг на Фрица, понимая, что они действительно пропали и осознавая, что винить кроме самого себя больше некого. - Куда смотрел?
-Я спал, епта! - огрызнулся подоспевший Вергахенхайт, наблюдающий за бесплодными поисками друга. Прикажешь мне дежурить денно и нощно над деньгами, которые ты сам оставил на самом видном месте?! Прекрати орать и успокойся, найдем твои деньги.
-Где ты их найдешь теперь?! - Рик, у которого даже прошло похмелье от осознания кошмара данной ситуации, в бешенстве снес со стола письменные принадлежности, стоящие на краю. Элис в кухне опять тихо зарыдала и попыталась заползти за печку, но вспомнила, что пространства для этого там нет. - И это не только мои деньги были, между прочим! Ты ведь тут тоже не за бесплатно бухаешь, - Каррингтон шумно втянул воздух ноздрями и обвел комнату выпученными от злости глазами, словно ища там говнюка, который это совершил. - Сука, пиздец. Убью урода, кастрирую эту тв-а-арь! - удар кулака пришелся по секретеру, который они недавно двигали вместе с Элис.
-А то я не знаю, - осторожно отозвался Фриц, когда Каррингтон затих на мгновение, чтобы втянуть побольше воздуха в легкие и разразиться новыми проклятьями. Когда поток ругательств прервался ударом кулака по секретеру, Вергахенхайт поспешил внести свою лепту в "расследование". - Вспомни, может ты вчера по пьяни сам их куда задевал? Или их Голдман одолжил? - Каррингтон шумно задышал, силясь не начать крушить все подряд, ибо его мучило как чувство вины за собственную безответственность, так отчаянная злоба на того, кто украл их с Фрицем деньги. Хотя и в факте кражи, особенно после вопросов немца, он не был стопроцентно уверен. - Зачем мне их брать, даже если я был бухой? - пытаясь не орать, переспросил Рик. - Мы пили дома и оставались дома, тратить их негде. Насколько я помню, - еще тише прибавил он, постепенно принимая контроль над своими нервами. - Элис должна подтвердить это.
-И то верно, - кивнул Фриц задумчиво. - Можно спросить у нее, не заходил ли кто посторонний, пока мы пили. Но только когда она снова успокоится. Разорался тут, - Вергахенхайт снова одарил Рика укоряющим взглядом, что того, конечно же, снова вывело из равновесия.
-Я так смотрю, душевное состояние горничной тебя волнует больше, чем мое?! - ревность, по ходу, или как это назвать? Хотя, скорее просто эгоизм. - Она и так вечно ревет из-за всякой хуйни, а теперь еще и дверь не в состоянии закрыть! - служанка, услышав это, захотела выпрыгнуть из окна, лишь бы ее не достал взбешенный хозяин. Он, однако, за ней пока идти не собирался, и, лишь приложив холодные дрожащие руки к горячим вискам, стал пытаться вспомнить обстоятельства минувшего дня и вечера. Лейтенант лихорадочно напрягал мозг, пытаясь понять, кто и при каких обстоятельствах мог быть повинен в пропаже денег, но в голову ничего не приходило, что расстраивало его еще больше.
-Ты ж не баба, чтоб за твое душевное состояние печься, а?! - тут молчавший вместе с ним Фриц, дабы вразумить "ревнивца"-эгоиста, потряс того за плечо. - Иди спроси ее, только не ори, бога ради. А я поднимусь до Голдмана и стрясу с него информацию, - Рик опять шумно выдохнул, приведенный в чувство встряской и словами друга. В глубине души ему действительно хотелось уткнуться в подушку носом и заплакать от собственной беспомощности, "как баба", но, обеспокоенный своим мужественным имиджем, он все же взял себя в руки, кивнув Фрицу и тем самым соглашаясь с его предложением.
-Если их взял тот лакей, я спущу с него шкуру, - добавил он, грозно сдвигая брови. Вергахенхайт, все еще сохраняющий завидное спокойствие, присоединился к клятве друга, и отправился наверх, как и хотел. Каррингтон же, несколько раз вдохнув и выдохнув, чтобы выпустить пар и лишний раз не напугать своим ором и без того разуплотненную Элис, осторожно двинулся на кухню, все еще не осознавая, что он неспроста так скользит по полу. - Эй, - как можно более дружелюбно постарался окликнуть Ричард, заглядывая в приоткрытую дверь кухни, где, однако, уже никого не было.
-Я здесь, сэр, - послышалось из-за его спины, где объявилась горничная. Лейтенант обернулся на зов и, увидев там заплаканную девушку в шляпе, без фартука и с дорожной сумкой в руках, поспешил спрятать в карманы брюк трясущиеся руки. - Я все понимаю, это я во всем виновата... Я забыла закрыть дверь...
-Ты дура, Элис, - в сердцах воскликнул англичанин и от противоречивых эмоций, обуревавших его в тот момент, слезы выступили у него на глазах. - Куда ты собралась с этим гребанным мешком?
-Домой, - тоже заплакала Элис, опуская голову. Каррингтон шумно всхлипнул и быстро вытер предательски покатившиеся по щекам брутальные слезы рукавом рубашки.
-Не вздумай кому-то об этом сказать, слышишь, - пробормотал он.
-Конечно не скажу, - дама, последовав его примеру, тоже стала тереть свободной правой рукой глаза.
-И не вздумай никуда ехать, - он злобно выдернул у нее из рук сверток, негодуя на ее способность вызывать в нем подобные эмоции. - Ты будешь нужна тут. Особенно после того, как нас выгонят из квартиры и я убью того лакея, - Элис выдавила из себя смешок и закивала. - Так... так ты и правда не закрыла вчера на ночь дверь?
-Я помню, что ее закрывала, - необычно твердо для себя сказала служанка. - Но может, это был всего лишь сон...
-Только тебе может сниться входная дверь, - фыркнул Рик, кидая мешок в открытую дверь ее комнаты. - Кто-то из нас выходил ночью пьяный?
-Нет, вы все быстро уснули, и я, закончив убирать кухню, пошла спать немного позже. Закрыв дверь, - поспешно добавила она под конец.
-А Голдман остался у нас или ушел к себе?
-Он уснул на ковре, - Каррингтон нахмурился. Конечно, сразу обвинить Голдмана во всем было проще всего, но он для начала решил дождаться результатов Фрицевской части "расследования".
-Понятно. Сделай чай с печеньем, - распорядился он, холодной рукой потирая вспотевший лоб. - И сними эту дурацкую шляпу, ты в ней похожа на косулю.
-Да, сэр, - дама буквально сорвала с головы неприглянувшийся хозяину головной убор, и, торопливо приглаживая взъерошенные волосы, удалилась на кухню.

0

6

-Какие деньги? Какой хмырь? - босоногий Каррингтон с утреца туго соображал, к тому же, с похмелья, так что Фрицу пришлось все растолковывать подробней.
-Ну ты че, а, - Вергахенхайт одарил Ричарда снисходительным взглядом, коим взрослые обычно одаривают нашкодивших малышей. - Твои деньги, которые лежали на столе рядом с письмами. А хмырь - это лакей. Вчерашний, помнишь?
-Это за квартиру деньги были! - возопил Рик, на которого снизошло озарение. Англичанин пополз по полу в бесплодных попытках подняться, а Фриц плюхнулся на зад неподалеку, оставляя другу простор для маневрирования.
-Эт плохо, - конечно, немец помнил, что его деньги в том числе покоились в той куче, предназначенной для оплаты квартиры, однако он знал, что в его комнате в сундуке хранится еще немало средств, а потому не сильно волновался. Не знает счета деньгам, недотепа. - Надо вызвать Голдмана и разобраться, - неясно, чем мог помочь капитан, однако лейтенанту страшно хотелось сделать крайним именно Карлоса.
-Да он не поможет, пидрила этот, - выразил здравую позицию Каррингтон, наконец, пересиливая себя и устремляясь на проверку выданных немцем сведений. Тот, кряхтя, поднялся следом и последовал за товарищем, огорчаясь, что Элис побоялась войти в гостиную и принести ему воды. - А ты че такой спокойный? - раздалось из комнаты, где Рик в гневе перерывал свои бумаги. - Куда смотрел?
-Я спал, епта! - возмутился несправедливо обвиненный Вергахенхайт. - Прикажешь мне дежурить денно и нощно над деньгами, которые ты сам оставил на самом видном месте?! Прекрати орать и успокойся, найдем твои деньги.
-Сука, пиздец. Убью урода, кастрирую эту тв-а-арь! - не внял просьбе Ричард, разъяренно стуча кулаком по секретеру. Фриц до последнего старался не поддаваться эмоциям и вести себя адекватно. Этот как бы джентльмен (судя по всему, когда-то он был более деликатным) опасался, что два орущих нервных мужика устроят Элис сердечный приступ в считанные секунды.
-Вспомни, может ты вчера по пьяни сам их куда задевал? - вещал миротворец успокаивающим тоном. - Или их Голдман одолжил?
-Зачем мне их брать, даже если я был бухой? - так же постарался сбавить тон Ричард, принимаясь старательно шевелить извилинами. - Элис должна подтвердить это.
-Можно спросить у нее, не заходил ли кто посторонний, пока мы пили, - созрел простейший план в голове "детектива". - Иди спроси ее, только не ори, бога ради. А я поднимусь до Голдмана и стрясу с него информацию.
-Если их взял тот лакей, я спущу с него шкуру, - согласился Ричард, обиженно сопя.
-Мы ему глаз на задницу натянем, - согласился Вергахенхайт, ободряюще хлопнув друга по плечу и почти бегом устремляясь к выходу. Дверь он бодро распахнул, и только за порогом осознал, что, собственно, она была не заперта изнутри, а значит любой желающий мог пройти в комнату дрыхнущего на полу Рика и вынести все, что угодно. Рассвирепев, Вергахенхайт стремительно поднялся на этаж выше, перешагивая сразу через три ступеньки, и отчаянно заколотил в дверь квартиры Голдмана кулаком и ногой. Никто открывать не спешил, так что Фриц еще и заорал:
-Открыва-а-айте-е-е!
-Роберт, отопри! - раздался изнутри надрывный вопль страдающего похмельем капитана, после чего робкие тихие шаги послышались за дверью, и та распахнулась. Лакей учтиво поклонился, не побоявшись в ответ на презрительный взгляд Фрица ответить таким же гневным прищуром, а после отступил, пропуская разгневанного соседа внутрь, а сам пытаясь отойти в сторону кухни.
-А ну стой, сученыш, - предупредительно скомандовал Фриц, положив руку на шею Роберта, после чего тот втянул голову в плечи. - Идем со мной, ты мне пригодишься. Где капитан?
-В своей комнате, сэр, - процедил сквозь зубы лакей, покорно следуя за Вергахенхайтом. - Он себя неважно чувствует.
-Сейчас ему станет хуже, - пообещал Фриц, уверенно следуя в названную локацию. Открыв дверь без стука, Вергахенхайт вперся в спальню капитана, который принялся прятаться под одеялом, так что только недовольные маленькие красные заспанные глазки выглядывали из укрытия на злостного нарушителя чужого спокойствия. Немец указал Роберту на место около двери, подразумевая под этим указание оставаться на месте и вести себя тихо, а там без зазрения совести сел рядом с Голдманом на кровать. Маленькие глазки капитана еще пуще налились кровью.
-Что за хамство, Вергахенхайт? - просипел капитан, отползая к изголовью кровати подальше от незваного гостя и продолжая кутаться в одеяло, словно скромная девица, которую застукали неодетой. - Вы могли подождать меня в гостиной.
-Безотлагательное дело, капитан, - ответствовал Фриц. - В котором часу вы выперлись от нас вчера?
-Это было сегодня, - буркнул нехотя Карлос, собирая одеяло в судорожно сжатых кулачках гармошкой, что одновременно смешило и бесило Фрица. - Уже под утро, часов в пять. Едва до рассвета.
-Так какого черта вы не разбудили Элис, чтобы она заперла дверь? - Вергахенхайт вцепился руками в конец одеяла, что так старательно прижимал к себе капитан, и попытался выдернуть то из рук ошалевшего Карлоса. - И что вы там прячете, а?
-Себя! - взъерепенился Голдман, у которого аж голос прорезался от возмущения. - Вергахенхайт, немедленно прекратите меня дергать! Роберт, подай мне мой халат, - лакей покорно метнулся к ширме, на которой сиротливо висел мятый предмет одежды, и подал вещь капитану. Тот свесил босые пятки с кровати и, ежась, принялся неспешно натягивать на себя халат. - А что касается, - между делом с важным видом вещал он, - вашего вопроса, так это ради моей же безопасности. Разбужу вашу ленивую служанку, а вы мне потом опять претензии будете проявлять, что она не высыпается? Нет, мне такого счастья не надо. Поспали и с открытой дверью, никто ж вас не украл.
-Вы безмозглый лопух, капитан, - даже несколько обиженно отозвался Фриц, словно только сейчас понял, что его начальник - идиот, и теперь по этому поводу скорбящий. Поняв всю бесплодность бесед с Карлосом, Фриц поднялся и подошел к застывшему у стены Роберту. - А ты? Когда последний раз от нас выходил?
-Я удалился тогда, когда мне приказал капитан, сэр, - чинно ответствовал лакей, подняв важно нос к потолку.
-И что, больше не возвращался? - подозрительно прищурился немец, делая еще шаг навстречу Роберту, видимо, чтобы психологически на того надавить. Собственно, видок у спавшего на полу в одежде немца был такой, что запугать мог и на расстоянии, а тут, почти нос к носу, где и запах уже явственно ощущался, он и вовсе вселял в сердца ужас. Правда, не в сердце тупого отважного лакея.
-Не было такой необходимости, - фыркнул Роберт, отводя взгляд и указывая в сторону кухни. - Миссис Браун может подтвердить.
-А ну на меня смотри, червяк, - рявкнул Вергахенхайт, так что лакей невольно вздрогнул, а Голдман в халате браво подскочил и принялся за локоть оттаскивать немца от своего слуги.
-Не хватало тут еще драки мне, - пыхтел Карлос, упираясь пятками в палас и старательно оттягивая Фрица в сторону от Роберта. - Отойдите от него от греха подальше.
-Да отцепите вы от меня руки свои, - отбивался лейтенант, отвлекшись от лакея. - Не собирался я его бить, - лакей заметно приободрился и еще больше осмелел. - Не мешайте, - так же прикрикнул немец на Карлоса. Тот сначала присел и отшатнулся, а потом, напротив, выпрямился во весь рост и поджал губы.
-Лейтенант, немедленно встаньте по стойке смирно и ждите моего приказа!
-Я в отпуске, вообще-то, - попытался возразить Вергахенхайт, однако Карлос так пыжился, что проще было подчиниться. Стойка "смирно", правда, было больше похожа на стойку "ну окей, вот я стою, и дальше что?", но Голдмана это устроило.
-Роберт, выйди вон, - таким же командирским тоном велел капитан, после чего лакей учтиво поклонился и вымелся из спальни. - Ну и что тут происходит, потрудитесь объяснить? - вперил в Фрица злобный взгляд Карлос.
-Происходит то, что у нас украли бо-о-ольшую сумму денег, - так же злобно уставился на капитана Вергахенхайт. - По вашему недосмотру, между прочим.
-Что-о-о?! - возмутился Карлос, принявшись ходить туда-сюда мимо стоящего по стойке "ну окей, вот я стою" Фрица. - Я виноват, что вы напились и не заперли за мной дверь? Я был у вас в гостях!
-Так и оставались бы в гостях, мать вашу. У вас был мягкий ковер, прекрасный таз, что вам не сиделось?
-И что вы прицепились к моему лакею? - не удостоил подчиненного ответом капитан.
-Он - главный подозреваемый.
-Ну это уже ни в какие ворота, - раскудахтался Голдман, застыв на месте и принявшись сетовать, разводя руками, как старушка, у которой кто-то потоптал все посевы. - Вы вламываетесь в мой дом и смеете обвинять меня и моих слуг в том, что сами где-то посеяли свои деньги! Это возмутительно! Я требую, чтобы вы сейчас же ушли и оставили меня в покое.
-А я требую, чтобы вы взглянули на ситуацию здраво и спустились к нам в компании со своим гребанным лакеем. Вы же его совсем не знаете, так почему же ему доверяете больше, чем нам? - тут можно было и слезу пустить.
-Ладно, я вам верю, верю, - заворчал капитан, почесывая макушку и пряча глаза. - Но ваше предвзятое отношение к людям меня, право, не устраивает. Ждите меня в гостиной, я сейчас оденусь.
После того, как Карлос, наконец, привел себя в божеский вид и велел Роберту следовать за ним, троица спустилась обратно на исходную, в квартиру Ричарда, где Фриц представил обоих виновников на справедливый и беспощадный суд Каррингтона.
-Капитан утверждает, что уходил в пять утра, и дверь за собой не запирал. Хмырь уверяет, будто он после обеда как ушел, так и не возвращался больше, а кухарка голдмановская якобы это подтвердит, - доложил другу обстановку немец. - Предлагаю допрос с пристрастием.

0

7

Дав Элис указание поставить воду на чай, Рик отправился дожидаться оного напитка, и заодно Фрица, в гостиную, где, со вздохом положив тяжелую голову на руку, и уселся за стол. Вергахенхайт и его спутники, однако, чай опередили, и, выслушав его краткое изложение сложившейся ситуации, Каррингтон сменил грустное лицо на злобное, кое и обратил на пришедших подозреваемых и свидетелей.
-Лейтенанты, я решительно протестую против подобных методов расследования, - затараторил Голдман, видимо, вечно опасающийся, что его заткнут или перебьют. - Так ведь и до самоуправства недалеко! - лакей Роберт, стоящий рядом с безразличным видом, устало покосился на работодателя, видимо, всего за день работы уже утомленный его многословностью.
-У вас есть другие идеи, как вернуть наши деньги? - издевательским тоном переспросил Рик, садясь на стуле боком и закидывая ногу на ногу, изображая внимание. - Тогда выкладывайте, с радостью послушаем и я, и Фриц, - Карлос, конечно не ожидавший такой реакции, умолк и, выпучив глаза, уставился на подчиненного.
-Ну... Есть и другие возможные пути решения... Э..., - лейтенант участливо закивал, подбадривая капитана. - Например, обратиться в органы власти-и-и... - под конец и сам поняв, какую глупость сморозил, кэп неловко улыбнулся и затих.
-Нет, - отрезал Каррингтон, порывисто вставая со стула с лицом, выражающим эмоцию "я же говорил, что этот говнюк ничего дельного не придумает". - Кажется, вы что-то говорили про кухарку, которая подтвердит невиновность лакея? - судя по виду балбесов, в этой самой невиновности Роберта они сильно сомневались и про себя уже решили, что независимо от исхода допроса подвесят его под потолком головой вниз, что тот, видимо, почувствовал и занервничал, факт чего пока успешно скрыл. План побега, однако, он начал продумывать уже на выходе из квартиры, где оказался по воле Каррингтона, в компании Вергахенхайта снова шагающего вверх по лестнице, в квартиру Голдмана. Последний плелся в самом хвосте процессии, отставая от товарищей на целый пролет, ибо все еще не скрывал своего недовольства происходящим и был расстроен тем, что чай, принесенный Элис, Рик отверг и запретил остальным выпить их порции. Дверь квартиры, немало удивив своей неожиданной подвижностью обоих лейтенантов, открылась прямо перед их носами и изнутри на площадку, ничуть не обратив на них внимания, выперлась баба лет сорока с тазом грязной воды. Дотащив оный до парапета, она с преспокойным видом, слегка кряхтя от тяжести, опрокинула его в пролет. Дама, по-видимому, как раз нужная им кухарка, собралась было вернуться обратно на место службы, но, увидев возле дверей квартиры толпу, вздрогнула от испуга и остолбенела.
-А вы еще кто такие? Чего приперлись? - Ричард, будучи несколько в шоке от подобного поведения прислуги (аристократ, чего уж там!), несколько растерянно уставился на вставшую перед ним в позу мадам. Та времени, конечно, не теряла, и уже успела осмотреть остальных членов команды Х. - А, господин с вами. Заходите тогда, чего встали, - Голдман, на которого обернулся Каррингтон, стоял, нервно поджав губы и очевидно стыдясь подобного поведения кухарки. Судя по его виду, он рассчитывал, что та не будет покидать помещения кухни в рабочее время и ее столь эффектное появление вне ее пределов им, как следствие, не было одобрено. Невольно усмехнувшись тупости сложившейся ситуации, Рик, переглянувшись с Фрицем, молча принял приглашение кухарки и прошел внутрь, не забыв проконтролировать и пространственное положение Роберта. Дама же с тазом наперевес, в проходе толкнув плечом медлящего Голдмана, молча вернулась на кухню, напоследок бросив на лакея злобный взгляд, конечно же, балбесами зарегистрированный.
-Ладно, - вздохнул Рик. - Посторожите ворюгу, а я пойду с ней поговорю.
-Еще ничего не доказано, лейтенант, - поспешил встрять Карлос, морщившийся от запаха, проникнувшего из кухни в момент открытия дверей, смешанного с испарениями помытых полов. Недолго подумав, он оставил дверь открытой, что его идейный оппонент поспешил отметить.
-Я так смотрю, у вас привычка входные двери открывать? - капитан нахмурился, как бы не понимая, что тот имеет в виду. - Из-за вашей поварихи весь дом сейчас провоняет. Как в средневековье, мать его, - Каррингтнон, наконец, решился покинуть коридор, и, быстро открыв и закрыв дверь на кухню, собственно, вперся внутрь этого тесного и темного помещения. Кухарка стояла у очага и половником мешала суп в чане, с напряженным видом глядя перед собой. Заметив вошедшего, стоящего на пороге, она с еще более грозным видом оглядела его с ног до головы, как будто оценивая его санитпригодность для входа на кухню.
-А вам чего? - недоверчиво вопросила дама.
-У меня есть пара вопросов относительно лакея, - туманно ответствовал Ричард, подходя несколько ближе и стараясь не уткнуться носом в рукав из-за амбрэ, повисшего на кухне.
-Какого лакея? - видимо, их было много. - Роберта что ли?
-Да. Он вчера выходил...
-Не знаю я ничего, куда он ходил и куда нет, - кухарка пятерней залезла в суп, видимо, увидев там волос, и, тряхнув мокрой рукой, успешно от него избавилась. - Мне до него дела нет, - у англичанина к горлу подступила тошнота.
-Послушайте, вчера у меня в квартире произошло преступление, - дама стала мешать суп менее активно. - и мне важно знать, кто его совершил. Если вы подтвердите, что после обеда Роберт выходил из квартиры, я получу основание полагать, что это был он, - обычно, конечно, данное предложение формулируется в пользу обвиняемого, но тут был особый случай.
-Преступление? - переспросила кухарка, удивленно глядя на господина. - Украли что-то?
-Да.
-Деньги? - Рик начал терять терпение, потому как был уверен, что спрашивает она из любопытства, но решил довести начатое дело до конца.
-Да.
-Ну, тогда это мог быть и он, - преспокойно подтвердила баба. - Он и у господина чай ворует и бабам перепродает как лекарство от беременности, что там деньги украсть..., - тут англичанин пригляделся к кухарке и, применив все свои гинекологические познания, внезапно понял, что и она была беременна.
-Так... Так он вчера из квартиры выходил после обеда? - переспросил он, несколько шокированный своим новым открытием.
-Да не знаю я, говорю же. Я сижу на кухне почти целый день, почем мне знать, куда он там ходит, бабник чертов, - тем временем из коридора послышались звуки какой-то возни и истошный крик Голдмана. Бросив бабу с супом и животом, лейтенант кинулся в коридор. В углу возле двери на заднице сидел капитан, а лакея и Фрица след простыл. Тут же сообразив, что произошло, Каррингтон выбежал из квартиры, и, успев заметить лишь голову убегающего вниз по лестнице Фрица, двинулся следом. Роберт был быстр, но вполне догоняем, и вот, уже почти дотянувшись до полы его камзола, Вергахенхайт поскользнулся и упал под ноги бегущему сзади товарищу. Споткнувшись о друга и через зубы извинившись, Ричард почти что расстелился рядом, больно упав грудью на перила. На следующем пролете, последнем, отделяющем бегущих по волнам от выхода, англичанин сверху увидел мужскую и женскую головы шагающей наверх парочки. Понимая, что иначе не успевает догнать вора, он решил прибегнуть к помощи незнакомцев.
-Эй, ловите этого урода, он вор! - истошно заорал Рик, от боли будучи не совсем в состоянии нормально дышать. Мужик, идущий внизу, не поднимая головы ответил на его призыв, и, врезав не успевшему вовремя среагировать Роберту по лицу, обезвредил того под истошные вопли своей спутницы. Через пару мгновений Фриц и Каррингтон были на месте. В неуловимом мстителе, заломавшем наглому лакею руки, лейтенант узнал своего бывшего сослуживца Энтони Виртса. - Виртс? Срань господня, а ты какими судьбами? - обрадовался он, не рискуя того обнимать, дабы не дать Роберту шанс сбежать.
-Лейтенант Каррингтон, - наигранно-чинно ответствовал товарищ, лишь мельком взглянув на Фрица. - Вот, пришел нанести визит вежливости, а тут вора пришлось ловить, - дама, стоящая рядом с ним прижавшись к стенке и брезгливо подняв вверх согнутые в локтях руки, постаралась изобразить поклон, дабы ненавязчиво обозначить свое желание быть представленной. - А, это моя жена, миссис Вивьен Виртс, - как бы между прочим заметил Энтони, вопросительно уставившись на Вергахенхайта.
-А это мой сослуживец Фриц Вергахенхайт - отреагировал Ричард, перед этим кратко кивнув даме.
-Может потом представитесь? - нагло встрял Роберт, лежащий лицом в ступеньку.
-А ты заткнись, урод, - столь же нелюбезно заметил лейтенант, нисколько не заботясь о присутствии нежных дам. - С тобой мы потом поговорим.
-Что он сделал? - Вивьен с отвращением смотрела на лакея, все еще прижимаясь к стене в попытке отдалиться от него как можно дальше.
-Украл наши с Фрицем деньги, - ...пока мы валялись бухие на полу.
-Какой ужас, - с неподдельным презрением сказала дама, доставая веер и начиная остервенело им обмахиваться, видимо, тоже почуяв благоухание грязной воды, ранее вылитой в пролет кухаркой Голдмана, все еще не желающего показаться на глаза.
-Что ж, - не реагируя на слова жены, заметил Виртс. - Надо бы сдать его властям.
-Пока не надо! - молодая чета вопросительно уставилась на столь энергично возразившего им Каррингтона. - Не будем тратить на это время, - поспешил исправиться лейтенант, дабы не навлек на себя подозрения в желании устроить самосуд, которое, безусловно, было вполне реально. - Посидит пока в кладовке. Вы же наши гости, потом мы с ним управимся сами.
-Наверно, это разумно, - согласился Энтони, вставая со спины едва не сломавшегося лакея и сильным рывком ставя того на ноги. - Веди, Каррингтон.

0

8

Только Фриц удобно устроился на диване, закинув ногу на ногу и раскинув руки по спинке предмета мебели, как Каррингтон, возжелав взять показания у кухарки лично, решительно потопал к выходу, призвав остальных следовать за ним. Вергахенхайт со вздохом поднялся и поплелся за товарищем, внимательно следя за притихшим Робертом и изредка оборачиваясь на уныло плетущегося в хвосте Карлоса.
-Самоуправство, - возмущенно бурчал капитан себе под нос, эмоционально разводя руками в стороны и иногда качая головой. - Без суда, без следствия... - физиономия кэпа скривилась в недовольстве еще больше, когда мимо процессии "детективов" и задержанного важно протопала тетка с тазом и выплеснула грязную воду прямо на лестничный пролет. Как можно было догадаться, эта пузатая баба была, собственно, кухаркой Голдмана, так что Вергахенхайт не преминул покоситься на Карлоса и выразить тому свое веское "фи".
-Заходите, чего встали, - рявкнула боевая баба, придерживая одной рукой таз, а другой - дверь. Голдман стыдливо опустил глаза, будучи раздосадованным. Не задалось утро - лакей подозревается в краже, а повариха едва ли не на головы лейтенантам вылила отходы с кухни. А ведь еще вчера он хвастался ими обоими... Вергахенхайт насмешливо переглянулся с серьезным Ричардом, так же заценившим голдмановский бюджетный вариант прислуги, и прошел внутрь квартиры начальника.
-Посторожите ворюгу, - наказал Каррингтон, направляясь к кухне. - А я пойду с ней поговорю.
-Иди, - кивнул ему Фриц, отпихивая Роберта подальше от двери грубым ударом в плечо. Тот споткнулся, но, злобно глянув на лейтенанта, все-таки прошел вперед по коридору.
-Еще ничего не доказано, лейтенант, - высокомерно заявил Голдман, подбоченившись и загородив лакея собой от нападок жестокого и несправедливого, как ему казалось, Вергахенхайта.
-Вы его защищаете, словно он ваш сын, - насмешливо протянул Фриц, обходя начальника сбоку, что вынуждало Карлоса поворачиваться вокруг своей оси, а Роберта крутиться, чтобы оставаться спрятанным за капитанской спиной. - Что за гребанная карусель?! Ну-ка стойте на месте, - немцу, чтобы дотянуться до лакея, который уже практически был снова у двери, пришлось отпихнуть Карлоса с дороги. Роберт рыпнулся, было, в сторону, однако Фриц успел схватить его за галстук. Голдман, тем временем, демонстративно отряхивал камзол, словно своим тычком подчиненный сильно навредил его костюму.
-Я защищаю его, потому что это несправедливо - судить парня за то, что он, быть может, и не совершал, - важно ответствовал капитан, положив руку на плечо своему лакею и ободряюще улыбнувшись ему. - Не волнуйся, Робби, я не позволю им вершить самосуд.
Вергахенхайт аж хрюкнул от смеха, продолжая, тем не менее, крепко держать лакея за галстук.
-Робби?! - сквозь смех только сумел вставить лейтенант. Карлос аж покраснел, то ли от злости, то ли от смущения.
-Прекратите хохотать, - наш капитан, как можно заметить, больше предпочитает не раздавать собственные указания, а требовать, чтобы кто-то что-то перестал. - Что такого смешного я сказал?
Вергахенхайт не отозвался, вытирая с глаз выступившие от смеха слезы и продолжая сдавленно подхихикивать.
-Вы его так задушите, - заметил капитан, увидев, что ржущий Фриц все это время не отпускал галстук раздраженного и взволнованного лакея, а сам непрестанно менял свое пространственное положение, в то время как Роберт стоял ровно, а вот его предмет одежды то ослаблялся, то, напротив, сдавливал бедняге шею. - Отпустите, давайте я его посторожу.
-Ага, щас, - тут же посерьезнел Вергахенхайт, отводя галстук лакея подальше от загребущих ручонок начальника. Тот продолжал тянуться, чтобы отнять эту импровизированную уздечку у подчиненного, подчиненный сопротивлялся, и, в конечном итоге, началась возня, в которой каждый ее участник (кроме самого Роберта, который лишь сдавленно хрипел) принялся старательно отпихивать противника от объекта охраны. - Капитан, отцепитесь! Вы отвлекаете меня! - пытался образумить борца за права лакеев Фриц, однако не преуспел. Напротив, в ту секунду, когда капитан отталкивал подчиненного путем наложения своей ладони ему на лицо, Роберт стремительно развязал галстук на шее и ринулся наутек. - Сука! - возопил немец, обращаясь одновременно и к беглецу, и к настырному капитану. Толкнув Карлоса в грудь с такой силой, что тот с воплем отлетел к стене и остался там сидеть, Вергахенхайт гигантскими скачками понесся за коварным вором. Своим бегством, пожалуй, "подозреваемый" и выдал себя.
-Падла! - вопил немец, несясь по ступенькам вниз за мелькающим впереди Робертом. Позади послышался бодрый топот подоспевшего на подмогу Каррингтона. Лакей то и дело оборачивался в ужасе, что его настигнут, а потому его скорость заметно падала. Вергахенхайт почти настиг домушника, однако не рассчитал следующий шаг, и, пропустив одну из ступенек, навернулся о собственные ноги и упал навзничь, создав дышащему в спину англичанину лишнее препятствие на пути к справедливому возмездию. Пробежав прям по немцу, товарищ попутно извинился, но, осознав, что таковое промедление рушит все надежды на то, чтобы поймать преступника, закричал, обращаясь неясно к кому:
-Эй, ловите этого урода, он вор! - и с этим воплем скрылся где-то на этаж ниже. Фриц с кряхтением поднялся и, прихрамывая, так как разбил в кровь колено, последовал за приятелем. Там, к радости своей, он обнаружил Роберта пойманным неким незнакомым темноволосым мужиком с добрым лыбящимся по направлению к Каррингтону лицом.
-Виртс? Срань господня, а ты какими судьбами? - вопросил радостный Рик. Фриц озадаченно почесал репу и перевел взгляд на бабу, что стояла за спиной своего спутника и брезгливо глядела на пойманного вора.
-Вот, пришел нанести визит вежливости, а тут вора пришлось ловить. А, это моя жена, миссис Вивьен Виртс, - истеричная мадам не поспешила протягивать новым знакомым ручку, а жалась испуганно к стене.
-А это мой сослуживец Фриц Вергахенхайт, - немец косо посмотрел на товарища. Друг, вообще-то, а потом уже сослуживец.
-Энтони, - добавил новоявленный ловец преступников, вежливо кивая невежливо молчащему и пырящемуся на гостей немцу.
-Может потом представитесь? - сдавленно, но высокомерно протянул с пола пришибленный Роберт. Вергахенхайт озлобленно пнул лакея под бок. Не сильно. Легонько.
-Что он сделал? - не преминула поинтересоваться любопытная Вивьен, которую атмосфера вонючего после недавнего "водопада" подъезда, по-видимому, располагала к беседам.
-Украл наши с Фрицем деньги, - Вергахенхайт, утомленный этим "стоянием на реке Угре", закатил глаза к потолку и тут же на удачу свою встретился взглядом с Голдманом, что свесился вниз с перил и с верхнего пролета с затаенным интересом наблюдал за происходящим. Оставив Ричарда с его знакомцем и пойманным Робертом, Вергахенхайт решительно попер по лестнице наверх. Голова Голдмана скрылась из пролета.
-Капитан, - как можно более дружелюбно окликнул начальника Фриц, продолжая подниматься и все выглядывая наверх. - Идите-ка сюда.
Карлос нехотя остановился на полпути к своей квартире и обернулся.
-Что? Я намеревался вздремнуть, - недовольно отозвался он, старательно отводя взгляд к стене.
-Нет уж, - Фриц гостеприимно открыл перед капитаном дверь в квартиру Ричарда. - Пройдите.
Тяжело вздохнув, Карлос просочился мимо подчиненного и остановился в коридоре. Прикрыв дверь, Фриц, пока гости в компании с Каррингтоном не успели подняться, злобно стукнул рукой по стене в паре сантиметров от лица вздрогнувшего Голдмана.
-Какого черта, капитан?! Из-за вас он чуть не сбежал!
-Между прочим, - не подавая виду, что чувствует свою вину, важно вещал Карлос, - вы по-прежнему ничего не доказали. Быть может, Роберт не виноват.
-Он пытался сбежать - это разве не доказательство? - ошалело возмутился немец.
-Да вы просто запугали его своими постоянными подозрениями, - стоял на своем капитан. Тут дверь открылась, и в квартиру бодро влетели все четверо, остававшихся "стоять на Угре". Завидев даму, в которой узрел свое спасение, Карлос надменно покосился на Фрица, не смевшего вершить разборки перед незнакомыми людьми (что это - вежливость, показная субординация, робость?..), и отвесил Вивьен поклон.
-Позвольте представиться, - чинно начал он, загородив помрачневшего Фрица своей спиной и как бы умышленно заставляя его отодвигаться подальше к стене, - капитан Карлос Голдман, начальник этих двух милых молодых людей, - он весело потрепал плечо проходящего мимо Каррингтона (хорошо хоть не щечку). - Ну, и этого..., - кэп угнетенно кивнул на Роберта, которого Рик в этот момент пинал в сторону кладовки.
Энтони с супругой представились в ответ, Карлос с воодушевлением чмокнул ручку отошедшей от брезгливости но все еще истеричной Вивьен, так что та благосклонно заулыбалась этому галантному "знатоку женской психологии", как он сам себя позже назовет. Теперь-то мы знаем, почему он так хорошо понимал женщин...
-Элис! - окликнул тем временем служанку Фриц, которому с самого утра так и не довелось ничего ни съесть, ни выпить. Как и Рику, собственно. - Что там чай?
-Остыл уже, - робко пискнула из кухни девушка. - Я снова кипячу воду. Но в столовой стоит холодный.
Фриц без лишних слов быстрее всех ринулся в столовую, где залпом выпил три чашки холодного чая и, наконец, почувствовал себя лучше.
-Ну-с, - наконец, обратился он непосредственно к Энтони и его супруге, которых прежде, по сути, игнорил. - Я так понимаю, вы - давний товарищ Ричарда?

0

9

Закончив с представлениями новых гостей старому-доброму Голдману, успешно игнорируемому Риком, вся компания плавно переместилась внутрь квартиры (все, кроме Фрица, который туда рванул) и затем в гостиную. Энтони же, все это время ведущий перед собой лакея со скрученным за спиной руками, нерешительно остановился перед входной дверью, глядя на хозяина помещения.
-Давай этого урода сюда, - Рик взял сжавшегося в комок лакея за шею, и, не встречая практически никакого сопротивления с его стороны, привел оного на кухню. Элис, суетившаяся внутри с чаем, очевидно, испугалась, что ее оставят за ним следить, но лейтенант поспешил ее успокоить. - Не боись. Я только за ключом от шкафа в кладовке пришел, - Роберт, видимо, от удара об ступеньку, рельеф которой красными следами отпечатался на его лбу, растерял свою невозмутимость и с ужасом во взгляде посмотрел на нависшего над ним Каррингтона.
-Ш-шкафа? - переспросил он. - П-погодите, я не...
-И веревку дай, - не обращая внимания на его возражение, добавил англичанин. Горничная странно покосилась на работодателя, но нужные предметы ему предоставила, причем веревку она извлекла из одного из шкафчиков буфета в углу кухни. Встретив вопросительный взгляд лакея и хозяина, дама поспешила пояснить свою готовность к связыванию чужих туловищ.
-Это я для брата купила - он грузчик и иногда себе на спину мешки привязывает, чтобы легче тащить было..., - вдруг служанка с испугом отпрянула от Роберта, так как стояла напротив него и, в отличие от находящегося сбоку от него Рика, видела его лицо. С и без того пудреной физиономии лакея пропала всякая краска, а губы его задрожали не то от страха, не то от злости.
-Ты... Ты подставила меня, тварь! - Каррингтон удержал сорвавшегося было с места слугу и ударил того под колено, дабы буйнопомешанный стал несколько ниже. Элис же, уронив веревку, в ужасе отпрянула назад.
-Зови Фрица, быстро! - скомандовал лейтенант, старательно скручивая руки стоящего на одном колене и все еще пытающегося вырваться лакея.
-Я до тебя еще доберусь, паршивая шлюха! - орал Роберт, обращаясь, по-видимому, все к той же служанке, прижавшейся спиной к столешницам, дабы добраться к двери с сохранением дистанции от угрожающего ей субъекта. - Сама украла, а меня подставила под петлю! Да я твою башку разможжу об стену! - горничная, уже начав испуганно хныкать, поспешно скрылась из кухни по направлению к гостиной, дабы позвать дополнительную помощь. Фриц, однако, прибыл быстрее, чем ожидалось, видимо, еще ранее услышав ор лакея.
-Быстро, связывай его! - Рик, чувствуя, что теряет контроль над туловищем слуги, с подлинной злобой одной рукой "приобнял" его сзади за шею, стремясь того немного придушить, в то время другой конечностью продолжал сковывать его грабки. Роберт, судя по звукам, начал задыхаться и ослабил сопротивление, что позволило Вергахенхайту более-менее качественно связать его по рукам и ногам. Когда товарищи закончили с усмирением буйного заключенного, коим он уже фактически являлся, в помещение робко заглянул Энтони.
-У вас тут все нормально? - вопросил он, судя по лицу, не видя перспективы положительного ответа на свой вопрос.
-Все просто замечательно, - ответил Каррингтон, ослабляя захват лакеевской шеи, что позволило тому вздохнуть полной грудью. Жертва его озлобленности, в этот раз уже сама упав на колени и согнувшись в три погибели, стала самозабвенно кашлять. Виртс поднял правую бровь, снова обозначив свой скептицизм. - Че рожу строишь? - Ричард подкинул в его сторону ключ от шкафа, который ему успела передать служанка и который Энтони не успел поймать и теперь вынужден был лезть рукой за столешницу, куда тот закатился. - Ты как был простофилей, так им и остался, - без нотки дружелюбия заметил лейтенант, скрестив руки на груди и ожидая, пока сидящий к нему спиной лакей прокашляется и будет способен переместиться в сторону шкафа сам. Тот все еще продолжал кашлять, делая паузы и с хрипом втягивая в себя воздух. Очередной раз кашлянув, Роберт образовал на полу два заметных пятна крови, которые ввели Рика в предшоковое состояние. Энтони же тем временем наткнулся за столешницей на мышеловку, и, вскрикнув, вытащил наружу руку с ключом и капканом на мышь на указательном пальце.
-Ах, черт, - застонал Виртс, снимая с пальца враждебное устройство. - Хорошо крови нет и по ногтю не попало... Слабенькие у вас мышеловки!
-Бля, эт че, чахоточник? - вопросил Каррингтон сам себя, не обратив на него внимания. Лакей, наконец, все же пережил приступ кашля, и, сгорбившись и громко сопя носом, продолжил сидеть на месте. Энтони молча подошел к троице и уставился на воришку, по-видимому, хронически больного.
-Похоже на то, - заметил он после недолгого молчания, тоже глядя на пятна крови.
-Ладно, насрать, - отрезал Рик, лишь самому себе признавшись, что, наверно, перестарался с удушением. - Мы его поведем, а ты открой дверь в кладовку и шкаф.
-Есть, сэр, - весело согласился Виртс, легко отказавшись от развития темы чужой болезни и, судя по всему, моментально забыв о неприятном происшествии на кухне. Веселая группа, возглавляемая все тем же Энтони, скрепляемая тащащим свободный конец веревки словно поводок Фрицем и замыкаемая толкающим еле плетущегося лакея в спину Ричардом, переместилась в указанную локацию. Внутри заваленного помещения, практически не используемого в хозяйстве, было пыльно и пахло сыростью. Незамеченная никем из четверых Элис тихо подошла к двери и встала прямо в проеме, с любопытством и опаской наблюдая, что будет с лакеем дальше. Голдмана нигде не было видно - видимо, остался развлекать даму светской беседой. - Точно в шкаф? - уточнил Виртс, оборачиваясь на сердитого Каррингтона.
-Я же сказал, что да, - почти рявкнул он, видимо, надеясь лишний раз устрашить лакея, чтобы впоследствии тот охотнее расказал, куда дел их деньги. На данный момент он, судя по физическому состоянию Роберта, не видел смысла в допросе, в чем они вроде бы были согласны с Фрицем. Энтони, по опыту зная, что дальше товарища лучше не допрашивать, протиснулся к шкафу и открыл его двери. Судя по размеру, лакею внутри придется сидеть без возможности вытянуть ноги. - Ну что ж, - Рик подвел понурого вора к месту его дальнейшего заключения. - Здесь тебя и поселим, говнюк. Подумаешь о своем поведении и, может быть, мы тебя никуда не сдадим. Залезай, - Роберт затравленным взглядом покосился на всех присутствующих, но, ничего не сказав, молча утрамбовался в шкафу, где его и закрыли.
-А дышать ему будет чем? - пискнула Элис со своей позиции. Рик, оглядев шкаф, пришел к выводу, что нет, и, осмотрев окружающее пространство в поисках чего-то, что поможет ему решить эту проблему, в близстоящем сундуке отыскал ржавый топор, о его наличии в собственной квартире, конечно, не подозревая. Неудивительно - вещи в кладовке принадлежали хозяйке квартиры, о чем он, конечно, забыл, благополучно проломив оным топором в двери шкафа внушительную трещину.
-Теперь не задохнется, - удовлетворенно заметил Каррингтон, бросая топор под ноги. - Пошли чай пить, что ли. Гости, все-таки.

0

10

-Я... э... да, - несколько замялся Энтони, не зная, то ли ему присесть в гостиной, то ли остаться бдить неподалеку от хозяина квартиры, так как именно к нему он с супругой и пришел. Бедняга Виртс места для своего зада не находил, то присаживаясь на край подлокотника дивана, то вскакивая и прогулочным шагом как бы случайно приближаясь к двери, откуда выглядывал на кухню в ожидании Каррингтона. Вергахенхайт аж раздражился. Вивьен, напротив, стала спокойна, как удав, вальяжно разместив себя в кресле и расставив локти на подлокотниках. Она-то и решила продолжить беседу.
-С мистером Каррингтоном мой муж прежде ходил на "Виктории", - Фриц с любопытством поднял брови и обратил взгляд на миссис Виртс. - Но в 1730 году перевелся на другой корабль.
-Не захотел с Голдманом работать что ли? - предположил немец, вопросительно глянув на Карлоса, который, как неприкаянный, циркулировал по столовой, то глядя в окно, то на книжный шкаф. Капитан остановился, видимо, также заинтересованный в этом вопросе.
-Не имел чести быть знакомым с новым капитаном, - слегка поклонился в сторону Карлоса Виртс. Голдман самодовольно задрал нос, одарив Вергахенхайта высокомерным взглядом. - Но мне представилась возможность сменить должность, потому я и ушел на другое судно.
-А жаль, жаль, - вступил в беседу капитан, с сожалением разводя руками в стороны. - Я бы, пожалуй, мог дать вам такую возможность и на Ви...
-Тихо! - прервал Карлоса Фриц, махнув указательным пальцем в сторону источника звука, призывая оратора и прочих заткнуться. Троица вопросительно посмотрела на немца, который так и остался сидеть с поднятым к потолку пальцем, напряженно вслушиваясь в то, что происходило тем временем на кухне.
-Там какой-то ор, Вергахенхайт, - не преминул вставить свое веское слово кэп.
-Я не глухой, - огрызнулся немец, вскакивая со своего места и порывисто направляясь к кухне, где, как он понял, борзый Роберт стал пугать вновь хнычущую Элис.
-...Да я твою башку размозжу об стену! - вопил тем временем истеричный лакей, пытаясь вырваться из рук ошалевающего от такой наглости Ричарда.
-Быстро, связывай его! - скомандовал Каррингтон. Вергахенхайт поднял с пола веревку и взялся вязать удушаемого в данный момент Роберта. Узлы получились, правда, слишком тугими, так что конечности бедолаги мгновенно покраснели и стали постепенно синеть, слегка подергиваясь, однако жалеть вора никто не собирался. Впрочем, как и убивать - прекратив лишать горемыку воздуха, Каррингтон отпустил Роберта, и тот принялся судорожно хватать ртом воздух, кашляя и хрипя. Фриц брезгливо посторонился, продолжая держать конец веревки, которой обмотал негодяя.
-У вас тут все нормально? - просунулась в кухню голова, а затем и туловище Энтони. Он слишком любопытный, неловко чувствует себя в гостях или просто тупой? - лениво подумал Фриц, Виртсу не симпатизировавший. Приревновал Ричарда, а?
-Все просто замечательно, - с этим кратким докладом Каррингтон кинул боевому товарищу ключ от шкафа, куда им предстояло поместить преступника, однако Энтони не отличался ловкостью, так что спустя мгновение с ворчанием принялся шарить за тумбой, куда ключ, собственно, и улетел. - Ты как был простофилей, так им и остался, - процедил Рик. Фриц скрестил руки на груди, свысока глядя на ползающего Виртса, а после переводя взгляд на продолжающего кашлять Роберта. Тот уже отхаркивал кровяку, что выглядело, конечно, нелицеприятно, однако вызвало массу вопросов.
-Бля, эт че, чахоточник? - озвучил общие подозрения Каррингтон. Вергахенхайт продолжал отмалчиваться, лишь поведя плечом и скривив еще более презрительную физиономию. О чахотке лейтенант знал не понаслышке и видел больных ею пиратов, так что был прекрасно осведомлен, что болезнью этой можно легко заразиться. А еще он знал, что дни Роберта сочтены. Однако это не помешало лейтенанту по дороге до "мест не столь отдаленных" пару раз прописать вновь начинающему кашлять лакею под дых, так что тот мгновенно затих, начиная судорожно хватать ртом воздух, и лишь едва слышно похрипывал. Последующий удар по ребрам и вовсе заставил его замолчать и обмякнуть, оставив, тем не менее, в сознании и напоминая, что нужно шевелить ногами.
Конвой провел ослабшего лакея в кладовку, где, за завалами хлама, его и заточили в шкафу. Удивительная участь любого, кто посмеет выпендриваться в доме Рика. Почему Голдман еще не покорил ни один из шкафов?..
-А дышать ему будет чем? - пискнула Элис, заглядывающая в кладовку из коридора.
-Обойдется, - фыркнул Фриц, отходя на почтительное расстояние от опасного Рика-дровосека с ржавым топором.
-Теперь не задохнется, - важно заявил "альтруист", отбрасывая орудие труда и направляясь к выходу из комнатушки. - Пошли чай пить, что ли. Гости, все-таки.
Компания поплелась в столовую, где Голдман и Вивьен, отчаянно зевающая в компании капитана, уже заждались.
-Элис, - тихо обратился к служанке Фриц, поймав ту за локоть на полпути к кухне. - Вытри там все хорошенько и проветри, ага?
-Ага, - заморгала, выпучив глаза, девушка. - А чай вам когда нести?
-Сразу, как только уберешь кровь и мокроту и вымоешь руки. И тряпку выкинь потом.
Элис, еще больше недоумевая, послушно закивала и поперлась в свою локацию стерилизовать помещение и варганить мини-завтрак. Фриц же присоединился к компании, устроившейся в гостиной.
В то время, как Вивьен продолжала по-царски восседать на кресле, Энтони, наконец, умостил свой неугомонный зад на диване, куда к нему не преминул тут же подсесть разговорившийся капитан, разместивший свою правую руку на спинке дивана, как будто приобнимая жертву своей общительности.
-Так вот, я вам о чем говорил, - степенно продолжил Карлос, жестикулируя свободной левой рукой. - Я хоть и молодой капитан, но влиятельный, и, останьтесь вы тогда на "Виктории", я сумел бы выбить вам необходимую должность. Вот сейчас на корабле вы кем являетесь?
-Я - первый помощник капитана, - с толикой гордости в голосе ответствовал Виртс. Голдман с сомнением покосился на Каррингтона.
-Ну, в таком случае, я бы с радостью оставил на судне двух первых помощников.
Фриц фыркнул, то ли от этого неуместного выпендрежа, то ли от самодовольства - командир абордажной команды-то один!
-Или Каррингтон бы был вторым, - пресекая все возможные агрессивные выпады, Карлос выпучил глаза на Рика. - Вы же явно моложе, да, лейтенант?
-Вы льстите моему Тони, - вступила в разговор Вивьен, снисходительно глядя на капитана, который столь же снисходительно посмотрел на даму взглядом типа "Тебя кто-то просил выступать?" - Вы же его совсем не знаете, а уже обещаете золотые горы.
-Я вижу, что человек он - хороший, - возразил Голдман, похлопав Энтони левой рукой по плечу. Тот изобразил недоумение и вопросительно покосился на Рика. Фриц снова фыркнул. Как коник. Иго-го. - Спокойный, дисциплинированный. Не то, что..., - тут кэп счел нужным заткнуться, скромно опустив глазки в пол. - Э... ну... Так вы из Лондона? - резко перевел тему Голдман.
Спасла капитана Элис, внесшая на подносе свежий горячий чай с кренделями, которые прежде ждали своего часа под кухонным полотенцем.
-Завтрак скромный, - тихо зачастила она, так, что не каждый мог ее услышать. - Но господа не ели ничего с самого утра, с этими происшествиями, здесь было так неспокойно, и поэтому вот..., - служанка поставила поднос на стол и неуклюже сделала книксен.
-Спасибо, - заулыбался немец, радостно хватая с подноса еду и свою порцию чая, восславляя господа за то, что, наконец, хоть что-то сожрет. А то с этой беготней совсем оголодаешь.
После завтрака лейтенанты совместными усилиями выдворили Голдмана за дверь, хотя он оказывал активное сопротивление, продолжая что-то увлекательно рассказывать Виртсам, в частности - Энтони, которому серьезно присел на уши. Утомленные гости с мольбой смотрели на подчиненных говорливого капитана, и Каррингтон с Вергахенхайтом успешно избавили их от счастья созерцать сияющий лик начальника. К вечеру настал и их черед сваливать. Вивьен пребывала в приятном неведении относительно истинных сущностей лейтенантов, так что щебетала, что ей было приятно познакомиться, Энтони с Фрицем обменялись сухим рукопожатием, и, пока Рик остался более тепло попрощаться с давним товарищем, Вергахенхайт направился к кладовке, за дверью которой скрывался оставленный на весь день без света, еды и воды заключенный. Ключ от шкафа оставался в руках у Каррингтона, так что Фриц, ожидающий друга, пока всего-лишь постучал по дверце "тюремной камеры" вора.
-Эй, ты там живой? - весело спросил немец. В ответ ему была тишина. - Олень тупорылый, мать твою, я с кем разговариваю?! - Роберт продолжал хранить молчание. - Ричард, а ну дай мне ключ! - требовательно возопил Вергахенхайт. - Это говно смеет меня игнорировать.

0

11

Проведя день в компании гостей и надоедливого кэпа, бравые лейтенанты-поборцы закона напрочь забыли о запертом в шкафу лакее. Всю первую половину дня они провели в болтовне с Энтони, недавно получившим новое назначение, и на этот раз культурным распитием алкогольных напитков, так как супруга Виртса не отличалась особенной любовью ни к самой выпивке, ни к пьяной ипостаси своего мужа, с чем всем джентльменам пришлось смириться. В итоге они, нисколько не опьянев от пары стаканов коньяка, ближе к вечеру были вынуждены начать прощаться - Виртса сегодня ждал еще один визит вежливости. Фриц и Рик вышли вместе с ними в коридор, откуда Вергахенхайт, быстро и сухо соблюдя все формальности, сразу слинял в направлении кладовки, видимо, вспомнив об их пленнике.
-Что ж, Ричард, - улыбнулся Энтони. - Рад был тебя повидать, пусть и при таких неблагоприятных обстоятельствах.
-Я тоже рад, что ты пришел, - искренне оценивший его визит Каррингтон крепко пожал протянутую руку друга, придерживая его локоть. С Виртсом его связывало много совместных воспоминаний и долгое время он был его единственным другом на море и на суше, что Ричард не забыл. Несмотря на их общее прошлое и, очевидно, благосклонное друг к другу отношение, в их поведении проскальзывал едва заметный холодок и налет недоверия, все еще обусловленный, скорее всего, неожиданным уходом Энтони с "Виктории" после скандала с ее капитаном. Рик, в то время поглощенный своей любовной драмой, нуждался в чьей-то поддержке, которую, к сожалению, не мог на тот момент получить. Он чувствовал обиду на целый свет, включая, конечно, и Виртса, столь некстати его покинувшего, но вскоре лейтенант перебесился и простил товарищу его "предательство". Судя по всему, какие-то остатки обиды все еще были живы в сердце мстительного Каррингтона, и Энтони это чувствовал и в душе негодовал, так как не считал себя ни в чем виноватым. Однако внутренние переживания друг друга оставались для них тайной, поэтому внешне они казались абсолютно довольными как в целом своими жизнями, так фактом того, что им удалось наконец увидеться, что демонстрировали их ненатянутые улыбки.
-Через неделю я уезжаю в длительную командировку, так что не знаю, когда в следующий раз зайду.
-Но я остаюсь в Лондоне, - заметила Вивьен. - Когда у вас будет время, можете с вашим другом нанести мне дружеский визит. Ты ведь сказал им, где мы живем, да?
-Конечно сказал, - кивнул Виртс.
-Ричард, а ну дай мне ключ! - заорал вдруг Вергахенхайт, все еще пребывающий в кладовке. - Это говно смеет меня игнорировать.
-Ладно, я пойду разбираться с этим недовором, - Рик, отчего-то уверенный, что Фрицу просто не понравилось его слишком долгое прощание с Виртсами, поэтому он ему так внезапно понадобился, слегка поклонился в сторону жены товарища. - До свидания и счастливого плавания.
-До свидания, - гости вышли через открытую подоспевшей Элис дверь, а Каррингтон поперся на зов немца.
-Ну что ты тут, - не скрывая своего раздражения, вопросил лейтенант, хлопая себя по карманам в поисках ключа и не находя его там. - У тебя же ключ, оболтус, - но и у "оболтуса" его не оказалось. Роберт не ответил и на его призыв подать признаки жизни, и, недобро покосившись на Вергахенхайта, как будто это он был во всем виноват, Ричард позвал готовящую на кухне обед Элис.
-У меня нет ключа, - захлопала она глазами. - Вы его как взяли у меня, так и не вернули. Да и... лакей этот... - она с опаской покосилась на шкаф. - Сидит там так тихо. Сколько хожу мимо, уже часа три ни шороха, ни вздоха...
-Где может быть ключ? - не слушая ее наблюдений, спросил снова злой Рик.
-Может, мистеру Виртсу отдали? Или капитану? - лейтенант, вздохнув напоследок, бросился прочь из квартиры, надеясь догнать друга и его жену. Но, на его счастье, бежать сломя голову дальше ему не пришлось, так как супруги стояли на лестнице лишь пролетом ниже в компании Голдмана, свалившегося на них, видимо, с неба. Впервые в жизни Каррингтон был рад, что Карлос оказался где-то поблизости.
-...я был так рад, что данные обстоятельства помешали ему свершить то, что он задумал, - донеслась до него фраза кэпа, видимо, рассказывающего Виртсам что-то страшно увлекательное. - Он ведь такой вспыльчивый, вы, наверно, сами знаете... - Энтони, с натянутой улыбкой кивавший собеседнику, первым заметил выбежавшего на верхнюю ступеньку друга и с облегчением выдохнул.
-Рик? - Вивьен, на тот момент изучавшая собственные ногти, и Голдман, стоящий к нему спиной, развернулись в сторону лейтенанта.
-У тебя остался ключ от шкафа, - игнорируя пристальный неодобрительный взгляд Карлоса, англичанин протиснулся поближе к Энтони и уставился на того с надеждой во взгляде.
-Да? - недоверчиво переспросил тот, тем не менее, начиная шарить по карманам. Нужный лейтенанту предмет был вскоре извлечен на свет и передан ему в руки.
-Спасибо, - кивнув одновременно в знак благодарности и прощания, он собрался было бежать обратно в квартиру, но Виртсу, судя по всему, очень хотелось избавиться от навязчивой компании Голдмана, что он и поспешил осуществить.
-У вас все нормально? Помощь не нужна? - капитан же обеспокоенно посмотрел на подчиненного, справедливо считая, что его лакея собираются подвергнуть несправедливым пыткам, но ничего не успел сказать.
-Не знаю, - уклончиво ответствовал Ричард, руководствуясь не нежеланием звать с собой товарища, а говорить в присутствии нервного Карлоса о том, что с Робертом, похоже, что-то неладное. - Можешь вернуться и посмотреть.
-Эм, тогда пойду вам лучше помогу, - согласился Энтони, благодарный товарищу за эту возможность. - Вивьен, капитан проводит тебя вниз. Я приеду на прием позже.
-Ты хочешь, чтобы я появилась у тетки одна? - мягко, но твердо переспросила Вивьен, не желая ссориться с мужем на людях. - А они там и без тебя справятся, не так ли? - она посмотрела на Рика, в лице которого, конечно же, поддержки не нашла.
-Действительно, мистер Виртс, - заискивающим тоном согласился Голдман, улыбаясь недавнему собеседнику. - Ваша супруга нуждается в вашей компании...
-Скажи, что меня задержали дела, - возразил Виртс жене, настойчиво разворачивая ту за локоть в направлении выхода. - Никто ничего плохого не подумает, не беспокойся.
-Я не могу ехать одна, - дама начинала злиться, что, по-видимому, навеяло Карлосу новую гениальную идею, ибо его первоначальной целью было задержать симпатичное ему семейство в данном здании на как можно больший срок.
-Вы можете подождать своего супруга в гостиной лейтенантов, миссис Виртс, а я с радостью составлю вам компанию.
-Благодарю вас за отзывчивость, капитан Голдман, но мы не можем опоздать на этот прием...
-Я сказал, что я останусь, - вдруг резко отрезал Энтони, злобно глядя на посмевшую перечить жену. - Сама решай, едешь ты одна или нет. Я пошел, - Рик, начинавший уже терять терпение, в компании с быстро покидающим окружение супруги и Голдмана Энтони поднялся обратно в квартиру, где их ждали Фриц и топчущаяся там же Элис. Служанку тут же отослали обслуживать пришедших следом, судя по звукам из коридора, Карлоса и Вивьен.
-Он еще не подал знаков жизни? - шепотом спросил Каррингтон у Фрица, и, получив отрицательный ответ, попросил насторожившегося Виртса закрыть дверь и дрожащей рукой вставил ключ в замочную скважину шкафа. Несколько повременив, он распахнул дверцы. Внутри, как и ожидалось,  товарищи нашли бездыханный труп лакея, сидящего в позе эмбриона с ногами между коленок и высохшей лужей крови где-то под ногами. - Ну пиздец, - Рик отпрянул от шкафа, резко захлопывая его дверцы. Побледневший Энтони непонимающим взглядом уставился на коллег, видимо, ища у них объяснения столь преждевременной смерти лакея.
-Зря я пришел, по-моему, - выдавил он из себя шутливым тоном, желая разрядить обстановку. Не получив ответа, он кашлянул и уселся на близстоящий сундук, с озадаченным видом скрестив руки на груди. - Это же не ваш слуга был, да?
-Нет, Голдмана, чтоб он подох, пес паршивый, - прошипел Ричард, раздраженно морщась. - Видимо, чахотка доконала, - он провел пятерней по голове, пропуская волосы между пальцев.
-Плохо дело. Судя по всему, этот будет допытываться, как он помер и от чьей руки.
-Да его никто не убивал, - раздраженно выпалил Каррингтон, оборачиваясь на товарища.
-А ты ему это докажи, - спокойно парировал Энтони. - Да и вы оба его избили, что, наверно, и спровоцировало приступ.
-Ты нас сейчас обвиняешь в убийстве?! Думай, что говоришь, - совесть Рика не мучила, но сейчас перед ним стояла проблема избавления от трупа и последующего оправдания перед Голдманом, поэтому он был очень зол и напуган. Да и по поводу местонахождения украденных денег они ничего узнать не успели.
-Да ладно, подумаешь, лакея прикончили, - искренне равнодушно отмахнулся Виртс. - Надо только подумать, как бы от трупа избавиться теперь. И так, чтобы в гостиной не заметили, - взгляд Каррингтона скользнул по полу и остановился на лежащем на прежнем месте топоре, но при мысли о расчленении трупа к горлу подступила тошнота. Да и как он вообще мог о таком подумать?
-В сундук не влезет? - Энтони привстал и посмотрел на предмет мебели, на котором сидел.
-Нет, - на этом фантазия лейтенанта закончилась, и он вопросительно посмотрел на Вергахенхайта, ожидая его идей.

0

12

Ричард не слишком-то спешил к товарищу, так что товарищ опять раздражился, к тому же, подозрительное молчание лакея тоже не лучшим образом действовало на нервы. Пару раз еще для надежности стукнув кулаком по дверце шкафа, Вергахенхайт насупился и повернулся к выходу в коридор, где на пороге кладовки уже появился столь же недовольный Ричард.
-У тебя же ключ, оболтус, - тут же обвинил он друга в некомпетентности, на что тот ответствовал многозначительным разведением рук в стороны и скривившейся возмущенной физиономией. Разумеется, ключа он и в руках сегодня не держал.
-Может, мистеру Виртсу отдали? Или капитану? - предположила подоспевшая Элис, испуганно сминающая в руках собственный фартук. Без лишних слов Каррингтон рванул за названными господами.
-Что-то он там совсем затих, - продолжила причитать служанка, жалостливо заглядывая в лицо оставшемуся стоять в кладовке немцу. - Наверное, ему стало плохо.
-А мне что сейчас прикажешь делать? - озлобленно рявкнул в ответ столь же обеспокоенный Фриц. - Топором, может, дверцу разрубить?
-Нет-нет, я просто..., - Элис смущенно затихла и опустила глаза в пол.
-Вот и не надо мне тут, - буркнул Вергахенхайт, усаживаясь на стоящий у входа сундук и устало закрывая лицо ладонями. Служанка осталась стоять в коридоре, прислонившись к стенке. В тишине они дождались возвращения Каррингтона, который зачем-то привел за собой Виртсов обратно и Голдмана в придачу. Фриц презрительно поморщился.
-Мы же вроде уже попрощались? - с прищуром глянул недобрый лейтенант на Энтони. Тот не удостоил своего немецкого коллегу ответом, но столь же неуважительно поджал губы.
-Он еще не подал знаков жизни? - шепотом обратился к Фрицу Рик, на что Вергахенхайт отрицательно качнул головой.
-Нет.
Дверь закрылась, и трое, стоящие напротив шкафа, стали единственными свидетелями наличия в квартире Каррингтона самого настоящего трупа. Рик тут же закрыл шкаф, в то время, как глаза Фрица постепенно ползли на лоб, а Энтони бледнел и начинал беспокоиться.
-Видимо, чахотка доконала, - пояснил Каррингтон, высказав свое предположение. Фриц согласно кивнул и собрался было объявить свой вердикт, как в беседу вступил вездесущий Виртс. Перебитый немец нахмурился.
-Плохо дело. Судя по всему, этот будет допытываться, как он помер и от чьей руки. Да и вы оба его избили, что, наверно, и спровоцировало приступ.
-Ты нас сейчас обвиняешь в убийстве?! - вспыхнул Ричард. - Думай, что говоришь.
-Да ладно, подумаешь, лакея прикончили...
-Это тебя я прикончу, если ты продолжишь в том же духе, - угрожающе выступил Вергахенхайт. - Этот ублюдок умер сам.
-Надо только подумать, как бы от трупа избавиться теперь, - невозмутимо продолжал Энтони. Ах ты игнорировать меня вздумал, говно собачье? Я тебе припомню... - И так, чтобы в гостиной не заметили. 
После недолгих метаний над сундуком, было выяснено, что тащить тело придется ручками, без вспомогательных тар и емкостей. Вергахенхайт задумчиво приоткрыл дверцу шкафа и бегло изучил степень мертвости и трупоподобности почившего лакея.
-Вынесем его так, - выдал он, повернувшись к Рику и Энтони. - Он еще сойдет за вусмерть пьяного.
-Пф, - скептически фыркнул Виртс, скрестив руки на груди. - Да вы, я погляжу, тот еще весельчак.
-Если тебе смешно, сукин сын, то веселись сколько угодно, - сквозь зубы процедил лейтенант. - Я серьезно говорю. Если мы замотаем его в простыню, например, то тогда его тело вызовет ненужные вопросы у любого, кто нас заметит. Если же делать, как я сказал, то еще можно будет со стороны сойти за нормальных. Рик, помоги, - Фриц, преодолев брезгливость, закинул руку Роберта себе за плечо и приподнял того. Каррингтону оставалась вторая рука. Болтающийся на новоявленных опорах тяжеленный лакей теперь и правда мог сойти за напившегося бедолагу, который вырубился прямо посреди пьянки. Энтони, одобрительно хмыкнув, снял с крючка на стене старую дырявую треуголку и напялил ее на голову лакея, надвинув на лицо, так что излишняя бледность физиономии мертвеца тоже не бросалась в глаза.
-Эй, да ты перебрал, приятель, - насмешливо прокомментировал он сию прелестную картину. Лейтенанты, пыхтя от тяжести своей ноши, выперлись в коридор, где остановились, чтобы поудобней перехватить Роберта, как тут услышали из столовой знакомый оптимистично-дурковатый голос:
-Что-то они там совсем притихли. Кажется, без моего вмешательства может произойти что-нибудь ужасное, хе-хе, - и на этой веселой ноте капитан начал выпираться из столовой - его нога уже была за порогом. Без лишних слов оба лейтенанта, стиснув зубы, запихнули бедного Роберта обратно в кладовку, свалив тело на не успевшего отскочить Энтони, а сами застыли на месте. Фриц прижался спиной к двери и вытер тыльной стороной ладони пот со лба.
-А что это? - подозрительно прищурился капитан, задумчиво останавливаясь напротив подчиненных. Фриц расплылся в неестественной улыбке.
-Где?
-Да вот. Чего это вы тут? - продолжил допрос Карлос, встав руки в боки. - Ну-ка признавайтесь, вы его там бьете?
-Ха, да не-е-ет, - протянул все с той же дебильной улыбкой Фриц, снова проводя рукой по лбу и поправив выбившиеся из хвоста волосы. - С ним мистер Виртс решил поговорить.
-С чего это ему с ним говорить? - Голдман вопросительно уставился сначала на Фрица, потом на Ричарда. - Робби, ты там в порядке? Они тебя не пытали?
-Э-э-э, - раздался бодрящийся голос Энтони из-за двери. - Он ужасно кашляет, сэр, - тут же находчивый Виртс переместился чуть в сторону и оттуда закашлял, изображая чахоточного.
-Похоже, у парня чахотка, - пояснил Фриц, разводя руками в стороны.
-Боже, так чем я могу помочь? - тут же растерялся капитан, округлив глаза и всплеснув руками.
-Просто позовите Элис, - попросил Фриц. - Мы пошлем ее за доктором. А вы ждите в столовой, там дама одна скучает, вообще-то. Не хотите же вы, чтобы она увидела, как этот ворюга выхаркивает свои легкие?
-О, нет, конечно нет, - капитан, столь легко поддающийся внушениям, сверкая пятками, умчался в столовую, где и остался, взамен себя прислав служанку с такими же выпученными глазами и с заварочным чайником в руках.
-Элис, срочно спустись вниз и найми извозчика, пусть ждет нас у дома. Деньги, скажи, мы заплатим, как только выйдем. Как только договоришься, возвращайся и иди к капитану.
Схема для нее сложная, но глуповатая горничная каким-то чудом поняла, так что и она умчалась прочь из квартиры, прямо с чайником в обнимку. А оба лейтенанта вернулись на стартовую позицию.
-Что ты задумал? - недовольный Виртс отошел подальше от лакея, которого с трудом посадил на сундук.
-Заплатим кучеру, пусть отвезет нас к Темзе. Там и бросим его, - Вергахенхайт кивнул на труп. - Ну, Рик, взяли.
-Подождите, - замешкался Энтони. - А капитан?
-Вот ты к нему и пойдешь, - злорадно выпалил Фриц. По-видимому, это и была его месть Виртсу. Судя по опечаленному лицу последнего, месть страшная. - Отвлеки его какой-нибудь беседой, вы ж с ним вроде поладили. Иди, иди, живей, - Вергахенхайт даже легкий назидательный пендаль отвесил бедняге Виртсу, который нехотя поплелся в столовую к обиженной на него жене и докучливому Карлосу. Спустя полминуты в коридоре показалась и запыхавшаяся Элис с уже мокрым заляпанным передником и пустым чайником в руках.
-Кучер ждет, - поведала она Фрицу, который, как шпион из дешевого боевика, с коварным прищуром высунул одну лишь голову за дверь кладовки. - А вы куда поедете?
-Поедем сдавать Роберта властям, - ответствовал лейтенант.
-М-м, - задумчиво протянула служанка, поджав губы и кивая. Прижав к себе свой злополучный чайник, она в обнимку с ним медленно вернулась в столовую, откуда уже слышались радостные разглагольствования капитана, довольного возвращением еще одних ушей, на которые можно вешать лапшу.
-Идем, - заговорщицким шепотом скомандовал Фриц, и, снова погрузив "пьяного" лакея на плечи, лейтенанты медленно двинулись к выходу. Они успешно преодолели коридор и благополучно вышли за дверь, оставшись незамеченными капитаном или Элис. Только сейчас Фриц вспомнил, что денег то у него, собственно, с собой и нет, так что он, оставив Рика ненадолго наедине с лакеем, помчался обратно в квартиру, где в своей комнате нарыл все оставшиеся средства, готовый отвалить их вознице при первом же подозрительном взгляде последнего.
Кучер попался на редкость понимающим. Он не только мгновенно раскусил лейтенантов и их "пьяного друга", но и закивал, услужливо помогая запихнуть остывающего лакея внутрь кареты.
-К Темзе? - вопросил он, подмигивая. Офицеры подтвердили его догадку. - Знаю я одно темное местечко, - и карета радостно понеслась по мостовой по направлению к реке, где уже вовсю бултыхались тысячи тысяч трупов, готовые принять в свою безрадостную компанию еще одного утопленника, пусть и предусмотрительно сдохшего заранее.
-Это пиздец, - уже в карете выразил свое душевное состояние Фриц, качая головой. - Главное, чтоб Энтони этот твой ничего не разболтал, - добавил он, прислоняясь лбом к стеклу. - Если Голдман узнает и взбрендит ему там что-нибудь в голову, то наша отставка - это самый благоприятный исход, что нас ждет.

0

13

Пережив сразу несколько панически атак за последних пять минут, распсиховавшийся Каррингтон все же решил доверить разработку плана устранения мертвого тела лакея своим товарищам и впоследствии подчиниться их воле. Придя к решению, что меньше подозрений вызовет инсценация выноса пьяного тела, чем уже готовый труп, завернутый в саван, Фриц и Рик взвалили себе на плечи нелегкую ношу. Пережив атаку чрезмерно любопытного Голдмана, в том числе не без помощи Энтони, и отправив этого самого Энтони отвлекать гостей в столовой, лейтенанты все же выперлись наружу. Роберт был тяжел и спотыкался (удивительно!) на каждой ступеньке и один раз даже упал с лестницы, вследствие чего стал выглядеть в два раза более мертвым. Собрав обмякшего и остывающего слугу в охапку и кое-как вернув парик и треуголку обратно на его скальп, друзья не без помощи участливого кучера впихнулись в заранее вызванный Элис экипаж. Ричард, надо ли говорить, все еще пребывал в стрессовом состоянии и на окружающую среду реагировал крайне раздражительно, тем не менее, постаравшись быть с их возницей поласковее, дабы тот не заподозрил неладное. Поняв, что его обходительность никакого влияния на степень его осведомленности о наличии в карете трупа не оказала, Каррингтон стал еще нервнее. Лишних свидетелей уничтожения лакеевых останков он уже заранее возненавидел. Утешала его лишь мысль, что кроме них с Фрицем пока их было лишь двое и в обоих он был более-менее уверен - следовало лишь щедро заплатить их кучеру.
-Это пиздец, - заговорил вдруг Фриц, прервав обоюдное молчание лейтенантов вскоре после того, как они взяли курс на Темзу. - Главное, чтоб Энтони этот твой ничего не разболтал. Если Голдман узнает и взбрендит ему там что-нибудь в голову, то наша отставка - это самый благоприятный исход, что нас ждет.
-Не разболтает он ничего, - как можно спокойнее, что, правда, не вышло, отозвался Рик, имея в виду Виртса. - Я его с пятнадцати лет знаю, он не из крысиной породы. А Голдман тупой и верит всему, что скажешь. Меня больше кучер беспокоит, - так как со стороны немца не последовало ответа, разговор затух и остаток пути к "темному местечку", ранее упомянутым возницей, товарищи провели в тишине, поочередно ловя обмякшего Роберта на особенно крутых поворотах.
Через полчаса они прибыли и, без проблем отослав необыкновенно дружелюбного кучера с Фрицевыми деньгами прочь, лейтенанты по грязи безлюдного пустыря потащили тяжелый труп к реке. Было лето, поэтому несмотря на вечерний час все еще не смеркалось, но людей поблизости не было. Рик все же на всякий случай свободной рукой надвинул треуголку на глаза и поднял воротник камзола, подол которого был тем временем уже безнадежно засрат повсеместно окружающей лейтенантов слякотью. Все трое, включая щедро загребающего туфлями грунт Роберта, упорно хранили молчание и медленно, но верно продвигались в сторону реки. Данная узкая местность была зажата между двумя двухэтажными зданиями, стоящими вплотную к берегу, и при ближайшем рассмотрении было видно, что Темза, в данном месте текущая быстро, уже начала размывать их фундамент. Берег был ничем неукреплен и не было даже парапета, через который бы лакея по логике вещей надо было перебрасывать, что задачу друзей незначительно упростило. Добравшись наконец до края русла, Ричард и Фриц взяли труп за руки и за ноги, и, немного раскачав того, с плеском сбросили в реку. На их счастье Роберт благополучно достиг достаточно глубокого места, и, не зацепившись за дно, был подхвачен течением и с раскинутыми в стороны руками и ногами уплыл прочь. Товарищу лакея по несчастью, лежащему спиной вниз где-то на мелководье у самого берега и, видимо, принесенному сюда течением, повезло меньше, и он вынужден был оставаться на месте, поедаемый чайкой. Каррингтон, готовый в тот момент блевануть, молча качнул головой, и, жестом позвав Фрица за собой, быстро зашагал прочь с пустыря, спрятанного в переулках портового района Лондона.
По пути обратно, сидя в нанятом экипаже, товарищи придумали легенду о эпическом побеге Роберта, которого они не смогли догнать, что было призвано ввести Голдмана в заблуждение о дальнейшей судьбе его слуги. Заляпав по пути все окружающее пространство грязью с сапог, лейтенанты вернулись в квартиру, и, отослав Элис заплатить кучеру, так как у них денег с собой не осталось, с уже наигранно-грустными лицами побрели в сторону столовой. Виртсов на месте уже не было, равно как и Карлоса, что было в высшей степени удивительно. Рик в шоке оглянулся на Фрица, также тупящего над их совместным открытием.
-Неужели в нем проснулась совесть и он наконец оставил нас в покое? - пробормотал он, сам не веря своему счастью. Вскоре вернулась горничная, которую лейтенанты озадачили вопросом о местонахождении капитана.
-А он уехал вместе с господами, - пояснила Элис, с кислой миной глядя на пол в коридоре. - Мистер Энтони его позвал с собой.
-Энтони? Позвал? - сегодня, похоже, был день шокирующих открытий. - Ты уверена?
-Да, я сама слышала, - подтвердила дама, уже берясь за швабру, стоявшую при входе на кухню, что позволило ей взять ее, не сходя с места. - Говорит, мол, вы тут наверно скучаете без званых вечеров, Ричард же, то есть вы, сэр, их не устраивает.
-Хм, понятно, - Виртс, очевидно, принес свое психическое здоровье в жертву безопасности товарищей, дабы те в случае форс-мажора могли вернуться в квартиру без лишних вопросов со стороны Голдмана и провести необходимые операции без лишних глаз. Приношение было поистине велико, поэтому Каррингтон, еще раз переглянувшись с Вергахенхайтом, выкатил вперед нижнюю губу и закивал, обозначая свой респект по отношению к Энтони.
-Вы будете ужинать? - спросила вдруг Элис, уже вовсю работая над уборкой. - У меня уже все готово.
-Будем, - подтвердили хорошом товарищи, справедливо рассудив, что оба голодны.
-Только снимите сапоги, пожалуйста, - робко попросила служанка, в ужасе глядя на названные предметы обуви на ногах господ, все еще отчего-то не интересуясь судьбой Роберта. - И одежду смените, эту постирать надо, - Рик удивленно покосился на столь активную и чрезмерно много на его взгляд командующую Элис, но почему-то ничего не сказал, прямо на месте стянув с себя обувь и бросив ей в руки рубашку и камзол, штаны и чулки предпочтя стаскивать в одиночестве за ширмой. Переодевшись во все свежее, он, захватив одежду в комнате Фрица и перекинувшись с ним парой слов о степени грязности их ног, любезно доставил белье на кухню к Элис, где та уже вовсю кипятила воду для стирки. Дама, пискнув слова благодарности и отчего-то пряча глаза, стала распределять по тарелкам обед. Каррингтон выглядел так, будто хотел что-то спросить, но горничная, делая вид, что его не замечает, продолжила молча делать свою работу, натянуто улыбаясь. Хмыкнув, отчего-то нерешительный лейтенант покинул помещение и, скользя по необычно быстро вымытому Элис полу, из любопытства отправился посмотреть, как после всего произошедшего выглядит кладовка. Внутри было прибрано, даже, с позволения сказать, слишком - все свертки расставлены по местам, мебель очищена от пыли, а сундук задвинут под шкаф, дырявые двери которого были закрыты на ключ, торчащий из замочной скважины. Рик открыл недавнее место заточения ныне плывущего по волнам лакея - внутри не было никаких следов пребывания человека, включая, конечно, пятно крови, вытекшей у того изо рта во время приступа чахотки, тщательно изничтоженное, судя по всему, руками все той же Элис. Еще раз многозначительно хмыкнув, англичанин закрыл двери шкафа и вместе с подоспевшим Фрицем проследовал в столовую, где они молча расселись по привычным местам за столом. Да и говорить-то, собственно, было нечего - оба подсознательно условились о том, что будут вести себя так, будто ничего не произошло.
Минутой позже в столовую с подносом в руках вплыла служанка, и, как ни в чем не бывало расставив перед ними тарелки с хавкой, собралась удалиться на кухню, дабы приготовить чай и десерт, но была остановлена отчего-то недружелюбно прозвучавшим, хотя он этого не хотел, окликом Каррингтона.
-Элис, стой, - дама остановилась и с неизменным участием во взгляде уставилась на работодателя. - Ты зачем убиралась в кладовке? - предположительно, затем, чтобы там было чисто, но лейтенант не знал, как иначе выведать у горничной то, что его интересовало, поэтому решил начать допрос именно так.
-Там было очень пыльно, сэр. Я заметила это только тогда, когда вы решили ею воспользоваться, - как можно более непринужденно ответствовала Элис. Ее обеспокоенность излишним вниманием Рика, однако, легко читалась в выражении ее уж слишком бесхитростного лица, на котором были видны все ее эмоции.
-Я тебя об этом не просил.
-Извините.
-И это был первый раз, когда ты там убралась с первого дня своей работы, - как ни в чем не бывало, продолжил лейтенант. - Опять же, потому, что я тебя об этом никогда не просил, - сам не понимая, почему докопался именно до кладовки и ходит все вокруг да около, он качнул башкой, словно собираясь с силами для следующего вопроса. - Тебя там что-то беспокоило? Или ты нашла что-то, чему там быть не следовало? - Элис испуганно уставилась на собеседника, вытаращив глаза и поджав губы.
-В-вы о чем? Я просто...
-В шкафу нет пятна крови, которой он харкал, - уже без обиняков сообщил Ричард. - И харкал он ей потому, что болел чахоткой и сдох он от нее же, - горничная растерянно заморгала, никак не заполнив паузу, которую Каррингтон сделал после своих слов, ожидая ее реакции. - Мне были неприятны твои сомнения относительно причины его исчезновения из квартиры, поэтому теперь я их тебе поясняю, - он взял в руки нож и вилку, дабы начать есть жаркое. - Если придет Голдман, не открывай. Можешь идти, - Элис, недолго потоптавшись на месте и озадаченно закусив нижнюю губу, ушла на кухню.

0

14

Дорога продолжалась в тишине. Наверное, лейтенанты с ужасом думали о возможной отставке, может, горевали о пропавших деньгах, или же вовсе философствовали на тему бренности бытия. К последнему вполне себе склонял сидящий под боком труп, хотя, впрочем, к концу пути Фриц уже и не замечал Роберта. В голове немца воцарилась спасительная пустота, позволявшая ему с поистине каменным лицом расплатиться последними средствами с довольным легкому заработку кучером и дотащить тело лакея до самой реки. Некоторое время позалипав в течение Темзы, уносившее чахоточного мертвеца в далекие дали, Вергахенхайт потопал за Каррингтоном, находившимся в явном диссонансе. На обратный путь друзья снова наняли экипаж. По дороге продумав легенду для любопытного Голдмана, лейтенанты вперлись домой и застали там поразительную пустоту. Переглянувшись с Риком, Фриц удивленно хмыкнул.
-Неужели в нем проснулась совесть и он наконец оставил нас в покое?
-Нашел себе новую жертву, - весело отозвался Вергахенхайт и сел за стол, откинувшись на спинку стула и глядя на вход. Как и ожидалось, вернувшаяся Элис мгновенно доложила обстановку и сдала капитана.
-Он уехал вместе с господами. Мистер Энтони его позвал с собой.
-Кажется, у бедняги не оставалось выбора, - отстраненно заметил Фриц, пожимая плечами и снова переглядываясь с выпятившим нижнюю губу Каррингтоном.
Нехотя переодевшись в своей комнате и вручив грязную одежду в руки Рика, устроившего аттракцион невиданной щедрости, видимо, в связи со своим диссонансом, Вергахенхайт босиком в одних кюлотах и рубашке вернулся в столовую, где в одиночестве стал дожидаться ужина. В то время, как у немца в голове по-прежнему царило спасительное ничто, к которому его мозг часто прибегал в минуты беспокойства, подозрительные и неспокойные Рик и Элис где-то шарились. Не задаваясь лишними вопросами, Вергахенхайт сполна получил нужную информацию, когда Каррингтон устроил служанке допрос в столовой.
-Элис, ты зачем убиралась в кладовке? Это был первый раз, когда ты там убралась с первого дня своей работы. Тебя там что-то беспокоило? Или ты нашла что-то, чему там быть не следовало? - медленно, нагоняя на служанку жути, говорил Ричард, и с каждым новым его вопросом Элис все больше бледнела и таращила глаза.
-В-вы о чем? Я просто...
-В шкафу нет пятна крови, которой он харкал. И харкал он ей потому, что болел чахоткой и сдох он от нее же. Мне были неприятны твои сомнения относительно причины его исчезновения из квартиры, поэтому теперь я их тебе поясняю, - Элис выглядела напуганной, но постепенно успокаивалась, по мере того, как вилка с наколотым на нее мясом приближалась ко рту работодателя. - Если придет Голдман, не открывай. Можешь идти.
Трапеза продолжалась в молчании, ибо оба лейтенанта были весьма подавлены и вымотаны как морально, так и физически. Неприятная история с лакеем тем паче угнетала, что денег лейтенанты так и не нашли. Впрочем, они и не искали, а ведь возможно Роберт спрятал их у Голдмана в квартире. А может, та кухарка - его соучастница?
Посчитав, что разуплотненный Рик в данный конкретный момент своего существования больше склонен к мыслям о духовных ценностях, внезапно ставший материалистом Фриц, отнявший у Элис свои едва-едва начищенные сапоги, бодро потопал на верхний этаж, чтобы там, в отсутствие капитана, обыскать вещи чахоточного и, возможно, отыскать краденое. О том, что кухарка может и не пустить незваного гостя шарить по вещам начальника, лейтенант не подумал.
-Кто? - рявкнула женщина из-за двери, опасаясь открывать. - Роберт, ты?
Невольно поежившись от осознания, что женщина еще не знает о произошедшем, и кличет живого и теплого Вергахенхайта именем хладного трупца, немец соизволил пояснить:
-Это лейтенант Вергахенхайт.
-Не знаем таких, - отрезала кухарка. - Открывать изволим только капитану и его лакею.
-Я сегодня уже заходил, вы меня не помните? - отчаянно взывал к пониманию Фриц, зачем-то еще раз стукнув кулаком по двери.
-Мало ли, кто тут ходит, - женщина, судя по шагам, стала удаляться от двери. Вергахенхайт со вздохом уж было собрался спускаться вниз, как, развернувшись, узрел весело качающуюся над ступеньками макушку капитана, постепенно проявляющегося по мере поднятия по лестнице (наркомания какая-то). После макушки появилась и шея, и плечи, и вот уже полкапитана предстало перед Фрицем. Карлуша был пьян, но не вдрызг, как водится у его подчиненных, а, если можно так выразиться, интеллигентно пьян. Застыв на полпути к своей квартире, полкапитана замерло в устойчивом положении и поклонилось немцу.
-Доброго вечера, лейтенант, - заплетающимся языком произнес Голдман, после чего продолжил, мерно покачиваясь, подниматься.
-Здравствуйте, здравствуйте, - отмахнулся разочарованный своими розыскными работами Фриц. - Я как раз к вам.
-Прошу-с, - Голдман требовательно забарабанил в дверь и, пока матерящаяся кухарка сквозь дебри квартиры следовала к двери, устало прислонился лбом к створке и вопросил: - А по какому поводу?
-По поводу наших денег, - ответствовал лейтенант. Едва кухарка поняла, что за дверью стоит ее дражайший начальник, она отперла, и оба тела пожаловали на территорию хаты. Женщина одарила немца недовольным взглядом и, фыркнув, важно удалилась, виляя необъятным задом. - Я хочу проверить в комнате Роберта. Где она?
-Пох-ходите, - остановил "сыщика" капитан, хватая его за рукав. - А где Робби?
-Сбежал ваш Робби, сбежал, - нервно отозвался немец, выдергивая свой рукав из потных ручонок бухого капитана. - И записки прощальной вам не оставил.
Карлос погрустнел, но лишь на пару секунд, а после, вновь приободрившись какими-то своими бредовыми мыслями, опять схватил подчиненного, в этот раз за локоть, и потащил по коридору.
-Вот он как, значит, - вздыхал он дорогой. - Значит, я в нем ошибался, ах. Я так много ошибаюсь, лейтенант, так часто ошибаюсь..., - Фриц тяжело вздыхал на пару с капитаном, вынужденный волочиться наравне с Карлушей-каракатицей. - Вот, вот его комната. И вещи свои не забрал, эх-эх-эх..., - Голдман икнул и, приложив руку к груди, сделал виноватый вид. - Пардон, мсье, - после чего заливисто заржал. Вергахенхайт, потеряв к происходящему с Карлосом интерес, вошел в узенькую комнатушку, где прежде целый один день ютился Роберт. Обжить он тут ничего не успел, зато срач навел - будь здоров. Возможно, раскидал все, когда прятал деньги, - предположил немец и брезгливо приподнял двумя пальцами валявшийся на кровати заляпанный дорожной грязью плащ. На кровати было пусто. Тумбочка, по которой были раскиданы пудра, кисточки и пара монет, тоже пустовала - денег в ней не было. На полу валялась подушка и одеяло с кровати, незамедлительно проверенные и ощупанные немцем. Тоже пусто. Оставалось последнее место, самое банальное и неинтересное - под матрасом. На удивление Вергахенхайта, именно там и лежал сверток бумаги.
-Вы зачем все раскидали? - вполз, наконец, проржавшийся Карлос в комнату лакея. - О, это что?
-Я сам пока не знаю, - Фриц принялся разворачивать многослойно завернутую бумагу.
-Да что вы там возитесь? Дайте я, - Голдман протянул руки к свертку, но подчиненный отстранился от него и отвернулся к стене. Через пару секунд бумага была окончательно распакована, и под ней, к счастью, обнаружились аккуратно сложенные украденные деньги. - О-о-о, так они все это время были тут, - возрадовался Голдман, аж пританцовывая от радости. - Что ж он сбежал-то, без награбленного? - тут же с грустью протянул капитан, прекращая плясать и облокачиваясь о подчиненного.
-Ага, и пирожков на дорожку не захватил, - фыркнул немец, убирая сверток за пазуху. - Радоваться надо, иначе с вас был бы спрос.
-С мини-и-ия-я-а-а? - искренне недоумевая протянул Карлос, после чего снова икнул и снова заржал.
-С ва-а-ас, - скептически подтвердил Фриц, пародируя интонацию начальника. - И чего вы нажрались?
-Нажираетесь вы с Карыноном, - отрезал капитан, важно приосанившись и покачав в воздухе указательным пальцем. - Я немного выпил в приятной компании мистера Виртса. Вот ведь замечательный человек. Как же жаль, что я не встретил его раньше. Подумать только, он мог бы работать со мной на одном корабле, ходить под моим началом...
-Э, славно, дайте я пойду, - Фриц попытался отпихнуть Голдмана, которого, похоже, понесло. Как он и ожидал, операция по освобождению себя любимого провалилась, и Карлос, вцепившись обеими руками в камзол притихшего подчиненного, принялся мотать того из стороны в сторону, втолковывая:
-Замечательный, замечательный человек, понимаете, Вергахенхайт?
-Да говнюк он, этот ваш Виртс, - не согласился немец.
-Эт вы говнюк, Вергахенхайт, - Карлос, кажется, оскорбился. - Как вам не сты-ы-ыдно, так говорить про Тони.
-Робби, Тони.... А нас с Каррингтоном вы как зовете, если не секрет?
-Сыкрет, - Голдман опять заржал, но, слава богу, отпустил подчиненного. - Ыхывахаха, - весело продолжал он заливаться, пока Вергахенхайт быстрым шагом направлялся прочь из квартиры. - Фрицци, передавайте Ричи привет, вхывахаха, - Карлос, кажется, подавился слюной от смеха.
-Не оригинально, - прокомментировал сие немец, покидая чертоги пьяного капитана и направляясь к Каррингтону, чтобы порадовать его своей удачной находкой. Грусть от осознания того, что недавно в квартире умер человек, куда-то улетучилась. Да и чего грустить о каком-то лакее?..

0


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » Вассал моего вассала - не мой вассал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC