Вверх страницы
Вниз страницы

Два балбеса и их тяжёлая жисть х)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Кто есть кто » История семьи


История семьи

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Родословная х)

0

2

История семьи Вергахенхайта

Род Вергахенхайтов начнем с Александра Иоганна фон Вергахенхайта, единственного сына некоего пусть безымянного графа Вергахенхайта. У Александра Иоганна было два законных сына (Георг Вергахенхайт – старший, Йозеф Вергахенхайт – младший) и две дочери (Изабель и Симона). После смерти Александра Иоганна его титул унаследовал старший сын Георг.
1) Йозеф Вергахенхайт погиб на дуэли в тридцать три года, не оставив после себя законного потомства.
2) Симона Вергахенхайт вышла замуж за Карла Ротфельда. У них было два ребенка, сын – Рудольф и дочь – Джисела. Рудольф женился по молодости, но его жена умерла через год после свадьбы, не оставив Руди детей, после чего он стал много пить и больше не женился. Джисела Ротфельд вышла замуж за Вильгельма Эргер, умерла при родах единственной дочери – Анны Марии Оттилии Эргер. Анна Мария осталась бездетной старой девой до самой смерти.
3) Изабель Вергахенхайт вышла замуж за Якова Думм, у них было трое детей: Фридрих Август Думм, Августина Мария Думм, Александр Йозеф Думм. Фридрих Август женился на Кэтрин Герц. Они удочерили подброшенную им бедняками девочку, назвали ее Каролиной. Августина Мария вышла за Максимилиана Розендорна, у них родилось два сына-близнеца – Пауль и Стефан и одна дочь Кристина. Александр Йозеф Думм имел одного незаконного сына Питера Шнайдера и рано умер, не оставив последнему наследство.
4) Георг фон Вергахенхайт тем временем женился на Амалии Хохверк. У них было двое детей – старшая дочь Анна Виктория Вергахенхайт и сын Отто Вильгельм Вергахенхайт. Анна вышла замуж за Карла Конанда и имела от него шесть детей, из которых до зрелого возраста дожили только трое: Софья, Эстель и Эдгар. Отто Вильгельм унаследовал после смерти отца его титул графа. Женился Отто на Адальберте Липпер, с которой у него было трое детей – старший сын Александр Витольд, средний - Фриц Вергахенхайт и младшая дочь Николь. Александр погиб в юном возрасте, Фриц женился на англичанке Диане Митчелл, с которой имел одного сына Александра Вольфганга. Фриц погиб, не дожив до старости. После себя он оставил еще троих незаконных детей: Самюэля Штольца, Габриэлу Хартманн и Томаса Колдуэлла. Николь Вергахенхайт вышла замуж за Кристиана Берга, от которого имела пять детей: Адама Эриха, Михаэля, Агнессу, Пипилотту и Эбинизера. Александр Вольфганг унаследовал от деда титул графа и женился на англичанке Маргарет Джейн Эбигейл Каррингтон, с которой имел пятеро детей: Виктор, Леонесса, Бертрам, Элейн и Стефани.

Рассмотрим также линию со стороны нашей любимой старушки Берти.
Все началось в далеком 15 веке, когда две знатного рода сестрицы повздорили из-за молодого ухажера, который выбрал в итоге младшую из сестер и женился на ней. Старшая так вознегодовала, что направилась, под покровом ночи, тайно к местной бабке-ведьме и, заплатив той, наказала навести на свою сестрицу самую сильную из всех имеющихся порч. Ведьма, видимо, справилась с задачей, потому что родившаяся в последствии у младшей сестры дочь оказалась явно бесноватой и не особенно адекватной девочкой, а, проще говоря, просто истеричкой. С тех пор и понеслась.
Мы не будем рассматривать все поколения упоротых потомков проклятой сестрицы, а обратимся к наименее отдаленному от 18 века периоду - к 1665 году, когда родилась очередная истеричка по имени Петра Виргиния Гвиштиц. Дама сия была настолько стервозна, что даже ее незаурядная красота не могла привлечь к ней потенциальных женихов, что, правду говоря, не мешало ей быть весьма неразборчивой в связях. Родителям пришлось сделать приданное дочери просто катастрофически огромным, и тогда один разорившийся граф по имени Клаус Герхард фон Нойштайнер согласился взять Петру в жены. Своевольный нрав супруги он надеялся подавить своим свинским отношением к ней. Не помогло - мужем Петра вертела, как хотела, довела его уже через восемь лет совместной жизни до психоза, после чего Клаус умер от сердечного приступа. За это время у супругов родилось три дочери - Кларимондт, Афродита и Тересия (у Петры был бзик на женских именах) и один сын Бертольд. После смерти мужа Петра заводила пару связей на стороне, в результате родились еще двое отпрысков - мальчики Ганс и (так и быть, в честь почившего мужа) Герхард.

1) Тересия Нойштайнер, младшая из дочерей, приняла на себя семейное проклятие и стала следующей истеричкой в роду. Она вышла замуж за Арнольда Берна и родила ему, к собственному недовольству, аж четверых сыновей, имена которых были: Густав, Зигмунд, Ян и Фридрих. Густав женился в юном возрасте на своей возлюбленной Изабель, но та, к сожалению, не могла родить ему ребенка. В поисках лечения, молодая семья укатила во Францию, где их след затерялся. Считается, что они разорились и постеснялись вернуться домой к родителям. Зигмунд и Ян, погодки, были всегда очень дружны, и даже женились одновременно на двух сестрах-близняшках Брунхильде и Розе Хутманн. Правда, Зигмунду больше повезло с детьми – их у него было трое: Феликс, Франк и Адель, в то время как у Яна родилась лишь одна дочь – Елизавета. Фридрих Нойштайнер так и не женился, ведя разгульный образ жизни, а в возрасте тридцати двух лет пропал без вести после одного шумного званого вечера.

2) Афродита была весьма спокойной и адекватной девушкой, неясно в кого, ибо родители оба были странные. Ее выдали замуж по расчету за графа фон Брюкенхофа и до самой пенсии рожала ему детей пачками, из которых дожило до сознательного возраста семеро: Гюнтхер, Манфред, Мартин, Штефани, Вальтер, Марта и Карла. Карла вышла замуж за Якова Зоммера и родила ему двух сыновей - Конрада и Йенса. Мартин Брюкенхоф женился на Оделии Яммерштраль, от которой имел всего одного сына - Вольфа.

3) Кларимондт лишь отчасти отхватила дар быть психованной скотиной, а мужа себе нашла и вовсе спокойного и забитого жизнью Пауля Липпера, так что все должно было быть гладко. Да, вот незадача - в ее дочери отчего-то проснулся бес. Вероятно, четыре сына Тересии не могли исполнить проклятие, так что пострадала первая родившаяся в роду бывших Нойштайнеров девочка - Адальберта Липпер (Кларимондт переняла у матери привычку странно называть детей). Кроме Берти родился у фрау Липпер также сын Франциск и дочка Катарина. Адальберта вышла замуж за Отто Вергахенхайта, родив ему троих детей, один из которых умер в детстве. Остался старший сын Фриц и дочь Николь. Франциск женился на знатной Эмме фон Вильбранд и, не желая поддерживать отношения с нелюбимой сестрой Адальбертой, добился того, что о его семье род Вергахенхайтов вообще ничего не знает. Катарина же, будучи наивной и глупой, вышла замуж за какого-то нищего художника Маркуса Хольца и также пропала из зоны видимости старшей сестры.

4) Ганс Нойштайнер вырос откровенным дурачком, к тому же косоглазым и слюнявым, так что общество его в упор не принимало, а посему бедолага просидел на шее у матушки Петры до самой кончины родительницы, а спустя пару месяцев помер и сам, совершенно нелепо упав с лестницы и сломав шею.

5) Герхард Нойштайнер, напротив, был успешен и оттого самолюбив. Баб у него за всю жизнь набралось немало, и красивых, и просто симпатичных, но жениться ему пришлось на страшной, как смерть, Марте Циббер, ибо та, как стало известно мюнхенскому обществу значительно позже, знала какой-то секрет Герхарда и шантажировала своего суженого. Детей у Нойштайнеров было двое – сын и дочь – Виктор и Беатрис. Герхард покончил с собой на третий год семейной жизни, не выдержав общества своей супруги. Виктор Нойштайнер служил в баварской армии и так и не женился, посвятив свою жизнь карьере. Беатрис вышла замуж за Артура Гауэра и родила ему двух сыновей – Кристофера и Мартина.

6) Бертольд Нойштайнер всегда стыдился своего незаконного происхождения и лелеял мечту отыскать настоящего отца. К сожалению, отец оказался страшным преступником и, по пьяни, не разобрав, что от него хочет бравый молодой человек, называющий его по имени, пристрелил беднягу, так и не узнав, что это был его сынишка.

0

3

История семьи Каррингтона

Жил-был на свете в Англии, славившейся своими густыми лесами, полной дикого зверя, один егерь, имя которого для нас история не уберегла, в отличие от его длинной и раскатистой фамилии, звучавшей гордо - Каррингтон. Дело было еще во времена царствования славного короля Генриха VIII, любившего развлечения в общем и охоту в частности. И однажды этот славный егерь неспешно обходил свои владения, как вдруг он услышал протяжный и несколько приглушенный из-за густого леса, что отделял источник звука от лесного сторожа, звук охотничьего рога. На сегодня его господа не планировали охоты, посему егерь испугался, что своевольный граф N-ский, во владениях которого он служил, попадет в беду. Отважный Каррингтон быстро побежал через изученный и исхоженный им вдоль и поперек лес к месту, откуда донёсся звук рога, и застал двоих охотников, в числе которых был молодой и прекрасный граф, уже за погоней за дичью. Благородный олень, которого преследовали не менее благородные люди, быстро удирал от преследователей по единственной в лесу широкой тропе, вмещавшей его могучее тело и раскидистые рога, в сторону лесного озера. Егерь сердцем чувствовал, что если он не вмешается, эта погоня кончится плохо, и быстрее ветра побежал следом за господами, тщетно стараясь до них докричаться, чтобы те остановились. Разгоряченный погоней граф одну за другой пускал стрелы в свою добычу, но олень снова и снова убегал от его смертоносных снарядов. В конце концов, охотники, как им казалось, загнали оленя в тупик, ибо тот, тяжело дыша, остановился перед озером и теперь гордо взирал на своих преследователей. Егерь, наконец, настиг своего господина, но, не в силах что-то сказать, замер на месте. Молодой граф тем временем, не спуская глаз с жертвы, стал медленно натягивать тетиву, готовясь послать стрелу меж глаз благородного животного. Однако вероломный спутник графа, его злой младший брат, полный ненависти к своему старшему родичу, который после смерти их отца герцога унаследует все состояние, включая прекрасные охотничья угодья, решил воспользоваться моментом и убить брата, дома побожась, что наследник погиб по вине оленя, поднявшего графа на рога. Каррингтон, увидев, как спутник графа заносит над стоящим к нему спиной братом кинжал, закричал: "Ваша светлость, ваш брат хочет убить вас!" и бросился на всадника, чтобы стащить его из седла, и, если нужно, принять смерть за своего господина. Граф обернулся на крик, и, увидев борющихся на земле брата и егеря, постарался прекратить драку. Благородный олень тем временем убежал. "Ты правда хотел убить меня, брат?" - спросил граф родича, когда тот смирился с тем, что ему не удалось свершить свой ужасный план. "Да, это правда, хотел." - ответил его брат. "Так умри же сам!" - и он без колебаний пустил своему несостоявшемуся убийце стрелу в лоб. Так погиб завистливый брат графа, а его егерь получил дворянство за спасенную жизнь своего господина...
       Но все это, конечно, всего лишь красивая легенда, бытовавшая в семействе этого героического и преданного егеря два века спустя. На самом деле никто из семейства Каррингтон точно не знает, по какой причине их прежде не особенно родовитый предок получил дворянство и поместье в придачу. Известно лишь то, что этот самый предок (имя его, кстати, несомненно дошло до потомков, но оно было им настолько неинтересно, что они его постепенно забыли) действительно обрел свои привилегии в 16 веке, жил-не тужил в своем поместье близ Лондона и особенной экономностью не отличался, ибо уже в начале 17 века его, к слову, довольно темпераментному потомку Чарльзу Каррингтону пришлось заложить семейное гнездо, ибо его предки-транжиры не копили деньги и в наследство ему оставили почти что ветхое жилище и ни гроша в семейном бюджете. Сам Чарльз, кстати, единственный сын в семье, тоже был бы не прочь пожить в свое удовольствие на папины деньги, но, как уже говорилось, не судьба. Сей дворянин из рода Каррингтон увидел свет в 1585 году и женился в 1606 (весьма предусмотрительно заложив свое поместье лишь в 1607 году) на восемнадцатилетней богатой иностранке по имени Бергит Вестергор, что приехала в Англию из Шотландии в составе свиты королевы Анны Датской (чтобы понять, что датчане делали в Шотландии, прочтите биографию оной королевы). Жена Чарльза была полностью противоположна ему по характеру, что, в принципе, неудивительно - по происхождению Бергит - стопроцентная скандинавка и всегда была крайне спокойна в любой ситуации, включая даже внезапно открывшееся бедственное мужнино положение. Ее денег было недостаточно, чтобы выкупить и привести в божеский вид поместье родителей ее супруга, но сама она была достаточно предприимчива, чтобы подыскать им новое, пусть и довольно скромное, семейное гнездо, на этот раз неподалеку от города Йорк. В первые восемь лет брака Бергит родила пятерых детей, из которых избежали смерти в младенчестве лишь двое - сын Ричард (1608 года рождения) и дочь Бриджит (1613). Доход благородной, но крайне небогатой семьи был по-прежнему невелик, а деньги, привнесенные Бергит в семью Каррингтон, неумолимо таяли, поэтому было решено отправить наследника, пусть и единственного, как и его отец, сына в семье, нести тяжкую военную службу, чтобы обеспечить его будущее. Нужные знакомства у его отца были лишь во флоте, поэтому 11-летнего мальчика туда радостно и пропихнули.             Большую часть отрочества, всю юность и часть молодости Ричард безвылазно провел на корабле в весьма суровой атмосфере, а потому впоследствии по характеру был несколько диковат и груб. Это, однако, не помешало ему жениться в 1630 году на дочери соседнего его родителям помещика, Роуз Хэвингем, которая в 1632 году родила ему сына Энтони и дочь Глорию, к сожалению, вскоре умерших, что и без того не особо любящих супругов отдалило друг от друга еще больше. Бриджит также выдали замуж в 1630 году за незнакомого ей персонажа, в Данию, по ходатайству матери, у которой там остались родственники. Рик никогда особенно не был близок с сестрой, ибо не видел ее с тех пор, как ей минуло 6, а потому дальнейшей ее судьбой не интересовался. Что касается остальной его семьи...
       Его отец, имевший дурную привычку вечно себя накручивать и нервничать не по делу, периодически выходя из себя и демонстрируя свою эмоциональную нестабильность, довел себя до ручки и скончался в 1642 году. Ричард и Роуз стали хозяевами поместья и радостно спалили его в первый же год владения оным по глупой неосторожности.  Они сами и их дети (к тому времени Роуз родила еще троих детей - сыновей Джона (1634) и Чарльза (1637) и дочь Анну (1638)) чудом спаслись, мать же Рика, Бергит Каррингтон, погибла в пожаре. Семья переезжает в Йорк.
       1642 год выдался трагичным не только для семьи Рика, но и в целом для страны. В Англии фактически началась гражданская война - попытки короля Карла I распустить неугодный ему Парламент приводят к противостоянию сторонников Парламента («круглоголовых») и сторонников короля («роялистов»). Вскоре конфликт перерастает в вооруженное восстание. Король Карл I бежит в Йорк, где начинает собирать армию. Ричард вступает в королевскую кавалерию и погибает в 1645 году в битве при Несби.
Но даже во время политических потрясений и войн люди продолжали жить обычной человеческой жизнью со всеми ее радостями и невзгодами, жениться, рожать детей, умирать и совершать прочие стандартизированные операции. Так как семья осталась без кормильца, опекуном малолетних детей Роуз стал ее брат Джордж Хэвингем. Брат Роуз устроил младшего племянника, Чарльза, на службу во флот (1652), как уже повелось в семействе Каррингтон, а из старшего стал воспитывать аристократа. Бедняга Джон, от природы хилый и болезненный, не оценил стараний дядюшки и скончался от простуды в 1654 году, таким образом, сделав наследником состояния отца своего младшего брата. Жизнерадостный и добрый Чарльз, к слову, по характеру больше походил как раз на своего дядюшку, чем на угрюмого родителя, а потому был любим и уважаем всеми, с кем имел знакомство. Его младшая сестра Анна, с которой у Чарльза была чисто символическая разница в возрасте, также отличалась доброжелательностью и имела с братом доверительные отношения.
       Каррингтон, опять же в отличие от отца, не очень любил военное дело и видел себя в качестве обычного деревенского сквайра и любящего отца семейства, в чем, естественно, не нашел поддержки, ибо и его мать, и дядя остро нуждались в деньгах. Чарльза несколько раз пытались сосватать дочерям местных немногочисленных богачей, но каждый раз либо сам Каррингтон, либо семья его несостоявшейся нареченной уходили от ответа. Решив окончательно обезопасить себя от нападок родственников, в 1670 году не достигший особых карьерных успехов Чарльз (находившийся в звании лейтенанта) женится на Джейн Вильямсон, дочери из столь же небогатой, как и его собственная, семьи, и забирает к себе все еще незамужнюю Анну. С семьей, естественно, отношения были прерваны. Роуз умерла от онкологического заболевания в следующем году (1671).
       Джейн и Чарльз долгое время не имели детей, но в 1680 Джейн, наконец, рожает сына Джорджа, еще через два года (1682) – дочь Кэтрин, и в 1683 году – сына Уильяма. Анна, к удивлению родственников, уже окончательно записавших ее в старые девы, в том же 1683 году выходит замуж за сослуживца брата и переезжает в Лондон.
Джордж был во всем похож на отца, но в отличие от него, свое дело (а это, разумеется, был военный флот) любил и отдавался ему целиком и полностью. Чарльз в это время уже ушел в отставку и дома предавался всепоглощающему безделью до тех пор, пока однажды, в дождливый осенний день 1695 года не прилег отдохнуть на диван и уже не проснулся.
       Джейн осталась жить с семьей старшего сына, которую тот, к слову, завел в 1701 году женился на Эбигейл Беттани, дворянке из семьи среднего достатка и столь же средней знатности, и почти сразу же отправился на войну, позже окрещенную как Война за испанское наследство. Домой он прибыл лишь в 1709 году, вскоре после чего опять вернулся на войну. В 1710 году родился Ричард Каррингтон, с которым нянчилась, в основном, бабушка Джейн, ибо его мать, сильно ослабшая как после родов, так и из-за долгой разлуки с мужем, еще долго приходила в себя.       
       Младший брат Джорджа, Уильям Каррингтон, тоже нес военную службу, но на суше. Однажды его часть послали на гарнизонное поселение в строптивую Ирландию. Оттуда Уилл в 1714 году вернулся уже не один, а с беременной женой, естественно, ирландской национальности, что в глазах его матери уже являлось достаточным условием, чтобы ее ненавидеть. Эту бойкую даму с характером, который она проявляла в отношении всего своего окружения (особенно доставалось слабохарактерному Уильяму, который, видимо, сперва необдуманно обрюхатил девушку, а потом под угрозой расправы от ее брутальной семьи на ней женился) звали Магда, в девичестве она носила фамилию Уокер. Естественно, она была католичкой, чего не стеснялась и открыто это демонстрировала когда надо и не надо. Уилл молчал и терпел. Джейн и Эбигейл тихо ненавидели новоявленную невестку и прятали от нее Ричарда, беззастенчиво пялившегося на конопатую и пузатую тетеньку, внезапно объявившуюся в его доме.
Магда с какой-то стати сразу после появления в семье мужа стала вести себя как хозяйка и пыталась командовать даже свекровью. Бабушка Джейн, однако, себя в обиду и не давала и выдавала невестке на ее капризы такие отповеди, что та, кажется, ее даже зауважала и родившуюся вскоре дочь (1714) нарекла в честь матери своего сидевшего смирно муженька. Тот, естественно, не высказал каких-либо признаков неудовольствия.
       Вскоре у Уильяма появилась возможность избавить семью от себя и своей жены, прОклятой Эбигейл и Джейн на десятилетия вперед. Мистеру Каррингтону весьма ясно светила перспектива эмиграцию в Америку, где он будет нести военную службу. Магда, конечно, была против и упиралась четырьмя копытами, понося мужа на чем свет стоит. Тот посетовал на свое армейское командование и смиренно подставил жене шею для подзатыльников. Дело было в 1717 году, когда домой уже успел наведаться Джордж, на время пребывания которого в доме установились тишь и благодать, ибо Магда отчаянно нуждалась хоть в одном союзнике и старалась показать себя "братцу" в лучшем свете. Мистер Каррингтон верил ее притворству до тех пор, пока жена не поведала ему об истинной природе поведения этой дамы, и разочарованный в выборе брата Джордж вслух пожелал Магде и Уильяму счастливого пути в Новый Свет, а сам снова отбыл на войну, оставив мать и жену наедине с обострившейся неприязнью Магды.
       Дама эта была не только скандальная и властная, но еще и мстительная. Она какими-то окольными путями отыскала родную сестру Эбигейл, Кэтрин, которая в свое время сбежала с собственной свадьбы, потому что не любила навязаннного родителями жениха и вышла замуж за простого клерка, Гарольда Милфорда и уже растила сына Колина. Кэтрин легко поверила притворству Магды, как в свое время Джордж, и признала в миссис Каррингтон подругу. Та, конечно же, стала подбивать Кэт и ее мужа эмигрировать в Америку вместе, оставив детей на попечение Джейн и Эбигейл, мол, пока они не подрастут и не окрепнут, а мы не встанем на ноги в Америке. Миссис Милфорд единолично признала острую необходимость переезда в Америку, и, уговорив мужа, однажды торжественно объявила о своем переезде Эбигейл. Последняя мало того, что не ожидала разлуки с сестрой, так на нее еще и свалился племянник крайне мелкого возраста. Но, видимо, Кэтрин не так сильно ценила их семейные узы, как сама Эбигейл, а потому обе семьи без зазрения совести посадили своих детей на ее хрупкую шейку и отправились покорять новые горизонты.
       Вскоре положение семьи стало слишком стесненным, чтобы продолжать жить в просторных апартаментах в Йорке, поэтому Джейн с невесткой переезжают на север, о чем извещают отца семейства - это происходит в 1718 году. В 1722 году Джейн и Колина, наконец, родители призывают на новую родину, не оговорив, как именно нужно транспортировать детей, указав в письме лишь город, в котором они должны были поселиться - Эбигейл с трудом отыскала для малолетних пассажиров попутчика, который за деньги пообещал доставить детей родителям в целости и сохранности. Джордж побывал дома в третий и в последний раз в 1719 году, и погиб в кораблекрушении в 1723 году, предварительно устроив сына в этом же году в военно-морской флот Великобритании в должности писаря короля. Бабушка Джейн умерла в 1724 году, подавленная известием о смерти сына, оставив Эбигейл в полнейшем одиночестве. Миссис Каррингтон умерла от оспы в 1730 году.
       Сестра Чарльза Каррингтона, Анна, имела дочь Кристину, при родах которой и умерла в 1684 году. Кристина в 1700 году вышла замуж за какого-то придворного и умерла в возрасте 21 года вследствие падения с лошади, будучи беременной вторым ребенком, оставив малолетнего сына. Связь с семьей не поддерживала по причине застарелого конфликта с дядей Чарльзом, который был против позднего брака ее матери.
       Сестра Джорджа, Кэтрин, вышла замуж за военного в 1702 году и в 1707 году, после принятия принятия Парламентом "Акта об унии", объединявшего Шотландию и Англию в одно королевство, переехала с супругом в Глазго. Некоторое время поддерживала связь с матерью, но после 1712 она прервалась - в том же году ее муж написал свекрови, что его жена сбежала в неизвестном направлении, взяв с собой двоих их дочерей. Джейн пыталась найти дочь, но безуспешно. Есть предположения, что она бежала обратно в Йорк, но, не найдя матери на месте, переместилась дальше на юг, возможно, даже в Лондон, чтобы ее не выследил муж, но Кэтрин так и не дала о себе знать.

0


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Кто есть кто » История семьи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC