Вверх страницы
Вниз страницы

Два балбеса и их тяжёлая жисть х)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » «Случилось страшное и непоправимое – я женюсь» (с)


«Случилось страшное и непоправимое – я женюсь» (с)

Сообщений 1 страница 30 из 70

1

http://s7.uploads.ru/hIeUl.jpg

Название
«Случилось страшное и непоправимое – я женюсь» (с)
Место действий
Открытое море, корабль «Виктория»; Англия, Лондон; Германия, Мюнхен.
Время действий
конец октября 1735 г.
Фрицу: 29; Ричарду: 25
Краткое описание сюжета игры
Случилось непоправимое. А именно – Фриц вынужден жениться. Это такая трагедия, что даже пояснять ничего не нужно – и без того ясно, в каком настронии находится Вергахенхайт, и как недоумевает его друг Ричард Каррингтон.

0

2

Пока Ричард возился в Лондоне с отчетами и скучал, ожидая, пока Голдман соизволит его забрать на работу, Фриц Вергахенхайт вынужден был работать. И он действительно работал – не маялся ерундой, как обычно – но только лишь после того, как Голдман нагло запер в своей каюте все запасы алкоголя на корабле. От дикой скуки лейтенант даже пытался устраивать подобие гладиаторских боев между провинившимися перед ним солдатами и поощрял дедовщину, но всю дурь из него снова выбил вездесущий и неутомимый капитан – он, ухмыляясь сам своей коварности, разрешил солдатам в тот день сделать с Фрицем все, что они пожелают, без последующего наказания. После чего удалился и заперся в своей каюте. Не все солдаты осмелились тронуть своего непосредственного начальника, прекрасно зная, что он запомнит обидчиков, но самые смелые, в том числе вездесущий Адамс, устроили Вергахенхайту "темную", накинув из-за угла ему на голову мешок и хорошенько помяв ему бока, а после даже предприняли попытку скинуть его за борт, но почему-то передумали, ограничившись привязыванием лейтенанта за ноги вниз головой на мачте. Фриц по голосам вычислил некоторых из обидчиков и предпочел отложить возмездие на потом. Как только день кары прошел, Голдман милостиво развязал Вергахенхайта, что было весьма опрометчиво, ибо после этого «спаситель» сразу получил кулаком в глаз и в нос. В общем, в тот день все было максимально приближено к тем событиям, что происходили с офицерами «Виктории» до этого, только, к сожалению, без Ричарда. После того дня, кстати говоря, Фрицу уже и пришлось действительно работать, потому что урок он усвоил хорошо. Только вот дедовщина почему-то не прекратилась, да, к тому же, от нее пострадали те самые солдаты, что участвовали в избиении офицера. Вот так совпадение...
И вот, спустя две недели скучной работы, направленной на наведение на корабле совершенного порядка, «Виктория» вышла на тонущий корабль. Судно попыталось выдать себя за торговое и благополучно спастись благодаря Ост-Индской компании, но не вышло – его борт еще был над водой, а на нем ясно читалось название довольно уже известного английскому флоту проворного пиратского суденышка «Чайка». Этот небольшой, но ловкий кораблик не занимался разбойными нападениями, а добывал себе деньги и сокровища хитростью, шантажом и мародерством. Сейчас «Чайка» довольно неудачно попала в шторм, который ее не самая прочная обшивка не выдержала, к тому же, трюм был перегружен награбленным добром, а потому судно шло ко дну очень уж быстро. Пираты уже садились в шлюпки, надеясь сбежать, когда их корабль был захвачен абордажной командой «Виктории» (там и захватывать было нечего – Фриц, настроившийся помахать шпагой, зарубил всего одного пирата, а солдатам и вовсе не перепало что-либо делать, они лишь без воодушевления кричали «Ура», когда Вергахенхайт объявил, что корабль, собственно, захвачен). На лодках главари пиратской шайки были нагнаны, а потому на виселицу отправиться им предстояло в полном составе.
Итак, на второй день капитан Голдман, лейтенант Вергахенхайт, комиссар Клэрсток и секретарь Челтон допрашивали пленных, пытаясь разузнать, сколько кораблей разграбила «Чайка», и сколько пираты убили людей. Также предстояло вести учет награбленного, попутно, как полагается, заполняя документы и многочисленные бланки полученной информацией. Было страшно скучно задавать одни и те же вопросы грязным, заросшим и жутко упрямым матросам, а потому Фриц пришел в дикий восторг лишь от вида той, что зашла на допрос следующей – молодая красивая светловолосая девушка, неясно как оказавшаяся на пиратском корабле. Да, она была немного чумазая вследствие долгого нахождения на судне, одета была в мужскую одежду, порвавшуюся до состояния лохмотьев, но от того не менее хороша собой. Голдман тотчас принялся закидывать девушку вопросами, на которые она отвечала односложно, лишь упрямо поясняя, что была на «Чайке» в плену. В это верилось слабо, учитывая то, как умело она держалась и как мало походила на изнеженную даму благородных кровей, но Фриц, пришедший в восторг от одного ее вида, убедил Голдмана, что девушка, назвавшаяся Дианой, не виновна. Карлос до последнего упирался, делая вид, что не понимает, зачем Диана сдалась Фрицу, и с какой такой радости он ее выгораживает. Наконец, когда Вергахенхайт прямо заявил Голдману «Она нужна мне, чтобы переспать», то Карлос сделал лицо хитрого Капитана Очевидности, покивав, протянул загадочное «А-а-а» и сообщил, что, так и быть, он не будет заполнять документы на Диану, но только лишь из понимания к подчиненному и жалости к девушке, которой грозит виселица. Условившись, что на «Чайке» ее будто вообще и не было, Голдман лично передал пиратку в руки Фрицу и велел, чтобы девушка не попадалась на глаза никому из команды. Вергахенхайт вынужден был держать даму в своей каюте до прибытия в порт, что, собственно, его не расстроило.
Можно рассказать подробнее о Диане. Родилась она в Англии, родители ее рано умерли, и девушка осталась со старшим братом Артуром. Тот успешно занялся торговлей и вскоре разбогател, обеспечивая себя и свою младшую сестру. Пока не выяснилось, что Артур скупает и перепродает в Лондоне ни что иное, как добро, награбленное пиратами. Вскоре его незаконная деятельность накрылась властями, Артур был повешен за содействие пиратам и контрабандную торговлю, все его имущество было передано жадным чиновникам, а девятнадцатилетняя Диана осталась ни с чем. Кроме имен тех пиратов, что сообщи ей брат до ареста и некоторых расписок о покупке и продаже пиратского добра. Девушка тупила над бумагами, силясь найти им применение, но применение само нашло себя - один старый пират потребовал у юной мисс свои расписки взамен на любое ее требование. Девушка предложила тому бумаги в обмен на работу на корабле. Пират предпочел выполнить требования Дианы, чтобы больше ничего не слышать о своей прошлой жизни, и будучи уверенным, что хрупкая девушка не протянет в море и десятка дней. Он договорился с капитаном пиратского судна «Чайка», чтобы Диану взяли туда на работу. Поскольку ничего толком она не умела (беззаботная жизнь на деньги брата не пошла на пользу), взяли ее как обычного матроса. Год Диана проходила на «Чайке». Пока судно не захватили, собственно.
Все это девушка рассказывала Фрицу, пока обитала в его каюте, и в разговорах показала себя, как дама дюжего ума, хладнокровная и спокойная. Она совершенно нормально и даже хорошо отнеслась к тому, что поступила под этот протекторат лейтенанта Вергахенхайта, понимая, что тот своей похотью спас ее от виселицы. Впрочем, ей было не привыкать быть "подстилкой", потому что диким было бы полагать, что за год хождения в море она осталась чиста и невинна в команде корабля, состоящей целиком и полностью из мужчин. Оставалось лишь надеяться, что со здоровьем у нее все было в порядке, хотя Фрица, как и всегда, это вообще не волновало. Он вообще никогда не копал глубоко и жил сегодняшним днем, не заглядывая далеко вперед.
Когда «Виктория» прибыла в ближайший английский порт, Диана уже все рассчитала. Судно стояло в порту неделю, и за это время девушка должна была многое успеть. Пока ее бывших коллег вешали под оглашение приговора, а Голдман с Вергахенхайтом торжественно распивали вино в кают-компании, она украла некоторое количество денег из карманов прохожих, после чего направилась прямиком к старой повитухе, что даже имела в этом маленьком городке славу колдуньи. Заплатив ведьме за «прием», пиратка попросила дать ей точную информацию. Осмотрев девушку, старуха сообщила, что, да, так и есть, мисс беременна, как она и подозревала. Этого Диане и надо было. Она в тот же вечер написала на бумаге письмо, где сообщала все о том, что с ней произошло на «Виктории», правда, придерживаясь версии, что на пиратском корабле была в плену, поле чего в открытую заявилась в кают-компанию, где сидели едва окосевшие капитан и лейтенант, и использовала уже испытанный метод – занялась традиционным шантажом. Диана пригрозила, что если ей не будут обеспечены наилучшие условия проживания (под этим она понимала свое замужество), то она отдаст эту бумагу кому следует, и тогда экипажу «Виктории» не поздоровится. В письме говорилось, что она была освобождена из плена на «Чайке» и почти мгновенно, без разбирательств, передана в безвозмездное пользование одному из офицеров, что сама в письме гордо именовала рабством (хотя все и происходило по обоюдному согласию). Голдман ударился в истерику, сообщая, что за это и его, и Фрица лишат работы, звания и много еще чего, возможно даже и свободы, после чего запаниковал и Вергахенхайт, впервые столкнувшись с такой ситуацией нос к носу.
Таким образом, никаких романтичных «Ты выйдешь за меня? - Я согласна», а суровые будничные «Женишься? - Угу».
И вот повеселевший Голдман объявил, что дает Фрицу, себе и даже Ричарду, который должен был уже закончить с отчетами, недолгий отпуск, и что они все сейчас же отправляются в Мюнхен праздновать свадьбу. Диана, как и Карлос, светилась восторгом, Фриц же еле ползал, подавленный быстротой происходящего. И вот, за день до отправления в Мюнхен, Фриц написал Ричарду короткое, но емкое письмо:

«Случилось страшное и непоправимое – я женюсь. Приезжай в Мюнхен как можно скорее, Голдман дал тебе отпуск. Бросай отчеты к чертям.
                             Фриц».

В Мюнхене все были в восторге. Кроме, почему-то, Адальберты, которую совсем не устроило звание, национальность и характер невестки. Как только фрау Вергахенхайт рухнула перед сыном и его невестой в «обморок», Диана вылила на нее стакан воды и, когда свекровь мгновенно вскочила и начала еще больше вопить, заявила:
-Мэм, найдите другой способ демонстрировать всем свое недовольство. Не стоит пугать малознакомых людей – я думала, что вы правда в обмороке.
Это было, как считала сама оскорбленная «мэм», открытым объявлением войны. Вытирая испорченный макияж и бормоча под нос ругательства, она удалилась. А Отто просиял диким восторгом. Ему Диана понравилась сразу.
Так начался этот ужасный для Фрица отпуск.

0

3

Августовские дни, целиком проведенные Ричардом за отчетами, подходили к концу. Прежней жаркой погоды и ясного по меркам Лондона неба теперь можно было и не ждать - солнце окончательно скрылось за хмурыми тучами, не планируя возвращаться обратно до поздней весны. Листья на деревьях начали постепенно желтеть, а порывы холодного северного ветра стали более резкими и разрушительными - молодой дубок, что рос за ограждением под окнами лейтенанта, теперь остался практически без кроны. На его голых ветках одиноко колыхался единственный выживший полузасохший листок.
Каррингтон сидел за своим письменным столом, что располагался у окна, и тоскливо наблюдал за происходящим на улице. Прохожих стало гораздо меньше, да и те, кто рисковал высунуть на улицу нос в такое ненастье, были с головой укутаны во множественную одежду - славная лондонская сырость проявила себя во всей красе.
Колин же, сидящий за столом напротив кузена, тем временем тщетно пытался расклеить ладони - он неудачно пролил на себя клей. Внимательный читатель помнит, что Милфорд работает в бухгалтерской конторе, а потому, по идее, опыт обращения с документами у него должен быть внушительным. Тем не менее, клерк-недоучка умудрился за время своего вынужденного рабства за отчетами опрокинуть на рубашку чернильницу, что теперь, разбитая на осколки, покоилась в мусорном ведре, уколоть палец острием пера и еще много чего нехорошего. Рик уже привык к подобным недоразумениям, поэтому и теперь он сохранял подлинное спокойствие. К тому же, Колин уже расклеил свои руки и теперь остервенело тер их в тазике с водой. Умиротворению лейтенанта способствовало также и то, что отчеты были уже готовы к сдаче, и оставалось только подписать их, но он почему-то с этим медлил. Видимо, растягивал удовольствие.
-Послушай, - загадочно начал Милфорд, вытирая руки полотенцем. - Я ведь теперь свободен от отчетов?
-Ну, свободен. А что?
-Мне скоро должно было прийти письмо из Америки. Хочу сходить на почту. Можно? - да, последний месяц каждое свое предложение Колин был должен заканчивать именно так - можно?
-Хорошо, сходи, - милостиво и как бы нехотя позволил Каррингтон, все-таки выводя на бумаге свою подпись. - И заодно проверь, не пришло ли мне чего.
-Из Америки? - захлопал глазами Милфорд, к тому времени уже надевший камзол и треуголку. - Так я же...
-Не из Америки, болван. Голдман говорил, что заранее сообщит мне, когда и куда прибудет за мной, - Ричард устало вздохнул. Да, тяжело общаться с идиотами типа Колина.
-А, ладно, проверю. Ну, я пошел.
-Иди уже, - американец удалился.
Пока его не было, Рик успел сгруппировать все отчеты согласно инструкции и сложить их в заранее заготовленную папку. Также он сходил на кухню за чаем - теперь лейтенант восседал в кабинете, закинув ноги на стол, с чашкой в руке и задумчивым взглядом, остановившимся на потолке. Срок сдачи отчетов, как и предупреждал Эразм, подходил к концу совсем скоро - уже завтра бумаги должны были быть на столе того самого бюрократа из Адмиралтейства. Отнести драгоценную папку на место ее дальнейшей дислокации Каррингтон планировал где-то часом позже, дабы не утруждать себя ходьбой во время, отведенное для отдыха. Вскоре дверь громко хлопнула - в квартиру на всех парах влетел Милфорд.
-Ричард! - радостно заорал он еще из дверного прохода. - Тебе письмо, - он порывисто протянул конверт озадаченному быстротой происходящего кузену. - От Фрица.
Ричард, все еще сохраняя молчание и подлинную невозмутимость на лице, взял письмо единственной свободной рукой. Не желая расставаться с драгоценной кружкой чая, мужчина изловчился и вскрыл концерт, внутри которого обнаружил короткую записку следующего содержания:

«Случилось страшное и непоправимое – я женюсь. Приезжай в Мюнхен как можно скорее, Голдман дал тебе отпуск. Бросай отчеты к чертям.
                                 Фриц».

Психика Ричарда, как и следовало ожидать, потерпела серьезное потрясение, и он сначала даже не поверил своим глазам. Но, перечитав сие злополучное письмо второй раз, он отреагировал как и следовало - теперь бумага и его рубашка представляли из себя сплошное чайное пятно.
-Твою мать! – в сердцах заорал Рик, от избытка чувств падая со стула через спинку сидения. - Мы все умрем! – гениально.
-Что, что там?! - замельтешил Колин, помогая товарищу с остекленевшими глазами и обмякшим телом подняться на ноги. - Что-то плохое?
-Да, - Каррингтон перевел ошалевший взгляд на Милфорда. - Фриц. Он...
-Умер?! - американец выпучил на него глаза. - Какой кошмар!
-Нет же! Он жив, слава Богу, - Рик всхлипнул, расправляя обмякшее из-за пролитого на него чая письмо. - Хотя, как ни прискорбно это говорить, лучше бы он умер.
-Да что случилось-то?
-Он женится, - в комнате повисла тишина. Ричард, опрометчиво подумавший, что это является признаком печали со стороны Колина, не стал больше ничего дополнять и медленно осел обратно на стул, который, конечно, перед этим не забыл поднять. Мокрая рубашка противно прилипла к телу, а письмо окончательно разъехалось на части, но лейтенант, находившийся в состоянии аффекта, не обратил на это внимания. Внезапно, Милфорд принялся радостно орать:
-Так это же здорово! - Каррингтон исподлобья посмотрел на скачущего в припадке восторга кузена. - Погуляем на свадьбе!
-Ты что, - мрачно прервал его англичанин. - Не понимаешь, дубина ты стоеросовая, что это - конец? - Колин озадаченно притих, с некоторой опаской косясь на родственника. - Конец всему, что было раньше. Конец дружбе. Конец совместным гулянкам. Конец беззаботной жизни, в самом деле, - Ричард замолчал и, скомкав остатки письма, которые тут же выкинул в окно, достал из кармана носовой платок. - Теперь он будет сидеть дома, как его папаша, и целыми днями читать книжки, пока его женушка будет шастать по званым обедам и балам.
-Да ладно тебе, – мягко сказал Милфорд, приседая рядом с огорченным товарищем на корточки. - Не стоит драматизировать...
-Я не драматизирую, я говорю правду, - прервал его Рик, одергивая плечо от руки собеседника. - И не надо меня утешать. Мне не нужна твоя жалость, - он снова всхлипнул и шумно высморкался в платок.
-Успокойся ты, ради Бога, - продолжал Колин, дождавшись, когда кузен вытрет нос. - Он же не в Китай уезжает, что ты с ним не сможешь видеться. К тому же, не все жены такие страшные, как была Мэри. А вруг его невеста тоже пьяница? - Каррингтон злобно посмотрел на затихшего Милфорда – тот, судя по его испуганному лицу, уже понял, что сказал явно что-то не то.
-Что значит - тоже пьяница? - недобро спросил англичанин. - Ты борзый что ли?
-Да я...
-Все, уйди, не хочу никого видеть, - Ричард, как видно, начинал противоречить самому себе - то ему нужен ответ на вопрос, то он отсылает собеседника прочь... М-да. И вот после этого не назови его странным. А он еще обижается.
Колин, еще недолго поколебавшись, все-таки ушел, прикрыв за собой дверь.
Рик просидел в кабинете минут десять - справившись с первичным шоком и острым приступом расстройства, он, отупевший, словно сомнамбула, отправился собирать вещи.
-Сэр, вы куда это? - обеспокоенно спросила Вэнди, заставшая хозяина за беспорядочным сваливанием различного тряпья в сундук.
-В Мюнхен, - ответствовал тот, плюхаясь на сундук, чтобы утрамбовать сваленную в кучу одежду. - Не надо расспросов – лучше приготовь мне свежую одежду.
Мы не будем подробно расписывать процесс приготовления Каррингтона к отъезду, так как он, собственно, ничего особо интересного из себя не представлял: переодевшись, сей мрачный товарищ подхватил на руки сундук, толстую папку с документами (Адмиралтейство как раз было по пути – совету Фрица он не внял, так как счел нужным избавить себя от тяжкого бремени отчетов), и, попрощавшись со всеми, уехал в резиденцию бюрократов. Колина, к слову, он с собой в Баварию не взял – да тот, наверно, был и не против остаться дома – все-таки обида на Фрица была в нем еще жива. К тому же, он вот-вот должен был возвращаться в Америку.
Итак, Ричард нанял экипаж, ибо пешком ходить ему надоело, и, полный надежд на успех, помчался в Адмиралтейство. Там его встретили, как родного – старикан из приемной, завидев старого знакомого, демонстративно поставил на стол пузырек с настойкой валерьяны. Бюрократ все еще был на месте, и, надо сказать сдвигаться оттуда явно не собирался. «О, это опять вы,» - заулыбался он, жестом приглашая Рика зайти в кабинет. – «Ну, что тут у нас?»
Лейтенант молча сдал папку с документами, написанными и оформленными рукой Колина. К слову, совесть его совсем не мучила.
«Вот ведь можете, когда захотите!» - удовлетворенно воскликнул бюрократ по завершению досмотра. – «Отправляйтесь в отпуск, предоставленный капитаном Голдманом. На свободу – с чистой совестью!» - Каррингтон по выходу из кабинета был настолько счастлив, что гордо отверг валерьянку старикана и с не меньшим воодушевлением прошествовал обратно в экипаж – тот повез его в порт, на корабль, призванный доставить лейтенанта в Гамбург.
В пути у негодующего и все еще несколько шокированного Ричарда было время подумать над происходящим – что же толкнуло такого закоренелого холостяка, как Фриц, жениться, причем так внезапно? Это англичанину только предстояло узнать, а потому всю дорогу он лишь мучился догадками, так и не придя к компромиссу с самим собой.
Уже на суше, высадившись в Германии, Рик нанял для себя очередной транспорт, ибо перспектива идти пешком его не прельщала. Хотя, нет, не так. Он нанял его не только для себя, точнее, он его вообще не нанимал – мужчина воспользовался общественным транспортом, как бы сие средство передвижения назвали в современном мире. Данный «автобус» был представлен довольно большой, но не совсем вместительной каретой, в которой помимо Каррингтона ехали еще две пожилые женщины с крикливыми гусями в клетке, какой-то молодой (данное обстоятельство отнюдь не значит, что он был симпатичным – даже наоборот) франт, и флегматичный дед с кривым носом и не менее кривой тростью. Этаким веселым балаганом, который периодически доводил Ричарда до истерики, они и добирались к цели своего путешествия. Лейтенанта выводили из себя не столько гуси или их не менее болтливые хозяйки, и совсем не дед, громко шуршащий прошлогодней газетой, а сам факт того, что он не смог позволить себе со своими скудными средствами поехать отдельно. К тому же, карета, доверху нагруженная вещами того самого франта, который, судя по их весу, вез там кирпичи, периодически застревала в дорожных колдобинах. Что самое ужасное и возмутительное во всем этом, так это то, что сам «кирпичевоз» не принимал ровным счетом никакого участия в вызволении экипажа из ямы, а лишь делал вид, что толкал его – не хотел мочить и пачкать свои аристократические ноги. Как следствие, Каррингтон к концу путешествия стал похож на озлобленного работника фабрики по переработке глины.
Наконец, они достигли Мюнхена. Экипаж торжественно пересек городскую черту, когда там уже вовсю бушевала гроза, сопровождаемая диким ливнем. Гуси в клетке протестующе заорали, не желая продолжать путь в подобных условиях. Дед, судя по всему, не выдержал первым, а потому вышел еще где-то на окраине, прикрываясь от дождя той самой газетой.
Франт же, к несчастью для Рика, пожелал выйти вторым, а потому потребовал помощи в разгрузке вещей. Дабы тот отвязался, лейтенант залез на крышу транспорта, и, руководствуясь своим извечным принципом «отомщу гаду» попросту покидал монатки «кирпичевоза» наземь, точнее, на середину дороги. А затем, сделав серьезное и невозмутимое лицо, вернулся в карету. Франт остался стоять на месте – не самому же кирпичи таскать?
Женщинам, как ни странно, помощи не понадобилось, и они, попрощавшись с попутчиком, побежали с гусями прятаться от дождя в ближайшем магазине.
Итак, мокрый и продрогший до костей Ричард последним достиг своей остановки, которая числилась под кодовым названием «Врата в ад» или «Особняк Адальберты». Кое-как стащив свой багаж с крыши кареты, он, держа сундук над головой в качестве зонта, поковылял к дому Фрица. Все окна внутри горели – значит, как подумал Каррингтон, его кто-нибудь, да встретит.
Дверь открыл пафосный дворецкий, всем своим видом демонстрировавший, что он – это высшая ступень эволюции, достичь которой более не представляется возможным никому.
-Милостыню не подаем, герр.
-Да я, вообще-то, и не за ней пришел, – процедил англичанин, пихая свой сундук в руки ошалевшему от такой наглости дворецкому и проходя внутрь. – И советую быть повежливее, не то милостыню просить придется тебе, – добавил он, выжимая камзол на коврик у входа. С остальной одежды, к слову, тоже струями стекала вода, вследствие чего в радиусе метра от Ричарда растеклась приличная лужа. Дворецкий, снисходительно хмыкнув, прикрыл дверь.
-Вы, простите, кто? – вопросил служащий особняка, ставя тяжелый сундук на пол. Рик ответить не успел, так как тут в коридор буквально вползла явно чем-то удрученная Адальберта. Заметив у входа в дом некое существо, она тут же оживилась и поспешила его встретить - каково же было ее разочарование, когда она, подойдя поближе, разглядела гостя повнимательнее.
-Ах, это вы, – вздохнула она. – Что ж, с приездом.
-Благодарю, – осклабился Каррингтон, прыгая на месте, чтобы было удобнее стащить мокрую верхнюю одежду. – Где пострадавший?
-О, вы ведь уже знаете эту ужасную новость?! – воскликнула фрау, вытаскивая из корсета заранее приготовленный носовой платок и поднося его к носу. – Мой бедный мальчик! Его опутала своими сетями эта змея!
-Совершенно с вами согласен по поводу змеи, мэм, – закивал Рик, наконец, освободившийся от мокрого камзола, который теперь сбагрил дворецкому. – И все-таки?
Адальберта оказалась крайне довольна тем, что приобрела в лице товарища своего чада нового союзника в борьбе против будущей невестки – и она вскоре собиралась использовать новоприобретенное ей преимущество.
-Фриц в гостиной. Не желаете ли сначала переодеться? – любезный тон фрау Вергахенхайт несколько насторожил Ричарда, но он счел подобное явление недостойным того, чтобы особо о нем задумываться.
-Да, вы правы, так будет лучше.

Уже через пять минут сухой, а оттого счастливый Каррингтон радостно скакал в гостиную, где он еще сравнительно недавно прятался вместе с герром Отто от Адальберты. Радость его омрачалась только одни обстоятельством – собственно, причиной его приезда в Мюнхен.
-Всем привет, – поздоровался он, вваливаясь в комнату, которой, наконец, достиг. – Рад вас видеть, – Вергахенхайт-старший мельком взглянул на новоприбывшего и кивнул в качестве приветствия. С Фрицем же, как и следовало, все получилось в несколько более вольной манере. По свершению ритуала приветствия Ричард сел на диван и с подлинной тоской и горечью (слова-то какие громкие!) посмотрел на товарища. Отто счел себя лишним, поэтому, забрав с собой стопку книг и газет, удалился. – Бедный Фриц, – потерянным голосом сказал англичанин. – Что эта гадина с тобой сделала?

0

4

Вечером, под стать настроению Фрица, погода испортилась, бушевал ливень и сверкала молния. День прошел как обычно: Диана целый день шаталась по городу в компании с Николь, которая зачем-то взяла девушку под опеку, и с Кристианом; Отто, как обычно, читал свои многочисленные книги; Адальберта металась по дому, изредка натыкаясь на людей, которым можно было пожаловаться на свою несчастную судьбу. А Фриц лежал в гостиной, уткнувшись лицом в подушку. Неспокойная мать отчаялась заставить его поесть или попить, даже вызывала сыну доктора, но когда «бедный мальчик» послал врача на несколько веселых букв, Адальберта заключила, что Фриц просто в глубочайшей депрессии, а потому сама ударилась в истерику, а потом была вытолкана Отто за дверь.
Потом появились промокшие под дождем, но восторженно довольные Николь, Кристиан и Диана, которые одним своим видом заставили Фрица еще глубже запихаться в подушку, а Адальберту разбить пару тарелок. Семейство Берг скрылось из дома, заполненного неадекватными людьми, а Диана поспешно заперлась в своей комнате, чтобы не смущать Вергахенхайтов своим пока не окончательно узаконенным присутствием.
И вот, Адальберта вновь унеслась в глубины дома, Отто перелистнул страницу, а Фриц никак не изменил положение в пространстве.
От размышлений по поводу своей горькой судьбы Вергахенхайта отвлекли шаги из коридора. Он уныло поднял голову, пытаясь догадаться, кто бы это мог быть – мамаша с новой истерикой или ненавистная Диана. Если второй вариант, то следовало поспешно перемещаться с дивана куда-нибудь в другое место, ибо видеть невесту не хотелось совсем. Хотя, если и первый, то тоже лучше скрыться.
Но это оказался приятный сюрприз – прибыл Ричард. Фриц медленно перенесся из положения лежа в положение сидя и поднял на друга несчастный взгляд.
-Ричард, наконец-то ты приехал…
Каррингтон поприветствовал Отто, после чего тот скрылся из комнаты, а Фриц поднялся с дивана и печально обнял друга, который сочувственно похлопал страдальца по спине. Затем оба уселись обратно на диван, и англичанин прокомментировал ситуацию с несвойственной ему печалью:
-Бедный Фриц. Что эта гадина с тобой сделала?
Фриц всхлипнул и откинулся на спинку дивана.
-Глупо все так получилось…, - протянул он. Затем, видимо, устав от роли страдальца, резко выпрямил спину и хлопнул себя рукой по колену, после чего его понесло:
-Нет, ну как же так то, а?! Представляешь, эта Диана была бы терпимей, если бы она была обычной бабой, которых я на своем веку уже дохрена повидал, но нет же! Я же, черт возьми, со своим везением, точнее его полным отсутствием, наткнулся ни на кого иного, как на пиратку, - Вергахенхайт, восторженный тем, что ему, наконец, представилась возможность высказаться, вскочил с дивана и принялся, расхаживая из стороны в сторону по гостиной, во всех красках расписывая произошедшее. – Диана с того самого пиратского корабля, с «Чайки», которую мы уже год поймать не могли. А тут поймали, допрашивали пленных, а я, по глупости своей, глаз на эту змею положил. Ну естественно, баба-то красивая, а я уже месяц с лишним на суше не был. Думаю, развлекусь, плохо от этого никому не станет, - Фриц скорбно покачал головой. – Оказалось, стало, еще как. Мы прибыли в порт, и, пока мы с Голдманом бухали на «Виктории», я думал, эта змея скрылась с корабля и больше я ее никогда не увижу. Ага, сейчас! Сидим мы, капитан со штопором возится, как тут Диана вламыватся и сообщает, что ждет ребенка, - Вергахенхайт притормозил у графина с водой и отпил из горла добрую половину, после чего вытер губы рукавом камзола. - И грозится сообщить в Адмиралтейство о том, что ее, мол, без разбирательств отдали «в рабство». Типа она и не пиратка вовсе. Нет, ну нормальная?! Короче, Голдман сразу в истерику. Говорит, уволят нас, все, это конец. И, мол, выбора у меня нет - только жениться. Я, глядя на панику капитана, также заистерил, мгновенно согласился. Стоило мне кивнуть, как Голдман сразу в лице переменился, слезы вытер, ринулся меня поздравлять – псих! – и, сияя, сообщил об отпуске, - закончив свои перемещения по комнате, Фриц снова уселся на диван, по пути впихнув Ричарду в руки графин с водой, который теперь мешал ему активно жестикулировать. – Ты представляешь?! Кэп, кстати, и сейчас тут – он снимает квартиру неподалеку. Мать не пустила его в наш дом. После того, что случилось, этот говнюк еще смеет меня поздравлять, упырь, – похоже, Вергахенхайт решил всю свою злобу выплеснуть на отсутствующего ныне капитана. – В общем, приехали сюда, Диана с Николь спелись и устроили все, свадьба будет послезавтра. Созвали весь Мюнхен, разумеется, придется мучиться на глазах у всех. Я тут уже третий день веду обратный отчет часов своей свободы…
Тут дверь в гостиную распахнулась, на пороге объявилась Диана собственной персоной с какой-то тряпкой в руках.
-Фриц! – радостно воскликнула она. – Так и знала, что ты тут, «А где мне еще быть, если везде можно натолкнуться на вас, радостных идиотов?». – А это кто? – Диана зачем-то даже указала на Ричарда пальцем, чтобы было яснее. Фриц медленно повернул голову к Каррингтону, затем снова мрачно посмотрел на невесту. Диана же, почти без перерыва, продолжила: - Мы с Никки, - это, как вы могли догадаться, Николь, - нашли мне платье. Вот, смотри, - она приложила к себе тряпку. – Нравится?
-Свали, - было ей в ответ. Диана мгновенно стянула с лица восторженное выражение и протянула:
-А, так перед этим можно и не кривляться, – она отбросила свое свадебное платье в соседнее кресло и уселась между Фрицем и Ричардом, чем повергла Вергахенхайта в состояние, близкое к нервному срыву.
-Так кто это? – уточнила она еще раз, с любопытством глядя на Каррингтона.
-Мой коллега и лучший друг, Ричард. И сядь, пожалуйста, в другое место, - сквозь сжатые зубы проговорил Фриц.
-Не стану, - фыркнула она. – Этот диван мягче, чем кресла, а мне сейчас нужно как можно больше комфорта. Я же жду ребенка, ты помнишь?
-С тобой забудешь – каждый раз, как только появляешься, напоминаешь, - баркнул Фриц, отодвигаясь от Дианы в сторону.
-Что ж, господин Ричард, - насмешливо протянула Диана, отворачиваясь от жениха. – Фриц, небось, вам уже рассказал, какая я ужасная и нехорошая, заставила его на мне жениться? Так вот, знайте – выбора у меня не было. Сами подумайте, денег нет, беременна, едва избежала виселицы... Кстати, не устаю тебя благодарить, Фриц, - дама с ехидной улыбкой повернулась к Вергахенхайту и послала ему в другой конец дивана воздушный поцелуй. - Теперь все устроилось лучшим образом. Что бы я делала, если бы не ты? - вопрос был риторическим, а потому Фриц ответил невесте гробовым молчанием. Диана с самодовольным лицом поднялась с дивана и, подхватив с кресла платье, удалилась из комнаты со словами:
-Что ж, не буду вам мешать, - у выхода она замерла и обернулась, гордо сообщив: - Кстати, господин Ричард, вы приглашены на нашу свадьбу.
-Естественно – он приглашен! – подал голос Фриц. – Это даже не обсуждалось.
-Незачем так кричать, - поморщилась Диана. – Разумеется, если бы я захотела, то он остался бы дома и никуда не пошел. Это же моя свадьба.
-Моя, к сожалению, тоже. И твое разрешение на приглашение моего единственного лучшего друга мне не нужно.
-Не утруждай себя, милый. Я все равно лучше знаю, что в твоей власти, а что в моей, - она быстро удалилась, не дожидаясь, пока Вергахенхайт ей ответит.
Фриц снова откинулся на спинку дивана и, проведя ладонью по лицу, будто стирая с него грязь, издал какой-то нечленораздельный звук, по происхождению похожий на стон, и жалобно протянул:
-Видишь, Рик?.. Я готов застрелиться, честно.
Тут дверь снова открылась – в этот раз в комнату просочилась горничная со словами:
-Я не помешаю, если тут подмету? – она посмотрела на находящихся в комнате мужчин и тотчас восторженно запищала:
-Ой, это же вы! Герр Каррингтон! А помните, моя сестра Хильда в вас влюбилась? – она тотчас подскочила к дивану, где сидели лейтенанты, и продолжила:
-Знаете, она через пол года после того, как вы уехали, вышла замуж за местного кучера, а потом через три месяца у нее родился сын, представляете?! Только они оба, с кучером, светловолосые, а ребенок темненький, а глазки голубые, совсем как у вас. Я тут думала, думала, и, знаете что? – Фриц закатил глаза. – Наверное, это ваш сыночек, представляете? Я говорила Хильде об этом, но она сказала, что уже не помнит вас. Но костюм ваш она все еще хранит.
-Не мешай, - Фриц отпихнул словоохотливую служанку от дивана. – Подметай, или что ты там собиралась делать?
-Ага, хорошо, - Грета, а это, конечно, была она, принялась махать веником, не сводя при этом взгляда с Ричарда, что начало раздражать Фрица, капризно требующего в данный момент внимания друга лишь к себе несчастному. Вергахенхайт просто не мог позволить единственному адекватному человеку в этом помещении отвлекаться на какую-то горничную, в то время, как сам Фриц нуждается в компаньоне.
-Слушай, пошли отсюда, а то она не даст спокойно поговорить. Заодно узнаем, в какой комнате тебя разместили.
Вергахенхайт вытолкал товарища в коридор и вытолкался следом за ним.

0

5

Фриц, судя по его удрученному и несчастному виду, тоже особо не был в восторге от того, что женится, а потому Ричард облегченно вздохнул - его товарищ все-таки не сошел с ума в его отсутствие.
-Глупо все так получилось… - грустно протянул Вергахенхайт.
-А у нас с тобой по-другому и не бывает никогда, - в той же тональности сказал англичанин, обратив свой стеклянный взгляд в стену. Однако, следующая неожиданно громкая реплика собеседника заставила его вздрогнуть от испуга и начать вертеться на месте - отсутствующий мозг пытался найти источник звука.
-Нет, ну как же так то, а?! - соединение с вещателем было установлено, а потому Каррингтон соизволил успокоиться и остановить взор на говорящем. - Представляешь, эта Диана была бы терпимей, если бы она была обычной бабой, которых я на своем веку уже дохрена повидал, но нет же! Я же, черт возьми, со своим везением, точнее его полным отсутствием, наткнулся ни на кого иного, как на пиратку.
-Так давай ее торжественно повесим на люстре, - выдвинул свое предложение Рик. - Или отдадим под суд, что надежнее.
Всю последующую тираду Фрица о том, как упыреподобен капитан Голдман и коварна его невеста, лейтенант слушал с подлинным вниманием и изредка кивал, подтверждая, что он весь во внимании. Перебивать взволнованного товарища он не осмелился, ибо подсознательно догадывался, что тот сейчас не в адеквате и ему следует выплеснуть свое негодование. Когда слушателю в руки нежданно-негаданно попал графин, он, собственно, его выронил, сначала даже не поняв, что произошло. К счастью, сосуд не разбился, а попросту свалился на бок, вследствие чего заточенная в нем вода получила свободу. Вергахенхайт этого не заметил. Может, и к счастью, ибо предугадать его реакцию на данное происшествие не представлялось возможным.
Пока немец все еще пребывал в счастливом неведении относительно состояния его посуды, Ричард, не отрывая внимательного взгляда от говорящего, поднял графин с пола и поставил его на журнальный стол. Что делать с лужей воды, он не знал. Но оксид водорода сам догадался, куда следует переместиться - по крайней мере его половина впиталась в ковер. Другая половина осталась там, где и была разлита.
По завершению тирады Фрица Каррингон понимающе вздохнул, и, в довершение создания образа лучшего друга, сокрушительно покачал головой.
-М-да. Я всегда говорил, что ты слишком порядочный. Пристрелил бы ее, да и дело с концом, - тут он вспомнил о причине женитьбы Вергахенхайта. - Хотя, нет. Надо было дождаться, пока она родит.
А тем временем сама "роженица" явилась в гостиную собственной персоной, чем снова повергла зашуганного Рика в состояние, близкое к разрыву сердца. С перепугу он даже не успел ее рассмотреть, так что то, что сие неведомое существо еще и умело говорить, стало для него очередным стрессом.
-Фриц! Так и знала, что ты тут! - тут женщина заметила постороннего субъекта, рассматривающего ее с истинным недоумением в глазах. - А это кто?  - отошедший от шока англичанин только хотел встать и представиться своей соотечественнице, как она снова затараторила очередной бред, посвящавшийся Фрицу. - Мы с Никки нашли мне платье. Вот, смотри. Нравится?
-Свали, - таков был короткий и содержательный ответ Фрица на притязания невесты. Его товарищ торжествующе улыбнулся.
-А, так перед этим можно и не кривляться.
-Ага, я свой, - это должно было быть произнесено с гордостью, но вышло похожим на жалобу психотерапевту, которому он как бы сетовал на посторонние голоса в подсознании.
К только сейчас отошедшему от долгой дороги Каррингону начала постепенно возвращаться его природная наглость, так что он абсолютно открыто стал сверлить Диану своим фирменным взглядом с прищуром и искренне негодовал, когда она села рядом с ним. Враг народа не может занимать место подле своего Великого и Ужасного Всевышнего.
-Что ж, господин Ричард, Фриц, небось, вам уже рассказал, какая я ужасная и нехорошая, заставила его на мне жениться?
-Рассказал, - закивал "господин Ричард", сохраняя свой таинственный и недружелюбный взгляд. - Из чего я сделал вывод, что вас надо повесить за пиратство, - мисс Митчелл и ухом не повела, а попросту продолжила выносить обоим мозг.
-Так вот, знайте – выбора у меня не было. Сами подумайте, денег нет, беременна, едва избежала виселицы... Кстати, не устаю тебя благодарить, Фриц. Теперь все устроилось лучшим образом.
-Это вас не оправдывает - все равно повесим на люстре.
В конце концов, когда жених с невестой выяснили отношения и сошлись на том, что Рик приглашен на свадьбу (в чем он сам не сомневался до последнего момента), и Диана гордо удалилась, в гостиной воцарилась тишина. Как позже выяснится, ненадолго.
-Видишь, Рик?.. Я готов застрелиться, честно, - очередной раз посетовал на свою горькую судьбу Вергахенхайт. Англичанин в ответ успел только чихнуть, так как продолжить ему помешала внезапно объявившаяся в гостиной Грета - а ее, как известно, не заткнешь.
-Ой, это же вы! Герр Каррингтон! А помните, моя сестра Хильда в вас влюбилась? - Ричард вздрогнул об одном воспоминании о назойливой служанке, которая, к тому же, украла у него любимую весту.
-По-о-омню, - протянул он, откидываясь на спинку дивана, чтобы расслабиться - а он предчувствовал, что лейтенанты тут еще надолго. Грета тем временем, получив подтверждение о сохранности в памяти собеседника моментов веселой беготни от ее сестры, продолжила:
-Знаете, она через пол года после того, как вы уехали, вышла замуж за местного кучера, а потом через три месяца у нее родился сын, представляете?! - Ага, прямо нутром ощущаю весь ужас того молодого отца. - Только они оба, с кучером, светловолосые, а ребенок темненький, а глазки голубые, совсем как у вас.
-Причем тут я и понятие "темненький"?- мгновенно возмутился Рик. - Я что, похож на негра?
-Да я про волосы.
-И волосы у меня не темные, - Каррингтон на всякий случай покосился на прядь волос, спадающую на лоб - так и есть - по его собственным понятиям, шевелюра у него была светлого оттенка. - Ты вообще к чему клонишь?
-Я тут думала, думала, и, знаете что? Наверное, это ваш сыночек, представляете? - О, господи, вот идиотка. - Я говорила Хильде об этом, но она сказала, что уже не помнит вас. Но костюм ваш она все еще хранит.
-Пусть она его мне вернет, раз не помнит, чей он! - но Грета оставила его реплику без внимания - тем более, она уже слушала замечание своего непосредственного работодателя.
-Не мешай. Подметай, или что ты там собиралась делать?
-Ага, хорошо,
- горничная принялась старательно размахивать веником туда-сюда, поднимая вокруг себя клубы пыли, от которой Ричард начал судорожно кашлять. К тому же, Грета не сводила с него внимательных глаз, что не могло не раздражать - конечно, его не только несправедливо "обвинили" в отцовстве, так еще и решили окончательно добить тяжелым взглядом. Фриц, надо сказать, угадал его желание свалить из злополучной гостиной, а потому, сказав:
-Слушай, пошли отсюда, а то она не даст спокойно поговорить. Заодно узнаем, в какой комнате тебя разместили, - вытолкал его в коридор. Рик не возражал и спокойно принял свою участь.
Англичанину, когда он уже оказался вне пределов комнаты, пришла в голову "гениальная" идея. Естественно, что предложение Вергахенхайта узнать, в какую спальню его заселили, он отверг, ибо уже знал, что в ту же, где он жил прежде - дверь там восстановили, и теперь ее снова можно было ломать.
-Знаешь, - начал он, сохраняя на лице хитрый прищур и не менее ушлую ухмылку, явно говорящие о том, что область "ниже почек" требует приключений. - У меня есть прекрасная мысль. Голдман - тот еще гад. И он, помимо злорадства, обладает многими другими отвратительными качествами характера, - да кто бы говорил. - Так что предлагаю навестить упыря и сделать ему какую-нибудь пакость. Например, кота подкинуть.
-Кому это вы там пакость собрались делать? - громко вопросила внезапно объявившаяся в коридоре Николь, одетая в то же розовое платье, которое было на ней при первой встрече с Каррингтоном. Последний, к слову, который раз за день негодовал от наглости окружающих людей, имеющих привычку перебивать других. - О, Ричард! - фрау Берг, судя по всему, только разглядела собеседника брата, и теперь, улыбаясь, в порыве восторга сотрясала его за плечи. - Как добрался, рассказывай. Кстати, как тебе Диана? Правда, милая дама? Мы с ней уже свадебное платье подобрали. Ты его видел? - от такой кучи вопросов мозг Ричарда потерпел сбой, и теперь, бесшумно взорвавшись, дымился. Лейтенант все еще упорно молчал. - Ну ладно, не хочешь, не говори, - отмахнулась от него нисколько не расстроившаяся Николь, перед данным жестом выдержав порядочную паузу. - Ты, наверно, устал, - она немного помолчала, глядя куда-то в стену. Потом вдруг встрепенулась и снова заговорила. - Кстати, где моя подзорная труба? Ты ведь привез ее, да? - тут Рика, к его собственному несчастью, "проглючило". Ибо если бы он еще совсем недолго пробыл в спячке, Берг бы отвязалась от него и ему не пришлось бы врать. Но он все-таки решил "проснуться", и, неестественно заулыбавшись, стал весьма оперативно и без мук совести развешивать на ушах Николь лапшу.
-Ну коне-е-ечно, - протянул он, дружески хлопая даму по плечу. - Привез, как я мог забыть?
-Здорово! - от восторга женщина захлопала в ладоши. - А когда ты мне ее отдашь? Или это будет сюрприз?
-Э, сюрприз, - Каррингтон еще больше заулыбался, разворачивая Николь к месту, откуда она пришла. - Ты пока иди, мы с Фрицем давно не виделись, нам надо многое обсудить.
-Ага, пойду я - фрау Берг, радостно покачивая макаронными изделиями на ушах, ускакала обратно.
-Так, - Ричард задумчиво пожевал нижнюю губу, пытаясь вспомнить свою последнюю реплику. - О чем я говорил? - он немного помолчал, почесывая затылок. - А, точно, вспомнил. Но уже передумал идти к Голдману, - лейтенант, зажмурившись, протер глаза. - В такую гадостную погоду только дома и сидеть.

0

6

-Знаешь, у меня есть прекрасная мысль. Голдман - тот еще гад. И он, помимо злорадства, обладает многими другими отвратительными качествами характера. Так что предлагаю навестить упыря и сделать ему какую-нибудь пакость. Например, кота подкинуть.
-Да куда ты собра..., - тут Фрица наглым образом перебила внезапная сестрица.
-Кому это вы там пакость собрались делать?
Фриц обернулся к Николь с недовольным лицом.
-Тебе какая разница? - буркнул он. - И вообще - вы же с Крисом собирались уезжать домой.
-Ты что, куда мы в эту погоду? - фыркнула Николь, поправляя на голове прическу. - Мы собирались, конечно, спокойно добраться в экипаже, но мама не дала нам даже спуститься на первый этаж.
Тут женщина перевела взгляд на того, кто стоял рядом с братом.
-О, Ричард! Как добрался, рассказывай. Кстати, как тебе Диана? Правда, милая дама? Мы с ней уже свадебное платье подобрали. Ты его видел?
Ричард, судя по всему, пропустил мимо ушей все звуковые колебания, решив не напрягать свой уставший от множественных потрясений мозг. Фриц, по крайней мере, так и сделал.
-Ну ладно, не хочешь, не говори. Ты, наверно, устал..., - Вергахенхайт просиял, возрадовавшись наступившей тишине, и попытался быстро проскользнуть мимо сестры, потянув Ричарда следом за рукав, но его надеждам не суждено было сбыться - Николь снова заговорила:
-Кстати, где моя подзорная труба? Ты ведь привез ее, да?
-Ну коне-е-ечно
, - Ричард, как оказалось, все-таки что-то различал среди бесконечного потока речи. - Привез, как я мог забыть?
После того, как все нюансы по раздаче несуществующих подарков были улажены, Каррингтон избавил данный участок коридора от надоевшего присутствия фрау Берг, отправив ее туда, куда она, собственно, шла.
-Ты пока иди, мы с Фрицем давно не виделись, нам надо многое обсудить.
-Ага, пойду я
, - Николь благополучно скрылась.
-Так, о чем я говорил?
Воцарилась тишина - оба лейтенанта принялись напряженно вспоминать, что было до того, как в коридор просочилась Николь. Первым озарение снизошло на Ричарда:
-А, точно, вспомнил. Но уже передумал идти к Голдману. В такую гадостную погоду только дома и сидеть.
-Да уж. Но я знаю, куда можно пойти сейчас, - Фриц снова потянул Ричарда за рукав по направлению к лестнице вниз. Когда направление товарищу было задано, Вергахенхайт с чистой совестью отпустил конечность друга и, запихав собственные руки в карманы, молча направился прямо по коридору. Проходя мимо двери в кабинет отца, Фриц постарался идти чуть тише, ибо люди, находившиеся в кабинете, могли услышать о передвижении по дому и неожиданно выскочить, как это делали всегда. За дверью слышался спокойный голос Отто и истеричные вопли Адальберты. Проползающие мимо двери, подобно шпионам, лейтенанты могли слышать лишь обрывок их "беседы":
-Нет, Отто, это невыносимо!
-Да, дорогая.
-Я готова попросту выброситься в окно от переполняющих меня эмоций!
-Совершенно согласен, милая.
-С чем ты согласен?
-Со всем, что ты говоришь.
-Но ты меня совсем не слушаешь! И вообще...

Остальные реплики были Фрицем благополучно пропущены. Происходящее в кабинете отца напоминало затянувшийся сериал, в котором главные герои повторяют каждую серию одно и то же, лишь чуть изменяя интонацию.
И вот, бесконечно длинный коридор был благополучно пройден, друзьями была достигнута лестница, ведущая вниз, в погреб, где хранились, собственно, многочисленные алкогольные напитки. Эта часть дома давно уже никем не посещалась, кроме Отто. Сам Вергахенхайт старший мог спокойно перемещаться в этой части своего жилища хоть с закрытыми глазами, а потому не особо заботился об освещении - вдоль лестницы, конечно, висели светильники, но никто не потрудился их зажечь. Постепенно свет из коридора, достигающий лишь половины лестницы, рассеялся, а потому Фриц, на ощупь продвигающийся впереди, замедлил шаг, ползая, как по минному полю. Предосторожности, правда, его не спасли, а потому на нижних ступеньках он благополучно навернулся и, с приглушенным:
-Твою мать, а! - пролетел вперед и, протаранив лбом дверь, сполз по тяжелой дубовой створке на пол. Оттуда он довольно быстро поднялся и, пошарив в карманах, откопал ключи и, покопавшись с замком с минуту, таки открыл погреб и гордо сообщил:
-Прошу! Добро пожаловать в место-где-можно-надраться.
Тут было, разумеется, еще темнее, чем на лестнице, но зато на бочонке у двери лежал кремень, которым был благополучно зажжен огонь. Фриц с любопытством оглядел многочисленные бочонки и пояснил:
-Меня отец сюда вообще-то никогда не пускал - это его неприкосновенная коллекция, он это вино собирает с самого своего совершеннолетия. Но, думаю, - Вергахенхайт откупорил пробку с бочки, которая издала характерный громкий звук, - он не обидится, если мы у него чуть-чуть позаимствуем.
Фриц оглядел соседние полки в поисках каких-нибудь емкостей. Как и ожидалось, бокалы стояли тут же, покрытые пылью снаружи, но абсолютно чистые внутри, так как стояли донышком вверх. Фриц вручил Ричарду один бокал и, разместившись рядом с откупоренным бочонком, закончил свою мысль:
-И вообще, у меня горе. Сколько хочу - столько и пью. Я вообще за себя не отвечаю, - и Фриц торжественно отсалютовал Ричарду бокалом. - За свободу. Которой вскоре почти не станет.
Когда бочонок опустел наполовину, у Фрица возникла необходимость немедленно сходить по срочно образовавшимся в результате наполнения организма лишними литрами жидкости делам. А потом, сообщив:
-Погыди, здесь, я щас прыду..., - он поволокся по направлению к лестнице. Преодолевать ступеньки, ведущие вверх, в полном мраке, оказалось еще веселее, чем лететь с них вниз носом вперед. Сначала все проходило довольно мирно - ступенька за ступенькой (а преодолел их благополучно Фриц целых три!), он поднялся чуть выше, затем шаги стали менее равномерными, а потому, перешагнув разом через четыре ступеньки, Вергахенхайт потерял под ногами опору и скатился обратно на стартовую позицию. Посетовав на архитектора, что создал такие "кривые" лестницы, Фриц продолжил подъем на четвереньках, что было гораздо безопасней и, естественно, проще. На полпути, когда впереди уже забрезжил свет, Фриц дико устал, а потому растянулся поперек пути и пять минут спокойно пролежал, слушая умиротворяющую тишину.
-Нэ спать! - вдруг сообщил он сам себе так неожиданно, что сам испугался и едва не скатился вниз опять. Успев зацепиться рукой за верхнюю ступеньку, он таки выполз на свет Божий, и сразу, моментально просто, попал под ноги зазевавшемуся Отто, что мирно шел по коридору. Вергахенхайт старший, перешагнув через тело сына, задумчиво замер над ним. Сопоставив в голове некоторые факты, он мгновенно сообразил, что пьяное туловище вывалилось из Святилища, что неприкосновенно для простых смертных, а потому мгновенно растерял всю свою обыкновенную адекватность и спокойствие.
-Фриц, и что это значит?
-Ы-ы-ы, - было ему в ответ. После того, как потревоженный громким звуком лейтенант соизволил подняться с четырех конечностей на две, он, покачавшись перед отцом, сообщил:
-Не ругас-ся, - затем, окончательно сориентировавшись в пространстве, он изрек: - Я ваще пшел, а ты как хочыш..., - но спокойно пройти по коридору ему не удалось - разъяренный Отто мгновенно схватил сына за руку.
-Никуда ты не пойдешь, а сейчас же объяснишь, что ты делал в погребе!
-Я там пил, разыве не пнятна? - Фриц попытался вырваться.
-Да как ты посмел?! Я же тебе сто раз говорил..., - дальнейшее Вергахенхайт по обыкновению пропустил мимо ушей.
-Ключи сюда, живо! - скомандовал Отто.
-Нэт, пап, там...
-Хватит мямлить, я сказал - ключи!
-Но тама Ры...
-Заткнись! Ладно, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, - Отто самолично залез в карман недоумевающего отпрыска и, достав оттуда ключи, направился вниз по лестнице.
Фриц некоторое время постоял, исступленно созерцая тающий во мраке силуэт отца, затем поспешил по зову своих физиологических потребностей, решив, что Каррингтона спасет потом.

0

7

-Я знаю, куда можно пойти сейчас, - сообщил Фриц, увлекая окончательно расклеившегося Ричарда за собой.
-Куда? - пробурчал тот, нехотя тащась за товарищем. - Зачем? - оба вопроса были риторическими, поэтому логично предположить, что ответа на них не последовало.
Довольно скоро, после множественных остановок и передышек, а также более сложных манипуляций со своим пространственным положением, лейтенанты достигли какого-то темного подвала, что не могло не удивить и не раздражить Каррингтона. Кое-как (конечности совершенно не слушались собственного хозяина) ощупывая руками стены, он стал постепенно спускаться вниз по лестнице.
-Куда ты... - тут он договорить не успел, так как поскользнулся на ступеньке и с глухим стуком упал на пятую точку. Боль от подобного конфуза усугублялась тем, что приземлился он не на саму поверхность, а на ее ребро. Выругавшись, мужчина кое-как поднялся и, продолжая что-то бубнить о своей тяжкой доле и тупости того, кто сделал этот пролет, продолжил тернистый путь следом за Вергахенхайтом. Когда оба, наконец, достигли цели, Рик на ощупь нашел "впередсмотрящего" (бедный, бедный Фриц) и пристроился позади, ожидая, пока тот откроет дверь. О том, что немец может испугаться и врезать ему, как тогда Брунхильде, он предпочитал не думать - уж больно было лень куда-то еще перемещаться.
-Прошу! Добро пожаловать в место-где-можно-надраться, - Все-таки эти бабы были правы - мы алкоголики.  - Ричард решил не делиться своим внезапным открытием с Фрицем, дабы не злить его и не расстраивать еще больше. Так что он ограничился скромным выражением радости, правда, получившимся у него несколько пресным.
-Здорово.
-Меня отец сюда вообще-то никогда не пускал, - продолжал Вергахенхайт, к слову, уже зажегший факел. - Это его неприкосновенная коллекция, он это вино собирает с самого своего совершеннолетия. Но, думаю, он не обидится, если мы у него чуть-чуть позаимствуем, - Каррингтону, который уже с нездоровым блеском в глазах наблюдал ряды пыльных бочек, наполненных вином, было не до бесед. Так что он молча принял из рук Фрица бокал, и, залив его "напитком богов" под завязку, поднес ко рту. Но его предполагаемый собутыльник, судя по всему, жаждал поговорить.
-И вообще, у меня горе. Сколько хочу - столько и пью. Я вообще за себя не отвечаю, - Вергахенхайт поднял фужер в знак того, что хочет произнести тост. Ричард нехотя сделал то же самое - отрывать от себя уже пригубленный резервуар с алкоголем - это как резать по живому. - За свободу, - англичанин кивнул, и, наконец, залпом опустошил свой бокал. Да, старикан знает толк в хорошем вине. Определенно.
И так, раз за разом, сопровождая процесс редкими замечаниями по поводу качества алкоголя, товарищи опустошили половину бочки. В процессе распития Ричард осел наземь, и, не особо задумываясь о том, что пол холодный и грязный, прилег на него, положив голову на руку, согнутую в локте. К тому же, в подобном положении он рисковал уснуть. Но в его счастливом расположении духа думать о таких мелочах, как грядущие события, как-то неправильно и не к месту.
Фриц, однако, решил прервать празднество и удалился, перед этим наказав:
-Погыди, здесь, я щас прыду...
-Толко быстрэе, - Каррингтон почувствовал, что рука, на которой он лежал, затекла, поэтому положение пришлось сменить. То и дело соскальзывая локтем по полу в сторону, он кое-как сел по-турецки. Правда, сия поза у него получилась не совсем правильно, так как ноги не были поджаты, а, слегка согнувшись в коленях, лежали друг на друге. Сам же хозяин конечностей тщетно пытался наполнить фужер вином, но струя, льющаяся из краника, упорно не хотела попадать внутрь резервуара. Когда вокруг него создалась порядочная лужа из драгоценного напитка, который так и не обрел покоя в его желудке, лейтенант все-таки прекратил свои тщетные попытки выпить еще. Смысла находиться в погребе он более не видел. И вот, подтянувшись на том самом кранике, лишь по счастливой случайности не сломавшемся, Рик встал на свои "турецкие" ноги.
Но тут его ждал сюрприз. Сей неожиданный подарок ему любезно преподнес герр Отто, пожелавший закрыть погреб снаружи, что, соответственно, могло помешать планам Ричарда на освобождение. Англичанин не успел вовремя отреагировать, так как, во-первых, сразу не понял, откуда донесся скрип, и, во-вторых, он был слишком далеко от двери, чтобы предпринять попытку остановить старикана. Тем более, тот был суров и беспощаден к нарушившим неприкосновенность его винного погреба. И наверняка, даже узнав о нахождении Каррингтона в подвале, закрыл бы его там в наказание.
Когда до лейтенанта дошла вся безнадежность его положения, было уже поздно звать помощь. Так что он, покачивая в руках факелом, который рисковал попросту выскользнуть у него из рук, молча подошел к двери. С минуту он тупо стоял и смотрел на створку, видимо, оценивая степень ее крепости. Хотя, скорее всего, он просто тормозил.
-Так, - сказал "пленник погреба" самому себе, потирая зачесавшийся левый глаз. - Пы идее, скор-ра прыдет Фрыц и меня освобдит, - тут Ричард вроде как успокоился, и даже позволил себе облокотиться о стену, чтобы было удобнее ждать спасителя. Однако, в его пьяный, а оттого еще более хитрый, чем обычно, мозг пришло новое умозаключение. - Но я и с-сам могу! - да, разговоры вслух с самим собой иногда бывают полезны. - Над-да что-то прэдпрынять... - естественно, что даже в своем плачевном состоянии он помнил о таране, который сделал на "Виктории" еще до отпуска в Америке. Но в винном погребе не было ни единого тяжелого предмета, могущего послужить столь великой цели. - Хыт-тя... - Я же делал таран из сундука, - Рик почесал макушку, и, держа факел на вытянутой руке, отправился на поиски будущего тарана. Идеальным вариантом являлась, конечно же, бочка с вином. Но данная версия была признана несостоятельной по причине сомнительной крепости материала, из которого сделаны резервуары, и, в первую очередь того, что бочки были прикреплены к полу.
Не найдя во всем помещении еще чего-либо стоящего, лейтенант вернулся к двери и снова стал ее задумчиво созерцать. - Э-э-эй! - неожиданно для самого себя заорал он, стуча по двери рукой с факелом. Это было несколько неудобно, зато громко. - Кто-нибу-у-удь! - как и следовало ожидать, "мини-фонарь" воткнулся в цель между досками, составлявшими часть створки. Каррингтон сразу не понял, что произошло, а потому продолжил совершать той же рукой "стучащие" движения. Однако, когда до него все-таки дошел весь смысл случившегося, он, задумчиво созерцая мятежный факел, отошел от двери. - Ты плых-хой, - заявил он, грозя пальцем "фонарю". - Низ-зя застрывать в двэрях, - факел, судя по всему, и сам осознал свою вину, потому и свалился на пол. Причем именно тем местом, которым, собственно, и освещал помещение. Огонь потух. В погребе воцарилась темнота.
Ричард в ужасе отшатнулся от падающего "фонаря", который чуть не поставил ему на глазу самого себя, и, не удержав новоприобретенную позицию, по инерции стал заваливаться назад. В конце концов он впечатался в стену, и, не выдержав подобного потрясения, на него сверху свалилась... веревка! Вот это удача! Теперь, в случае грозящей ему голодной смерти, можно повеситься!
-М-дэ-э..., - прокомментировал Рик, когда пришел в себя от всего, что с ним произошло. - Кышма-а-р кыко-ой... - тут он, к собственному ужасу (а в темноте даже самые храбрые люди испытывают отрицательные эмоции), услышал шаги на лестнице. Но потом все-таки вспомнил, что монстров не существует, и справедливо решил, что это пришел Фриц. Как выяснится мгновением позднее, это был не он.
-Эй, кто здесь? - спросил испуганный женский голос из-за двери. Англичанин не стал разбираться, кто именно это был, а, молча отлипнув от стены, направился к месту, где предположительно стояла спасительница. Именно предположительно, так как во мраке распознать дверь было довольно сложно. Дабы хоть примерно определить, где эта самая дверь находится, он решил задать нежданной женщине вопрос.
-Ныколь, эт-та ты? - Каррингтон скинул с себя пыльную веревку и остановился где-то на середине пути к неведомой цели, думая, куда идти дальше.
-Нет, - ответствовал голос. - Это Диана. А ты кто? - Ричард снова получил направление, и, выставив перед собой руки, чтобы в случае чего заранее распознать грядущее препятствие, двинулся туда.
-Я друх Фрыца...
-А-а, Ричард, - протянула Диана, облегченно вздыхая. - Я уж думала, тут призраки водятся.
-Нет тут прызраков, - лейтенант, наконец, нашел дверь, где теперь и стоял, уткнувшись лбом в створку. - Я тут зыстрял. Кыкой-то урод закрыл двэрь... - тут до него дошло, что ключи, когда Фриц уходил, были у него. А потому англичанин, сам удивившись своей недогадливости, воскликнул: - Вот же ж хадский Фрыц! Это все его шутычки!
-Странный у вас юмор, - заключила мисс Митчелл. - И где теперь ключи?
-Нэ знаю... Но ты ж мне пымо-ожешь? - жалобно протянул он.
-Что вы, - притворно-укоризненно ответствовала дама. - Как офицер может принять помощь от пиратки?
-Так же, как и пыратка может забыременеть от офыцера - очень просто, - Змея. Если она меня не освободит, я ее точно повешу. - Просто отбери у Фрыца ключи.
-А что мне за это будет?
-Моя прызнательна-асть, - Рик обещал даме то, чего он по идее испытывать не мог. - Исчо ма-агу ручку пыцловать.
-Не надо мне такой благодарности, - фыркнула Диана. - Ладно, так уж и быть, я тебе помогу. Сиди здесь.
-Как будто у мыня есть варыанты... - женщина удалилась, а Ричард тихо осел на землю, так как стоять он уже устал.
Мисс Митчелл вернулась минут через пять, нарочито громко звеня ключами. Лейтенант кое-как встал и отошел от двери, предполагая, что дама сама все пояснит.
-Они были не у Фрица, - сообщила она, тщетно пытаясь в темноте попасть в замочную скважину. - Я по пути встретила герра Отто, и он мне их поручил, - Диана явно гордилась доверием Вергахенхайта-старшего, хотя и пыталась это скрыть за маской безразличия к чужому мнению. - И добавил, что Фриц - бестолочь, - она, наконец, справилась с замком. Каррингтон радостно выкатился из погреба, и, от избытка чувств повиснув на женщине, затараторил:
-Спсыбо тыбе бльшое, змиюга, то есть мылая мыя, ты такая добр-рая... - Митчелл кое-как отцепила от себя товарища жениха, и, прислонив его к стене, гордо удалилась, перед этим бросив:
-Пить надо меньше.
-А тебе яд тратить попусту нэ стоыт... - Рик захлопнул дверь в погреб, и, полный решимости, зашагал вверх по лестнице.

0

8

Фриц уже как раз брел обратно по коридору относительно твердым и размеренным шагом, но у одного из поворотов он услышал голоса Отто и вездесущей Дианы. Вергахенхайт с загадочным лицом шпиона из голливудского боевика притих у стены, прислушиваясь к чужой беседе и стараясь не издать ни звука. Получалось плохо, ибо нос с какой-то стати слишком громко сопел, а дышать ртом выходило еще громче.
-На, возьми, мне же не нужен скелет в погребе, - говорил Отто. Затем последовал звук позвякивания ключей. Фриц возмущенно покосился в сторону говоривших - Распоряжаются моими вещами, как хотят!
-Спасибо, - отозвалась Диана. - А где Фриц? Почему он не спешит вызволить своего друга из подвала?
Он как раз и спешил, - с недовольством подумал Вергахенхайт. Вот только на пути возникли неожиданные препятствия.
-Я отобрал у него ключи - эта бестолочь в стельку пьяная. Редко видел сына таким. Небось, никак не может нарадоваться, что ему такая хорошая невеста достанется.
Ага, счастье-то какое... От восторга сейчас разбегусь и протараню головой стену.
-Да, я и сама безумно рада, - ломала комедию Диана. - Фриц хоть и ведет себя иногда, как ребенок, все-таки очень заботливый и щедрый.
Посмотрим, насколько я буду заботлив, когда буду душить тебя, лицемерная гадюка.
-Да, главное, что щедрый. Правда? - поинтересовался Отто. Да, он всегда все чувства измерял деньгами, которых у него самого было предостаточно.
-Несомненно, мне очень повезло, - согласилась Диана.
-Ну и отлично. А сейчас я пойду, а ты направляйся вызволять пленника подземелья.
-Хорошо, отец
, - Что?! Да как она смеет называть моего отца своим? Да я ей!.. Фриц поспешил вывалиться из-за стены, чтобы поразить беседующих своей внезапностью, но по пути зацепился рукавом камзола за какой-то особенно коварный выступ подоконника, а потому, пока он молча ковырялся с собственным освобождением, Отто ушел вперед по коридору, а Диана свернула к погребу. Вергахенхайт, тем не менее, не спешил сдаваться, а потому последовал за невестой по лестнице, чтобы поскандалить и высказать ей все, что он о ней думает. Пока он аккуратно полз по ступенькам, Диана внизу уже открывала дверь.
-Спсыбо тыбе бльшое, змиюга, то есть мылая мыя, ты такая добр-рая..., - Фриц не видел в темноте, как Ричард висит на Диане, но от любопытства ускорил шаг, что, разумеется, привело к очередному падению. Почти беззвучно Вергахенхайт провалился в небольшую выемку в стене, предназначенную для размещения в ней факела.
-Пить надо меньше.
-А тебе яд тратить попусту нэ стоыт...,
- раздались шаги поднимающихся вверх людей. Вергахенхайт радостно распростер объятия и вывалился, по представлению Дианы, из стены с содержательным заявлением:
-Хы-ы-ы!
Невеста не преминула завизжать и пару раз для уверенности стукнуть по Фрицу руками, в довершение всего этого кинув в него связкой ключей.
-Ну ты чив-во?.., - вяло отреагировал Вергахенхайт.
-О Господи! Это ты?
-Йа Фрыц, - не согласился Вергахенхайт. - Не Х-хоспади.
-Ты зачем меня так пугаешь? - Диана попыталась поднять со ступенек связку ключей, но Фриц опередил ее.
-Эт-та мое, - он запрятал ключи в карман. - И я тыбя не пыгал, я пыросто случайно сюда прывлился.
-Я уже второй раз за сегодня подумала, что в доме водятся призраки, - Диана фыркнула и продолжила подниматься по лестнице.
-Ну и дур-ра, - тут Вергахенхайт, собственно, вспомнил, что собирался затеять ссору с невестой. - Слыш-ш, ты! Куда пшла?
-А что? - обернулась Диана, одарив жениха злобным прищуром.
-Да ты ваще тут пока незаконно, ясыно? И ходить тута бушь ток тыгда, кыда я тыбе разрышу!
-Да пошел ты, - и Диана, окончательно преодолев лестницу, скрылась из виду.
-Коз-за, - буркнул Фриц и, опечаленный проигрышем в так и не состоявшемся споре, уселся на ступеньку, попавшись прямо под ноги поднимающемуся наверх Ричарду. Не подумав, что у товарища могут быть какие-то дела, Фриц счел, что внимание Каррингтона в данной ситуации должно принадлежать лишь ему, страдающему несчастному другу, а потому усадил Рика рядом с собой на ступеньку и сообщил:
-Слуш, Рык, я тут пыдумыл..., - он задумчиво повертел головой. - О, пышли, - немец вскочил со ступенек и потащил Каррингтона за руку следом. Лестница была преодолена им благополучно (как она была преодолена Ричардом - неясно, ибо Фриц забыл, что к руке товарища прилагается еще и туловище), Вергахнхайт выскочил в коридор и подполз к окну. К сожалению, за ним по прежнему шел дождь, но Фрица это уже не пугало.
-Рычард-т, завытра же послэдний день. Нужно устроить завытра какую-нибудь вэчэры-ынку, - заявил он. - Где будет мыного-мы-ыного выпивки и баб, - Фриц снова скептически покосился на то, что творилось за окном. - Но завытра я могу не успеть ф-фсе оргынизовать. Так ш-што, надо ит-ти сегодня. Ты не пыротив? - разумеется, Фрица это ничуть не интересовало. - Пшли. Я знаю одного челвека, он высе устроит.
И вот, упорно не желающий спать в такую рань (а было десять тридцать вечера) Фриц, волоча за собой товарища, вывалился на первый этаж, где велел чинно замершему в пафосной позе дворецкому тащить сюда плащи, в которых можно было бы выйти на улицу.
-Вообще-то, - медленно начал дворецкий, - это не входит в мои обязанности. Это задания для лакеев.
Фриц покачался перед самовлюбленным типом в разные стороны, после чего отдал гениальное распоряжение:
-Ты морду-то попрос-сче сделай, а, хмырь!
-Простите?.., - поднял брови дворецкий.
-Ты васче в курсе, ш-што я тут ха-азяин, а? Захычу - уволю, понял? - для пущей уверенности в своей великости и ужасности, Вергахенхайт оперся о стену, ибо от раскачивания из стороны в сторону его уже начало мутить.
-Понял, - вздохнул дворецкий и, нарисовав на лице молчаливое негодование от дискриминации какими-то пьяными недополутрупами его, великое и могучее Божье создание, удалился за плащами, которые вскоре передал Фрицу и его товарищу. - Прошу.
-Тот-то-же! - кивнул ему Вергахенхайт и, накинув капюшон на голову, бодро вышел за дверь. Тотчас, как в фильме ужасов, едва дверь захлопнулась и Фриц пафосно встал, скрестив руки на груди (плащ эпично развевался по ветру), грянул гром и сверкнула молния. Но Фриц же не ведает страха! И потому, весело шлепая по лужам, он направился вперед.
На дороге не было никакого транспорта. Фриц хмуро оглядел пустынное пространство, но решил не сдаваться, а потому выполз прямо на середину мостовой в ожидании первой же проезжающей мимо кареты.
Не стоит долго тянуть кота за хвост и радостно сообщить - карета появилась, но Фрица, упрямо стоящего на дороге, уверенного в своем могуществе, не замечала до последнего момента, ибо дождь и тьма загораживали весь обзор. Когда кучер попытался затормозить, углядев на своем пути потерявшего последние мозги Вергахенхайта, то было уже несколько поздно. А потому лошади благополучно улетели в кусты, а край заворачивающей кареты задел по-прежнему гордо стоящего Вергахенхайта и отправил его в свободный полет в противоположном направлении. Фриц приземлился на обочине дороги на спину, при этом долбанувшись затылком о землю. Вопреки своему обыкновению, он даже не вырубился, но продолжил возлежать на спине, созерцая перед глазами кружащуюся карусель из разноцветных огоньков.
-Й-о-о-о..., - только и раздалось с земли.

0

9

Ричард не видел и не слышал перепалки Дианы и Фрица, так как во время их скандала стоял у стены с закрытыми глазами - отдыхал после преодоленных им трех ступенек. Рекорд для пьяного тела, что сказать.
Ко времени, когда коварная Митчелл ушла, а ее вынужденный жених умолк и осел на ступеньку, англичанин уже отошел от столь длинного пути и решил завершить его окончательно. Вергахенхайта он по-прежнему не видел, так что его действия относительно своей ноги воспринял в штыки.
-Э! - тут мужчину усадили на пятую точку, которая теперь неприятно гудела. - Шт-то за наглысть? Я, мэж прочм, ыду...
-Слуш, Рык, я тут пыдумыл... - загадочно начал немец, после чего неожиданно умолк. Каррингтон вполне логично подумал, что товарищ закончил свою пламенную речь, а потому снова засобирался уходить.
-Здор-рово, - сообщив сие, он встал на ноги и развернулся к "свету в конце туннеля". Однако, Фриц оживился следом за ним и, подтвердив свои решительные намерения скрыться из подвала словами:
-О, пышли, - вскочил со ступеньки и потащил Рика наверх следом за собой. Так как летел он напролом, его спутник вынужден был платить за упорство своего "транспорта" собственным физическим и психическим здоровьем. Под конец пути у него уже была разбита коленка, чего он, правда, пока не знал, и едва не вывихнута нога, которая теперь навязчиво болела. Но он мужественно молчал.
Когда оба товарища выбрались в коридор, Вергахенхайт зачем-то поперся к окну, конечно, прихватив с собой спутника. Кое-как установившись на месте, лейтенант вопросительно взглянул на "коня", ожидая, что же он ему такого интересного поведает или предложит.
-Рычард-т, завытра же послэдний день. Нужно устроить завытра какую-нибудь вэчэры-ынку, - И я должен все бросить и переться с тобой куда-то в такую погоду. М-да. Точно никогда не женюсь, иначе тоже сойду с ума. - Где будет мыного-мы-ыного выпивки и баб. Но завытра я могу не успеть ф-фсе оргынизовать. Так ш-што, надо ит-ти сегодня. Ты не пыротив?
-Пыротив, - выдохнул Ричард, почти не надеясь на то, что его желания и нужды учтут.
-Пшли. Я знаю одного челвека, он высе устроит, - случилось именно то, чего боялся англичанин - его товарищ был преисполнен пьяной решимости, и, все так же таща за собой предполагаемого сообщника по разгульной деятельности, двинулся ко входу. Уже на месте, поругавшись с дворецким, которого Каррингтон для моральной поддержки друга немного "посверлил" злым взглядом, они надели плащи и вышли на улицу.
Там, как и следовало ожидать, вовсю бушевала гроза. Молнии, возвещавшие о своем приходе жутким громом, ярко освещали черное небо, что заволокло весь Мюнхен. На тропинке к дому образовалось множество луж - и больших, и маленьких. Все они причудливо отражали в себе электрические заряды, посылаемые злой погодой, что придавало обстановке на улице зловещий вид. Рик, самому себе жалуясь на незавидную участь друга человека, который вот-вот потеряет статус холостяка, грустно посмотрел на окружающую действительность. Естественно, что он тут же захотел скрыться от ненастья за надежным стенами особняка. Но нет - Фриц его жажды комфорта не разделял, а потому, эпично бросив разбушевавшейся природе вызов, бодро зашагал к дороге.
-Прыдур-рак, - вздохнул Ричард, через силу заставляя себя пойти следом за ним. - И нэ сидица ему...
Все произошедшее в следующий момент англичанин наблюдал с выражением полного безразличия на лице, ибо на время решил примерить на себя образ пофигиста. Ни Фриц, окончательно потерявший остатки здравого смысла, вследствие чего чуть не ставший жертвой копыт лошадей, ни ошалевшее лицо кучера, которое отчетливо просматривалось даже в темноте, не произвели на него должного впечатления. Единственной эмоцией, что он соизволил испытать стало легкое волнение, появившееся у него из-за неожиданного полета Вергахенхайта на обочину. А, и еще - когда экипаж начало сносить в сторону, он снисходительно отошел подальше, чтобы дать тому простор для аварии.
Итак, когда карета, подобно Фрицу, съехала с катушек, после чего приобрела покой в кустах, Каррингтон быстро переместился к лежащему на дороге товарищу и все с тем же отупевшим лицом склонился над ним.
-Знаешь, кто ты? - вопросил он, помогая немцу подняться. - Ыгоист ты, - да кто бы говорил. - Я, напрымер, пока хычу остаться дома. И тебе совэтую потерпеть ды завтра - пока змея готовытся к гребанной свадьбе, мы пыгляем, - лейтенант установил Вергахенхайта в более-менее устойчивом положении и медленно двинулся к экипажу, чтобы проверить, все ли хорошо с кучером. Тот, к счастью, был жив, и ничуть не пострадал, а потому довольно проворно выбрался из кустов и теперь оценивал убытки, нанесенные его имуществу.
-Вы в прядке, герр?
-Я-то в порядке, - раздраженно ответил тот. - А вот с тем долбаном явно что-то не то, - он широко махнул рукой на Фрица, уточняя, кого он имел в виду. - Под колеса бросается, дубина.
-У дубины горэ, - сообщил Ричард, тяжко вздыхая. - Скоро женится.
-Так чего жениться, коль не любишь? - недоумевающе спросил возница, вытаскивая лошадей из зарослей. - Я вот на своей Хильде женился и горя не знаю, потому что люблю. А без этого никакого брака не выйдет, - Бедняга - идеалист. Еще и романтик. Представляю, какое разочарование его ждет в будущем...
-Другого выхода нет, - Рик решительно взял Вергахенхайта за плащ, и, сделав серьезное лицо, потащил его к дому, по пути приговаривая: - Если ты исчо раз, тупыца, сдэлаешь пдобную глупость, я повешу тэбя на люстре рядом со змеюгой. И будэт вам вэчная любовь после см... смер-рти.
Когда лейтенанты уже почти достигли двери, та неожиданно распахнулась, чем повергла шедшего впереди Каррингтона в шок. На пороге стояла взволнованная Адальберта.
-Куда вас понесло в такое ненастье, дурачки? Простудиться хотите? - заголосила фрау, затаскивая подопечных в дом и закрывая за ними дверь. - Я уже весь дом на уши подняла, чтобы вас нашли! Пропали, как сквозь землю провалились! - женщина сняла с сына плащ и накинула ему на плечи собственную шаль. - Только заболей мне, негодник - из-за тебя эту чертову свадьбу придется переносить! И так на нее столько сил и нервов потрачено, - Ричард, поняв, что с ним согревающими изделиями никто не поделится, сам снял с себя верхнюю одежду и стал растирать руки друг друга. Адальберта недоверчиво на него покосилась, словно не веря, что товарищ ее сына может замерзнуть. - Насколько я знаю, вы, мистер, из холодных мест и должны привыкнуть к такой погоде.
-Я, мож-жет, и правды с сэвера, но там не-е-ет таких гроз, - ответствовал Рик. - И в похую пгоду люди там сыдят дома, - он недовольно покосился на Фрица.
-Почему это у вас язык заплетается, господин хороший? - фрау Вергахенхайт встала в позу "руки в боки" и с гневным прищуром посмотрела на обоих. - Опять пили? И когда успевают, засранцы! - женщина решительно взяла сына за запястье и куда-то потащила. Каррингтон нехотя пополз следом, надеясь, что благодаря ходьбе хоть немного согреется. - Стоило на минуту упустить тебя из виду - и вот - уже со своим собутыльником еле живой волочишься, - причитала дама, все еще куда-то настойчиво перемещая сына. - Надо тебя отцу показать, пусть полюбуется на результат своего воспитания! Точнее, полного его отсутствия!
-Фрау, вы же знаит-те, что гэрру Отто ны жарко, ны холодно..., - попытался вмешаться Рик, чем вызвал бурю негодования со стороны Адальберты. Та остановилась, и порывисто развернувшись (при этом она все еще держала Фрица за руку) недобро уставилась на заступника своего пьяного чада.
-А вас я вообще, господин, попрошу помолчать! Тоже мне, специалист по чужим отцам и мужьям нашелся! - она решительно прислонила ошалевшего англичанина к стене, и, наказав: - Стоять здесь! - снова направилась куда-то с Фрицем. Ричард, конечно, совету не внял, и, отлипнув от опоры, твердым шагом (насколько это возможно в его состоянии), направился за дамой. Та сначала сделала вид, что не замечает преследователя, но довольно быстро потеряла терпение. - Вы по-немецки понимаете? Или с вами теперь только по-английски разговаривать надо?
-Ды к-как хотыте, фрау, - осклабился Каррингтон, делая нарочито неуклюжий поклон. - Я вас как-ныбудь пыйму.
-Я сказала: вы остаетесь на месте, а мы с Фрицем идем к его отцу. Вам ясно?
-Ясно, - дождавшись, когда женщина снова отвернется и двинется далее по коридору, Рик возобновил движение. Фрау пришла в ярость, и, отбросив руку сына в сторону так, будто это он сам к ней привязался, в плотную приблизилась к преследователю. Некоторое время оба молча созерцали друг друга, думая, что бы такого веского сказать. Первым озарение снизошло на Адальберту.
-Что вы себе, в конце концов, позволяете?! Подобное неповиновение я понимаю как пренебрежение к себе!
-Я не собыраюсь вам повыноваться, - заявил лейтенант, обдавая собеседницу превосходным запахом перегара, из-за чего та недовольно поморщилась и уткнулась в платок. - Куды хочу - туды и иду.
-В таком случае, за нами ходить не надо, - фрау гордо развернулась и двинулась вперед по коридору, правда, теперь не терроризируя руку сына, что объяснила следующим образом. - Фриц, пошли за мной, можешь и сам уже ногами переставлять, в конце концов, - Поразительное открытие! - Ричард посмотрел на товарища, и так, чтобы дама не слышала, сказал:
-Дывай свалим, пка она не выдит.

0

10

Фриц как раз досматривал четвертый круг хоровода из огоньков, как его бесцеремонно прервали и поставили на ноги. Тотчас в боку что-то жалобно всхлипнуло (печень, что ли?), после чего еще для уверенности хрустнуло (нет, не она, скорее - ребро).
-М-м-м, - обиженно прокомментировал Фриц, поворачивая голову в сторону того бока, что издавал обилие разнообразных звуков. Шея тоже поспешила отреагировать и, хрустнув, замерла в таком положении - повернутая влево и чуть наклоненная вниз. Вергахенхайт расстроился окончательно.
-Знаешь, кто ты? Ыгоист ты, - Фриц был закреплен в стоячем положении и продолжал смотреть в ту точку, что была выбрана для длительного созерцания замершей заклинившейся шеей. - Я, напрымер, пока хычу остаться дома. И тебе совэтую потерпеть ды завтра - пока змея готовытся к гребанной свадьбе, мы пыгляем.
-Угу, - вынужден был согласиться Вергахенхайт, обеими руками пытаясь повернуть голову в исходное положение. Ричард же, оставив занятое своими делами туловище одно на обочине, удалился.
Туловище продолжило упорно давить на свою голову руками. Эти попытки привели к довольно сомнительному успеху - с ужасающим треском шея нехотя вышла из своего положения и даже зафиксировала голову ровно. Но только теперь куда либо поворачиваться голова отказывалась напрочь. Теперь даже руками ее было не так-то просто повернуть. От стараний Фриц даже поскользнулся и снова завалился на обочину, но, преодолев возобновившуюся боль в левом боку, быстро поднялся и согласился оставить свою шею в покое. Голова держится ровно, смотреть прямо можно - и ладно. Остальное потом пройдет.
К тому моменту Ричард уже закончил беседу с кучером, который во время разговора то и дело махал рукой на корчившегося в конфликте со своей шеей Фрица. Каррингтон поволок товарища в сторону от дороги, не давая ему никуда свернуть, прочно ухватившись за его плащ.
-Если ты исчо раз, тупыца, сдэлаешь пдобную глупость, - приговаривал он, подтаскивая за собой всхлипывающую от неприятной боли в боку и шее пострадавшую личность, - я повешу тэбя на люстре рядом со змеюгой. И будэт вам вэчная любовь после см... смер-рти.
-Ой, ды ла-а-адн тыбе, - буркнул Вергахенхайт, прихрамывая продвигаясь следом. - Прям ваще тыкой... прям... да уж..., - сообщить до конца нелестную характеристику Ричарда он не смог, так как постоянно отвлекался на свои собственные проблемы. - Ых-х-х, - то и дело вздыхал он.
И вот они добрались до дома. У порога сразу же заголосила Адальберта, чем вызвала у Фрица в душе легкое замешательство и, как следствие, еще большее отупение.
-Куда вас понесло в такое ненастье, дурачки? Простудиться хотите?
-Нэ хотим, - отозвался Фриц, снимая с лица выражение крайнего недоумения неясно чему.
-Я уже весь дом на уши подняла, чтобы вас нашли! Пропали, как сквозь землю провалились! - выйти из ступора помогла деятельность Адальберты, направленная на согрев Фрица. Когда на его плечах оказалась какая-то неведомого происхождения тряпка, Вергахенхайт просто вознегодовал. - Только заболей мне, негодник - из-за тебя эту чертову свадьбу придется переносить! И так на нее столько сил и нервов потрачено...
-Убэри это, - Фриц скинул с плеч "неведомую тряпку" и демонстративно передернул плечами. - Я нэ зымерз.
Адальберта, однако, не успокоилась и попыталась вновь набросить шаль на плечи сыну. Фриц уклонился от воинственно настроенной матери, но, вновь потревожив свое, возможно, сломанное ребро, и потому издал очередной из своей коллекции нечленораздельных звуков:
- Мхымхы...
Но Адальберта уже не прислушивалась, занявшись разносом Ричарда:
-Насколько я знаю, вы, мистер, из холодных мест и должны привыкнуть к такой погоде.
-Я, мож-жет, и правды с сэвера, но там не-е-ет таких жуткых гроз. И в похую пгоду люди там сыдят дома
, - Фриц был одарен недовольным взглядом Каррингтона.
-Ну шыто? - вздохнул Вергахенхайт, кое-как выпрямляясь и отнимая руку от левого бока. - Пылохо то как...
-Почему это у вас язык заплетается, господин хороший? Опять пили? - внезапно догадалась мать. - И когда успевают, засранцы!
Тут Фриц был схвачен и утащен в неведомом направлении.
-Э-э-э! - попытался возразить он. Но кто его уже слушал?..
-Стоило на минуту упустить тебя из виду - и вот - уже со своим собутыльником еле живой волочишься. Надо тебя отцу показать, пусть полюбуется на результат своего воспитания. Точнее, полного его отсутствия!
-Хоспде, - вздохнул Фриц. - Да отпысти ты...
-Фрау, вы же знаит-те, что гэрру Отто ны жарко, ны холодно..., - возразил также Рик. Адальберта резко развернулась, потянув за собой Фрица.
-Уы-ы-ы, - отозвался тот, снова сгибаясь пополам и прикладывая руку к боку. - Таштож такой-та, а?
За состраданием самому себе Фриц уже не заметил, как Ричард и Адальберта препираются, сопровождая все это постоянными перемещениями по коридору. Тут его руку, наконец, отпустили, Вергахенхайт с видимым облегчением сполз по стене на пол.
-Что вы себе, в конце концов, позволяете?! Подобное неповиновение я понимаю как пренебрежение к себе!
-Я не собыраюсь вам повыноваться. Куды хочу - туды и иду.
-В таком случае, за нами ходить не надо,
- мать направилась по коридору самостоятельно, при этом приговаривая: - Фриц, пошли за мной, можешь и сам уже ногами переставлять, в конце концов.
Вергахенхайт бросил матери вслед тоскливый взгляд.
-Счас-с.
-Дывай свалим, пка она не выдит, - тихо предложил Ричард. Фриц поднялся на ноги и согласно закивал.
-Дывай, - и они быстро направились в противоположную сторону по коридору. Немец быстро свернул в одну из комнат, чтобы переждать, пока мать потеряет их из виду. В небольшой комнатке с потухшим камином Вергахенхайт затаился у двери и прислушался.
-Фриц, ну ты идешь? - раздался нервный голос матери из коридора. - Ты где вообще? - шаги Адальберты замерли. - Фриц! Негодник! Вернись! - тут она побежала в их сторону. Вергахенхайт быстро скрылся за шторой, утащив следом Ричарда. Когда мать с топотом пронеслась мимо, лейтенанты быстро выскочили обратно в коридор и окончательно оторвались от женщины, убежав в сторону лестницы, а затем последовав на второй этаж.
На втором этаже ими была оккупирована столовая, где на данный момент не было никого. Фриц устало опустился на стул и снова вздохнул.
-Ужыс, болит-та как..., - он задумчиво поднял край рубашки и принялся созерцать левый бок, подозрительно красный, даже несмотря на то, что сам по себе Вергахенхайт замерз и был бледный. - Што не так-та?
Бок ему не ответил, предпочитая промолчать.
-Нет, ну как так-та? - Фриц задумчиво потыкал себя в бок пальцем и торжественно сообщил: - Я кажцо сломал реб-ро...
Тут в комнату, как по кем-то заранее написанному сценарию, влетела Николь.
-Что, сидите без дела? - хихикнула она, опускаясь рядом с Фрицем на стул. Тот продолжал исступленно разглядывать то место, где предположительно находилось коварное ребро. - Эй, ты чего? - сестра дружески пихнула его кулаком в бок. Вергахенхайт прошипел от боли и загородил пострадавшее место ладонями. - Что случилось?
-Та ничво, - отозвался Вергахенхайт.
-Нет, у тебя что-то случилось! - не согласилась Николь. Ей Богу, вторая Адальберта!
-Ацтань, - Фриц отодвинул стул подальше от сестры. Но та не отстала, она снова ткнула пальцем в бок несчастному брату.
-Так больно?
-Нет, - через силу отозвался тот. - Ваще никак.
-Точно? - и она ткнула повторно.
-Да уйди ты, наконец! - не выдержал Вергахенхайт, от злости даже почти протрезвев.
-Я сейчас же вызываю врача! - Николь вскочила.
-В такую погоду?
-Это долг доктора - помогать всегда, при любых обстоятельствах, - и она унеслась.
-Да йо-о-о мойо-о-о..., - протянул Фриц, оседая на стуле.

0

11

Предложение Каррингтона скрыться от назойливой фрау было благосклонно принято, и оба товарища поспешно спрятались в одной из ближайших комнат. Со сдавленным смехом англичанин, повинуясь пожеланию Фрица, зашел за штору, потехи ради в нее еще и замотавшись. Адальберта успешно проскакала мимо, думая, что предметы проявления ее материнского инстинкта ушли дальше по коридору. Когда пришло время покидать укрытие, у Ричарда возникли с этим некоторые проблемы, и он, окончательно запутавшись в ткани, свалился на пол. Карниз, что удерживал на себе шторы, не вынес подобного потрясения и с грохотом свалился сверху на лейтенанта. Туловище лежало неподвижно где-то десять секунд, пытаясь осознать, куда оно так внезапно перенеслось, что его удерживает в данном месте и как отсюда, собственно, выйти. Наконец, решение было найдено и претворено в жизнь. Не без труда, конечно.
Далее алконавты переместились на второй этаж, где каждый из них принялся оценивать моральный и физический убыток, что принес им минувший день. Например, Рик не без удивления обнаружил, что его правое колено разбито и обильно сочится кровью, а она в свою очередь уже впиталась и испачкала кюлоты.
-М-дэ-э, - задумчиво протянул он, для пущей уверенности в своей травме тыкая в повреждение пальцем. - Гдэ это я так?
Фриц тем временем искал дефекты в своем боку, комментируя это следующим образом:
-Ужыс, болит-та как...
-Дый-ка я посмотрю, - с лицом бывалого врача-профессионала Каррингтон, все еще не опуская штанину, подошел к пострадавшему другу и тоже стал созерцать его бок. После нескольких секунд озадаченного молчания он заметил: - Стрынный он какой-тэ.
-Я кажцо сломал реб-ро... - добавил пострадавший.
-До свадьбы зыживет, - Ричард нервно хихикнул, радуясь собственной "удачной" шутке. Заметив, что его неуместного веселья никто не разделяет, он поспешил успокоить товарища в свойственной ему развязной манере. - Все буит ныр-рмальна... - тут в столовой объявилось новое лицо - Николь. Только тебя тут и не хватало.
-Что, сидите без дела? - вопросила она, подсаживаясь к брату, которого тут же начала доставать дурацкими вопросами и действиями.
-Угы, - согласился англичанин, уступая даме место возле Фрица. - Дэлать нэчэго... - заметив, что им более никто не интересуется, Рик обиженно надул губы и переместился к окну, чтобы найти себе занятие там. Окончательно установив свое обмякшее тело в более-менее твердой позиции, он недобро покосился на шторы, "коллеги" которых еще недавно доставили ему столько хлопот. Затем он вспомнил о своей ссадине. Сопоставив в голове две эти, казалось бы, не совсем связанные друг с другом вещи, Ричард хитро ухмыльнулся - это было признаком того, что в его пьяный мозг нагрянула очередная тупая идея. Как только он собрался сорвать с карниза белую тюль из плотной ткани, которая должна была послужить ему перевязочным материалом, Николь неожиданно заголосила:
-Я сейчас же вызываю врача! - и, после некоторых препирательств с не желающим лечиться родственником, убежала.
-Врыч-ча? - задумчиво переспросил англичанин, косясь на свое раздолбанное в пух и прах колено. - Эт хрош-шо, - заключил он, громко приземляясь на стоящий позади него диван. Падение отдалось гулом в голове, так как он буквально свалился на мебель, не позаботившись о собственной сохранности. - Он пылечит твой бок ы мое кол..., - тут Каррингтон вынужден был прерваться, так как уставшее тело, едва прикоснувшись к чему-то мягкому, пожелало отрубиться. Из последних сил сопротивляясь засыпающему мозгу, лейтенант завершил свою фразу. Правда, говорил он на порядок тише и едва различимо. - Кол-лено...
Если судить по количеству накануне выпитого им алкоголя и тому, сколько времени он провел в дороге практически без отдыха, можно было смело утверждать, что Рик проспит до утра. Но нет. Чуткое к чужим прикосновениям тело подало сигнал в высшие инстанции о том, что кто-то посмел посягнуть на его неприкосновенность. При этом неведомый нарушитель еще и причинил неудобство организму, посмев дотронуться до его больного места - раны на колене! Все, миру и дружбе с окружающей действительностью пришел конец.
-Уйды, - пробормотал все еще спящий англичанин, слабо дергая страдающей от чужого воздействия конечностью. - Дай поспать...
-Герр, - мягко ответствовал какой-то мужчина. - Ваша нога повреждена, я должен ее обработать.
Ричард приоткрыл один глаз, чтобы посмотреть на существо, которого еще мгновение назад собирался пнуть. С его позиции благодетель оставался недосягаемым для ознакомления, а потому пришлось приподняться на локтях. Обзору предстал какой-то щуплого вида товарищ с очками на носу, коим его обладатель едва не тыкался в ногу пациента - видимо, у него было настолько слабое зрение, что никакие очки ему не помогали.
-Ты хто? - самый глупый вопрос, который только можно задать в сложившейся ситуации.
-Я - доктор, - пояснил индивид, теперь приступивший к перевязке раны. - И никакого вреда вам не причиню. Можете дальше спать, герр, - Каррингтон продолжил тупо созерцать работу врача, видимо, так и не осмелившись доверить ему свою драгоценную ногу. Пока он смотрел на все манипуляции с бинтом, которые ловко проделывал доктор, его сонный мозг посетила мысль о Фрице.
-А ш-што с Фрыцем? - вопросил он.
-Если вы о вашем друге со сломанным ребром, то он отдыхает с перевязкой в соседней комнате, - ответствовал индивид, завершая обматывать колено пациента бинтом и складывая все инструменты в стоявший неподалеку сундучок. - Лучше его не тревожить - он наверняка спит под присмотром своей матери, - внезапно объявившаяся в комнате Николь молча помогла врачу одеть камзол.
-А мыне плэвать, что лучше, - заявил Рик, с трудом поднимаясь с дивана. Колено теперь практически не сгибалось, что, конечно, сильно раздражало его обладателя. - Ш-што с этой штукый дэлать?
-Повязку смените завтра вечером, герр, - напутствовал уже готовый к отъезду Эскулап. - Всего хорошего, - он удалился, на прощание поцеловав ручку фрау Берг. Когда со всеми любезностями было покончено, Николь принялась доставать едва отошедшего ото сна лейтенанта.
-Ты когда мне трубу отдашь, м? - женщина недовольно нахмурилась, скрестив руки на груди. - Я уже наобещала Кристиану, что он сможет в нее смотреть на звезды!
-Ну ызвыныте, - осклабился Ричард, опуская штанину. - Я нэ в отвэте за то, что ты там ему наобещала. И ваще, когда я сюды собралси, мой мозг был занят другыми мыслями, - Берг решительно преградила ему дорогу к отступлению.
-Хочешь сказать, что ты ее не привез, да? - Сдалась ей эта труба...
-Ды, именно. Не волнуйси, куплю я тэбэ эту трубу, ток потом.
-Здесь я ее и сама себе купить могу! - пути женской логики неисповедимы. - Мне нужна именно труба из Лондона!
-Мэжду ними нет ны-ка-кой разницы, - Каррингтон отпихнул женщину с дороги. - Я пшел к Фрыцу.
-Он спит! - возразила Николь, кидаясь к дверному проходу и загораживая его собой. Англичанин недобро прищурился, будучи готовым к самому ожесточенному сопротивлению.
-Уйды с дор-роги, - буквально прорычал он. - Нэ то без трубы останешьси, - Берг отрицательно покачала головой, вцепившись руками в дверной косяк. - Я теби прэдупреждал, - Рик с силой толкнул даму - та, как и следовало ожидать, отлетела вперед и шумно грохнулась на пол. Судя по ее ошалевшему лицу, она такой наглости не ожидала.
-Хам! - заявила она вслед уходящему в соседнюю комнату лейтенанту, который на ее выражение недовольства не обратил внимания. Распахнув дверь в нужное помещение, он сразу же узрел почти всю семью Вергахенхайт в сборе - Фриц возлежал на кровати, герр Отто, как всегда, что-то читал, Адальберта беспокойно носилась по комнате, а Кристиан увлеченно рассматривал расписные потолки. В идиллию, роли в которой отведены для каждого члена семейства, не вписывалась только Диана, смиренно сидевшая на диване рядом с будущим свекрови.
-О, голубчик, явился! - заголосила фрау, заметив новоприбывшего. - Сколько можно шляться? - Ричард несколько опешил от подобного вопроса, но все же нашелся что ответить.
-Я не шлялси, мэм, я ждал, пка мнэ перевяжут ногу... - Отто подозрительно и недобро покосился на сыновнего друга, который недавно нагло хлестал его вино.
-Вот где вы есть, когда так нужны! - продолжала возмущаться Адальберта, видимо, так и не принявшая во внимание уважительную причину отсутствия Каррингтона. - В трудный момент вы всегда должны быть рядом с...
-Мать вашу, я спал! - перебил ее от злости аж протрезвевший англичанин, уставший терпеть нотации. - И у меня вэский довод к этому, фрау. Отвыжитесь от меня, - он приблизился к кровати пострадавшего и присел на ее край. - Вон, - мужчина махнул на Диану. - К ней прыставайте, - Митчелл злобно посмотрела на "благодетеля", но ничего не сказала. Мадам Вергахенхайт же в кои-то веки решила воспользоваться чужим советом, и с нескрываемым удовольствием устроила разнос будущей невестке по поводу степени откровенности ее платья.
Рик блаженно вздохнул, наблюдая за тем, как страдает "змеюга", и снова развернулся лицом к товарищу.
-Рыбро сломал, дэ? Я тебе говорыл, дома сиди, - он повторно вздохнул, правда, теперь уже от сочувствия и сожаления о произошедшем.

0

12

В то время как Ричард дремал на диване, Фриц молча ждал каких-либо изменений в своем пространственном положении. Ничего не происходило ровным счетом - все члены семьи разбежались, кто куда, а врач, наверное, только получил известие о том, что ему, оказывается, нужно сейчас же спешить на помощь пострадавшему пьяному туловищу. Спустя десять минут полнейшей тишины, когда и Фриц уже начал засыпать, вдруг громко появилась Николь.
-Доктор выехал! Он живет рядом, а поэтому будет уже через пять минут.
-Сомнэваюс, - покачал головой Фриц. - Он утоныт по пути.
-Не говори глупостей, - отрезала сестра. - И вообще, ты почему лыка не вяжешь?
-Пытмушта! - гениально ответил Вергахенхайт.
-Вот сопьешся, и уволят тебя с работы, и тогда...
-...тыгда мы с Рыч-чыртом будем пить и гулять вечно! - радостно заключил Фриц, перебив скептически усмехнувшуюся Николь. - Точны! Мне нады увольца, и тыгда не придес-са жениться...
-Это еще почему? - изменилась в лице сестра, подозрительно прищурившись.
-Ацтань, - отмахнулся занятый продумыванием своей идеальной жизни Фриц. - Я и Рык буди-им громить ф-фсе места, где побваем - Мю-юнхен, Ло-ондон, Рич-чмандт... И так будет...
-...до тех пор, - перебила Николь, - пока вы оба не сдохнете от белой горячки.
-Глупысти, - махнул на нее рукой Фриц.
-Вовсе нет, - настояла на своем сестра. - Может, это у тебя потому бок болит, что ты уже угробил свою печень?
-Неа, печень справа, - гордо сообщил наученный прошлым Фриц. - Я уж-же ломал одному челывеку левое ребро, и тоже пыдумыл, что эт-та печень. Но мыне сказали, что печень у нив-во справа... А, точно! - вдруг перебил он сам себя. - Кымне возврыщаются все те прыблемы, которые я кому-либо доставил, - гениально, опять же. - Тыгды я сломал ему левое рыбро, и теперь у мня сломно левое рыбро!
-Брось, если бы все возвращалось, ты был бы уж мертв, - фыркнула Николь, сочувственно потрепав впавшего в маразм братца по плечу.
-Не-е-е, - замотал головой Фриц, вяло отбиваясь от родственницы. - Пыросто все только началось. Эт-та все Диана навела на мня прокылятье.
Николь уже нагло засмеялась над строившим непростые доводы Фрицем, аж за живот схватившись, чтобы не надорваться.
-Ой, ну и смес-ся, - обижено протянул Вергахенхайт. - Дура.
-Сам дурак, - отмеявшись, ответила Николь. После воцарилась тишина. В наступившем покое особенно громко прозвучал вдруг хлопок двери и шлепающие шаги по полу. На пороге стоял лакей в компании с худощавым старичком в очках.
-Врач прибыл, фрау Берг.
-Замечательно,
- закивала Николь, подскакивая к мокрому старичку. - Простите за то, что потревожили в столь поздний час и в такую погоду, но мне кажется, что мой брат что-то себе сломал.
-Рыбро, - отозвался Фриц с умным видом.
-Ничего, сейчас посмотрим, - закивал врач. Николь уселась на диван рядом со спящим Риком и, оглядев того с головы до ног, сообщила:
-Потом еще на этого взгляните, пожалуйста, они вместе шлялись, вот и на обоих места живого нет.
-Понимаю
, - закивал доктор, приближаясь к Фрицу. - Ну, что вас беспокоит?
-Рыбро, - Фриц снова задрал рубашку.
-Вы снимите полностью, снимите, - посоветовал врач.
-Ладны..., - Вергахенхайт принялся сосредоточено выпутываться из рубашки, запутавшись в ее рукавах. Только после того, как расстегнул манжеты, лейтенант сумел выбраться из пут коварной одежки. - Смотрыте.
Врач задумчиво пощупал бок пострадавшего, созерцая при этом, как на физиономии "раненого" отображаются все его отрицательные эмоции, связанные с болевыми ощущениями.
-Ну, все ясно, - вскоре заявил врач. - Сломано ребро.
-Нэ, ну я вам об этым уже десыть минут толкую, - опешил Вергахенхайт. - Лечыте меня уже.
-Есть тут где-нибудь поблизости комната, где его можно положить? - обратился доктор к Николь. Вергахенхайт не допускал того, чтобы его игнорировали всякие там врачи.
-Э, ты, я сы кем разгвариваю?
-Да, есть, - ответила Николь, также не обращая внимания на разговорившегося братца.
-Ваще, - обиделся тот. - Кыбут-та эт не я тут пыстрыдавший.
-Идемте, я вам покажу, - Николь поднялась.
-И позовите кого-нибудь, чтобы его отнести, - бросил вслед врач.
-Нэ нада мэня нести! Я сам пыйду! - Вергахенхайт гордо вскочил со стула и поперся за Николь. Доктор, вздыхая, поспешил за уж больно активным пациентом.
Довольно близко находились спальни, а потому Фрица, к великой его радости, разместили в его собственной комнате. Вергахенхайт поспешил завалиться нас вою кровать, но его незамедлительно подняли.
-Подождите, нужно вас перевязать.
-Зачем? - заморгал внезапно отупевший Вергахенхайт.
-Сами просили вас лечить, - улыбнулся доктор. - Вот я этим и занимаюсь.
-Ладны, - быстро согласился пациент.
Пока врач обматывал вокруг него тугую повязку, Николь выскочила из комнаты.
-Не вздумый звать маму! - бросил ей вслед Фриц. Но это, разумеется, не подействовало.
Фрау Берг вскоре приперлась со всей процессией - недовольный тем, что его отвлекли, Отто, скептически настроенная Диана, любопытный Кристиан и, разумеется, уже заранее вопящая что-то о своем страдающем сердце Адальберта.
-О нэт..., - вздохнул Фриц, уже улегшийся на кровати. - Вы можте скызать им всем, что мня нады оставить одного? - обратился он к врачу.
-Извините, но это было бы обманом, - снова заулыбался доктор. - При переломах людям не обязательно беречь свою нервную систему.
-Мыне как раз и обзательно, - опять вздохнул пострадавший. - Я птому и пьяный, что они все мня доканали.
-Ничем не могу помочь, - пожал плечами врач. - Пойду, осмотрю вашего друга.
-Ага, - кивнул ему вслед Фриц. Тут в комнату, каждый со своими воплями, влетело все семейство. Вергахенхайт накрылся с головой одеялом, но это не помогло - звукоизоляция у ткани была плохая.
-О Господи, какой кошмар! Как так получилось?
-Ды я...
-О, а у меня тоже был перелом однажды. Только не ребра, а носа. Хы-хы.
-Крис, заткнись! Не видишь, Фрицу плохо?!

-Да мне хоро...
-Не надо много разговаривать, тебе нужно соблюдать покой!
-Доктыр сказал...
-И вообще, откуда взялся такой врач? У нас есть собственный семейный доктор, почему никто не позвал его?
-Дорогая, это пустяки. Сломанное ребро - это не сломанная голова.
-Тоже мне, гений!
-Хватит спорить!
-Вообще замолчите!
-Хочу - говорю, ты тут не распоряжайся...

-А-а-а-а! - Фриц снова скрылся под одеялом, уже ни на что не надеясь.
-Ой, что, очень больно? Где болит?
-Бок у него болит.
-Может, это печень?
-Крис, помолчи!

Фриц отключил слух и притих под одеялом. Голоса истерящей компании, среди которых молчала только Диана (удивительно, даже Отто сказал пару реплик) слились в один, похожий на писк комара прямо у уха.
-А ты что молчишь, а? - вдруг громче всех завопила Адальберта, обращаясь, судя по всему, к Диане. - Твой без пяти минут муж, между прочим, тут лежит, а не кто-то чужой! Так я и знала - тебе нужны только наши деньги и связи!
Толпа притихла а секунду, а потом снова заголосила:
-Мама, Диночка просто не может отойти от шока...
-Знаю я ее шок!
-Дорогая, наша невестка беременна, ей нельзя волноваться.
-А я ее волную, что ли? Да кто ее волнует? Ее вообще ничего не волнует!

Тут, как луч солнца в темном царстве, объявился еще один участник разыгравшейся сцены - Ричард.
-Вот где вы есть, когда так нужны! В трудный момент вы всегда должны быть рядом с...
-Мать вашу, я спал! И у меня вэский довод к этому, фрау. Отвыжитесь от меня
, -Ричард пробился сквозь толпу народа и сел на край кровати, где разместился Фриц. - Вон к ней прыставайте, - Ричард указал на Диану.
-Да что к ней приставать, к этой шлюхе, которая обманом завлекла моего сыночка?! - новая тема вдруг дала простор для воображения Адальберты. - Сидит тут, декольте выставила! Неужели денег на нормальное платье не хватило, а только на эту вульгарную тряпку?..
-Рыбро сломал, дэ? Я тебе говорыл, дома сиди, - подал голос Ричард. Фриц беспечно отмахнулся.
-Да ладно, рыбро - не ныга, - уже второе за эти несколько минут анатомически точное замечание, - мыгу делать, что хычу, оно почти не былит. Завтыра же, как проспимся, устроим мальчишник, дэ?
Тут затесался Кристиан, который, как оказалось, нагло подслушивал короткий разговор друзей.
-Мальчишник? А куда пойдете?
-Куда нады, Крис, - отозвался Фриц.
-Нет, ну если по бабам, то и меня возьмите, ага? - сказал это Кристиан как раз тогда, когда Адальберта на секунду заткнулась, переводя дыхание. Наступила совсем уж гнетущая тишина. Николь не выдержала первой:
-Что ты сказал, шкаф двустворчатый?!
-Я пошутил
, - сконфузился Берг, пытаясь втянуть голову в плечи.
-Это была очень неудачная шутка, Крис, - перешла на ультразвук Николь.
-Любимая, давай не здесь...
-А от кого и что мне скрывать?
- вопила сестра. - Пусть все слышат, как ты, несча...
-Ты, замылчи, голва болит, - перебил сестру Фриц. Веское слово хоть и пьянющего братца всегда имело влияние на взбалмошную даму, а потому она молча схватила Кристиана за руку и вывела супруга в коридор, продолжив орать там.
А Адальберта с подозрительным прищуром спросила вдруг:
-Так вы возьмете Кристиана с собой?
-Зачем? - так же прищурился Вергахенхайт.
-Он - твоя родня, и с ним нужно считаться.
-Ну, возьмем, - все тем же подозрительным голосом согласился Фриц, во избежание новых скандалов. Не удалось, как оказалось.
-Ага, значит, все-таки по бабам?! - заорала Адальберта.
-Да с чего ты взяла? - опешил Фриц, у которого даже функция членораздельности речи восстановилась от недоумения.
-Кристиан просился именно по бабам. Раз вы его берете, то значит вы точно туда! - логика была поразительна.
-Но а тебе-то какая разница?
-Хочешь, чтобы к нам в дом объявилась еще такая же куча беременных баб, - Адальберта махнула рукой на "кучу беременных баб", состоящую из одного человека, - которые будут проситься за тебя замуж?!
Фриц  отмахнулся от матери и повернулся лицом к стене.
-Что ты на родную мать машешь? - завизжала фрау Вергахенхайт.
Фриц демонстративно заткнул уши руками. Да, вечер не удался.

0

13

Фриц, как оказалось, не утратил способности разговаривать, хотя при сломанном ребре это наверняка было тяжело и больно.
-Да ладно, рыбро - не ныга, мыгу делать, что хычу, оно почти не былит. Завтыра же, как проспимся, устроим мальчишник, дэ?
-Дэ, - кивнул Ричард, состроив довольную рожу, похожую на ту, что бывает у котов, когда они съедят все хозяйское сало. Так активно соглашаться все-таки не стоило - туловище, ввиду своей излишней мягкости, не смогло вернуться в прежнее положение, поэтому его непосредственный хозяин с размаху уткнулся лбом в кровать. Пока он с недовольным кряхтением пытался снова сесть ровно, в разговор неожиданно встрял Кристиан.
-Мальчишник? А куда пойдете?
-Куда нады, Крис.
-Нет, ну если по бабам, то и меня возьмите, ага?

-Ну што-о-о ты, - притворно-удивленно протянул Каррингтон, наконец вернувшийся в более-менее вертикальное положение. - Если мы тыбя с сбой возьмем, всэ дамы на тебе выснуть будут, а мы с Фрыцем останымся с носом.
Тут надобность в придумывании новых издевательских ответов исчезла, так как Николь не преминула возможностью поорать на раздухарившегося мужа. Не слушая, что она ему там втолковывает, Рик от нечего делать решил посмотреть, кто чем занят. Что делал Отто, наверно, говорить и так не надо, Берг неожиданно переместился в коридор, дабы "побеседовать" с женой, а Адальберта, как всегда, начала приставать к сыну. Видимо, она льгот на временную инвалидность не выдает, и ее характер распространяется на всех без разбору.
-Ага, значит, все-таки по бабам?! - англичанин закивал с самым участливым видом.
-Да с чего ты взяла?
-Кристиан просился именно по бабам. Раз вы его берете, то значит вы точно туда!

-А с чыв-во вы взяли, что мы иго берем? - но не вовремя встрявшего Ричарда, который, к тому же, потерял суть разговора, никто не слушал - поэтому он, скрипя сердцем, все-таки решил промолчать и дослушать до конца.
-Но а тебе то какая разница?
-Хочешь, чтобы к нам в дом объявилась еще такая же куча беременных баб, - Куча? А почему я не знаю? - которые будут проситься за тебя замуж?! - тут оборона Фрица потерпела крах, и он, дабы поберечь нервы, молча отвернулся к стене.
-Что ты на родную мать машешь?
-Фрау, а бывают нерыдные матери? - вопрос очень к месту, ничего не скажешь. Адальберта от неожиданности даже замолчала, ошалевшими глазами смотря на сидящего на кровати посетителя.
-При чем тут это?! - взвизгнула она. - Не перебивайте меня! Ну вот из-за вашего тупого, - дама интонационно выделила это слово. - вопроса я сбилась с мысли, - женщина сосредоточенно поморщилась и приложила руку ко лбу. Видимо, она считала, что присутствие конечности поможет мозгу соображать быстрее. Метод, как оказалось, бесполезный, так как Каррингтон опередил ее с заявлением.
-Я тут нэпрычем. Может, эт вы уже пыдрастеряли молодую прыть? - он наигранно-печально вздохнул. - Годы бэрут свое, - Отто неожиданно заржал, все еще сидя над книжкой и старательно делая вид, что смеется над прочитанным. Вряд ли в сочинениях Бюльфингера было что-то смешное, о чем, в принципе и догадалась его жена. Адальберта покраснела от злости, и, тщетно пытаясь себя контролировать, принялась орать на Отто.
-Чего смеешься, старый пень?! Сам-то, сам-то как будто от подагры не страдаешь!
-Не страдаю, - спокойно ответил Вергахенхайт-старший. - Потому что в отличие от тебя я много гуляю.
-Да ладно?! - скандал набирал обороты и обещал продлиться еще долгое время.  Рик, уяснив это, нагло взял ту часть одеяла, что накрывала ноги Фрица, и, обмотав вокруг головы, закрыл ей уши. Помогло это плохо, поэтому он вернул ткань на место и продолжил смиренно слушать семейную баталию. Все люди любят скандалы. - Когда ты в последний раз отрывал задницу от дивана? Я тут кручусь, как белка в колесе...
-И всеми командуешь? - закончил фразу жены Отто. - Тяжелая работа, милая, я тебя так понимаю.
-Нет! Меня никто не понимает! - у Дианы, похоже, была аллергия на чужие крики, а потому она тихо проскользнула мимо будущей свекрови и скрылась в коридоре. Адальберта не преминула прокомментировать и это действие невесты сына. - Расходились тут! Ей, видите ли, не нравится. Тоже мне, хозяйка нашлась! - Вергахенхайт-старший, уже годами натренированный на то, чтобы переносить истерики жены, выработал свою тактику - он просто молчал и лишь иногда вставлял какие-то реплики, только дабы внутренне посмеяться. К притязаниям со стороны фрау у него выработался иммунитет, которого, к сожалению, не было у остальных присутствующих.
-Мэм, вы нэ моглы бы зыткнуться?
-Да ты кто такой, чтобы мне рот затыкать?! - дама неожиданно перешла на бесцеремонную манеру ведения разговора, что конкретно раззадорило ее оппонента. - Сидел бы уж и молчал, раз тебя все так великодушно терпят!
-Я нэ буду мылчать! - Отто, как говорилось выше, прекрасно знал психологию своей жены, так что после данной реплики англичанина он укоризненно покачал головой. - Пытаму шта вы ваще... Ваще борзэ! - Ричард, жутко довольный сам собой, скрестил руки на груди и с гневным прищуром уставился на Адальберту.
-Ваш словарный запас а-ля деревенский кучер режет мой благородный слух, - фыркнула фрау. - Не стоит меня травмировать.
-Нэт, стоит, - возразил Рик. - Пытыму шта вам дывно пора твырмы... Тр-рывмировать челюсть, чтоб мылчали!
-Да вас уже в детстве, видимо, самого серьезно травмировали, - женщина покрутила пальцем у виска. - Вот вы и хотите всех приобщить в свое закрытое общество неадекватных психов, - Вот же ж зараза! И угораздило Фрица родиться у такой матери.
-В свыю очередь смэю заметить, что слышал, бут-та вы дывно не пъявляетесь на сбраниях прыставучих и неадекватных мамаш, - Каррингтон немного помолчал, переводя дух. - И ваще, нечего ко мнэ лезть почем зра, только оставшиеся мызги истратите на прыду... Придумывание ответов!
-Да я... - Адальберта только собралась "истратить оставшиеся мозги", как в ссору вмешался Отто.
-Немедленно прекратите грызться! - прикрикнул он. - Вы оба неправы. И вообще, нечего так кричать - я не могу сосредоточиться на книге, - фрау несколько раз порывалась что-то сказать, но все-таки не осмелилась перечить супругу, и, напоследок кинув злобный взгляд на недавнего оппонента, удалилась.
-Выт так с ными и надо, - удовлетворенно кивнул  Ричард. - А по-другому нэ зыткнешь.
-Да вы тоже хороши, - ответствовал старикан. - Не стоит с ней вступать в конфронтацию - это как кидать об стену горох. Будет отскакивать по лбу до тех пор, пока не прекратите пускать, - Отто закрыл книгу и встал с дивана. - Я пойду спать, и вам советую - завтра у вас, судя по всему, тяжелый день, - Вергахенхайт вышел в коридор. Ненадолго в комнате воцарилась тишина, но не успел Рик и слово вставить, как дверь снова открылась - на этот раз пришел Кристиан. Точнее, как подумал засыпающий англичанин, пришла его голова и, отскочив от пола, просунулась внутрь.
-Николь ушла? - приглушенным шепотом спросил он.
-Как выдшь, ее тут нет, - "шкаф" втиснулся внутрь и прикрыл за собой створку.
-Так можно я завтра с вами пойду? Пожалуйста! Мне так надоело сидеть дома.
-Можно, - выдохнул лейтенант. - Втрыем интересней. - Правда, вина на десять бутылок меньше достанется... Ну ладно, не хочется его обижать.
-Спасибо, - заулыбался Кристиан, в приступе восторга сотрясая игрушечного в сравнении с ним собеседника за плечи. Того едва не укачало, вследствие чего его кожа на лице приобрела зеленый оттенок. - Во сколько выходим?
-Как проспымся. Мы тбэ скажем, - выдавил он, прикрывая рот рукой.
-Ага. Ну ладно, я пойду спать, - видимо, у Берга была страсть трясти все и всех подряд, так как Фриц стал следующей жертвой его жестокого хобби. - Выздоравливай, шурин.
-Если ты будышь его так кычать, он рыссыпется по костчкам.
-Нежный какой. Хы-хы, - Крис хмыкнул и направился к двери. - Спокойной ночи, - "шкаф" шумно покинул помещение. Каррингтон же, ощутив, что до своей кровати он уже не доползет, кое-как задул все свечи в комнате и плюхнулся на диван, где и планировал проспать всю ночь.

0

14

Когда над Адальбертой была одержана совместная победа, в праздновании которой Фриц участия не принял лишь по той причине, что все еще ничего не слушал, закрыв уши руками, Вергахенхайт опасливо отвернулся от стены и с радостью обнаружил, что народу в комнате заметно поубавилось. Фриц радостно освободил слуховой проход от инородных тел, коими являлись его руки, и принялся поудобней утрамбовываться в своей кровати, готовясь ко сну, справедливо полагая, что сейчас последние посетители свалят, и можно будет спокойно вырубиться. Но не тут то было - внезапно откуда ни возьмись объявился Кристиан.
-Так можно я завтра с вами пойду? Пожалуйста! Мне так надоело сидеть дома.
Фриц с недовольством уставился на шкафообразное туловище, кое содержало в себе мозг ребенка. Такая обуза будет весьма проблематична в спокойной прогулке по городу, к тому же, если учесть то, что Криса почти невозможно напоить, и он всюду, где надо и не надо, будет добавлять свои глупые замечания, распугивая баб. Да, а все замечания лейтенантов, несомненно, умны донельзя.
-Можно. Втрыем интересней, - ответил Рик.
-Угу, - с недовольством кивнул Вергахенхайт. Ему тоже не хотелось обижать глуповатого родственничка.
-Спасибо, - Крис принялся в бешеном темпе сотрясать Ричарда за плечи. Фриц судорожно сглотнул, опасаясь, что Каррингтон будет случайно задет о стену, после чего бедный Рик попросту рассыпется. - Во сколько выходим?
-Как проспымся. Мы тбэ скажем.
-Ага. Ну ладно, я пойду спать.
Тут огромные лапищи Кристиана дотянулись и до несчастного Фрица, который от ужаса даже вцепился руками в простынь, опасаясь быть скинутым с кровати. - Выздоравливай, шурин.
-Пыстра... а-а... а, - попытался сообщить Фриц, но непрестанное качание мешало ему договорить, - Пыстраюсь.
-Если ты будышь его так кычать, он рыссыпется по костчкам, - заметил Ричард.
-Дэ, - согласился Фриц. Ужасные лапищи отпустили его плечи.
-Нежный какой. Хы-хы, - Крис был одарен недовольным взглядом исподлобья. - Спокойной ночи,
-Пыка, - кивнул ему Фриц и, зачем-то внимательно проследив, куда ляжет спать Ричард, укутался в одеяло и попытался уснуть. После длительных всхлипов и сдавленных жалоб на свою судьбу, им таки было занято наиболее удобное положение, при котором коварное ребро оставалось неприкосновенно, и немец мгновенно провалился в сон.

Вергахенхайту спалось плохо - он то и дело просыпался, после чего долгое время снова не мог улечься, а потому в шесть утра, когда он проснулся в очередной раз, он решил, что снова ложиться смысла нет, и качаясь побрел в столовую опохмеляться.
В столь ранний час в доме царила непривычная тишина - и Адальберта, и Николь, и Кристиан, и Диана всегда спали долго (как, собственно, и Фриц - вот только сегодня похмелье и ребро ему помешали), а остальные жители дома вели себя очень тихо. И вот, Фриц дополз до столовой, где уже сидели две служанки. Приглядевшись, он обнаружил, что это вездесущие Грета и Хильда, причем неясно, что тут делала последняя - она ведь тут уже давно не работала.
-Здравствуйте, - заулыбалась Грета. - Вы сегодня рано.
-Воды принеси, - буркнул Фриц, усаживаясь на стул напротив горничных.
-Сейчас, - Грета унеслась, а Хильда (в этот раз сразу было ясно, кто из них кто - одна из сестер за месяцы семейной жизни немного пополнела и чуточку порозовела).
-А ты как тут? - буркнул Фриц, исподлобья уставившись на Хильду. Та посмотрела на него точно так же.
-Грету пришла навестить, пока госпожа Адальберта спит. А что?
-Да ничто, - пожал плечами Фриц. - Как дела вообще? - видимо, у Вергахенхайта было с утра явное желание поговорить. Собственно, как и вчера - обилие собеседников радовало.
-Нормально дела. Замуж вышла, - как-то особенно недружелюбно отозвалась Хильда.
-А твоя сестра тут говорила, что...
-Да не слушайте вы ее! - перебила его Хильда. - Про ребенка, да? - Фриц исступленно кивнул. - Так и знала. Она и мне уже все уши прожужжала: "Ой, а тебе не кажется, что он на кое-кого похож?", "А ты правда ни о чем не догадываешься?"... Тьфу! Сил нет моих.
Фриц согласно закивал, разом уничтожив свой словарный запас и решив молчать.
-Грета сказала, что для того, чтобы это был сын от моего мужа, срок слишком ранний. Но и для того, чтобы это был сын Ричарда, как она говорит, времени тоже недостаточно. Это чей-то совсем другой ребенок.
-А ты все-таки помнишь Рика? - удивился Фриц.
-Да я не помнила его, пока Грета мне не начала мозг парить, - фыркнула Хильда. - Сестрица вбила себе в голову, что я должна выйти за Ричарда, так как он - залог моего благополучия.
Фриц в ужасе двинул в сторону стул.
-Но ты же не...?
-Успокойтесь вы, - она поднялась со стула и направилась к двери. - Знала я, не надо было сюда приходить. Как здесь всегда был Бедлам, так и остался.
Тут в дверь влетела радостная Грета. Хильда поспешно обогнула сестру и скрылась за дверью. Ее двойняшка молча подала Фрицу графин воды, тот мгновенно осушил его наполовину и, облегченно вздохнув, поковылял куда-нибудь на поиски приключений.
Сначала Фриц собирался будить Ричарда, но потом решил, что идея слишком плохая. Тем более, что внизу раздался звук открывающейся двери - дворецкий кого-то впустил внутрь. Перелетая через ступеньки, Фриц поспешил на первый этаж, по пути время от времени хватаясь за больной бок, как будто это могло чем-то помочь.
Внизу восторг Фрица неожиданным гостям несколько угас - на пороге стоял Голдман.
-Доброе утро, - воссиял капитан. - Как хорошо, что именно вы спустились - этот слуга не хотел меня пропускать.
Дворецкий вздернул нос к потолку и важно удалился, сочтя свою миссию выполненной.
-Вы зачем пришли?
-А, так я пришел уточнить.
-Что именно? - недовольно процедил Вергахенхайт.
-Например, купили ли вы кольца?
Фриц задумчиво возвел глаза к потолку и, подумав, сообщил:
-Нет. А вам какое дело?
-Так Диана назначила меня шафером, - радостно выпалил Голдман. - Представляете, уже во второй раз я тут пользуюсь таким уважением.
-Что?! Вас?! Шафером?! - Фриц со злобой стукнул кулаком по стене, после чего последовало традиционное после всех резких движений сгибание пополам, сопровождающееся вздохами и всхлипами.
-А что с вами? - с не угасающей радостью и любопытством вопросил Карлос.
-Ребро сломал.
-Перед самой свадьбой?! Горе то какое...
-Да вам то что?! - окончательно разозлился Фриц. - Пришли мне на нервах поиграть? Я и так в таком дурном положении оказался отчасти по вашей вине!
-Я то здесь при чем? - опешил Голдман.
-Вы еще спрашиваете?! - тут Вергахенхайт возжелал выговориться целиком и полностью. - Да если бы не ваша истерика тогда, на корабле, если бы вы не принялись рыдать от ужаса и уговаривать меня принять все условия, то я бы нашел выход из этой ситуации! Да я бы застрелил Диану, и дело с концом - но нет же! Вам же нужен был еще и повод напиться! Что, рады, что я остепенился? Вас за это начальство по головке погладит, да? Еще и Дианочка ваша любимая так вас жалует - шафером вот назначила! А меня она не спросила! Как будто бы и не за меня выходит, хотя, лучше бы так и было. Да если бы мне виселица не грозила, я бы вас заколол, честное слово, так вы меня уже достали! Пришел тут и злорадствует! Что, я обязан тратить свои нервы и здоровье на вас? Проваливайте! - Фриц выдохнул воздух и замер, уставившись на исступленно замершего Голдмана. Тот медленно, но верно, переваривал информацию. Спустя полминуты молчаливого стояния на одном месте, Фриц остыл и бросил все еще тупящему Голдману:
-Проходите уж, велю подать вам чай, - и Вергахенхайт направился на второй этаж. Карлос с облегченным вздохом последовал за ним.
В столовой он решил, что уже можно говорить, а потому несколько неуверенно заявил:
-А я ведь так и думал, что вы про все забудете. Потому вот вам мой подарок - свадебные кольца, - Карлос протянул Фрицу коробочку. - Примеряйте.
Вергахенхайт недоверчиво принял презент и открыл футляр. Тотчас возмущенно заявил:
-Золотые?! Я не надену.
-Это еще почему? - заморгал Голдман.
-Смотрите, - Фриц гордо продемонстрировал свою левую руку, усеянную его любимыми перстнями и кольцами. - Я еще мог бы освободить безымянный палец, так уж и быть, - он переместил кольцо с безымянного на мизинец, - Но, скажите мне, вы видите тут хоть одно золотое кольцо?
-Нет, - недоуменно отозвался Карлос.
-Вот, - Фриц нравоучительно поднял вверх указательный палец. - Терпеть не могу золото. Только серебро. Ясно?
-Да какая разница, в конце концов?! - воскликнул озадаченный Карлос.
-А такая! - также перешел на повышенные тона раззадоренный с самого утра Вергахенхайт. - Это безвкусица!
-Вы так заботитесь о своей красоте, как будто вы женщина! - Карлос ловко уклонился от просвистевшего над ним кулака. - В самом деле, что мне то теперь делать?
-Поменяйте эти кольца на другие, - милостиво разрешил Фриц. Голдман страдальчески вздохнул и убрал коробочку в карман. Тут в столовую вплыла служанка с подносом.
-Ваш чай и пирожные.
-Спасибо, - Фриц запихал в себя пару кондитерских изделий и, запив все это чаем, притих, облокотившись о стол. Ричард, наверное, проснется еще не скоро, а значит его другу предстояло несколько наискучнейших часов.

0

15

Ричард проснулся где-то к тому времени, когда Фриц с Голдманом уже переместились в столовую и вовсю поедали пирожные. Первым делом после того, как открыл глаза, англичанин почесал правую щеку (утренний ритуал) и, немного покряхтев, сел на диване. Голова, к его собственному удивлению, болела не так сильно, как обычно, так что особенно долго сидеть и раскачиваться он не стал.
Повинуясь шестому чувству, которое вело его куда-то прочь от "спального района", лейтенант в данном направлении, собственно, и пополз, на ходу натягивая камзол, ибо было зябко. Пару раз он едва не навернулся ввиду своей неустойчивости и гладкости начищенных полов, но Каррингтону все-таки удалось устоять. И вот он, с чувством выполненного долга, пошел вперед по коридору. Поначалу, пройдя мимо двери в столовую, он никого там не заметил. Его внутри, судя по всему, тоже. Но все та же интуиция заставила мужчину вернуться обратно и заглянуть внутрь. Так и есть - за столом преспокойно восседали Фриц и капитан, распивавшие чаи, чем вызвали у Рика бурю беспричинного негодования и приступ неоправданной обидчивости. Все это усугублялось тем, что ввиду последних обстоятельств его и без того не слишком-то хорошее отношение к Голдману вообще ушло в минус. Молчание, в общем-то, продлилось недолго, ибо мозг Карлоса окончательно покинул череп и там теперь гулял радостный ветер, летали бабочки и цвели фиалки. Капитан спешил поделиться своим восторгом с не очень-то радостным подчиненным:
-Доброе утро! - заулыбался он. - Как спалось?
-Нормально, - буркнул Ричард, всем своим видом показывая, как он презирает этот бренный мир и его обитателей. Особенно, одного из них. Нет, даже двух - Диана тоже заслуживала праведной ненависти.
-А меня назначили шафером! - продолжал радоваться Голдман, запихивая в рот кремовую розочку с пирожного. Он и не подозревал, что скоро стены особняка сотрясет чья-то истерика. - Представляете, второй раз! - это, что следует из замечания выше, стало последней каплей. Судорожно втягивая в себя воздух, так как от негодования у него даже сбилось дыхание, Каррингтон, также стараясь сдержать необъяснимую дрожь в голосе, спросил:
-А почему? - он посмотрел на Фрица. - С каких это пор ты ценишь этого индюка выше, чем меня?! - будь лейтенант женщиной, он бы наверняка расплакался, но по причине отсутствия в нем сентиментальности он этого делать не стал. - Чем я хуже? - "индюк" перестал улыбаться и, удивленно посмотрев на немца, снова перевел взгляд на Рика.
-А что не так-то?
-Нет, как можно?! - продолжал истерить англичанин, не обращая внимания на озадаченного Карлоса. - И это после стольких лет взаимопомощи и собутыльничества?
-Я не понимаю...
-Да не мудрено! - Ричард возмущенно посмотрел на капитана, который от удивления перестал есть пирожное. - Вам этого и подавно не понять, потому что вы гнусный эгоист! Почище меня! Вы... Вы... - он заполнил паузу в своей тираде переводом дыхания. - Бездушная скотина! - в нем определенно проснулась Хильда.
-Что, мать вашу, тут происходит?! - в конец разозлился Голдман, негодуя от несправедливых, как он считал, претензий в свой адрес. - Я пришел поздравить молодых с грядущим праздником, а меня чуть ли не матом кроют!
-Могу и матом, - осклабился Рик. - А еще могу сказать, что вы только и ищете повод, чтобы надраться! - Я тоже, но, по крайней мере, не злорадствую и даже сочувствую. - заключил он про себя, чем причинил себе же некоторое облегчение. - Наркоман несчастный! - выпалил англичанин, не зная, как завершить свое грандиозное обращение. Карлос же пребывал в крайней степени расстройства и негодования.
-Я, может, и курю дурманящий табак, - спокойно, в противовес оппоненту, начал капитан. - Но я пользуюсь расположением мадам Дианы, в отличие от вас.
-Сдалась мне эта Диана, - фыркнул Ричард. - Нашли, чем гордиться.
-Вот если бы вы к ней так не относились, то она бы вас пригласила на почетную должность шафера, а не меня, - с улыбкой подытожил Голдман. - И можете теперь хоть головой об стену биться - ничего изменить нельзя, - капитан отвернулся к тарелке и отпил немного чая. Каррингтон же с некоторым облегчением заключил, что предательства со стороны Фрица все-таки не было, и причиной всех его несчастий является гадская Диана. Теперь его даже Карлос не так бесил, как прежде, и он уже передумал его душить. Что самое прекрасное, так это то, что он, наконец, успокоился и перестал задыхаться от негодования.
-Насколько я знаю, выбирать себе шафера - это обязанность жениха, - заметил он. - И я бы на вашем месте вернул обратно слова по поводу того, что данное решение изменить нельзя, - Рик высокомерно посмотрел на Голдмана, старательно делающего вид, что он ест и как бы только из приличия слушает подчиненного. - Да и вообще, попридержите язык, он вам еще пригодится, чтобы впредь вылизывать чужие задницы, как вы делали это мадам Диане, - Ричард гордо развернулся на каблуках и под аккомпанемент "давящийся капитан" ушел искать спальню мисс Митчелл.
Спросив о ее местонахождении уже на втором этаже у проходящего мимо дворецкого, который, несмотря на настояние Фрица, морды попроще не сделал, лейтенант направился в указанном направлении. Нужная дверь вскоре была найдена, и, коротко постучав в нее, он в наглую зашел внутрь. Растрепанная и заспанная Диана сидела на кровати, прикрывшись одеялом.
-Какого черта? - возмутилась она, пытаясь дотянуться до халата, висящего на стуле неподалеку.
-Не какого черта, а доброе утро, мисс, - поправил ее Каррингтон, остановившийся в дверном проеме. - Вы на своем пиратском корабле забыли все элементарные правила приличия.
-Да вы тоже хороши - заявляетесь ко мне в спальню с утра пораньше и к тому же жизни учите. - продолжала гнуть свое Митчелл, не обратив внимания на замечание визитера. - Что вам от меня надо?
-Жизни вас научит замужество за Фрицем, о котором вы, смею вас заверить, горько пожалеете впоследствии, - Рик, наконец, прикрыл за собой дверь и присел на кресло, стоящее напротив кровати. - Уж я об этом позабочусь, - Диана, наконец, дотянулась до халата и теперь восседала в постели уже сравнительно одетой. Закончив с последними приготовлениями к грядущему разговору, она посмотрела на оппонента гневным прищуром, который вызвал у последнего лишь внутренний смешок.
-С чего это вы уготовили мне такую ужасную участь? Я вам тоже не нравлюсь, как и всем в этом доме?
-Знаете, я никогда не любил проституток, - задумчиво начал англичанин, чем вызвал бурю молчаливого негодования со стороны Митчелл. - Хотя в большинстве своем они просто запутавшиеся в себе женщины, которые выбрали неверный путь в жизни. Но вы из наиболее гадостной и отвратительной их категории. Из категории, в которой все дамы считают себя вовсе не "жрицами любви", а невинными овцами, обделенными судьбой и обиженными жестоким миром. А на деле они представляют из себя жалких личностей, у которых не хватает силы воли, чтобы покончить с такой жалкой жизнью и попытаться хоть что-то изменить в лучшую сторону, - он перевел дух, все еще слушая тишину, повисшую в комнате. - И вот я пришел сказать вам, мадам, что мне отвратительно одно ваше присутствие рядом со мной, но я, к сожалению, ничего с этим не могу поделать. И, так как я пользуюсь здесь явно большим, хоть и ненамного, авторитетом, условия буду ставить я.
-Какие еще условия?! - взвизгнула Диана, все еще не отошедшая от оскорбления. - Да я с вами вообще не хочу иметь никаких дел! Убирайтесь!
-Нет-нет, - Ричард укоризненно покачал головой. - Я еще не закончил, а перебивать ни меня, ни, к слову, Фрица, нельзя. Итак, пока вы, наконец, заткнулись, я продолжу. Условия мои таковы: во-первых, я на свадьбе буду шафером, - для наглядности он загнул палец, полагая, что блондинке так будет удобнее запоминать. - Во-вторых, вы не возражаете против моего общения, во всех его формах, с Фрицем. И в-третьих - я вас вообще больше не вижу и как бы не подозреваю о вашем присутствии.
-Я не собираюсь выполнять эти условия даже под страхом смертной казни, - решительно заявила Митчелл.
-Ах, ну раз так, - притворно-расстроенно сказал Каррингтон, медленно поднимаясь с кресла. - Я не думаю, что вы возразите моему немедленному докладу в Адмиралтейство о поимке пиратки. Ведь так? - пару секунд Митчелл колебалась, но все же нашлась, что противопоставить этой угрозе.
-Я беременна, если вы не забыли, - напомнила дама с самым умным из возможным видов. - Суд даст мне отсрочку, в течение которой я смогу сбежать. Тем более, пострадают капитан Голдман и Фриц - за пособничество пиратам тоже полагается казнь.
-Фи, насмешила, - фыркнул оппонент. - Сбежать тебе никто не даст, и я в случае чего об этом позабочусь - это во-первых, - он снова стал загибать пальцы для наглядности. - Во-вторых, с Фрицем и капитаном проблем тоже не будет - легко будет сказать, что они все это время доблестно тебя разыскивали, и вот только теперь поймали. Так что, родишь - и добро пожаловать в ряды висельников.
-У меня, между прочим, тоже есть компромат! - заявила Диана. - И я в любой момент могу его предъявить.
-Ага, и что - замкнутый круг? Я, как постороннее лицо, не участвовавшее в захвате "Чайки", сдаю тебя по поводу пиратства, вытаскиваю из дерьма Фрица и Голдмана, а я это, не волнуйся, сделать смогу, ты рожаешь и тебя вешают. Так что я предлагаю сделку - разойдемся полюбовно, - Митчелл мгновенно оценила свои перспективы, и, недолго подумав, нехотя, но согласилась.
-Ладно, господин шафер, - высокомерно сказала она. - Идите и готовьте жениха к завтрашней свадьбе. - Уж я-то приготовлю - нажремся вусмерть, чтоб неповадно змеюге было.
-Вот и отлично, - Рик, жутко довольный самим собой, отправился обратно в столовую, где до сих пор дислоцировались Голдман и Фриц. - У меня хорошие новости, - заявил он еще с порога. - Вы, капитан, больше не шафер, - он повернулся к Вергахенхайту. - А мы берем Кристиана и идем бухать.

0

16

Пока внезапно объявившийся Ричард, которого капитан по безграничной тупости своей поспешил "обрадовать", выносил Голдману и Вергахенхайту приговор, Фриц тихо давился пирожным. Произошло это, надо сказать, лишь потому, что немец слишком поспешил, стараясь вовремя сообщить взорвавшемуся Каррингтону, что он к назначению Карлоса шафером непричастен. Поспешишь, как известно - людей насмешишь, а потому Вергахенхайт вынужден был теперь отмалчиваться и аккуратно покашливать, стараясь освободить дыхательные пути от куска пирожного, наблюдая за масштабной истерикой своего друга. К тому моменту, как Фрицу удалось избавиться от коварного пирожного, ситуация уже сама собой прояснилась, а потому Вергахенхайт издал лишь облегченное:
-Кхы-ы, - увидев, что угроза быть пришибленным Риком миновала.
-Попридержите язык, - посоветовал капитану Ричард, после того, как Карлос попытался что-то возразить, -  он вам еще пригодится, чтобы впредь вылизывать чужие задницы, как вы делали это мадам Диане.
Наблюдая за судорожно закашлявшимся от такого хамства Голдманом, Фриц с умиротворением на лице принялся за поглощение еще одного кондитерского изделия. Есть под фоновое сопровождение чужого кашля оказалось довольно умиротворительно.
Каррингтон покинул столовую, направившись в неизвестном направлении, а Голдман, вернув себе, наконец, способность говорить, сразу продолжил запаривание чужого мозга:
-Мда, что-то Каррингтон сегодня не в духе, - вздохнул он. - И почему он так на меня обозлился?..
-Потому что, капитан, вы наглый зануда, - дружелюбно пояснил Вергахенхайт, допив после данной реплики свой чай и гордо водрузив чашку на стол.
-Вовсе нет, - обиженно просопел Карлос. - У лейтенанта Каррингтона, знаете ли, характер намного более вздорный, чем у меня. У меня, например, нет обычая внезапно вваливаться к людям и сразу, с самого начала разговора, портить им настроение.
Голдман, похоже, совсем забыл, как он сегодня наведался к Фрицу в гости. Вергахенхайт вздохнул и закинул ноги на стол, предпочитая не комментировать замечание начальника.
-Придется сейчас идти в ювелирный салон и менять кольца, - неожиданно перескочил на другую тему капитан. - И еще неизвестно, примут ли они товар назад. А если не примут, то придется вам либо надевать эти кольца...
-Нет.
-...Либо самому покупать себе украшения.
-Больно надо еще на это деньги тратить, - зевнул Фриц.
-Но на свадьбе должны быть кольца! - возмутился Карлос.
-Я скручу их из проволоки, если надо, - огрызнулся Фриц.
-Но что скажут люди? - опешил Голдман.
-Это проблемы людей, что они скажут. Но если вы поменяете украшения, то никто ничего болтать не будет, - Фриц задумчиво почесал нос.
-А сколько людей будет на свадьбе? - снова резко сменил тему Голдман.
-Мно-о-о-ого, - задумчиво протянул Фриц. - Приглашения рассылала моя мать.
-О-о-о-о, - оценил масштаб трагедии капитан. - Жаль Морриса не будет - он сейчас в море.
-Тем лучше, - пожал плечами Вергахенхайт. - Может, если не будет Морриса, то не будет и его дражайшей супруги, - хотя, на это нельзя было надеяться. - А еще по-любому придет Ленц, чтоб его. Страшно подумать, а вдруг я убью его, если напьюсь?..
-Так не напивайтесь.
-Сейчас, конечно, - фыркнул Фриц. - Убью - и черт с ним. Не велика потеря. Мир от этого ничего не потеряет.
-Да вы же еще ни разу не убивали никого, кроме пиратов, а так легко об этом говорите, - недоверчиво протянул Голдман.
-Надо же когда-то начинать, - пожал плечами Фриц. - Потом, может, наловчусь и прибью Диану, - добавил он мечтательно. Карлос только небрежно передернул плечами.
Тут снова объявился Ричард с самодовольной физиономией.
-У меня хорошие новости, - сразу порадовал он. То, что хорошо для Рика, то, разумеется, хорошо и для Фрица. - Вы, капитан, больше не шафер.
-Но...
, - Карлосу не дали закончить:
-А мы берем Кристиана и идем бухать.
-Ура, - возрадовался Фриц, довольно резко вскакивая со стула. - Пойду, разбужу Криса.
Не дожидаясь каких-нибудь нравоучений на дорожку от Голдмана, Фриц выскочил в коридор и направился в спальню родственничка, благо сегодня тот спал отдельно от своей жены. Вергахенхайт постучал в дверь один раз, но никто не открыл, постучал второй - ничего не изменилось. Страдальчески вздохнув, Фриц распахнул дверь и с порога завопил:
-Подъем! Считаю до трех, и мы больше не ждем и уходим!
Кристиан во сне пожевал нижнюю губу и, вздохнув, перевернулся на другой бок. Поразившись такой наглости, Фриц еще более громко заорал:
-Ты не охренел ли? - из соседней комнаты даже высунулась Диана:
-Что разорался? - злобно вопросила она.
-Закройся! - было ей в ответ. Дама злобно фыркнула и захлопнула дверь изнутри.
Кристиан продолжал спать. Фриц подошел к кровати родственника, уже чисто из принципа желая добиться своего, и пошатал его за плечо. Это было опрометчивым шагом, так как рука потревоженного Кристиана мгновенно взметнулась вверх и, движением, которым смахивают с себя назойливое насекомое, вмазалась Фрицу в ухо. Молча Вергахенхайт отлетел в сторону стены, там сшиб спиной зеркало, которое рухнуло на пол и торжественно разбилось. Крис, наконец, продрал глаза.
-Фриц, доброе утро! - пробасил он. - Что, уже пора? - тут он обнаружил осколки зеркала на полу. - Зачем ты разбил зеркало? - тут он уставился на ошалевшего Вергахенхайта, держащегося одной рукой за ухо, второй за стену, созерцая перед глазами скачущие черные пятна. Удар был силен...
-Что с тобой?
Устав держаться за стену, Фриц, по прежнему молча, резко сел на пол. Зеркало обиженно звякнуло, недовольное столь бесцеремонным обращением. Ребро тоже дало о себе знать. Но пятна, наконец, немного рассеялись, и, хоть в голове и стоял еще порядочный звон, Вергахенхайт сообщил:
-Ты мне по уху вдарил, придурок.
-Я?! - Кистиан изумленно уставился на свою руку. - Прости, пожалуйста, - он помолчал, созерцая поднимающегося с осколков Фрица. - Но все-таки, зачем ты разбил зеркало?
-На счастье, - огрызнулся Вергахенхайт, созерцая в осколке от зеркала, не осталось ли на лице каких-нибудь следов. Драгоценная физиономия, к счастью, осталась невредима.
-А я слышал, что это, наоборот, к несчастью.
-Плевать, - Фриц выполз из злополучной комнаты, бросив напоследок: - Собирайся, мы с Ричардом ждем тебя внизу.
После чего, проследовав в столовую, где он торжественно объявил, что Кристиан разбужен, и что все могут, собственно, расходиться - Ричард собираться, а Голдман в ювелирный салон, Вергахенхайт окончательно привел свой внешний вид в порядок и последовал на первый этаж, где, взяв камзол и треуголку, принялся дожидаться остальных.

0

17

Как только Фриц, обрадовавшийся известию о предстоящей попойке, покинул столовую, Голдман отошел от шока и поспешил выразить свое негодование от свершившейся "революции".
-Что это значит, лейтенант?
-То и значит, - огрызнулся Ричард с самым пафосным из возможных лиц.
-Ну хорошо, - обиженно протянул Карлос, доставая из кармана таинственную коробочку. Еще немного полюбовавшись на нее, и, страдальчески вздохнув перед расставанием, он пустил ее в свободное скольжение по столу в направлении собеседника. Каррингтон, по идее, должен был поймать коробочку, но он этого не сделал чисто из вредности, поэтому вещица с тихим стуком улетела куда-то ему под ноги.
-Что это?
-Обручальные кольца, - буркнул капитан, и, не став доедать пирожное и допивать чай, поднялся со стула. - Теперь в ваши обязанности входит их хранение, - Рик скептически хмыкнул, и, всем своим видом показывая, что он делает это нехотя и из одолжения, поднял коробочку с пола и открыл ее. Два симпатичных кольца, находящихся внутри, заманчиво блестели на свету и так и манили поскорее надеть себя на палец. Судя по всему, они и не подозревали, в каком ужасном ритуале им вскоре предстоит поучаствовать.
-Золотые? - спросил лейтенант, смотря на Голдмана, как на идиота.
-Я уже знаю, что Вергахенхайт такие не носит, но это теперь не моя забота, - заявил тот, ничуть не смущаясь от взгляда подчиненного. - Вы - шафер, вот и покупайте новые.
-Ну уж нет, - решительно отрезал Ричард, закрывая коробочку и пихая ее в руки оппоненту. - Вы ошиблись, вы и отвечайте за это. Как только купите новые, принесете мне, - под удручающим взглядом Карлоса он быстро решил перефразировать свою просьбу. - Пришлете за мной и я сам приду, так уж и быть. - Если буду в состоянии.
-Не утруждайте себя, лейтенант, - милостиво позволил Голдман, убирая коробочку во внутренний карман камзола. - Я пришлю к вам курьера.
Тут неожиданно объявился Фриц, торжественно сообщивший, что Кристиан уже собирается, Каррингтону пора последовать его примеру, а капитану идти менять кольца. Лейтенант, радостно закивав, быстро направился к своей комнате, которую не сразу нашел, ибо размеры особняка позволяли в нем запутаться. Уже внутри помещения он перевернул все вверх дном в поисках своего камзола, но нашел лишь, что называется, от мертвого осла уши. Мгновенно перейдя в крайнюю степень раздражения, он злобно пнул дверь ногой и, бормоча под нос проклятья, вывалился наружу. Дворецкий, который как раз кстати оказался поблизости, был едва не зашиблен створкой. И все же, он уцелел. Теперь мужчина снова был готов с высокомерным лицом вещать окружающим о собственном величии.
-Где мой камзол, который я вчера тебе отдал? - едва ли не прорычал Рик, больно торопившийся погулять с товарищами.
-Он в сушке, герр, - невозмутимо ответствовал дворецкий.
-А где сушка?
-На кухне, герр.
-А где кухня?! - теряя терпение, заорал англичанин.
-На первом этаже...
-Изволь сделать морду попроще и показать мне, где это, - приторно-любезно попросил Ричард. - Да побыстрее.
-Прошу-с, - служащий особняка, пафосно заложив руки за спину и задрав подбородок, направился в сторону кухни. Лейтенант последовал за ним, правда, он то и дело обгонял дворецкого, что дало ему основания считать проводника слишком медленным, о чем он и не преминул заявить в грубой форме.
-Шевелись, придурок, я опаздываю!
-Герр, я иду ровно с такой скоростью, коей мне предписано инструкцией - большую сноровку я могу позволить себе лишь в нерабочее время, - мужчина достиг лестницы и стал чинно спускаться по ступенькам. Каррингтон волей-неволей подстроился под его скорость, и, проходя мимо главного входа, где одиноко стоял Фриц, сделал особенно несчастное лицо. Пусть все знают, через что ему пришлось пройти на пути к счастливому обретению собственного камзола.
Наконец, кухня была достигнута. Так как сие помещение располагалось довольно в удаленном от жилого сектора особняка месте, переться туда пришлось довольно долго. Дворецкий открыл перед спутником дверь с таким видом, будто он распахнул створку перед королем, возжелавшим проникнуть в тронный зал.
-Пройдите-с, - англичанин молча зашел в кухню, где было душно и влажно, из-за чего у него на секунду помутилось в голове. За столом у окна, к его вопиющему ужасу, сидела Грета. Или Хильда. Как бы то ни было, существо тут же отреагировало на появление руководства и, вскочив со стула, сделало книксен.
-Где камзол господина? - вопросил провожатый.
-Сейчас принесу, - закивала дама, уходя в какое-то другое помещение, вход в которое располагался непосредственно на кухне. Через некоторое время она вернулась обратно уже с верхней одеждой в руках. - Пожалуйста, - сказала она, протягивая камзол его обладателю. - Я его погладила и немного отремонтировала - там под воротником была дырка, - судя по отсутствию особых эмоций со стороны служанки, если за них не считать подозрительный взгляд исподлобья, это была все-таки Грета.
-Спасибо, - буркнул Ричард, надевая верхнюю одежду и направляясь к выходу. - И все-таки, - он обернулся на дворецкого. - Ходить надо быстрее, - и вышел в коридор. Там, опять быстро промчавшись мимо Фрица, он в пару прыжков преодолел лестницу и заскочил в свою комнату за треуголкой. Возвращался к главному входу мужчина уже в компании с Кристианом, который дожидался его на выходе из спальни.
-Здорово, - "шкаф" приветственно заулыбался. - Ты только проснулся что ли?
-Если бы, - вздохнул лейтенант, направляясь на первый этаж. - Я с какого-то перепугу встал рано.
-Хы, ясно, - ответствовал Берг с довольной физиономией. - А меня вот Фриц разбудил. Правда, я после  этого долго искал второй башмак, - он указал на правую туфлю, которая почему-то была пыльной и с прилипшей паутиной. - Он оказался под кроватью.
-Очень интересно, - бесстрастно заметил Каррингтон, начиная спуск по лестнице. Крис не заметил саркастического подтекста в словах спутника, а потому продолжил свой рассказ с еще большим азартом.
-Да мне вот тоже. И как я его туда запихнул? - он перепрыгнул две последние ступеньки, чем наверняка разбудил весь дом. - Обычно я раздеваюсь аккуратно и медленно, а тут прямо на меня как будто что-то нашло! Раз, два, и я уже в кровати!
-Здорово, - все также без эмоций прокомментировал англичанин, наконец, достигнувший главного выхода со стоящим подле Фрицем. - Ну что, куда пойдем? В ресторан?
-К черту ресторан, - вмешался подоспевший Кристиан, почему-то активно жестикулирующий, что заставило прежде стоящего рядом Рика шарахнуться в сторону. - Я знаю отличный кабак. Там подают хорошее пиво и вкусные сосиски...
-Что за кабак? - перебил его внезапно выросший рядом Голдман. - Может, я там был и смогу порекомендовать что-то еще, - Ага, оправдывайся, засранец. Только ищешь повод, чтобы привязаться и начать выносить мозги.
-А я..., - начал было отвечать Берг, но его который раз прервали.
-Он хотел сказать, что названия у кабака нет, - нагло соврал Ричард. - И почему вы до сих пор здесь, а не в ювелирной лавке?
-Вынужденные обстоятельства, - уклончиво сказал капитан, не к месту улыбаясь. - Позволите мне присоединиться к вашему походу в безымянный кабак? - Нет, скотина, потому что ты гнусный зануда и жмот!
-У вас есть дела поважнее, - как можно тверже заметил Каррингтон, стремясь дать понять Карлосу, что его тут не ждали и ему лучше уйти восвояси. - К тому же, вы вроде как не пьете, - Крису, однако, было не объяснить, что его товарищи стремятся избавиться от капитана, так что он решил выступить с собственным заявлением.
-Там подают не только алкоголь, - Рик сокрушенно приложил ладонь ко лбу. - Он может просто посидеть и попить морса. Он там очень вкусный..., - поняв, что план может провалиться, его непосредственный изобретатель приступил к решительным действиям.
-Нам пора, капитан, - англичанин приподнял треуголку в знак прощания, и, быстро вернув ее на место, вышел на крыльцо. - Удачно поменять кольца, - воспользовавшись замешательством Голдмана, лейтенант быстро вытолкал обоих спутников на улицу (хотя с Бергом это было в разы сложнее), и захлопнул дверь перед носом капитана. - А теперь советую делать ноги, - и он, не особо думая о том, что это выглядит несколько странно, сорвался с места и побежал к выходу с территории особняка. Кристиан, после недолгих колебаний, последовал за ним.
Когда все трое удалились от дома на почтительное расстояние, Берг взял на себя роль проводника и экскурсовода (ему было плевать, что последняя услуга никому не требовалась), и, собственно, стал прокладывать маршрут в направлении кабака.

0

18

Фриц скептически пронаблюдал дефиле Ричарда мимо сначала в компании дворецкого а потом в одиночку. Ждать, судя по метаниям товарища туда-сюда, предстояло еще долго. И Кристиан тоже копошился, что изрядно раздражало. Под конец ожидания Вергахенхайт уже запарился под свей верхней одеждой, а потому, сделав самое недовольное лицо из всех, принялся стаскивать с плеч камзол. Но, едва одежда была стянута, как объявились Ричард и Кристиан, а потому Вергахенхайт, снова скорчив злобную мину, нацепил камзол обратно.
-Ну что, куда пойдем? В ресторан? - поинтересовался Ричард. Не успел Фриц ничего ответить, как Крис радостно воскликнул, размахивая ручищами в разные стороны:
-К черту ресторан. Я знаю отличный кабак. Там подают хорошее пиво и вкусные сосиски...
Фриц согласно кивнул - пиво сейчас именно то, что надо, так как сильно напиваться Вергахенхайт не планировал - нужно было как можно больше запомнить из сегодняшнего последнего дня полноправной свободы.
-Что за кабак? - вдруг объявился рядом как всегда назойливый Голдман. - Может, я там был и смогу порекомендовать что-то еще.
-Названия у кабака нет, - поспешил ответить Ричард, пока Кристиан не успел заявить что-нибудь лишнее. Но Голдмана было не так просто отвадить от навязчивой идеи.
-Позволите мне присоединиться к вашему походу в безымянный кабак? - Фриц смерил капитана - вредителя злобным взглядом и принялся медленно, но верно продвигаться к выходу.
-У вас есть дела поважнее, - отрезал Рик. - К тому же, вы вроде как не пьете, - Не пьет он, как же.
-Да там подают не только алкоголь, - Фриц тяжело вздохнул и покачал головой, также поражаясь тупости Криса, как поражался ей Рик. - Он может просто посидеть и попить морса. Он там очень вкусный...
-Нам пора, капитан, - Рик поспешно ломанулся к двери, вытолкав за нее обоих своих товарищей. Фриц покорно вывалился из дома, после чего внял совету: - А теперь советую делать ноги.
Когда территория особняка была покинута, трое товарищей сбавили шаг и поперлись следом за Кристианом, гордо вышагивающим впереди и создающим ненавязчивое фоновое звуковое сопровождение, рассказывая глупые истории из своей жизни (например, о том, как он уронил котлету на новые белые кюлоты, а потом прятал их от Николь), которые никто не слушал. Фриц брел за родственником молча, хмуро оглядывая прохожих.
Когда кабак был достигнут, три товарища пропихнулись внутрь.
Место это было, конечно, не элитное, но уж поприличнее таверны в Ричмонде. Несмотря на то, что было еще довольно раннее для алкоголиков время, почти все места были заняты. Кристиан, правда, тут оказался полезным - своим басом он довольно вежливо попросил уступить ему дорогу, после чего половину людей с барной стойки как ветром сдуло.
-Дункельвайцен, три, пожалуйста, - попросил Кристиан. - И сосиски.
Бармен быстро выполнил заказ, а пока он наливал темное пиво, Фриц критически оглядывал всех посетителей кабака. В основном тут были лишь шумные компании неотесанных мужиков, гогочущих за своими столиками, или же одинокие мрачные старики, глушащие пиво стакан за стаканом. Дам почти не наблюдалось, кроме как за одним столом в дальнем углу. Женщины были в компании с уже упомянутыми выше гогочущими жуткими мужиками, которые всячески лапали своих спутниц. Дамы не выглядели, разумеется, оскорбленными или же недовольными, они так же громко над чем-то ржали, так как были уже изрядно пьяны, но в целом оставляли приятное впечатление - было видно, что они шляются не только по кабакам, но и по приличным ресторанам.
-Ваш заказ, - бармен отправил в скольжение по поверхности стойки все три кружки, которые были пойманы, а Кристиан мгновенно принялся за поглощение сосисок. Пораженные до глубины души этим жутким зрелищем, из кабака выпилились еще несколько людей.
Фриц, вопреки распространенному стереотипу о всех жителях Баварии, не очень любил пиво, но сегодня оно подходило больше всего. Когда кружка была допита, Фриц, продолжая в упор созерцать ржущую компанию, содержащую в себе дам (всего двух, но Кристиан подождет), вопросил у Берга:
-Крис, а ты можешь оказать кое-какую услугу?
-Какую? - прочавкал Берг.
-Ты же у нас, - Фриц критически оглядел Кристиана с ног до головы, - обладаешь изрядным даром убеждения, ведь так?..
-Хы, - Крис запихал в себя последнюю сосиску. - Ну да, есть немного.
-Тогда, пожалуйста, внуши быстренько во-о-он, - Фриц махнул рукой на заветную компанию, - тем кабанам, что им нужно немедленно удалиться. Оставив при этом своих спутниц здесь.
-А-а-а, - понимающе закивал Кристиан. - Погоди, это я быстро, - Берг быстро переместился к нужному столику, загородив мгновенно притихшей компании весь свет. Он что-то сказал, активно жестикулируя, после чего один из "кабанов" резко поднялся из-за стола. Он хоть и был увесистым, но к тому же обладал еще и лишним весом, что позволило Кристиану быстро отправить его в нокаут. Компания тихо загудела, после чего нехотя, плюясь по пути оскорблениями, мужчины покинули столик и пересели за барную стойку.
-Путь свободен, - Фриц мгновенно переместился к столику, где сидели ошалевшие от всего происходящего дамы, по пути выловив где-то официанта и велев ему принести за столик еще пива. Когда все места были заняты, Кристиан обиженно спросил:
-А как же я?
Фриц снисходительно похлопал Берга по плечу.
-В этом деле, Крис, каждый сам за себя. Так что, спасибо тебе, конечно, что помог, но теперь ты сам по себе. Удачи, - Вергахенхайт уселся рядом с одной из дам, обладающей копной рыжих волос, радующим глаз декольте и по-прежнему недоуменным лицом.
-Здравствуйте, фройлян. Нам показалось, что те господа - неподходящая компания для таких прелестных особ, как вы.
-Ой, да, - сразу оживилась рыжеволосая. - Они такие мерзкие мужланы, - она протянула руку. - Я Илона.
-Приятно познакомиться, - Фриц поцеловал протянутую конечность, после чего незаметно вытер губы тыльной стороной ладони (мало ли, где дамская рука побывала?). - А я Фриц. Это мой друг Ричард, - тут Вергахенхайт обнаружил, что Берг все еще стоит над столом. - А это Кристиан, и он уже уходит.
-Зачем? - хихикнула Илона. - Он так галантно избавил нас от тех грубиянов.
-В галантности ему не сравниться с нами, - Фриц указал на себя и Ричарда. Илона снова захихикала, давая тем самым понять, что уже порядочно набралась, и ей, собственно, без разницы, с кем сидеть за одним столиком, а позже лежать в одной кровати. Крис вздохнул и удалился к барной стойке, где взялся за еще одну порцию сосисок.
Официант подал к столу пиво, от которого пока что опьянеть могли лишь женщины. После распития нескольких кружек, Илона покопалась в имевшемся при ней ридикюле и достала оттуда небольшой портсигар.
-Курите? - спросила она.
-Нет, - мотнул головой Фриц. Илона пожала плечами и зажгла одну сигару о стоящую на столе свечу. После того, как она затянулась дымом, она весело спросила:
-Может, попробуете?
-Э, спасибо, - Фриц с некоторой долей любопытства созерцал курящую даму, после пары секунд молчаливого разглядывания он задумчиво добавил: - Хотя... Давайте.
Илона заулыбалась и вытащила вторую сигару, протянув ее Вергахенхайту. Тот с некоторой долей опаски взял табачное изделие и, также поднеся его к свече, затянулся дымом. После чего, разумеется, закашлялся, а там - как следствие - кольнуло сломанное ребро, а затем уже что-то возразила печень, а там и шея, и пострадавшее сегодня ухо - в общем, весь организм объявил бунт. Но Фриц любил идти наперекор логике и здравому смыслу, тем более, само ощущение от курения ему пришлось по душе, а потому, выкурив кое-как одну сигару, попросил вторую, которая была принята коварным туловищем уже без особых проблем. Затем опять принесли пиво, и, влив в себя еще одну кружку, порядком развеселившийся Вергахенхайт приобрел у бармена еще сигар, чтобы уже не "стрелять" их у Илоны, а иметь собственные.
Попойка проходила мирно и спокойно, пока те субъекты, кто сидели с дамами ранее, не надрались шнапсом и не пошли штурмовать столик вновь, обнаружив, что Кристиана за ним нет.
-Ой, Пауль и Фридрих идут, - воскликнуло то создание, что сидело рядом с Ричардом.
-Ну и что, у нас же есть личный телохранитель, - Илона засмеялась. - Кристиан! - названный не отозвался, демонстративно отвернувшись. - Крис! - Берг нехотя обернулся. - Помоги, а?
-Прости, но в этом деле каждый сам за себя, - высокомерно отозвался Кристиан и снова отвернулся.
-Гнусный подлец и предатель! - выразил Фриц все возмущение, не заметив, что этими словами охарактеризовал и себя заодно.
А Пауль и Фридрих тем временем приближались, обрадованные результатом перепалки, которую тоже слышали. Половина кабака притихла, ожидая шоу.

0

19

Когда все трое товарищей достигли кабака, они заняли места за барной стойкой и заказали три стакана пива. Ричард еще ни разу в жизни не пробовал баварского пива, хотя у него была возможность, и многие его товарищи рекомендовали перейти с вина на сей вкусный продукт из хмеля. Так что он весь находился в предвкушении новых ощущений. Вскоре заказ, который до бармана любезно донес Кристиан, был доставлен, и англичанин, ловко поймав свою кружку, сделал несколько глотков. Пиво ему понравилось, о чем он известил окружающих своей довольной физиономией. Кружка, как и следовало догадаться, опустела в считанные секунды. Да, знал бы Каррингтон, что чрезмерное употребление пива повышает выработку женских гормонов, он непременно отказался от дальнейшего потребления сего напитка.
Фриц, также быстро допивший свою порцию, углядел в углу кабака женщин, и возжелал с ними познакомиться при помощи Кристиана.
-Крис, а ты можешь оказать кое-какую услугу? - Рик не стал вмешиваться в разговор, а просто стал к нему прислушиваться, старательно делая вид, что он занят собственными мыслями.
-Какую?
-Ты же у нас обладаешь изрядным даром убеждения, ведь так?..
-Ну да, есть немного.
-Тогда, пожалуйста, внуши быстренько во-о-он,
- Фриц махнул рукой на ржущих субъектов, в числе которых были дамы - сидящий рядом товарищ посмотрел в указанном направлении и остался доволен выбором немца. - тем кабанам, что им нужно немедленно удалиться. Оставив при этом своих спутниц здесь.
-А-а-а, погоди, это я быстро. - Да ему с такими размерами вышибалой надо идти работать, - подумал Ричард, наблюдая за тем, как Берг поражает "кабанов" своим величием и заставляет их скрыться. Оба полутрупа, прежде обхаживающие двух дам, нехотя встали из-за стола и пересели за другой, бормоча под нос проклятия. Лейтенант, прихватив с собой лежащую неподалеку треуголку, вслед за Фрицем радостно переместился к несколько ошарашенным всем происходящим женщинам. Так как к рыжим после расставания с Астрид у него развилась стойкая неприязнь, он выбрал себе в спутницы вторую особь, тем более, что первая оказалась занята. Его новая знакомая представляла из себя высокую брюнетку с настолько кудрявыми волосами, что они еле-еле сохраняли приданную им хозяйкой форму модной высокой прически. Глаза у нее были несколько округлые, густого темно-карего цвета, а длинные ресницы, обрамляющие столь выразительные органы зрения, делали их чем-то похожими на коровьи. Пораженный столь необычной внешностью своей спутницы, Каррингтон не обратил внимания на короткий разговор Вергахенхайта и Кристиана, а также на озвучивание собственного имени. Довольно скоро дама устала от такого напряженного молчания, и, поняв, что она произвела на кавалера слишком сильное впечатление, чтобы тот хотя бы произнес стандартные приветственные слова, решила заговорить сама.
-Я Эльза, - сообщило существо, протягивая ручку для поцелуя. Англичанин рассеянно пожал дамскую конечность, не отрывая взгляда от ее "коровьих" глаз. Ибо нечасто ему в Лондоне удавалось найти женщину без густого слоя белой пудры и румян на лице - пока есть возможность полюбоваться на натуральную красоту, этим надо пользоваться. - Ой, - вновь заговорила Эльза, ничуть не смутившись странного поведения мужчины. - Ваш друг оговорился, назвав вас Ричардом, вы же Рихард...
-Нет, я Ричард, - бесстрастно перебил ее Рик. - И я из Англии, - он оторвал взгляд от чарующих глаз женщины и перевел его на ее пышное декольте. Судя по дорогому платью, кусок которого попал в область зрения лейтенанта, она лишь случайно оказалась в столь непривлекательном месте.
-Ой, вот здорово! - Эльза захлопала глазами, чем лишний раз подтвердила отсутствие мозга в своей черепушке. - Мой муж тоже оттуда, - заметив некоторые неблагоприятные изменения на лице кавалера, она поспешила исправить свою реплику. - Был оттуда, - дама наигранно-печально вздохнула, чем, естественно, вызвала волнения в области груди - Каррингтон был в восторге. - Он выпал из окна два месяца назад, когда кричал мне вслед, что я опять иду ему изменять. Воистину глупая смерть, не так ли?
-Угу, - кивнул англичанин, даже не прослушавший печальную историю о погибели своего соотечественника. Его внимание смогла отвлечь только реплика Эльзы, рот которой, как следует полагать, располагался рядом с декольте, а, значит, звуковые волны достигли ушей Ричарда быстро.
-Ой, Пауль и Фридрих идут.
-М? - мужчина оторвал взгляд от предмета наблюдения и рассеянно огляделся по сторонам. - Кто идет?
-Пауль и Фридрих, - приглушенным шепотом повторила Эльза, опасливо косясь на приближающихся пьяниц. - И второй из них ко мне приставал! - Рик вознегодовал. Он был полон воинственной решимости отвадить наглеца от домогательств к объекту своей недолгой любви, которая закончится где-то ночью. Возможно, вечером - там уж как получится.
Итак, сделав самое суровое из возможных лиц, лейтенант молча пронаблюдал за приближением Фридриха непосредственно к себе. Пауль же остановился где-то в районе дымящего сигарой Фрица. Весь кабак замер, наблюдая за развитием событий и ожидая грандиозной драки.
-Ну ш-што, - с дебильной ухмылкой начал пьянчужка, вызывающе смотря на соперника. - Значица, бабу сэбэ нашел?
-Нашел, - согласился Ричард, в наглую изымая у Вергахенхайта сигару. - И без боя отдавать не собираюсь, - и он, сделав хитрую морду лица, ткнул горящей стороной папиросы в руку Фридриха, которой тот опирался о стол. Пьяница громко взвыл и, схватив пострадавшую конечность за запястье, стал судорожно дуть на нее. Каррингтон вернул сигару ее владельцу.
Эльза от душераздирающих криков, что разразили стены кабака, испуганно сжалась в комок. Англичанин, заметив сие обстоятельство, поспешил им воспользоваться в собственных целях, и ободряюще обнял женщину за плечи.
-Не бойтесь, фройлян, - ухмыльнулся он, наблюдая за ошалевшим Фридрихом, который изъял у какого-то старика пиво и теперь поливал им ожог. - Я вас не дам в обиду.
-Вы такой храбрый, - благоговейно произнесла женщина. - Так ему и надо, этому мужлану.
-Э, эт-та че? - отреагировал, наконец, Пауль, все прежнее время стоявший в бездействии с открытым ртом. - Ваще борзэ?
-Ага, - с самым участливым видом сообщил Ричард. - И советую тебе не нарываться на столь опасного соперника, а молча отвалить в компании со своим дружком, - пьяница нахмурился, но остался стоять на месте.
-Пач-чему это? - он посмотрел на Илону, за которой еще недавно волочился. - Я ведь тэбэ нравлюсь, да, млышка?
-Нет, - фыркнула рыжеволосая, в качестве дополнительной демонстрации презрения к ухажеру затушив о его шляпу сигару. - От тебя воняет, - тут опомнился Фридрих. Он, за пару метров обойдя своего недавнего обидчика, при этом держась за покрасневшую от ожога руку, приблизился к товарищу.
-Пышли в другой кбак, там ныйдем баб, - и он, взяв за шиворот сопротивляющегося Пауля с разбитым сердцем, с грохотом вывалился на улицу. Внутри помещения вновь воцарилась привычная шумиха и возобновились мелкие дебоши и перепалки - шоу окончено, а значит, можно вернуться к привычным занятиям. Кристиан, все это время молча сидевший за барной стойкой, подошел ко столу, за которым недавно разворачивались эпические события.
-Это ты ловко придумал с сигарой, - сообщил Берг, сотрясая героя дня за плечо. - Я бы тупо набил морду.
-Спасибо, - похвалы, как известно, были Каррингтону, как бальзам на душу, а потому он совсем расщедрился и пригласил Криса за стол. - Присоединяйся к нам, - заулыбался он. - Впятером веселее, - как только радостный "шкаф" с грохотом приземлился на стул, подоспел официант с заказом - принести его раньше не представлялось возможным по причине крайней занятости клиентов. Добавив к счету еще стакан для Кристиана, слушать дифирамбы от которого Рик по определению устать не мог, англичанин стал поглощать полюбившийся напиток, периодически обращая внимание на спутницу, дабы она о нем не забывала.

0

20

Фриц с недоумением проследил за сигарой, что транспортировалась из его рта в конечность товарища, а затем стала в руках этого самого товарища грозным оружием. После того, как конечность врага была опалена, сигара была возвращена на место. Фриц радостно сообщил Илоне:
-А это очень даже полезная вещь, - хотя, вряд ли курение можно назвать полезным.
-Потом еще пожалеешь, - ухмыльнулась дама в ответ. Таким образом, пока Каррингтон самоотверженно спасал их столик от нашествия взбесившихся кабанов, они спокойно побеседовали и благополучно перешли на ты. Правда, когда Пауль перешел в наступление, направленное на возвращение себе симпатии Илоны, обоим пришлось отвлечься от мирной беседы о вреде курения.
-Я ведь тэбэ нравлюсь, да, млышка?
-Нет
, - Илона затушила о шляпу своего бывшего ухажера сигару. - От тебя воняет.
Фриц расплылся в восторженной улыбке и, также приняв участие в марафоне по порче имущества и физического состояния людей табачными изделиями, накрошил пепел от сигары на ботинок Пауля, все больше восторгаясь многофункциональностью своего нового увлечения.
Пауль был огорчен внезапностью отказа, а потому замер, демонстрируя всем всю свою горечь изменениями на широкой физиономии. Фридрих, наученный горьким опытом, потянул товарища в сторону выхода, тот с трудом, но поддался. Тут объявился Кристиан (Фриц отвернулся в сторону Илоны), принявшийся восхвалять проявившего себя Ричарда:
-Это ты ловко придумал с сигарой. Я бы тупо набил морду.
-Спасибо. Присоединяйся к нам
, - пригласил Ричард. - Впятером веселее, - Фриц уставился на Каррингтона с мрачным скептицизмом во взоре. Конечно, несправедливым было оставлять Кристиана одиноко торчать у барной стойки, но ведь его никто и не приглашал на этот импровизированный мальчишник, а навязался он сюда сам. Но это лишь оправдания. Да, все-таки Фриц был сегодня редкостным мудаком, но совесть его вовсе не мучила.
-Слушайте, - обратилась громко Илона, допив свое пиво, ко всем, сидящим за столом, - Я бы выпила чего-нибудь покрепче. Кто поддерживает?
Фриц с сомнением посмотрел на пиво, потом на Илону, потом на потолок, потом на бармена, потом снова на Илону.
-Я пока что пас.
-Тогда мне - шнапса, - заулыбалась Илона. - Угостишь? - она вопросительно посмотрела на Фрица. Тот, конечно, хотел осведомиться о точной цене, но, не желая прослыть за этот день еще и мелочным, вдобавок ко всему (а то он сегодня по сравнению с Риком просто наиотрицательнийший герой), со спокойным и благодушным выражением лица заявил:
-Конечно, все, что пожелаешь.
Тут подоспел официант, которому мгновенно велели притащить бутылку шнапса и еще несколько кружек пива. После того, как заказ был доставлен, Илона сразу подвинула одну из рюмок Фрицу.
-Давай, что ты, как маленький.
В этот раз что, не я спаиваю бабу, а она спаивает меня? Фриц был несколько поражен, что молча и ошарашенно поддался на уговор и залпом осушил протянутую рюмку.
-Вот, другое дело, - Илона тоже выпила свой шнапс и занюхала собственной рукой. - Чувствую себя змеей искусительницей.
-Не, ты не змея, - Фриц закинул руку на плечо даме. - Ты хорошая.
-Да уж, стараюсь, - засмеялась дама, кладя голову на плечо "несчастному искушенному".
Когда бутылка шнапса была допита (вот только сосуд был маленький, да и народу довольно много), пьянствующие повеселели, но не более. И вот Илоне в голову пришла гениальная мысль:
-Дамы и господа! - весело начала она. - У меня появилась мысль, - она притихла. Фриц, полагая, что речь закончилась, радостно захлопал в ладоши:
-Аплодисменты, дорогие друзья!
-Тихо, - шикнула на него Илона. - Я еще не договорила, - Фриц злобно погрозил ей пальцем, но притих. - У моего четвероюродного брата, - Вергахенхайт изумленно икнул, - есть небольшая ферма Мюнхеном. Рядом с небольшой деревней. Там природа, красота. Там сейчас только экономка и дворецкий. Поедем? Вы-то, небось, на природе никогда и не были. Не видели, как фермеры живут?
-Едем! - пришел в восторг падкий на предложения этой женщины Фриц.
-Рядом с фермой красивейшие луга, речка...
-Речка?! - Кристиан радостно хлопнул в ладоши (так он мог прихлопнуть не только комара, но и голову какой-нибудь зазевавшейся жертвы). - Обожаю плавать! Поехали.
Компания поднялась из-за стола. Официант подскочил к ним и протянул счет. Развеселившийся Фриц выгреб из кармана почти все деньги, что имел при себе, пихнул их одной кучей в руки ошалевшему официанту и гордо заявил:
-Сдачи не надо.
-Спасибо! - официант принялся распихивать чаевые по карманам, а компания вывалилась из кабака, и почти сразу (это был удачный день) наткнулись на пустой экипаж, в который с горем пополам все запихались (Кристиан занял в три раза больше места, чем полагалось, и наступил Илоне на ногу) и поехали в нужную сторону.
Спустя полчаса езды, в ходе которой Кристиан то и дело задевал несчастное ребро Фрица локтем, а Илона, размещенная на коленях Вергахенхайта, периодически стукалась головой о крышу кареты, они весело доехали.
Деревня была довольно живописна - широкая песчаная дорога вилась по просторному полю, по которому были рассеяны высокие стога сена, вдоль дороги стояли маленькие домики, особняком из них выделялся стоящий на пригорке средних размеров особнячок, принадлежащий брату Илоны, а чуть левее вилась широкая река с песчаным бережком.
-Идеально, - радостно прокомментировал Фриц, вылезая из кареты и вынося оттуда в охапку снова над чем-то ржущую Илону.
-Я купаться! - тотчас оповестил всех Кристиан и понесся к реке.
-Да погоди ты! Давай сначала... Ой, - Илона подлетела в воздух, так как Фриц попытался удобнее перехватить висящее на нем туловище, - Да поставь ты, - Фриц пожал плечами и опустил Илону на землю. - Давайте сначала в дом зайдем. Вот он, совсем близко.
Кристиан покорно поволокся за Илоной, которая торжественно открыла дверь маленького деревянного домика и сообщила:
-Сначала располагаемся, а потом купаться.
-А не холодно ли? - вопросил вдруг засомневавшийся Крис. - Вон вчера ливень какой был.
-Ничего с тобой не станет, ты вон какой толстокожий, - просюсюкала Илона, ущипнув ойкнувшего Берга за бок.
-А с остальными, значит, станет? - также засомневался Фриц, ненавязчиво оттаскивая свою бабу подальше от родственничка. - У вас там пиявки не водятся?
-Какие пугливые вы, городские. Ничего с вами не будет, - Фриц решил, что такой жизнерадостный человек, как Илона, не может обманывать, а потому принялся восторженно отцеплять с пояса шпагу и стягивать с себя камзол.

0

21

Раздухарившийся Ричард, продолжая прижимать к себе декольте Эльзы, которая слабо отбивалась и старалась не шевелиться, только хотел заказать очередную порцию пива, как со стороны Илоны поступило предложение:
-Слушайте я бы выпила чего-нибудь покрепче. Кто поддерживает? - англичанин с тоской посмотрел на остатки пива, плескавшиеся на дне стакана - он только привык к слегка горькому вкусу этого напитка, как его собрались вероломно перевести на другое пойло.
-Я пока что пас, - заявил Фриц.
-И я, - согласился с товарищем Каррингтон. - Пока попью пива.
-Тогда мне - шнапса. Угостишь? - в дальнейший диалог дамы и ее кавалера лейтенант не вслушивался, ибо разговоры о деньгах всегда наводили на него тоску - а сегодня думать о чем-то серьезном он не горел желанием. Вместо того, чтобы любезно предложить всем для оплаты счета свои средства (репутацию героя надо поддерживать), он от нечего делать стал щекотать Эльзу под коленкой, куда доступ ему был уже открыт, от чего та пришла в неописуемый восторг и стала сдавленно хихикать.
Сие развлечение, наблюдаемое Кристианом с тоской на лице, так как ему провернуть подобное было не с кем, было прервано официантом - тот принес очередной заказ, который в "отсутствие" Рика сделал Фриц. Эльза тут же взяла рюмку шнапса, и, вместо того, чтобы самой выпить, сунула ее под нос кавалеру - существу, на котором она и сидела.
-Ну выпей немножечко, - засюсюкала дама, буквально преследуя своей конечностью старательно отворачивающегося англичанина. - Хватит пиво хлестать.
-Не буду, - скривился тот, отстраняя от себя чужую руку с рюмкой. - Пей сама, - женщина тяжко вздохнула, и, уяснив, что споить спутника не удастся, залпом опустошила стопку самостоятельно. Она еще несколько раз предпринимала попытки навязать кавалеру крепкое пойло, но тот стойко держал оборону и выпил только полстакана пива - охота "нажраться вдрызг" у него уже отпала.
Через некоторое время, когда компания уже значительно повеселела (Берг не устоял и тоже выпил предложенного шнапса), генератор идей по имени Илона выдала новую блестящую мысль.
-У моего четвероюродного брата есть небольшая ферма Мюнхеном. Рядом с небольшой деревней. Там природа, красота. Там сейчас только экономка и дворецкий. Поедем? Вы-то, небось, на природе никогда и не были. Не видели, как фермеры живут? - Сдалась мне эта природа, - мрачно подумал лишь слегка пьяный Каррингтон, с самого начала скептически отнесшийся к подобной идее.
-Едем! - поспешно согласился восторженный Фриц.
-Рядом с фермой красивейшие луга, речка... - О, вообще замечательно - чтобы мы окончательно напились и все там коллективно утопились? Хороша идейка! - внутренне возмущался Рик, в котором внезапно проснулся зануда. Высказывать свои идеи вслух он не пожелал, ибо уже догадывался, что его просто засмеют, и, что еще хуже, оставят одного куковать в кабаке. К тому же, Эльза собиралась присоединиться к остальным, а отпускать ее до свершения своих грандиозных планов было нельзя - Кристиан уже поглядывал на нее с явным интересом, за что частенько оказывался пнутым ногой под столом. Как и следовало ожидать, особого эффекта данная болевая терапия не произвела - и теперь Ричард из принципа отказался уступать отвоеванную даму "шкафу".
Итак, когда все вопросы с оплатой счета и поисками транспорта были решены, веселый балаган ввалился внутрь экипажа и поскакал по кочкам за город. Лейтенант пребывал в восторге, ибо Эльза не пожелала покидать его коленей и теперь на каждой неровности подскакивала на месте - несложно догадаться, за чем он наблюдал в такие моменты. Единственное неудобство, связанное со своими обширными размерами, доставлял Кристиан - он занимал слишком много места не только на сидении, но и в карете в целом. Но эта проблема никак не касалась Каррингтона и его спутницы, ибо Берг сидел рядом с Фрицем и Илоной. В целом, доехали быстро и без неприятностей.
Эльза, в отличие от своей подруги, любила пребывать на высоте во всех смыслах этого слова, а потому кавалеру пришлось таскать ее на руках. Она заливисто заржала, когда "носильщик" споткнулся о ступеньку лесенки экипажа, чем навлекла на себя праведный гнев - теперь она не смеялась, а с недовольным видом потеряла ушибленную о дверь макушку.
-Давайте сначала в дом зайдем. Вот он, совсем близко, - все, включая англичанина с его тяжкой ношей, поволоклись к дому, который был в настолько плохом состоянии, что больше напоминал заброшенный сарай, а не ферму.
-Сначала располагаемся, а потом купаться, - О, ужас.
-А не холодно ли? - подтвердил сомнения товарища Кристиан. - Вон вчера ливень какой был.
-Ничего с тобой не станет, ты вон какой толстокожий.
-А с остальными, значит, станет? - вступил в разговор Фриц. - У вас там пиявки не водятся?
-Какие пугливые вы, городские. Ничего с вами не будет, - заверила всех Илона, вынимая из волос заколку. Вергахенхайт, судя по всему, поверил даме на слово, так как по ее примеру стал освобождаться от ненужных при купании ценных вещей. Ричард же их оптимизма не разделял по нескольким причинам: во-первых, он хоть и имел по долгу службы дело с водой, купался без особого удовольствия, ибо уже давно вышел из возраста, когда это занятие вызывает восторг. Во-вторых, он был слишком брезглив для подобной авантюры - черт его знает что там таит это таинственное речное дно и сама вода, в которую наверняка сливает отходы вся деревня? И, наконец, в-третьих, он не переносил холода, и если и шел купаться, то в полной уверенности в тепле избранного водоема. К тому же, лейтенант вовремя вспомнил, что у него на ноге наблюдается серьезное повреждение. И вот, поставив Эльзу на пол, он поспешил выразить свое недовольство.
-Идиоты, - начал он в свойственной себе грубой манере. - Простуда не выбирает, кому угрожать, а в впоследствии приставать. И по закону подлости это ее гнусное свойство отразится именно на тех, - он укоризненно посмотрел на Фрица. - Кто проявил по отношению к ней беспечность, - его спутница согласно закивала, хотя еще недавно была в твердо убеждена в том, что пойдет купаться - люди ее типа склонны поддаваться внушению. Илона скорчила недовольную рожицу, и, фыркнув, отвернулась от вещавшего.
-Зануда, - обреченно вздохнула она, встряхивая волосы для придания им объемной формы. - И трус.
-Я трус?! - возмутился Рик. - Кто-то еще недавно уверял меня в моей же бесподобной храбрости! Значит, когда что-то идет не по-вашему, вы сразу меняете свое отношение к людям, да? - дама не ответила. - Дура! - констатировал ее оппонент, и, решительно взяв за запястье застывшую в растерянности Эльзу, потащил ее на улицу. - Еще вспомнишь мои слова, когда будешь харкать собственными легкими в баночку, - добавил он, захлопывая дверь в домик снаружи. Илона же, оставшаяся внутри, не придала значения словам мужчины и поспешила перевести все в шутку.
-Ути, какой серьезный, - заулыбалась она, облокачиваясь о плечи стоящих рядом Фрица и Кристиана. - Ну что, мальчики, пойдем купаться?
Каррингтон тем временем, внезапно проникнувшись к Эльзе какой-то трогательной привязанностью, взял ее под руку и отправился гулять с ней по полю. По идее, они должны были остановиться у первого куста или стога сена, но этого почему-то не происходило. Дама принялась делать какие-то намеки по поводу того, что такая романтическая обстановка располагает к уединению, но ее кавалер упорно не реагировал.
-Послушайте, - неожиданно серьезно спросила она. - Вы меня зачем оттуда увели?
-Погулять, - столь же значительно произнес ее спутник. - А что не так?
-Да то, что я могла остаться с ними и весело провести время, - фыркнула Эльза, правда, не делая попыток уйти и продолжая виснуть на чужом локте. - А вы все молчите и меня совсем не развлекаете! На вас так пагубно действует свежий воздух? - тут к Ричарду вернулась его прежняя натура, которая отлучалась на пять минут за пивом, и он, не особо руководствуясь какими-то правилами приличия, завалил женщину за ближайший стог сена.
-Раз вам нужны развлечения - вы их получите.

Где-то через двадцать минут упорного труда, который тандем удачно объединил с отдыхом, они возобновили свою прогулку и по обоюдному согласию выбрали направление - к реке, дабы проверить, утонул кто-нибудь или трагедия находится только на стадии планирования.

0

22

Фриц, стягивающий в данный момент с плеч камзол, изумленно уставился на какого-то необычайно невесело настроенного Ричарда.
-Идиоты. Простуда не выбирает, кому угрожать, а в впоследствии приставать. И по закону подлости это ее гнусное свойство отразится именно на тех, кто проявил по отношению к ней беспечность, - Ричард одарил Фрица суровым взглядом, после чего тот, облокотившись об Илону, возмущенно фыркнул. В этот же момент свой вывод сделала и Илона:
-Зануда. И трус.
-Я трус?! Кто-то еще недавно уверял меня в моей же бесподобной храбрости! Значит, когда что-то идет не по-вашему, вы сразу меняете свое отношение к людям, да? Дура!
- после чего Ричард, схватив свою Эльзу за руку, поволокся к выходу.
-Тебя что, кто-то заставлял купаться? - крикнул вслед ему разозленный оскорблением своей, можно сказать, подруги Фриц. - Если не хотел ехать, то мог бы остаться в кабаке, тебя никто не запихивал в карету силой!
-Еще вспомнишь мои слова, когда будешь харкать собственными легкими в баночку, - Рик хлопнул дверью.
-Ути, какой серьезный, - Илона повисла на плечах Фрица и Кристиана. - Ну что, мальчики, пойдем купаться?
-Конечно, - решительно кивнул Фриц, которого нервный Ричард только раззадорил. - Только, - он отцепил Илону от плеча Кристиана и, как недавно делал Каррингтон, поднял даму на руки, - вот так пойдем.
Кристиан, которого в очередной раз лишили потенциальной спутницы, обиженно фыркнул и направился к выходу из дома. Фриц со своей ношей тоже пошел за ним.
У берега имелся мосток, который своим видом привел Берга в почти детский восторг. Кристиан, на ходу сбросив половину своей одежды, разогнался и понесся к воде.
-Его счастье, что там достаточно глубоко, - тихо бросила Илона. - А то ведь даже не спросил. Там могло бы быть и мелко.
-Он как ребенок, - усмехнулся Фриц, также созерцая скачки Криса по направлению к мостку.
А теперь поподробнее об этом деревянном сооружении. Длиной мосток примерно метра два, предназначен для более удобной стирки белья. Под ним небольшой пятачок дна, где вода достигает лишь до колена, а потом дно резко становится глубже. И вот сейчас молодая чуть пухленькая горничная со светлыми волосами, убранными в косички, тихонько полоскала белое полотенце в воде, не подозревая, что на нее уже несется верная гибель. "Гибель" уже с топотом мчалась по мостку. Девушка с косичками успела только повернуть голову в сторону источника шума и дико завизжать. После этого Берг с шумом погрузился в воду, утянув следом за собой несчастную жертву своего веселья. Фриц и Илона обеспокоенно подскочили к берегу и взволнованно посмотрели на пузырьки, что поднимались над водой. Спустя несколько секунд на поверхности появилась голова Кристиана, а затем и вытащенной им за волосы девушки.
-Простите, ради Бога, - тотчас принялся извиняться Кристиан, не отпуская косичек горничной.
-Да ничего, - отплевывающаяся от воды девушка повисла на шее своего "губителя", а затем и "спасителя". - Вы кто? Как вас зовут?
-Кристиан
, - заулыбался Берг.
-А меня - Хельга.
-Привет, - помахала ей рукой с берега Илона.
-Здрасьте, - увидев еще двоих людей, новая знакомая принялась судорожно поправлять съехавшую набок лямку платья, тут же устыдившись своего положения. - Я Хельга, - зачем-то еще раз повторила она.
-Я Илона, а это Фриц, - дама шагнула ближе к воде. - Как водичка?
-Теплая,
- заулыбался Кристиан. - Нагрелась за сегодняшний день.
-Так всегда после дождика
, - пискнула Хельга.
-Отлично, - Илона ступила в реку, но тотчас, пискнув, отскочила. - Бр-р! Холодно!
-Нужно резко зайти, - посоветовал Крис.
-Нет, я так не могу.
И тут, разумеется, как каждому второму нормальному мужику с нездоровым чувством юмора, Фрицу в голову пришла "наиковарнейшая" мысль. Внезапно подскочив со спины к нерешительно замявшейся у берега Илоне, он схватил даму в охапку и вместе с ней с разгона влетел в воду под аккомпанемент визга и радостного гогота Кристиана.
Вода оказалась действительно довольно теплой и почти чистой, вот только дно было илистое и скользкое, а потому Фриц, вынырнув, еще несколько раз случайно погружался под воду, а потому Илона продолжала попискивать и барахтаться, а Крис ржать. Наконец, когда устойчивое положение было занято, Илона принялась старательно отплевываться, по ходу дела хихикая над видом Фрица, отцепляющего с лица собственные мокрые налипшие волосы, а Берг, прекратив уходить в покатуху, отплыл вместе со своей Хельгой чуть в сторонку. Фриц и Илона, также недолго проплавав, забуксовали у берега в камышах (хоть Фриц и клялся себе в кустах больше не экспериментировать - а ведь эти кусты были еще и мокрые). После того, как цель пребывания в камышах была выполнена, оба экспериментатора съехали в воду, откуда кое-как выбрались и развалились на берегу обсыхать. Кристана и след простыл, как и его спутницы.
-Он хоть не утонул? - лениво спросил Фриц.
-Если бы утонул, то тело прибило бы сюда, по течению, - отозвалась дама.
-Ну и хорошо. Значит, живой.
-Хотя, мы могли и не заметить, как проплывает чье-то тело, - засомневалась Илона. Оба резко сели и посмотрели в ту сторону, куда плавно текла река. Так ничего и не увидев, они махнули рукой на это дело и завалились обратно на песок.
После того, как Фриц решил, что уже высох, он с трудом поднялся на ноги (ребро снова вышло на тропу войны, оно избавилось от повязки, что уже возлежала где-то на дне реки, и начало доставать своего безалаберного хозяина) и тотчас заметил бредущих к реке Ричарда и Эльзу.
-Смотри, - Фриц показал Илоне на топающих вдалеке товарищей. - Соизволили почтить нас своим присутствием.
-Пойдем в дом, - усмехнулась Илона. - А то нам опять будут читать нотации.
Оба отряхнулись от песка, схватили в охапку свою одежду и по тропинке смотались прямиком в дом. В помещении Илона, наспех одевшись, гордо усадила Фрица за стол и водрузила перед ним бутылку шнапса.
-Да я бы не стал, - отнекивался Вергахенхайт, у которого в планах было еще скрыться с глаз уже "использованной" дамы и найти себе новую, так сказать, "свежую".
-Ну, как хочешь, а я выпью, - вздохнула Илона. Фриц пожал плечами и зажег сигару.
После того, как половина бутылки была выпита уставшей от тяжелого дня дамой, Илона вздохнула и сообщила, что хочет спать - кондиция была достигнута. Фриц с вздохом перетащил обвисшее туловище дамы на стоящую в соседней комнате кровать, а сам направился на поиски дальнейших приключений. Часы в комнате показывали всего лишь два часа дня.
Чтобы продолжить искать себе развлечений в другом месте, нужно было срочно мириться с Ричардом (ибо оставлять его здесь одного было непозволительно), но это пока в планы Фрица не входило, а потому он направился искать кого-нибудь вроде Хельги. Подобие этой дамы было обнаружено очень быстро - девушка в похожем платье, с такими же волосами (правда, убранными в одну косу и спрятанные под чепчиком), что-то напевая, подметала дорожку, ведущую к ее дому. Вергахенхайт замер у забора, наблюдая за работой незнакомой девушки. Та тем временем поднимала с тропинки какой-то небольшой камешек, что мешал ей подметать, а за этим наклонилась. Так что Фриц решил даже уже ни на какие церемонии не тратить свое драгоценное время, а потому, подойдя к девушке, взял ее за запястье и поволок по направлению к близстоящему стогу сена.
-Подождите! - изумлённо пискнула она. - Вы кто?
-Я Фриц, - нехотя отозвался Вергахенхайт, продолжая волочить сопротивляющуюся даму.
-А я Зельма, - Дурацкое имя, - решил Фриц. - Куда мы идем?
-Туда, - коротко и ясно ответил Фриц, указывая рукой на стог сена.
-А-а-а, - закивала Зельма. - Только не далеко, а то у меня там пирожки в печи...
-Не далеко, - заверил ее Вергахенхайт.
-У вас что-то случилось? - заинтересовалась спутником горничная, пытаясь заглянуть ему в лицо.
-У меня свадьба завтра, - поделился горем немец. - А я не люблю ту женщину.
-А кого вы любите? - заморгала изумленная Зельма. К тому моменту оба достигли стога сена.
-Тебя, - наобум ляпнул Вергахенхайт, лишь бы отделаться от расспросов, после чего служанка восторженно захлопала в ладоши и сама кинулась немцу на шею.
-Наконец-то! - радостно воскликнула она.

0

23

Еще издалека заметив возлежащих на берегу товарищей, Ричард забуксовал на месте, вследствие чего рука Эльзы едва не оторвалась - она-то продолжала идти.
-Ну в чем дело? - раздражилась дама, нехотя останавливаясь. - Тормоз.
-Сама ты тормоз, - было ей в ответ. - Не хочу с этими пока видеться, - "эти" к тому времени, судя по всему, осознали, что Великий и Ужасный их созерцать более не желает и поспешно скрылись в неизвестном направлении. Женщина, избранная Королем для прогулки, округлив и без того шарообразные глаза, удивленно посмотрела на спутника.
-Когда вы успели поругаться?
-Мы и не ругались, - Рик болезненно поморщился, удивляясь "тупости" (можно и без кавычек, но в подобной ситуации вопрос Эльзы весьма уместен) собеседницы. - Просто я терпеть не могу, когда Фрицу стукает в голову и он начинает творить беспредел.
-Да ладно, - женщина дружески ткнула его в бок, за что была одарена взглядом, полным презрения. - Я бы тоже была не прочь искупаться. Ничего страшного в этом...
-Ну так иди, - пресек ее разглагольствования Каррингтон, отцепляя свою руку от конечности "мятежной" спутницы. - Топись в этом болоте, а я, пожалуй, пойду, - Эльза, растерянно наблюдая за уходящим кавалером, застыла посреди дороги в нерешительности. Она проанализировала его слова о болезнях легких, состояние собственного здоровья, которое было отнюдь не идеальным, и пришла к выводу, что купаться ей все же не стоит. В кои-то веки стадное чувство оказалось побеждено.
И вот, подобрав широкие юбки и зачем-то подпрыгнув на месте, она на всех парах понеслась за широко шагающим лейтенантом.
-Ричард! Подожди меня!
Дама нагнала его где-то ближе к мостику, перекинутому через реку, куда англичанин и направлялся. Воду на степень теплоты он уже проверил, и, как следует догадаться, остался недоволен результатами - в нем неожиданно проснулась мерзлявость, прежде проявлявшая себя лишь в Ричмонде.
-Ну ты чего, не слышал, как я кричала? - обиженно вопросила Эльза, облокачиваясь о плечо кавалера, хотя рядом были поручни моста. Вопрос остался без ответа, поэтому она решила задать новый. - Ой, смотри, что там в камышах шуршит? - Ричард снисходительно оторвал взгляд от водной глади и посмотрел в сторону, куда указывала дама. В кустах, произрастающих по берегам реки, и правда творилось что-то неладное. - А вдруг это крокодилы?! - выдала свое "гениальное" предположение фройлян.
-Какие еще крокодилы? - Нет, мне действительно постоянно попадаются тупые. У меня на них прямо нюх. - Рик который раз за день удивился глупости женщины, и, обреченно вздохнув, как можно спокойней произнес следующее. - Они в Баварии не водятся.
-Правда? - Эльза захлопала глазами, недоумевающе косясь на все еще качающиеся камыши. - А что это тогда?
-Рыба, наверно, - без особого энтузиазма ответствовал лейтенант, поворачиваясь к месту, куда еще недавно смотрел, спиной и облокачиваясь о перила моста. "Рыба" тем временем перестала терроризировать никому не мешавшую растительность и с треском выползла из укрытия. Дама, стоявшая на переправе, в ужасе вскрикнула.
-Это чудовище! Водяной! - затем она благополучно шлепнулась в обморок. Каррингтон же, сохраняя на лице подлинную невозмутимость, нехотя обернулся на место предполагаемой дислокации монстра. Сначала он ничего не заметил, а потому, пожав плечами, отвернулся. Но когда неведомый индивидум неожиданно заговорил, англичанин отлип от перил и, развернувшись лицом к таинственным камышам, обеспокоенно уставился на реку.
-Хор-р-ошо! - чудищем оказался Кристиан, который по какой-то причине был облеплен грязью и листьями. - Вот это я понимаю - отдых!
-Крис? - с сомнением спросил Ричард, перешагивая через Эльзу и направляясь к берегу, дабы лучше рассмотреть товарища. - Что ты забыл в камышах? - как бы ему в ответ из кустов выползла помятая дама, выжимающая растрепанные волосы.
-Хельгу забыл, - заулыбался Берг, с явным удовольствием отлепляя от себя стреловидные побеги камыша. - А ты сейчас куда?
-Я гуляю, - гордо заявил его собеседник. - Сейчас планирую пойти в поле.
-Ясно, - сообщив сие, Кристиан закинул свою молчаливую спутницу на плечо и стал выбираться из воды. Созерцать полуголого "шкафа" Рик желанием не горел, а потому, отсалютовав тому треуголкой, направился к цели своего короткого путешествия. Тут, весьма некстати, ибо лейтенант уже обрадовался, что избавился от лишнего общества, очнулась Эльза. И она, едва отойдя от ушиба о мостовую, радостно поскакала за кавалером. Когда оба товарища снова воссоединились и уже зашли в высокую траву, что росла на обширных территориях местных сельхозугодий, Каррингтон неожиданно обо что-то споткнулся и молча упал на землю. Приземление отдалось звоном в ушах и острой болью в носу, которым он, собственно, и проборонил небольшой участок поля.
-Ой, ты как? - замельтешила женщина, помогая ему подняться.
-Нормально, - англичанин кое-как встал, и, держась за пострадавший орган обоняния, учащенно заморгал, дабы отогнать карусель из разноцветных кругов, мешающих нормально взирать на окружающую действительность. Продолжая терроризировать и без того шокированные всем произошедшим глаза, он оглянулся и посмотрел вниз, чтобы узнать, обо что, собственно, споткнулся. К его жуткому удивлению, этим мятежным предметом оказалась чья-то нога. Мгновенно взволновавшись от сего открытия, он перевел взгляд чуть выше. В стоге сена преспокойно восседал Фриц. Вот гад! Специально все спланировал и поставил мне подножку! Ну, я ему сейчас... - Ричард, ни на йоту не осознавший степень глупости своих мыслей, недобро прищурился. - Вредитель, - процедил он, убирая руку от покрасневшего носа. Естественно, что его мстительная натура уже потирала ручки, предвкушая свое скорое проявление, обещавшее стать еще одной дракой в совместном архиве Вергахенхайта и его друга. - Сейчас я тебе твою довольную физию подправлю, - и он, собственно, отправился ее подправлять. Возня идиотов оглашалась только шуршанием потревоженного сена и визгами Эльзы, которая бегала вокруг дерущихся и тем самым сильно рисковала быть сбитой с ног.
-Придурки, что вы делаете! А вдруг тут вилы есть?!
-Тем лучше! - заявил Рик, отпихивая от себя Фрица путем "наложения" собственной ладони на его морду лица. - Мучаться не будет!
-Дурак, немедленно..., - тут риск оправдался, и женщина с тихим писком упала в высокую траву. Более она никак, кроме как недовольным ворчанием, себя не проявила.
Драка, больше похожая на возню старых орангутанов в подстилке из банановых листьев, где для двоих оказалось слишком мало места, закончилась уже через десять минут без особых повреждений со стороны обоих. Каррингтон, например, приобрел лишь царапину на щеке, поставленную одним из колец Фрица, и синяк на локте, о котором он пока не знал.
Итак, вынув из волос особо крупную соломину, он взял упавшую рядом треуголку и торжественно водрузил ее на взлохмаченную голову.
-Дэ..., - зачем-то сказал англичанин, выбираясь из-под сена и кое-как отряхивая брюки. Эльза, все время сражения стоявшая неподалеку, принялась возмущаться.
-Что вы натворили? Люди старались, убирали траву, а теперь тут все разбросано!
-Ну и ладно, уберут еще раз, - Ричард, перешагнув через вытянутые ноги недавнего противника, побрел к домику. Дама, раздраженно цокнув, снова увязалась за ним.
-Зачем ты с ним подрался? - вопросила она, доставая из какого-то укромного кармана в одежде платок и вытирая им кровь с щеки кавалера. - Он же не нарочно.
-Нет, нарочно, - заупрямился Рик, убирая от себя чужую конечность. - И вообще, я хочу домой.
-Почему? - Эльза, судя по интонации, расстроилась. - Время едва за обед перевалило.
-Вот именно - еще я хочу есть, - мужчина, наконец, добрел до "турбазы", и, кое-как взойдя по ступенькам, ввалился внутрь. За столом, подперев щеку рукой, сидела сонная Илона. - Ты чего? - женщина подняла на вошедшего затуманенный и абсолютно пьяный взгляд.
-Я? Я ничив-во..., - она тоскливо вздохнула. - Грустно менэ.
-Иди проспись, - фыркнул ее собеседник, снова собираясь уходить - уже навсегда из данного обиталища. - Лично я уже сваливаю. Спасибо за отдых.
-Незаш-шта.
Эльза снова оказалась меж двух огней - то ли ей переться за Каррингтоном и уговаривать его остаться, то ли остаться с подругой и допить с ней шнапс. Пока она усиленно размышляла, "первый вариант" уже относительно твердым шагом брел к дороге, ведущей в город.

0

24

Перескочив во времени на несколько минут вперед, вернемся к созерцанию Вергахенхайта и его "возлюбленной". Ничуть не обидевшаяся на внезапное знакомство и его последствия Зельма спокойно валялась в стоге сена, то и дело поглядывая в сторону своего дома, а Фриц по своей новой привычке дымил сигарой. Когда он ее докурил, начались и приключения.
Окурок был беспечно брошен Фрицем за спину, так как Вергахенхайт напрочь забыл, что находится он ни в чем ином, как в стоге сена. Сигара радостно подпалила сухие травинки, что были особенно накалены на солнце, и огонек принялся плавно, но довольно быстро, подбираться к виновнику своего появления, чтобы продемонстрировать ему себя во всей красе.
Первой запаниковала Зельма. Она повела носом и воскликнула:
-Неужто пирожки подгорели? - она подняла голову и снова посмотрела в сторону дома.
Фриц тоже задумчиво повел носом и сообщил:
-Да, чем-то попахивает..., - тут пламя, собственно, добралось к своему создателю. Вергахенхайт почувствовал только ненавязчивое тепло, исходящее откуда-то слева и медленно повернул голову. Тотчас, обнаружив, что у него уже вовсю полыхает рукав рубашки, он подскочил со стога и принялся с остервенением сбивать с себя пламя, сообщая всем окрестностям о недовольстве собственной беспечностью: - А! Вашу мать! Горячо, бля!
Зельма тоже подскочила и помогла Фрицу потушить рубашку. Эта девушка, похоже, почти ничему в своей жизни не удивлялась и благостно относилась ко всем резким поворотам событий. Когда одежда была совместными усилиями потушена, стог сена уже полыхал во всю.
-Лишь бы на дом не перекинулось, - вздохнула Зельма, грустно созерцая горящую траву.
-Не перекинется, - самоуверенно бросил Фриц. - Ладно, всего хорошего. Приятно было познакомиться.
-Подождите, - удивилась Зельма. - А если мой дом сейчас загорится?
-Смотри, - Фриц указал на тропинку, усыпанную гравием, отделяющую стог сена от территории дома. - Камень не горит. Значит, за эту границу огонь не перейдет. Ясно?
-Ясно, - моргнула Зельма. - А когда вы вернетесь за мной?
-Э... В смысле?..
-Вы же любите меня. Наверное, я теперь буду вашей любовницей.
-Ну... Э... Да, я вернусь за тобой... в среду.
-Я буду ждать, - Зельма умильно приложила ладошку к покрасневшей щеке. - До свидания!
-Пока, - Фриц махнул Зельме рукой и направился через дорогу к следующему стогу сена, так как счел себя еще недостаточно отдохнувшим. Завалившись на следующую кучу травы, ставшую жертвой его величия, Вергахенхайт принялся задумчиво созерцать небо, на котором опять собирались облака - через несколько часов мог опять начаться дождь. За своими спокойными наблюдениями метеорологических условий, Фриц совсем не заметил шороха в соседних кустах, откуда уже выбирался особенно недобрый Ричард. А потому, когда о ногу Вергахенхайта наглым образом споткнулись, он изобразил на лице все крайности недоумения. Но слишком долго молча удивляться ему не позволил Ричард, который проворчав злобное:
-Вредитель. Сейчас я тебе твою довольную физию подправлю, - направился в бой. "Довольная физиономия", что сейчас была скорее растерянна, чем восторженна, попыталась увернуться, но не вышло. А потому, получив по лбу, Вергахенхайт раззадорился и также полез в атаку.
-Придурки, что вы делаете! А вдруг тут вилы есть?!
-Тем лучше!
- Ричард наложил свою конечность на морду лица Фрица, что того, конечно, ничуть не порадовало. - Мучаться не будет!
И вот, когда препятствие сражению в виде Эльзы было устранено, Фриц принялся увлеченно душить Каррингтона, в то время как тот, ничуть не страдая от чьих-то рук на шее, колошматил Фрица по многострадальному ребру. Когда Вергахенхайту надоело страдать самому, ничем не навредив другому, он оставил шею товарища в покое и взялся за выворачивание ему рук, что тоже не привело к успеху - правда, ребро Вергахенхайта было оставлено в покое.
И вот, таким перебором всяческих малоактивных телодвижений (смело бить друг другу морду они все-таки не рисковали - это было бы уж слишком), они довольно скоро устали и как-то аккуратно друг от друга оттащились, созерцая каждый свои повреждения. Фриц тоже почти не пострадал - только едва не вывихнул палец, на котором, собственно, и находилось кольцо, поцарапавшее Рика, и получил пару синяков. Ну и, конечно, растревожил ребро, но это уже было совсем не важно - Фриц давно привык к своему "боевому ранению". Но, как он к нему ни привык, но после драки все равно отполз к стогу сена и, завалившись на него, принялся реабилитироваться путем обыкновенного созерцания неба. Пока Фриц отсутствовал в данной реальности, Ричард с Эльзой благополучно удалились.
Отдохнув, Вергахенхайт поднялся на ноги и, отряхнувшись от сена, направился к дому брата Илоны, чтобы разведать кто, куда и зачем ушел. Илона, как оказалось, уже проснулась и сидела в компании Эльзы.
-О, Фры-ы-ыц, - Илона вскочила из-за стола и мгновенно повисла на плече Вергахенхайта. - Ты прышел, ш-штоб нас развыслыть? А то мы заскычали...
-Нет, - Фриц усадил даму обратно на стул и глотнул из горла бутылки шнапса. - Я должен идти. Кстати, - он на пятках развернулся к Эльзе, которая от неожиданности едва не свалилась со стула, - куда ты дела Ричарда?
-Он ушел, - вздохнула дама.
-Сбежал, - задумчиво протянул Фриц. - Ладно, до свидания.
-Подыжди! - остановила его Илона. - На, - она протянула ему какую-то карточку. - Моя вызитка. Буыт скучно - в гости захыди.
-Хорошо, - Фриц убрал визитку в карман и, отвесив на прощание поклон (при этом едва не свалившись, но успев ухватиться за вешалку), удалился.
Выйдя на дорогу, Вергахенхайт, раскачиваясь, приложил руку козырьком ко лбу, чтобы солнце не мешало, и уставился на горизонт, стараясь обнаружить там Ричарда. Силуэт товарища был вскоре найден - Рик шуровал в город, так что Вергахенхайт припустил в погоню и, догнав Каррингтона, мгновенно повис на его плече и радостно сообщил:
-Ричард, ну в самом деле, - Фриц отдышался и продолжил излагать свои мысли: - Мы же с тобой столько вместе пережили, а тут деремся из-за какой-то ерунды. Ничего же не произошло. Понимаешь, мне нужно творить всякую херню, ведь это, возможно, последний мой свободный день, - Вергахенхайт тяжело вздохнул. - Сейчас совсем не время нам с тобой ругаться - у меня же завтра уже эта чертова свадьба, - решив добавить еще один аргумент для заключение длительного и прочного мира, Фриц заявил: - Ты самый-самый хороший друг, честно. У меня никогда лучше друга не было, и не будет. Вот, - Фриц затих, сочтя свою миссию выполненной, и продолжил волочиться на плече Каррингтона.
Спустя пять минут молчаливого волочения по грязной песчаной дороге, Фриц задумчиво вопросил:
-А мы что, пешком до Мюнхена идем?
Тотчас сзади послышался стук копыт, Вергахенхайт обернулся и обнаружил, что из деревни едет телега, запряженная одной лошадью, а на ней восседает усатый седой старик. Фриц, наученный горьким опытом, не стал бросаться прямо под копыта, а потому только замер на обочине, вытянув в сторону руку. Старик нехотя притормозил.
-Чаво? - спросил он.
-До Мюнхена едешь, дед?
-До тудова.
-Подбросишь?
-А заплотите? - прищурился старик.
-Конечно, - Фриц достал из кармана какую-то жалкую монетку и протянул извозчику. Тот заметно обрадовался этой скромной сумме и, запрятав монету в карман, велел:
-Залазьте, - Фриц радостно залез в телегу, затащив следом и Ричарда.
По кочкам, ямам и прочим дорожным неровностям они добрались до Мюнхена за сорок минут, после чего старик велел им слезть и добираться до куда нужно своим ходом. Лейтенанты вынуждены были высадиться и направиться прямо по дороге в поисках какого-нибудь следующего кабака или ресторана.
По пути Фрица изрядно заинтересовала какая-то дама, идущая перед ними. Она была одета не в обычное платье, а в черное монашеское одеяние, и вскоре свернула вбок к крыльцу, над которым висела табличка: "Доктор Шауберг". Увидев, что дама собирается зайти внутрь, Фриц поспешно подскочил к ней (учитывая то, что он по прежнему волок за собой Ричарда, дабы тот не подумал, что о нем забыли, Каррингтон тоже подскочил за ним) и схватил за рукав.
-Подождите, фройлян.
Дама обернулась.
-Что-то изволите?
-Да, изволю пригласить вас в какой-нибудь ресторан.
-Ресторан? - дама критически осмотрела Фрица и его товарища. Вергахенхайт поспешно спрятал подгоревший рукав рубашки за спину. - Негоже сестрам милосердия праздно развлекаться. Но я подумаю.
-Может, вместе с вами подумает какая-нибудь ваша подруга? - добавил Фриц. Сестра милосердия покосилась на Ричарда.
-Я позову с собой свою подружку, - улыбнулась она, нехотя. - Но нам придется переодеться. Ждите здесь, мы сейчас, - дама зашла в здание, оборудованное для приема некоего доктора Шауберга.
-Вот, видишь, как здорово, - поделился своей радостью с Риком Фриц. - И дамы, и обед, и медицинское обслуживание.
Уже через десять минут медсестры появились на крыльце. Обе были одеты в не очень яркие платья, волосы были убраны под строгие чепчики. Но обе были довольно симпатичны. После знакомства, в ходе которого выяснилось, что дам зовут Хэлен и Сью, и они приехали сюда работать из Англии, Фриц вопросил:
-Есть тут поблизости приличный ресторан?
Дамы переглянулись.
-Есть один, мы каждый день проходим мимо него, но он очень дорогой, - сообщила Хэлен.
-Да, мы там никогда не были, - округлила глаза Сью.
-Не проблема, - Наверное. - Мы заплатим, - Если я еще не все деньги выложил из карманов в кабаке. - Идем?
-Пойдемте, - Сью, собственно, что и была встречена ими первой, была оккупирована Фрицем, который, тем не менее, опасаясь наступить на те же грабли, не заходил далеко вперед и шел наравне с Ричардом, чтобы изредка перекидываться с ним какими-то фразочками, ржать и удостовериться, что друг по-прежнему мирно настроен.

0

25

Ричард, по пути к своей цели освободив оба сапога от соломы, наконец, добрел до дороги к Мюнхену. Встав с ее краю, он внимательно посмотрел налево и направо, дабы удостовериться, что его дальнейшему передвижению ничто не мешает, и, вздохнув, пошел по направлению к городу. Ветер дул ему в спину, что ускоряло нетвердые шаги лейтенанта и постоянно держало в тонусе - треуголка могла отправиться в свободный полет в любой момент. Вдруг, ни с того ни с сего, на спину ему прилетел Фриц, которого, судя по всему, этим самым ветром и принесло.
-Ричард, ну в самом деле, мы же с тобой столько вместе пережили, - А выпили еще больше, - скептически подумал Каррингтон, предчувствуя длительные словоизлияния со стороны немца. - а тут деремся из-за какой-то ерунды. Ничего же не произошло, - Я всего лишь помял ему рубашку, а мы уже, оказывается, подрались. Неженка. - Понимаешь, мне нужно творить всякую херню, ведь это, возможно, последний мой свободный день. Сейчас совсем не время нам с тобой ругаться - у меня же завтра уже эта чертова свадьба, - Ну да, кому нужен шафер-Голдман..., - англичанин ухмыльнулся, продолжая упорно хранить молчание. Да и что, собственно, тут говорить?.. - Ты самый-самый хороший друг, честно. У меня никогда лучше друга не было, и не будет. Вот, - решив, что на подобное сентиментальное заявление все же стоит отозваться, Рик, собственно, это и сделал.
-Спасибо, ты тоже очень хороший друг и я сожалею, что полез драться, - и так, снова установив меж собой мир и лишний раз укрепив дружбу, товарищи молча поволоклись вперед. Примерно через пять минут пути Фриц возжелал уточнить вполне очевидную вещь:
-А мы что, пешком до Мюнхена идем?
-Нет, мы до него ползем, - фыркнул любитель пеших прогулок. - А у тебя есть другие предложения?
Тотчас "предложения" сами заявили о себе громкими звуками откуда-то сзади. Ричард покорно оттащился на обочину, и, посмотрев направо, выяснил, что этим нежданным гостем на дороге была телега и, собственно, сидящий на ее козлах дед. После установления контакта с пожилым возницей и оплаты своего дальнейшего пути товарищи погрузились в повозку и поскакали непосредственно в Мюнхен.
Уже через сорок минут трясучего и, прямо скажем, не слишком комфортного пути, они добрались до места назначения. Едва процессией была пересечена городская черта, «недокучер» заявил, что его работа на этом, собственно, закончена, и далее он поедет в гордом одиночестве. Не считая лошади, конечно. Каррингтон, как ни странно, ничуть не расстроился из-за такого расклада, так как решил порадоваться хотя бы тому, что до Мюнхена пришлось переться не пешком.
Внезапно, Фриц прибегнул к самому наглому и рискованному способу знакомства с дамами - он зачем-то остановил идущую прямо перед путниками женскую особь в монашеском одеянии.
-Подождите, фройлян.
Существо нехотя обернулось.
-Что-то изволите?
-Да, изволю пригласить вас в какой-нибудь ресторан.
- Рик сомнительно покосился на Фрица - он-то знал, что эти недомонашки всегда особенно упрямы в подобных вопросах.
-Ресторан? - заметив, что женщина оценивающе его осматривает, англичанин, в отличие от товарища, приукрашивать суровую действительность не стал. А она была такова, что сапоги его оказались чуть ли не целиком испачканы в смеси песка и глины, тут и там из одежды торчали проклятые соломины, а полы камзола представляли из себя воистину жалкое зрелище. В общем, заправский фермер. - Я подумаю, - Тоже мне, одолжение сделала!
-Может, вместе с вами подумает какая-нибудь ваша подруга? - лейтенант кивнул, одобряя действия Вергахенхайта - особа, стоящая сейчас непосредственно перед ним, никак его не привлекала. К тому же, она наверняка не обладала свойством делиться надвое.
-Я позову с собой свою подружку, - Надеюсь, она не будет тупой, как всегда, или страшной, что, правда, бывает на порядок реже. - Ждите здесь, мы сейчас, - дама прошла в здание, надпись на котором гласила, что здесь, собственно, работает некий доктор Шауберг. Ричарду сия фамилия не понравилась, а потому он отвел взгляд от таблички и от нечего делать стал вытаскивать из одежды соломинки.
-Вот, видишь, как здорово. И дамы, и обед, и медицинское обслуживание, - радовался тем временем Фриц. Его товарищ предпочел пока никак не комментировать происходящее.
Вскоре женщины, одетые уже в обычные платья и чепчики, вышли на улицу. После знакомства, в ходе которого выяснилось, что дам зовут Сью и Хэлен, последняя была благосклонна признана Каррингтоном не тупой и довольно симпатичной. Ее он, собственно, и избрал в дальнейшие спутницы.
-Есть тут поблизости приличный ресторан?
-Есть один, мы каждый день проходим мимо него, но он очень дорогой, - сообщила Хэлен.
-Да, мы там никогда не были, - добавила ее подруга. Англичанин полез по карманам в поисках денег. Результатом сих изысканий являлись пара монет, скажем прямо, не самого высокого достоинства - так что теперь оставалось надеяться только на "богатства" Фрица, в которых он так старательно заверял девушек.
-Не проблема, мы заплатим. - То есть, ты заплатишь.Идем?
-Пойдемте, - согласилась Сью, пристраиваясь рядом со своим спутником. Хэлен же и ее новоиспеченный кавалер пристроились чуть позади. Оба совершенно согласованно молчали, ибо, во-первых, дама считала, что разговор должен начать рядом идущий мужчина, а тот, в свою очередь, не знал, о чем можно поболтать с такой неприступной особью. К тому же, он был занят короткими, но весьма содержательными перепалками с Фрицем.
В конце концов, Хэлен осознала, что за ней бегать никто не будет, и дабы не остаться голодной, или, что еще хуже, на работе, с которой им с подругой и так еле удалось ускользнуть под предлогом плохого самочувствия, она осмелилась перебить Вергахенхайта и вступить в разговор с его недавним собеседником.
-Скажите, вы любите природу? - Только что оттуда свалил с грехом пополам.
-Да, конечно. Животных люблю, - Рик вспомнил кота тети Кэтрин, его сородича в своей лондонской квартире, и ужаснулся наглости всей той лжи, что сейчас вещал. - Травка, птички, муравьи...
-Я тоже люблю, - радостно сообщила мисс Прайс, а именно такова была ее фамилия. - У нас со Сьюзи дома есть собака и кошка. Их зовут Энди и Абби.
-Здорово, - сообщил любитель травки (в первоначальном значении этого слова), птичек и муравьев. - Вы позволите задать вам нескромный вопрос?
-Конечно, - Хэлен едва заметно смутилась.
-Сколько вам лет? - для пущей торжественности не хватало только фанфар и барабанной дроби.
-Семнадцать, - все также зажато ответствовала дама. - А что, я выгляжу младше?
-Нет, что вы, - заулыбался Ричард, в котором откуда-то взялись любезность и учтивость. - Я так и думал, - в разговоре повисла неловкая и весьма затянувшаяся пауза, которая была прервана только по приходу на место - собственно, к дверям ресторана. К ужасу и смятению обоих лейтенантов, сим заведением оказалось ничто иное, как "Эллодия". Каррингтон застыл на месте и покосился на Фрица, дабы посмотреть на его реакцию - со своей собственной он еще не определился.
-Что-то не так? - озадаченно спросила Сью, заметив смятение на лицах мужчин.
-Нет, все так, - заверил ее англичанин, старательно очищая сапоги о фонарный столб. - Мы здесь уже были, и это совпадение показалось нам забавным, - Прям обхохочешься, - дамы заговорщически переглянулись - вот кого им удалось подцепить - кавалеров, которые были в "Эллодии"! На улице, никаких усилий для этого не прилагая! Такую возможность нельзя было упустить.
Хэлен, которая, была менее напористой и наглой вследствие своей неопытности, озадаченно наблюдала за изменениями в поведении своей более старшей и расчетливой подруги - голос Сью мгновенно стал более мягким, а в походке откуда ни возьмись появилась грация. Воистину странные метаморфозы!
-Вы знаете, - задумчиво начала женщина, беря под руку Фрица и заглядывая ему в лицо. - Я недавно прочла "Философские письма" Вольтера и нашла их весьма интересными. А что выдумаете по этому поводу? - пока ее подруга пудрила мозги предполагаемой жертве своей начитанности, Хэлен нерешительно переминалась с ноги на ногу, не осмеливаясь предпринять что-либо подобное в отношении Рика. А тот, в принципе, и был рад этому, так как у него уже появилось другое занятие - в дверях ресторана стоял невозмутимый лакей, бдительность которого также нужно было усыпить. "Олень", а это был именно он, высокомерно пронаблюдал за приближением к своей персоне очистившегося от соломы и глины Каррингтона.
-Чего изволите, герр?
-Изволю попросить вас пропустить меня и моих спутников внутрь, - лакей, подобно Сью, когда та еще стояла у больницы, оценивающе осмотрел англичанина. Естественно, что он сразу же его узнал и вспомнил, что метрдотель при повторной попытке этих индивидуумов проникнуть внутрь наказал немедленно их пропустить - они хоть и вздорные, говорил он, но все же могут принести весьма ощутимый доход. Но лакей также помнил и о том, как эти самые индивидуумы его оскорбили, пригрозив жалобой начальству, а затем пройдясь по ногам. Так что "олень" решил сначала их помучить, и лишь потом пустить внутрь заведения.
-Простите, - он сдержанно улыбнулся. - А откуда на ваших сапогах глина?
-С земли, - процедил Рик. Лакей удивленно поднял брови, давая понять, что подобный ответ его не устраивает. - Я случайно наступил в нее, герр, - исправился лейтенант, также натянув на лицо неестественную улыбку. - А что?
-О, ничего. С кем не бывает, - "олень" отошел с дороги и жестом пригласил всю процессию пройти внутрь. - Прошу, - Хэлен и Сью радостно проскакали в помещение. Ричард зашел следом за Фрицем, то есть последним, и заодно потоптался на ногах лакея. Тот сдавленно прокашлялся, но ничего не сказал.
Уже внутри ресторана товарищи заняли столик на четыре персоны (метрдотель был несказанно рад их появлению) и расселись соответственно своим вкусовым предпочтениям - мисс Прайс, конечно, заняла стул напротив своего сопровождающего, а мисс Селфиш умостилась напротив Фрица. Каррингтон, как нетрудно вспомнить, был здесь ранее в компании с товарищем, а потому интерьер "Эллодии" уже не поражал его своей роскошью, как в первый раз. Поэтому осматривался он только затем, чтобы понять, изменилось ли что-то в ресторане за период его отсутствия - как оказалось, все осталось по-прежнему. Единственное, что не понравилось Рику в окружающей обстановке, так это довольная физиономия Генриха Ленца, восседающая в компании с остальным туловищем и какими-то другими мужчинами за столиком у стены. Лейтенант поспешно отвел от него взгляд, так как знал основной принцип поведения в подобных ситуациях - не смотри на человека, если не хочешь, чтобы он тебя заметил.
-Фриц,  - приглушенным шепотом сказал он, несильно тыркая того в бок. - Посмотри во-он туда, - мужчина вилкой указал на ржущего Генриха. Дождавшись, пока собеседник осмыслит ситуацию, он задал вполне резонный вопрос. - Что будем делать?
Проблема разрешилась сама собой, и, надо сказать, не в лучшем варианте - Ленц перестал громко смеяться, и, тоже решив посмотреть на обновления в зале ресторана, заметил своих давних знакомых. Каррингтон, надеясь отпугнуть того недобрым взглядом, продемонстрировал все свое нежелание видеть это существо подле себя. Но немец ничуть не испугался  - видимо, он решил попросить прощения у своего давнего товарища перед тем, как по приглашению фрау Вергахенхайт посетит его же свадьбу.
-Оно приближается, - прошептал лейтенант, наблюдая за продвижением Генриха к их столику. Наконец, тот подошел, и, приветственно кивнув Сью и Хэлен, перевел взгляд на непосредственные причины своего визита. За столиком повисла тишина - даже дамы прекратили обсуждать, какой торт лучше съесть - с шоколадом или с орехами.
-Привет,  - выдавил из себя Ленц, протягивая руку для приветствия. Ричард демонстративно отвернулся к тарелке. - Позволь поздравить тебя, Фриц, с таким ответственным шагом в твоей жизни, - видимо, он заранее заучил поздравление с листочка. - И пожелать тебе счастья в будущей семейной жизни, согласия с супругой и побольше детей, - Сью выпучила на своего кавалера глаза.
-Ка-а-акой это семейной жизни?! - взвизгнула она, от негодования аж подскакивая на стуле. - Что это, черт возьми, значит?!
-Простите? - Генрих проворно отпрыгнул в сторону от резко поднявшейся с места мисс Селфиш.
-Негодяй! - женщина отвесила Фрицу звонкую пощечину, и, схватив смущенную Хэлен за запястье, потащила ее к выходу. - Пойдем, милая, найдем себе более достойную компанию, - лакей у выхода учтиво пропустил женщин наружу. Мисс Прайс нехотя тащилась следом за своей оскорбленной подругой, до последнего смотря на своих недавних компаньонов в широкое окно, у которого стоял покинутый ими столик.
-Поздравляю, герр Ленц, - злобно процедил  Рик. - Вы испортили нам вечер.

0

26

Компания благополучно переместилась к ресторану, которым оказалась злополучная "Эллодия". Фриц, правда, помнил обо всем, что там происходило, смутно, а потому лишь растерялся, ощутив некое дежавю. Он переглянулся с так же несколько озадаченным Риком и пожал плечами. Собственно, ничего страшного в повторном посещении ресторана нет.
-Что-то не так? - вопросила Сью.
-Нет, все так, - отозвался Каррингтон, возя сапогом вдоль близстоящего столба. - Мы здесь уже были, и это совпадение показалось нам забавным.
-Вы знаете, - внезапно начала Сью, цепляясь за руку Вергахенхайта. - Я недавно прочла "Философские письма" Вольтера и нашла их весьма интересными, - судя по тому, что до этого она беседовала мало и во основном на тему своей работы, а сейчас вдруг перешла на философские темы, Сью признала во Фрице аристократа. - А что выдумаете по этому поводу?
-Я... Эм..., - Фриц задумчиво пожевал губу. - Мне не довелось этого прочесть, к сожалению.
-О, тогда советую, - Сью часто заморгала, продолжая внимательно разглядывать Вергахенхайта. - Очень увлекательно.
-Угу, - Ричард к тому моменту уже переместился к лакею у входа, а поэтому и Фриц уверенно поперся следом. Сью мелкими шагами засеменила за ним, мертвой хваткой вцепившись в плечо Вергахенхайта.
-Чего изволите, герр? - вопросил лакей, а это был тот самый "олень", что и в прошлый раз. Узнал, интересно?
-Изволю попросить вас пропустить меня и моих спутников внутрь, - вежливо отозвался Каррингтон.
-Простите, а откуда на ваших сапогах глина? - Узнал, зараза.
-С земли. Я случайно наступил в нее, герр. А что?
-О, ничего. С кем не бывает
, - лакей отошёл в сторонку. - Прошу.
Фриц отцепил со своей руки Сью и подтолкнул ее к входу, та покорно пропихалась внутрь.
В "Эллодии" Фрица и Ричарда встретили, как самых почетных гостей - метрдотель буквально вприсядку шел перед ними, преданно заглядывая в любящие нажраться лица. Пусть эти личности и оставляют после себя хаос - главное, что за это они честно платят. Все вокруг ненавязчиво справлялись у Фрица о здоровье его матери и, получив положительный ответ, расплывались в еще более широких улыбках. Теперь они были уверены, что сколько бы ущерба не нанесли эти типы, все будет с лихвой возмещено.
И вот, разместившись за столом, они принялись разглядывать меню. Фрица от тяжелого выбора между мясом с грибами и мясом с картофелем отвлек Ричард, пихнув Вергахенхайта под бок и указав вилкой куда-то в сторону. Лейтенант медленно перевел взгляд в указанное место. Там восседал ни кто иной, как Генрих Ленц.
-Что будем делать?
Фриц прищурился с схватился за столовый нож, тем самым демонстрируя, что собирается делать.
-Оно приближается, - тем временем прокомментировал ситуацию Каррингтон, глядя, как Генрих подползает к их столику.
-Что ему надо? - процедил Фриц, постукивая ножом по столу.
-Привет, - Генрих протянул руку для рукопожатия, Ричард отвернулся, Фриц продолжил сверлить Ленца уничтожающим взглядом. - Позволь поздравить тебя, Фриц, с таким ответственным шагом в твоей жизни, - Фриц громко сглотнул и снова принялся постукивать ножом. - И пожелать тебе счастья в будущей семейной жизни, согласия с супругой и побольше детей, - Фриц покраснел, потом побелел, потом посинел. Сью, находящаяся не в восторге от таких изменений цветовой гаммы физиономии кавалера, завопила:
-Ка-а-акой это семейной жизни?! Что это, черт возьми, значит?! Негодяй! - Фриц был одарен звонкой пощечиной, после чего Сью поспешила к выходу из ресторана, прихватив с собой Хэлен. - Пойдем, милая, найдем себе более достойную компанию.
Фриц не стал провожать слишком истеричных дам взглядом, и снова резко обернулся на Генриха.
-Поздравляю, герр Ленц. Вы испортили нам вечер, - мрачно сообщил Каррингтон. Это послужило сигналом к наступлению. Резко отодвинув проскрипевшее об пол кресло, Фриц порывисто встал из-за стола и, вооружившись столовым ножом, сообщил:
-Ну, все, Генрих, договорился.
, - Ленц попятился. - Н-не надо, Ф-фриц, мы это уже проходили.
-Проходили, да только до конца не прошли.
-П-пом-могите, кто-нибудь, - Генрих продолжал пятиться. Фриц окончательно обогнул стол, а потому Генрих с возрастающим волнением заорал: - Помогите! Убивают!
Тотчас подоспел вездесущий метрдотель.
-Что происходит? - засуетился он.
-Меня хотят убить! - Фриц отпихнул метрдотеля с дороги и метнул ножом в разоравшегося Ленца. Столовый прибор стукнул Генриха по лбу и отскочил. "Жертва" поморщилась и ненадолго заткнулась.
-Но как же так? - вещал тем временем метрдотель. - Вам же еще даже алкоголь не принесли, а вы уже...
-Отвали! - Фриц снова отпихнул повторно выросшего на пути служащего ресторана и схватил не успевшего никуда деться Генриха за грудки. Спутники Ленца, что сидели за соседним столиком, принялись возмущаться:
-Да что происходит?
-Почему вы на него напали?
-Да он же вам ничего не сделал!
-Да!
- согласился с ними Генрих. - Отпусти, Фриц!
-Да я, - Ленц был приложен о стену, - тебе, - приложен второй раз, - мразь этакая, - третий, - все кости переломаю! - Генрих был брошен в сторону, проехался по столику своих спутников, что озадачено притихли, и затормозил у стены. Фриц же, хватая со стола все, что только попадалось под руку, принялся метать эти предметы в туловище Ленца. Тарелка, кусок мяса, блюдо с салатом, пирожное, бокалы вина, один за другим, бутылка. Когда предметы на расстоянии вытянутой руки закончились, Фриц стянул со стола скатерть и, забравшись с ногами на предмет мебели, направился душить Генриха, накрыв его, собственно, с головой той же скатертью. Когда замерший от шока Ленц был достигнут, Фрицу, наконец, помешали, а потому его за ноги стянули со стола товарищи Генриха и метрдотель.
-Успокойтесь, герр...
-Не стану! - воспротивился Фриц, отбиваясь от своих "опекунов". - Да вы хоть знаете, что это за мразь там сейчас сидит, под скатертью? - "Мразь под скатертью" тем временем никак не могла выпутаться из куска ткани.
-Да что он вам сделал?
-Сначала он меня предал, сукин сын! - нехотя ответил Фриц, на секунду останавливаясь. - А потом он не сдох, чем тоже изрядно досадил. А теперь он еще и спугнул наших с другом баб своими тупыми пожеланиями! Придурок! Идиот! Ненавижу!
-Он не специально, - возразил кто-то из друзей Генриха.
-А вот я специально! Я уже несколько раз жалел, что когда-то не убил его, и теперь доделаю начатое!
-Только не в нашем ресторане, - вставил слово метрдотель.
-Именно в нем! - пошел на таран Вергахенхайт. Тут уже и Генрих выполз из-под скатерти и покинул поверхность стола.
-Фриц, слушай... - мимоходом попытался оправдаться он.
-Не буду я тебя слушать, подлая тварь, и я...
-Прости меня, я же не знал, что вы с этими девушками...
-Ты не знал?! - снова перебил его Фриц. - Ты что, настолько отупел после того, как я вырубил тебя сковородой?!
-Но я ведь...
-Да ты болван, которому лень пошевелить мозгами! - Фриц попытался вырваться из рук "правоохранительных органов", но ничего не вышло. - И это из-за тебя я сейчас остался голодным, почти трезвым и, к тому же, вынужден буду оплатить штраф.
-Да, - гордо кивнул метрдотель.
-Я заплачу, - робко вякнул Генрих.
-Ты? - Фриц притих, с прищуром созерцая бывшего друга.
-Ага.
-Ах-ха, - ухмыльнулся Вергахенхайт. - Значит так, - он без труда освободился из хватки товарищей Генриха, которые обнаружили перемену в настроении буйного хулигана, и потер руки друг о друга. - Тогда все, что закажем мы с Ричардом, оплатишь ты. За весь ущерб, что мы тут нанесем, заплатишь тоже ты. Так?
-Так, - буркнул Ленц, опасливо поглядывая на Фрица.
-Отлично, - Вергахенхайт взял с соседнего стола бутылку, глотнул из нее, отсалютовал сосудом Ленцу (тот тяжело вздохнул), кинул бутылку в стену (метрдотель записал что-то в блокнотике) и на пятках развернулся к Каррингтону. - Гуляем, Рик!

0

27

-Ну, все, Генрих, договорился, - грозно сказал Фриц, уже поднявшийся с кресла в компании ножа внушительных размеров, который зловеще блеснул на свету. Тут Ричарда посетило ощущение дежавю - где-то он уже видел испуганного Ленца, недоброго Вергахенхайта с холодным оружием в руках, причем, все это находилось одном месте. И фразы участников события по своей смысловой нагрузке были почти идентичны. Странно, однако.
-Э, - Ленц, возжелавший спасти собственную жалкую шкуру, стал пятиться. - Н-не надо, Ф-фриц, мы это уже проходили.
-Проходили, да только до конца не прошли.
-П-пом-могите, кто-нибудь, - англичанин тяжко вздохнул и уткнулся в меню. - Помогите! Убивают!
Что происходило далее, Каррингтон до определенных пор наблюдать не стал - и вовсе не потому, что он не хотел помочь своему товарищу в убийстве предателя, которому чуть ранее только чудом удалось избежать суда. Он действительно считал, что остальные люди, в том числе метрдотель, сумеют самостоятельно справиться с разбушевавшимся Фрицем, ибо еще раз получать в челюсть и плеваться кровью он желанием не горел. К тому же, потом снова придется обижаться на своего персонального стоматолога, а это, как уже говорил сам Фриц, сейчас будет совсем не к месту.
Лейтенант изволил оторваться от списка блюд только в тот момент, когда внутри ресторана все подозрительно затихло. Первой его мыслью было - Убил! Ну наконец-то! Мгновением позже он понял, что сейчас не время для шуток, не подлежащих озвучиванию, решил все проверить наверняка и уже тогда определиться со своими дальнейшими действиями. Дабы не привлекать к себе излишнего внимания, он опасливо высунулся из-за меню и посмотрел на то место, где, по его предположениям, должно было свершиться убийство Ленца. Такового, однако, не произошло - несостоявшийся пациент психиатрической лечебницы Мюнхена, как ни парадоксально это звучит в подобном контексте, был вполне себе здоров. Правда, немного бледен, но это пустяки. Фриц же стоял чуть поодаль и был явно чем-то доволен.
-Тогда все, что закажем мы с Ричардом, оплатишь ты. За весь ущерб, что мы тут нанесём, заплатишь тоже ты. Так?
-Т-так,
- забито согласился Генрих.
-Отлично, - тут Вергахенхайт, судя по всему, окончательно потерял контроль над своим мозгом, и, радостно разбив бутылку вина об стену, на пятках развернулся к несколько шокированному Каррингтону. - Гуляем, Рик!
А Рик и рад был погулять - уж это он делать любил и умел. И хотя англичанин все еще не до конца осознал, почему Ленц должен оплатить их с Фрицем счета, что обещали стать огромными, он мгновенно включился в игру. Первой жертвой стала тарелка ныне ушедшей Сью. Посуда как бы невзначай оказалась сдвинута в бок одной из ног Ричарда, что теперь покоились на столе, и, собственно, при соприкосновении с полом громко разлетелась на куски.
-Упс, - осклабился он, с подлинным удовольствием наблюдая за тем, как официанты с веником и совком несутся убирать осколки - такая забота о собственной персоне и ее нуждах неизбежно поднимает самооценку. Правда, в данном случае чувство собственного величия и без того было заоблачным.
Метрдотель же, судя по всему, планировал записывать в блокнот все увечья, что будут нанесены "Эллодии", ибо сразу после уничтожения тарелки он сделал какую-то краткую запись. Ричарда же такая мелочь, как посуда, нисколько не интересовала, поэтому он стал с самым суровым из возможных лиц выбирать вино для дальнейшего распития. На странице "Алкогольные напитки" у него попросту разбежались глаза -  настолько много там было наименований. В прошлый раз их было меньше. Неужели после нашего визита они пополнили список?
-Что-то уже выбрали, господа? - неожиданно спросил один из официантов (тот, что с веником), которые убирали останки тарелки.
-Эм, нет, - Каррингтон тряхнул головой, пытаясь сориентироваться во всем происходящем, ибо мгновением ранее у него внезапно помутилось в голове. Судя по всему, пиво в том кабаке было замедленного действия, ибо лейтенанту только сейчас капитально стукнуло в голову алкоголем. Перед глазами настойчиво заплясали вездесущие цветные круги, что заставило их жертву быстро заморгать в надежде избавиться от наваждения.
-Могу я вам чем-нибудь помочь? - продолжал тем временем служащий ресторана. - У нас большой выбор вин, различных сортов шнапса...
-Давайте самое дорогое, - прервал его несколько заторможенный Рик, закрывая меню и откладывая его в сторону. - И побыстрее.
Пока все еще несостоявшимся пьяным полутрупам приносят заказ, стоит немного рассказать об изменения, произошедших за этот отрезок времени с остальными посетителями "Эллодии". Печальный Ленц стоял где-то в сторонке и переминался с ноги на ногу, не зная, присесть ему или лучше остаться на ногах - в любой момент может понадобиться срочно сбежать, ибо он уже жалел о данном Фрицу обещании. А его недавние спутники, выразив Генриху свое сочувствие в связи с наличием столь грозных недоброжелателей у их друга, спешно удалились. Остальные же присутствующие в зале, особенно дамы, живо заинтересовались новоиспеченными богачами - а состояние общеизвестного герра Ленца позволяло считать товарищей, счета которых он должен был оплатить, таковыми. Ричард по заинтересованным взглядам в сторону их столика сразу же понял (на это его заторможенность не распространялась), что вся женская половина зала находится в полном его и Фрица распоряжении - стоит только поманить пальцем понравившуюся женщину.
Однако, пока этого делать не пришлось - особенно смелая, и, судя по всему, наглая из дам, не особо заморачиваясь по поводу того, что это выглядит по меньшей мере странно, вальяжно приблизилась к столу лейтенантов. На вид ей было лет тридцать пять, и она была не слишком хороша собой, поэтому нисколько не заинтересовала падкого на внешнюю привлекательность Каррингтона.
-Добрый вечер, - заулыбалось существо, установившее свое туловище где-то в районе стула Вергахенхайта. - Не хотите ли вы составить мне и моим подругам компанию? - она указала сложенным веером куда-то в сторону. Рик, предчувствуя, что в этом направлении он найдет только подобных женщине, что сейчас стоит перед ним, нехотя посмотрел туда. Его ожидания, к счастью, не оправдались - за указанным тридцатипятилетним организмом столом сидели четыре миловидные, но почти совершенно одинаковые девушки, приветливо машущие ручками. Пока удача улыбалась лейтенантам, но она, как известно, довольно переменчива.
-Конечно хотим, - радостно сообщил англичанин, снимая свои уставшие конечности со стола и, не дождавшись ответа женщины, начиная продвижение в сторону новоприобретенных спутниц. Как уже говорилось ранее, их было четверо - по законам арифметики, ему и Фрицу должно было достаться по двое. Но дамы были действительно практически одинаковы и различались разве что цветом волос и платьев. Ричард встал у их стола и задумчиво почесал макушку. Единственное, что оставалось делать в сложившейся весьма щекотливой ситуации - так это действовать методом исключения.
Среди дам была рыжая - эту он сразу оставил Фрицу. Также среди данных женских особей наблюдалась прямо-таки платиновая блондинка с голубыми глазами и прозрачной кожей - таких Каррингтон не уважал и всегда боялся, что "фарфоровая кукла" разломится пополам в самый неподходящий момент. Но посмотрев на остальные варианты, в числе которых была точная копия Эльзы, блондинку пришлось взять в собственное пользование, а "коровьи глазки" сбагрить Вергахенхайту. И того - в распоряжении англичанина блондинка в зеленом платье и... Э... Назовем это шатенкой в красном, а у его немецкого товарища - рыжее существо в синем наряде и брюнетка в розовом. Возможно, подобное определение девушек звучит несколько потребительски, но различить их по другим признакам было бы действительно сложно.
Итак, Рик взял для себя стул, и, втиснув его между седалищами своих спутниц, собственно, на него и приземлился. Дамы, судя по их улыбающимся лицам, остались довольны своим новым кавалером. Хотя, может, им было все равно, с кем сидеть, а впоследствии лежать рядом. Их тридцатипятилетняя подруга также села за стол и поспешила представиться.
-Меня зовут Софья Ильинская, я из России, - сообщила женщина с самым пафосным из возможных лиц. - А вас как величать, господа? - Россия? Господи, глушь какая. Я слышал только о рабстве, Сибири и медведях... А, еще, кажется, у них женщина-царица...
-Нас - Ричард Каррингтон, - сообщил англичанин с не менее надменной физиономией, нежели у Софьи. - И Фриц Вергахенхайт, - он указал на товарища.
-А вы, судя по всему, тоже не местный? - с некоторой издевкой спросила Ильинская. - Имя-то не немецкое, - Капитан Очевидность вернулся!
-Да, я из Англии, - Интересно, который раз мне приходится это произносить? - А что могут сказать о себе остальные прекрасные дамы?
-Я Мария, как и Софья, из России, - заулыбалась блондинка.
-А я Евгения, и я тоже из России! - сообщила дама в красном. Боже, какой ужас.
-Я Людмила, - представилась девушка с рыжей шевелюрой. - И я из Петербурга, - Интересно, а это где? Неужели тоже в России? Ладно, мне все равно.
-Меня зовут Наталья и я тоже из России, правда, из Москвы, - сказала копия Эльзы.
-Ну, вот и познакомились, - улыбнулась Софья. - Теперь, может, выпьем? - официанты в "Эллодии", как оказалось, были чрезвычайно легки на помине и столь же догадливы, а потому буквально через мгновение к многонациональному столику подоспел служащий ресторана с бутылкой вина.
-Теперь этого будет мало, - вздохнул Рик, обращаясь к официанту, который уже разливал напиток по бокалам. - Неси еще пару, - существо кивнуло, и, закончив с обслуживанием клиентов, удалилось выполнять следующий заказ.
Генрих, пока его "подопечные" развлекались в компании русских дам, времени даром не терял. Конечно, он обещал Фрицу оплатить их с товарищем счет, но пока ничто не препятствует возвращению этих слов обратно, почему бы не слинять? И вот, воровато оглянувшись, он встал на четвереньки и пополз за столами, так, чтобы его не было видно, к выходу. Когда он был практически у цели и уже ощущал вкус свободы, на полу его камзола кто-то наступил. Естественно, несостоявшийся беглец вынужден был остановиться. Сердце Ленца ушло в пятки и на мгновение перестало биться. Желая увидеть своего потенциального надсмотрщика, Генрих медленно обернулся. Над ним, укоризненно качая головой, стоял метрдотель.
-Ай-яй-яй, молодой человек, - вещал тот. - Нехорошо это - сбегать, перед этим давая обещания. Будьте добры, сядьте на свое место, - пристыженный Ленц нехотя поднялся с колен, и, отряхнув брюки, поплелся за свой столик.

0

28

Ричард особо не погулял, как ему посоветовал Фриц, он нанес ресторану и кошельку Ленца лишь малозначимый ущерб в виде разбитой тарелки, и на этом прекратил разбойные нападения. Но у Вергахенхайта были грандиозные планы в отношении бюджета Генриха.
-Могу я вам чем-нибудь помочь? - вопросил официант, подходя к Ричарду. - У нас большой выбор вин, различных сортов шнапса...
Фриц заинтересовался происходящим и, скидывая по пути с ближайших столов тарелки и бокалы (Генрих болезненно морщился и вжимал голову в плечи, подсчитывая убытки), переместился к тому месту, где Ричард делал заказ:
-Давайте самое дорогое. И побыстрее.
-И побольше, - вставил Фриц. - Ящика два, - добавил он, злобно покосившись на Генриха. Тот скорбно хлопнул себя ладонью по лбу. Но официант, казалось, не расслышал. И зря.
Так как окружающая обстановка довольно подробно описана от лица Каррингтона, то можно приступить сразу к повествованию традиционных развлечений Фрица, которому, кстати говоря, от восторга действительно снесло башню. Пока к столику, подле которого дислоцировался Рик, ползла тридцатипятилетняя дама, Вергахенхайт успел сдернуть со стены какое-то растение и, опутав им вокруг, подобно новогодней елке, изумленно застывшего Генриха, радостно вопросить:
-Дружище, почему ты не радуешься? - после чего Ленц был осыпан кучей салфеток, что изображали, по-видимому, конфетти. Далее Фриц начал наносить более ощутимый ущерб - он отобрал у какого-то пожилого господина бутылку шнапса, которую тот только взял в руки, после чего старик резко вскочил из-за стола и, подхватив под руку свою супругу, понесся к выходу. Метрдотель попытался как-то притормозить процесс разложения мозга в голове Вергахенхайта:
-Герр, но ведь вам же сейчас принесут ваш алкоголь, зачем же...
-А вы запишите, что я заплачу в два раза больше, чем заплатил бы тот господин, что только что ушел. Точнее, не я заплачу, а он, - Генрих, мнущийся в сторонке (он зачем-то хвостом ходил за Фрицем, как будто бы это могло остановить его неадекватность), судорожно сглотнул.
-Ладно, вопросов больше нет, - вздохнул метрдотель, также пристраиваясь за Ленцем в коротенькой колонне, следующей за бесчинствующим Фрицем.
Пока Вергахенхайт доходил почетный круг по ресторану, по пути распугивая всех клиентов и разрушая интерьер помещения, Рик уже нашел им спутниц. Оставив после себя развал, Фриц переместился в пока целую часть ресторана, где и сидел его товарищ с дамами, и скептически посмотрел на "ассортимент". Пока он созерцал дам, а те созерцали его, Вергахенхайт допил ту бутылку шнапса, что отобрал у какого-то господина.
-Здрасьте, - поклонился он "своим" дамам. Обе синхронно кивнули. - Как дела?
-Хорошо-о-о, - хором протянули обе.
-Рик, - разворачиваясь к названному товарищу, Фриц облокотился о стол и случайно уронил тарелку, испачкав руку в салате и чуть не свалившись. Дамы страдальчески переглянулись. - Ты кого мне подсунул? Почему они хором разговаривают?
-Не только хором, - возразила рыжеволосая.
-Да-а-а? - Фриц снова обернулся к дамам, оценивающе оглядел и сделал вывод: - Впрочем, какая разница? - он так же, как и Ричард, поставил стул между креслами двух дам. Во главе стола плюхнулась какая-то женщина, не вызывавшая особого интереса ни у одного из лейтенантов. Дама, видимо, пытаясь обратить на себя внимание, поспешила всем представиться:
-Меня зовут Софья Ильинская, я из России, - А-а-а, это там, где водка, медведи и балалайки?.. - А вас как величать, господа?
-Нас - Ричард Каррингтон и Фриц Вергахенхайт.
-Я Мария, как и Софья, из России
, - заулыбалось одно из ричардовских созданий.
-А я Евгения, и я тоже из России! - Черт.
-Я Людмила, - сообщила рыжеволосая. - И я из Петербурга, - Э-э-э...
-Меня зовут Наталья и я тоже из России, правда, из Москвы.
У Фрица на лице отобразились все муки недопонимания.
-Ну, вот и познакомились. Теперь, может, выпьем? - тотчас объявился официант с бутылкой вина.
-Теперь этого будет мало. Неси еще пару, - скомандовал ему Рик. Официант собрался удалиться, как был немедленно задержан:
-Стоять, - он послушно замер. - Ящик, говорю, тащи, ящик вина и ящик шнапса. Поставь вон там, - Фриц махнул рукой на место подле их столика.
-Но в ящик умещается шестнадцать бутылок, - попытался образумить его официант. - Не слишком ли мно...
-Тебе какая разница? - был прерван неблагоразумный работник ресторана. - Неси, и дело с концом.
Официант удалился, а Фриц взялся за созерцание Людмилы и Натальи.
-Простите, - первой заговорила Наталья. - А откуда вы знакомы с тем господином? - она указала рукой на Ленца, которого как-раз отчитывал метрдотель.
-Сказать по правде, Натал... Наталия...
-Наталья, - поправила его дама.
-Што? - нахмурился Вергахенхайт.
-Можете называть меня Натали, - смилостивилась та.
-Ладно. Так вот, Натали, сказать по правде, тот тип - порядочный гад. Из-за него от казни едва не сбежала опасная шпионка.
-Ничего себе, - захлопала глазами Людмила. - И что же, почему он тогда на свободе, этот тип?
А у Фрица в этот час совершенно не ладилось с именами.
-Он, дорогая Луд... Лью... Черт.
-Люси.
-Вот! Другое дело. Он, Люси, доставил мне и моему другу немало неприятностей. Но по старой дружбе - а ведь он раньше был моим другом - мы избавили его от наказания. А поэтому сейчас он расплачивается за свои прошлые грехи. Но, думаю, никогда не расплатится.
-А вы его правда хотели убить? - вопросила Наташа.
-Хотел, и все еще хочу, - согласился Фриц. - Но, раз появился шанс пошатнуть его состояние, я это сделаю. Это интересней, чем убивать.
-Расскажите нам, что между вами произошло. Никогда не видела людей, желающих смерти друг другу.
Так, за такими мирными беседами о способах убийства несчастного герра Ленца, пролетело время. К тому моменту, как Фриц уже описывал, как они все вместе геройски сбежали из психбольницы, появились официанты с ящиками алкоголя. Бутылки звякнули об пол.
-А у герра Ленца есть такие деньги? - несколько засомневался мнущийся неподалеку метрдотель.
-Есть. А если нет, он отработает. Правда, дорогой друг? - Генрих всхлипнул и кивнул.
В общем, пока дамы распивали вино, Фриц активно принялся глушить шнапс, чтобы окончательно потерять над собой контроль. Он уже достаточно погулял сегодня в трезвом виде, а потому уже можно с чистой совестью надраться.
-Знайте ш-што, - заговорщицки вопросил Вергахенхайт у "своих" дам, когда уже достаточно наклюкался. - А ш-што вы думыйте по повду во-он той люстры? - Фриц указал на огромный подсвечник, висящий под потолком.
-Красивэ, - пожала плечами Наталья. Она была плохой ученицей Фрицевской глупости. Зато хорошо понимала его с полуслова Люси, что Вергахенхайта крайне радовало:
-Наташка, глупысти говрышь, - заявила Людмила. - Фрыц хочыт эту люстру сыломать, пнимаешь?
-Да-а-а, - закивал Вергахенхайт, обнимая Люсю за плечо. - Вот мылыдец же, мылыдец! Сыразу поняла.
-Ага-а, - также кивнула Люси.
-Зычем ломать люстру? - моргнула Наташа.
-Она тупая, Фрыц, не сылушай ее ваще, - Люся отпихнула лицо своей подруги в сторону. - Дывай ломать люстру. Ток-ка как?
-Я знаю, как, - самодовольно ухмыльнулся Фриц. - Над-да пыпасть из пыстлета в пытылок. И она упыдет.
-Точнэ! - заулыбалась Люся.
Генрих, топчущийся у соседнего столика, мгновенно подскочил к Фрицу и принялся судорожно трясти того за плечо.
-Фриц, не надо, пожалуйста, не надо, умоляю!
-Ды успыкос-ся...
-Фрыц, - вставила слово Люся. - А пчиму этот гад с тыбой на ты?
-Да, кстати? - Фриц уничтожающе посмотрел на "провинившегося" Ленца. - Ты пчиму сы мной на ты?
-П-простите, - опешил Генрих. - Н-но...
-В-о-от, - Фриц снисходительно похлопал Генриха по плечу. - Тыперь говри, ш-што хытел?
-Фриц, не делай..., - Ленц запнулся. - То есть, не делайте этого, пожалуйста. Я в жизни не расплачусь за эту люстру. А если еще и люди пострадают...
Вергахенхайт беспечно фыркнул.
-Рычард-т, - он повернулся к товарищу. - Слуш, опрокинем люстру, или нет? Учти - эт единственный шанс бесплатыно, - он поднял вверх указательный палец, - разгромить рыстран в нашей жыс-сни.
Ленц умоляюще уставился на Каррингтона, гадая, спасет тот ситуацию, или нет.

0

29

В то время, когда Фриц что-то вещал в сторону официанта, его товарищ, абстрагировавшийся от окружающей среды, внимательно рассматривал новоприобретенных им спутниц. Мария оправдывала цвет своей шевелюры - то есть, тупила, сидя неподвижно и с подлинным увлечением созерцая что-то на стене.
Евгения же оказалась более активной и общительной, а потому, ткнув в бок задумчивого Ричарда, принялась нести тот бред, что обычно выдают женщины, которым попросту нечего сказать.
-А где вы живете?
-Дома.
-М-м-м, ясно, - сообщила дама, почему-то с подлинным недоумением на лице заглядывая в бокал. Наверно, думала, что там водка. - А я на Конной улице. Это совсем рядом с Невским проспектом.
-Понятно, - англичанин залпом опустошил свой бокал и, воспользовавшись озадаченной паузой в разговоре, стал наливать себе следующий. Пока он сосредоточенно наблюдал за струей вина, плавно перемещающейся из бутылки в фужер, очнулась Мария. Женщина, судя по ее воодушевленному и взволнованному лицу, явно сделала какое-то открытие, а потому спешила поделиться с ним кавалером и подругой. Слишком активно спешила.
-Ой! Простите, ради Бога! - замельтешила она (да, сидя на стуле тоже можно активно волноваться), с подлинным ужасом в глазах наблюдая за процессом впитывания вина в чужую рубашку. - Я не хотела!
-Да ничего, - Убить тебя мало, зараза! - Каррингтон достал из кармана камзола платок и стал промокать им пострадавшую ткань, в слабой надежде на то, что она впоследствии отстирается. - Надо переодеться. Мэри, поможете мне? - девушка, не заподозрив даже столь очевидного подвоха, заулыбалась и активно закивала.
-Ну конечно, помогу! - Софья, в это время пьющая вино, не сдержалась и прыснула от смеха. Мария мысленно сослалась на зависть. - Только надо быстрее, а то скоро выпивку принесут.
-Это уж как получится, - ухмыльнулся "коварный соблазнитель", подавая даме руку и помогая ей выбраться из-за стола - с размерами ее юбки сделать это самостоятельно было действительно проблематично. - Пойдемте в винный погреб, - и они туда, собственно, направились. К счастью, место для переодевания было открыто и пока никем не занято.
Когда тандем, уже немного потрепанный, но довольно бодрый, как и прежде, вернулся к столу, за последним уже произошли значительные изменения - все восседающие за ним товарищи уже обладали значительными запасами алкоголя. Рик мгновенно возрадовался удачной перспективе нажраться в доску и, вытащив из ящика две бутылки шнапса, принялся активно его глушить, лишь изредка позволяя своим спутницам разделить с ним его восторг. Да, чувство собственности у него было развито отлично.
И вот, когда женщины лишь слегка окосели, а их кавалер был едва ли в состоянии связать два слова, к их столику неожиданно подлетел ошалевший Генрих. Конечно, лейтенант еще в процессе активного процесса собственного одупления заметил какие-то волнения в "лагере" Фрица, но он не придал им значения. И теперь вынужден был платить за это своей же неосведомленностью.
-Фриц, не делай... То есть, не делайте этого, пожалуйста. Я в жизни не расплачусь за эту люстру. А если еще и люди пострадают...
Вергахенхайт отмахнулся от Генриха, как от назойливой мухи, и продолжил вещать свои грандиозные планы, правда, уже в другом направлении.
-Рычард-т, - он повернулся к Каррингтону, затуманенный и абсолютно пьяный взгляд которого как бы говорил: я ничего не понимаю, но я согласен. - Слуш, опрокинем люстру, или нет? Учти - эт единственный шанс бесплатыно разгромить рыстран в нашей жыс-сни.
-Н-н-ндэ? - изрек англичанин, с коварным прищуром косясь то на люстру, то на побелевшего от страха Генриха. Евгения же была несколько более решительной (хотя и выпила на порядок меньше своего сомневающегося кавалера), и торжествующе заорала:
-Да-а-а! К чертям эту люст... - Ричард, продолжая созерцать источник света, не глядя на энтузиастку заткнул ее рот рукой. Та не стала сопротивляться и покорно заткнулась.
-Ну дывай, ш-што, мы, собсна, тряем..., - Ленц, не особо задумываясь о том, как это выглядит со стороны, упал на колени и возвел руки к вершащему свою судьбу лейтенанту.
-Прошу, пожалуйста, не делайте этого. Я готов заплатить за что угодно, только не за люстру...
-Фрыц, стрэляй, - прервал его "каратель". - А ты, - он снисходительно посмотрел на едва не плачущего от отчаяния Генриха. - В слэдующий раз думай, шты былтайшь..., - в этот момент никто и подумать не мог, что следующего раза не будет.
Вергахенхайт, наконец, прицелился, и нажал на курок. Наталья, что сидела в том направлении, куда был направлен пистолет, стала активно прочищать пальцем заложенное ухо.
Внутри ресторана все, конечно же, зашевелилось - где-то совсем поблизости раздался женский визг, ему вторил мужской оклик какого-то неизвестного товарищам Арнольда, который должен был захватить с соседнего стола не начатый шнапс, метрдотель принялся носиться туда-сюда, стремясь успокоить запаниковавших посетителей, многие официанты позаползали под столы и теперь там отсиживались. Люстра же, испокон веков взиравшая на все бесчинства, что творились в стенах "Эллодии", получила прекрасную возможность пронаблюдать за ними снизу. Гигантское по размерам, и, соответственно, весу, сооружение угрожающе закачалось, при этом пронзительно треща. Лепнина потолка оказалась настолько сильно повреждена, что теперь потолок оказался не в состоянии удерживать свою тяжкую ношу, и, собственно, осыпался, а ослабевший трос отцепился от креплений. В это же мгновение обезумевший от ужаса перспективы банкротства Ленц кинулся к выходу. Люстра, пронзительно звенящая своими многочисленными хрустальными украшениями, достигла пола именно тогда, когда под ней оказался несостоявшийся беглец. Люди, прежде исступленно стремившиеся на улицу, теперь в оцепенении замерли на месте, наблюдая за процессом разрушения люстры. Та же не спешила радовать своих зрителей чем-то эпичным, а просто безмолвно замерла на своей новой позиции, с явным восторгом, что отражался в ее многочисленных хрустальных висюльках, придавила тело Генриха. Многие свечи на ней погасли, и теперь в помещении воцарился зловещий полумрак.
Ричард, как ни странно, отреагировал мгновенно. Протрезвев от ужаса увиденного, он отпихнул с дороги стул Евгении и понесся к месту происшествия. Софья, и вовсе никак не пострадавшая от воздействия алкоголя, поспешила за ним. Еще на почтительном расстоянии от люстры они имели счастье созерцать обширную лужу крови, что теперь, освободившись от пут тела, радостно захватывала новые территории на полу. Мария, также оказавшаяся неподалеку, тихо вздохнула и упала в обморок.
-Матерь Божья, - Ильинская перекрестилась. - Умер...
-И без тебя вижу, - фыркнул Каррингтон, приблизившийся к месту, где кара настигла Ленца, и теперь разгребавший груду попадавшего на него хрусталя. Тот к слову, тоже был окрашен кровью, а потому, дабы не испачкаться, "криминалист" занимался своей новой работой с платком в руках. Вскоре тело Генриха было освобождено из-под завалов, и взору товарищей предстал практически до неузнаваемости обезображенный такой страшной смертью мужчина. Рик, хоть и не был особо верующим человеком, также перекрестился.
-Что там? - вопросил внезапно объявившийся рядом метрдотель. - О, Господи! - заорал он, наконец, войдя в курс дела посредством прямого созерцания убитого. - Теперь нам придется закрываться! Какой кошмар!
-Зовите врача для засвидетельствования смерти, - вздохнул англичанин, поднимаясь с корточек и перешагивая через лужу крови. - И уведите людей, а то будут сейчас визжать, как резаные.
-Да, конечно, - засуетился служащий ресторана. - Нет, ну это ж надо. И именно у нас, почему не в соседней "Андромеде"... - приговаривал он, отправляясь вытаскивать официантов из-под столов.
Ричард, почти окончательно протрезвевший, тем временем в печальной задумчивости вернулся за стол. Евгения, активно махавшая на упавшую в обморок Марию двумя веерами, поспешила выведать у кавалера подробности.
-Ну что? Он погиб, да?
-Вы невероятно догадливы, - раздраженно сообщил "криминалист". - Теперь у нас будут и свадьба, и похороны.
-Это же хорошо, - ничуть не смутившись бестактности сказанного, тараторила дама. - Можно будет отпраздновать разом,  - Каррингтон предпочел промолчать.
Тем временем метрдотель кое-как извлек своих подчиненных из их укрытий и, отчитав их за трусость, поручил как всегда невозмутимому "оленю" идти за доктором. Все остальные посетители ресторана спешно покидали помещение. Женщины, правда, по пути любопытствовали у служащих заведения, много ли крови на полу, говорили, что хотят посмотреть, и, когда им предлагали поглазеть на труп, спешно добавляли, что они боятся. Воистину, женская логика непобедима.
Вскоре "Эллодия" окончательно опустела - за своим столом остались только непосредственные виновники крушения люстры (в смерти Ленца виновен только он сам - это сугубо личное мнение автора), пятеро их спутниц, и, собственно, персонал. Врач прибыл почти мгновенно, и, осмотрев уже успевшее остыть тело Генриха, гордо сообщил, что он умер. Капитан Очевидность и здесь наследил.
Родственники Ленца радушно пригласили всех присутствующих на похороны. Срок был назначен через три дня, ибо по католическому обряду можно хоронить усопшего в любой срок после его смерти. Также они добавили, что место и точное время похорон сообщат позже. Роза, кстати, тоже была среди родственников, хотя она так и не стала женой умершего.
Вскоре всю компанию отпустили. Фрица, однако, ненадолго задержал какой-то старикан, представившийся отцом покойного и одновременно его похоронным распорядителем, и попросил стать почетным гостем на похоронах. Угу, теперь еще крышку его гроба таскать, - скептически подумал стоящий рядом Рик.
Наконец, они вырвались из пут опечаленных родственников и, попрощавшись с дамами, направились домой.

0

30

-Да-а-а! - дама, радостно прокричавшая это, была одарена снисходительным взглядом. - К чертям эту люст...
-Ну дывай, ш-што, мы, собсна, тряем...
-Мылдец, Рык, я всегда знал, ш-што ты..., - тут Фриц задумался, - што ты мылдец.
Генрих моментально переместился в положение стоя на коленях. Фриц же, то ли для большего впечатления от своего величия, то ли для становления в готовность номер один, поднялся со стула, опираясь о плечо Наташи, которая, по его мнению, и годилась то только для опоры.
-Прошу, пожалуйста, не делайте этого, - заныл Ленц, ползая по полу. - Я готов заплатить за что угодно, только не за люстру...
-Ишь, кыкой прывреда, а, - фыркнул Вергахенхайт. - Ну шыто? - он вопросительно посмотрел на Рика.
-Фрыц, стрэляй.
-Мхыхы, - зловеще так. Люся в полном восторге спихнула Наташу со стула и пересела на освободившееся место, так как оттуда было лучше видно происходящее.
Фриц целился долго и упорно, отпихивая правой ногой ползающего внизу Генриха.
-Уйды, бедлага, ты ыспачкыш мне сыпог своими соплями.
-Фриц, ну не надо! Мы же с тобой друзья?
-Друзья, - Ленц воссиял.
-Значит, ты не будешь стрелять?
-Буду, - Капитан Очевидность спешил к ним со всех ног, но еще не дошел. - Вот если б мня пыпрысил не стрылять Рык, - Вергахенхайт указал пальцем на товарища, - то я б нэ стал. А ты... Пф..., - Фриц снова похлопал Ленца по плечу. - Ты так, мелкыя зыраза. И прыдатель
Дальнейшие сопли и мольбы Генриха были пропущены мимо ушей, так как Вергахенхайт был занят прицеливанием. В этот раз ему повезло больше, чем в случае с бутылками на дне рождения у Астрид, то ли оттого, что Фриц здесь был гораздо более заинтересован в достижении успеха, то ли оттого, что он сейчас меньше выпил (что маловероятно), то ли просто из закона подлости. Прицелиться удалось довольно быстро (для пьяного то туловища), а потому пуля благополучно попала в лепнину прямо в том месте, где люстра крепилась к потолку. Наташа, по-прежнему валяющаяся на полу, скинутая Люсей, оказалась в непосредственной близости от пистолета, а потому пострадала больше всех (кроме Ленца, ломанувшегося к выходу, конечно), получив звуковой волной в свой слуховой проход, который, возможно, вел к мозгу.
Фриц, созерцая бегущего к месту, где вскоре должна была свершиться трагедия, Генриха, даже от удивления перестал качаться и застыл. Все последующие мгновения, пока люстра и Ленц приближались друг к другу, Вергахенхайт вновь менял цветовую гамму, остановился на белой и, в довершение всего, выронил пистолет. Каррингтон, мгновенно протрезвевший, мгновенно поспешил к тому месту, где туловище Генриха и люстра встретились, за Риком следом увязалась и Ильинская, что и сообщила "радостную" новость, донесшуюся до слуха ошалевшего Вергахенхайта:
-Матерь Божья. Умер...
Фриц издал какой-то сдавленный звук, сделал шаг назад и сел в то место, где предположительно мог находиться стул. Но он там, к сожалению, не оказался, а потому Фриц, отключенный от реальности и адекватного восприятия ее, опустился на пол, оперевшись одной рукой на изумленно уставившуюся на люстру Наташу, а второй на ящик шнапса. Подоспевший капитан Очевидность подсказывал, что делать, но Фриц не понял намека.
Мимо косвенного (косвенного?!) виновника произошедшего, восседающего на полу, пронесся метрдотель, официанты, многочисленные посетители ресторана, затем все замельтешили в обратную сторону и в другой последовательности - какие-то люди, официанты, метрдотель. Фриц упрямо созерцал ножку стола, стоящего напротив, не реагируя на мельтешения вокруг себя. До тех пор, пока под его рукой не зашевелилась отошедшая от шока Наташа. Фриц вздохнул, поднялся и, шатаясь, поспешил к месту трагедии, чтобы узреть жертву сегодняшней пьянки. Жертва выглядела ужасающе - тяжелыми подвесами бедолаге проломило голову, а гнутым металлическим кронштейном пробило корпус в районе позвоночника. Впечатлительный Фриц на шатающихся ногах дошел до ближайшей стены и дислоцировался там, приложив кулак к носу. Именно тогда к нему подоспел Август Ленц, отец Генриха, он сообщил, что похороны состоятся через три дня, и что Фриц, как единственный из тех друзей Ленца, что известны его родным, будет почетным гостем. Вергахенхайт хмуро кивал и за весь монолог старикана не вставил ни реплики.
В это же время к Фрицу подскочил метрдотель, он вежливо улыбнулся и восторженно протянул счет. Вергахенхайт нехотя заглянул в бумажку, после чего отскочил в сторону и снова уткнулся в кулак. Отец Генриха сочувственно покосился на разнервничавшегося Фрица и сообщил, что за все заплатит. Метрдотель мгновенно принялся восхвалять чету Ленцев, сообщая, что ему крайне приятно познакомиться ближе с такими щедрыми людьми, хоть и при таких ужасных обстоятельствах, и как он соболезнует произошедшему.
Прежде, чем Рик и Фриц удалились, Вергахенхайт захватил с собой ящик шнапса (он ведь все равно оплачен - чего зря добру пропадать?). И вот, оба мрачные, вооруженные оставшимися девятью бутылками, они вернулись домой в пять часов вечера.
На пороге их встретил Кристиан. Он почему-то шепотом заговорил:
-Наконец-то вернулись, - он принял из рук Фрица ящик. - Нагулялись?
-Да уж, еще как! - злобно бросил Вергахенхайт.
-Тише, - шикнул на него Берг. - А то Адальберта появится.
-А-а, - понимающе буркнул Фриц. - Тогда и правда, нужно тише.
Но было уже поздно - либо кто-то из слуг мгновенно доложил вездесущей мамаше, либо она следила за перемещениями Кристиана, но фрау Вергахенхайт объявилась моментально.
-О, дорогие мои, - она поочередно стряхнула невидимую пыль с плеч Фрица и, внимание (!), Ричарда и вопросительно уставилась на ящик с бутылками шнапса в руках Криса. - А это что?
-А это..., - смущенно начал Берг.
-Это ты, Кристиан, принес? Какой кошмар - сначала гуляешь где попало, оставив свою жену одну горевать у окна, - Фриц озадаченно моргнул, стараясь представить себе тоскливо вздыхающую у окошка Николь, - а потом приносишь целый ящик гадкого спиртного, чтобы споить моего дорого сыночка и его милейшего друга, - Фриц был в полном замешательстве, но, несмотря на пережитый стресс и быстроту происходящего, желание огородиться от общества оказалось сильнее:
-Кристиан поступил неправильно. Он совсем не бережет твоего здоровья, а ведь ты так заботишься обо всех нас. Но я исправлю его ошибку и заберу эти ужасные бутылки, - Фриц гордо перенял из рук Берга шнапс.
-Да, правильно, сынок, - Адальберта была наивна, как ребенок. - А ты, оболтус, сейчас же объяснишь мне..., - пока фрау Вергахенхайт шпыняла несчастного Криса, Вергахенхайт с ящиком удалился в соседний кабинет, знаком позвав Ричарда следом за собой.
Там, к счастью, оказалось пусто, а потому Фриц спокойно водрузил ящик со шнапсом на стол, открыл себе и Ричарду по бутылке, хлебнул из горла и, усевшись на стул, тоскливо вопросил:
-Рик, как ты думаешь, это я его убил, или это был несчастный случай?

0


Вы здесь » Два балбеса и их тяжёлая жисть х) » Похождения балбесов » «Случилось страшное и непоправимое – я женюсь» (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC